"Февраль. Достать чернил и плакать..."

Татьяна Владыкина 
0
05.02.2005 143
Год назад произошел теракт на станции метро "Автозаводская"
Наталья Лебедева, Татьяна Владыкина
Дата публикации 4 февраля 2005 г.

В воскресенье, 6 февраля, исполняется ровно год после того, как на перегоне станций московского метро "Павелецкая" - "Автозаводская" случился страшный взрыв, унесший жизни 39 человек, 134 человека получили ранения и травмы различной степени тяжести.

За мужество и высокий профессионализм машинист поезда Владимир Горелов награжден орденом Мужества. Как общество помнит об этом? В какой социльной и профессиональной психотерапии оно нуждается? Какую душевную помощь оказывало друг другу в тот день и целый год после? В какой помощи нуждаются те, кто пережил теракт и просто испугался его? Об этом наш разговор с психиатром "горячей линии" Татьяной Кошелевой и анализ общественной реакции в Интернете.

Живущие в Сети

6 февраля 2004 года Сеть захлебывалась от сообщений: "Мы не знаем друг друга, мы знакомы виртуально, но, пожалуйста, ответьте, вы живы?" На всевозможных форумах и чатах обсуждалось одно: живы ли? Некто под ником (именем) White Star: "Спасибо, что открыли эту тему. Я тоже очень волнуюсь за остальных. Москвичи, отзовитесь!!!" (Здесь и далее сохранена авторская орфография. - "РГ"). Очевидцев среди участников нет, но у многих в этом поезде оказались знакомые: "Просто жуть! А у подруги моей мамы сын там погиб". Некий Stanum "вывесил" на форум разговор с другом, который "ехал в этом поезде и чудом уцелел". Участница под ником Александра Пашкова в 16.49 сообщила: "Я еще такую же везучую девушку встретила сегодня, она у нас работает: как приехала на работу не помнит, лицо в копоти, руки - тоже, глаза бешено вращаются, она тоже через человеческие останки проходила, домой идти не может, боится ехать в метро. Мы ее на машине отправили, но что-то я очень сомневаюсь, что ей будет легко оправиться после такого кошмара".

Тут же обсуждается вопрос: "Что делать? Как жить?" Пользователь Lunnaya спрашивает: "Как вы думаете, как стоит нам всем поступить? Отказаться от поездок в метро и походов в торговые центры и кинотеатры, передвигаться на наземном транспорте и по возможности вообще никуда не ездить из-за опасности теракта?"

Встречаются и непробиваемые циники, как ICEberg: "Ну и что тут особо ужасного? У нас каждый день - взрывы и стрельба". Ему отвечают незамедлительно: "Это не значит, что так должен жить весь мир. Когда взорвали здания-близнецы в Америке, мамина подруга там погибла. У ее мамы от этого началось помешательство: память просто заблокировала смерть дочери, она - в том времени, когда дочь жива. Она не пришла в себя до сих пор. Ты что, считаешь, что это нормально? Знаешь, этот пофигизм или цинизм просто противен. Это - как стоять над мертвым телом и рассуждать о том, что "ну и что тут особо ужасного, у нас-то вон тоже стреляют. Ужасного тут то, что кто-то там приходит и разрушает жизнь людей, ни за что убивает детей, взрослых. Если ты в этом не видишь ничего ужасного, то мне тебя очень сильно жаль. Ты неспособен на элементарное сочувствие" (Elanor).

В тот же день всю Сеть (а потом и все газеты) обошла запись dj_shoo: "Наверное, я счастливый человек. Сегодня я ехал в том самом поезде, второй вагон которого был взорван. Друзья мои, это было откровенно страшно, и, наверное, я еще и человек с сильной волей, если сумел не поддаться панике".

Реальность

Сегодня на станции метро "Автозаводская" нет и намека на то, что произошло здесь год назад. В огромном вестибюле станции привычно толпятся люди. Запихиваются в вагоны. Уткнувшись в роман Марининой, едут по своим делам.

Как-то после очередного теракта диакон отец Кураев сказал в интервью, что есть элементарные вещи, зависящие и от мэрии. Если бы было распоряжение, говорил отец Андрей, что поезда, проходя место в тоннеле, где был взрыв, давали гудок, это значило бы очень много. На "Автозаводскую" мы приехали специально, почему-то надеясь на то, что обнаружим здесь хоть какое-то напоминание о случившемся.

Перегон "Павелецкая" - "Автозаводская". Мы прижимаемся к дверям, всматриваясь в темноту туннеля. Год назад где-то здесь в 8.45 остановились развороченные вагоны. Год назад здесь навсегда остановились десятки сердец. Год назад по этим рельсам, спотыкаясь, брели уцелевшие.

Мы всматриваемся в лица пассажиров нашего вагона. Симпатичная девушка, нахмурившись, сосредоточенно о чем-то думает. Пожилой мужчина в клетчатом шарфе спит. Наш поезд останавливается в перегоне. Стоит несколько минут. Пассажиры спокойны и молчаливы. Думает ли кто-то из них о том, что здесь было год назад... Помнит ли?

В Центр имени Сербского, в отдел неотложной психиатрической и психологической помощи в чрезвычайных ситуациях, а именно к специалистам "горячей линии", мы и отправились, чтобы поговорить с теми, кто "помнит", пусть даже по долгу службы. Татьяна Кошелева, врач-психиатр, считает, что общество, к сожалению, все очень быстро забывает.

- Вот, скажем, был взрыв на "Рижской", потом упали два самолета, а потом случился Беслан. И все. "Рижская" и самолеты вообще растворились и в СМИ, и в воспоминаниях людей. То же самое с Бесланом. Когда оттуда первая партия пациентов приехала: несли и подарки, деньги, счета им открывали. Сейчас у нас пятая партия и практически - никакой помощи. Помнят либо школьники, либо студенты. Это самая сердобольная группа граждан. У остальных людей полно своих забот. Понятно, что у всех сложная, тяжелая жизнь. Посочувствовать мы все можем, но, когда человек приходит домой и думает о своих проблемах, чужое горе отступает. А дети и студенты более сердобольны, более памятливы, потому что они не загружены какими-то социальными процессами.

"Горячая линия"

Во время чрезвычайной ситуации (ЧС) на телефон "горячей линии" поступает до пятисот звонков. Это единственная круглосуточная линия в Москве по чрезвычайным ситуациям.

Татьяна показывает нам обычные толстые тетрадки в клеточку, где разными почерками (на телефоне обычно один, в лучшем случае - два доктора) записаны звонки абонентов.

6 февраля 2004-го в тетради зарегистрировано 87 записей.

- Всех не успевали записывать, - поясняет Татьяна, - я думаю, что позвонило где-то около 150-200 человек. Чем громче и массивнее теракт, тем больше обращений. Интересно, - продолжает она, - что, когда происходит какая-то чрезвычайная ситуация, обостряются и остальные люди. Вот женщина, живущая недалеко от места взрыва, сообщает, что "находится в подавленном состоянии, у нее сниженный фон настроения, ни с кем не хочет общаться". Или вот запись: "Женщина плачет, сообщает, что ей жалко погибших людей".

Татьяна показывает нам целый ряд цифр, с 18-го по 39-й звонок.

- Это родственники, - говорит она. - Все переживают за не вернувшихся вовремя домой родственников. А вот с 40-го по 54-й - это звонки родственников пострадавших в теракте, спрашивают, каким образом могут им помочь.

- В день самого теракта,- говорит Татьяна, - пострадавшие к нам не обращаются. Мы выезжаем на место и оказываем помощь людям на месте ЧС. Пострадавшим требуется три-четыре дня, чтобы немного оправиться от первого шока и осознать, что им нужна помощь. Спустя какое-то время они уже начинают понимать, что их что-то мучает, у кого-то возникает чувство тревоги, паника, депрессия. Вот запись от 8 февраля, позвонила девушка 25 лет: "Пережила взрыв в метро, находится в состоянии шока, плачет, мечется по комнате, нарушен сон. Записана на консультацию".

Люди звонят на "горячую линию" с тем, что врачи называют посттравматическим стрессовым расстройством. Чаще всего, по словам Татьяны, оно выражается подавленным настроением, ощущением тревоги, нарушением сна (если сон есть, то бывают какие-то кошмарные сновидения), повышенной раздражительностью. Возникают страхи, непосредственно связанные с терактом.

- У некоторых людей, - объясняет доктор Кошелева, - развивается боязнь ездить в метро. А, например, у заложников из Беслана появилась боязнь людей в камуфляжной форме. Многие детишки, когда взрывались новогодние петарды, вскакивали и прятались под стол. По телефону эти проблемы не решить, поэтому пациентов, которые пострадали в ходе какой-либо чрезвычайной ситуации (теракт, захват заложников), мы приглашаем на бесплатную психотерапевтическую помощь.

Очень часто сюда звонят друзья и родственники пострадавших. Обычно спрашивают, как общаться, что делать, как правильно подстроиться.

- Чаще всего обращаются женщины и дети, - говорит Татьяна. - Мужчины, наверное, в силу своего мужского характера не признаются, что у них есть проблемы, и тянут до последнего. Студенты ведут себя так же: стараются уйти от проблемы, загнать ее глубоко, но в конечном итоге все равно попадают в поле нашего зрения. Иногда это происходит через месяц, иногда через год. Естественно, воспоминания не сотрешь, но проходит время, к тому же все равно надо ездить в метро, в Москве без этого - никак. Нельзя сказать, - делится она своими наблюдениями, - что после пережитого люди становятся добрее. Скорее из них вылезает наружу все то, что они тщательно пытались скрывать. Если у человека изначально в характере была заложена какая-то напряженность, злобивость, то после чрезвычайной ситуации она будет проявляться ярче. Если до этого момента люди могли как-то это гасить, говорить себе, что вот сейчас я сдержусь, вот этого не сделаю, то после теракта им намного сложнее сдерживать себя. Если же в человеке заложена доброта, смирение, то такие люди, наоборот, становятся добрее и мягче.
Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Татьяна Владыкина
Церковь спасут белые платочки
Андрей Кончаловский обосновал передачу РПЦ Исаакиевского собора
16.01.2017
Соло для часов с боем
Как ярославский бизнесмен и коллекционер возродил российскую деревню
13.04.2016
Бухгалтерия таинства
Церквям изменили форму финотчетности
18.04.2007
Алло, батюшка
Проповедь по телефону за отдельную плату
09.02.2007
Все статьи Татьяна Владыкина
Последние комментарии
Поправляя Дугина
Новый комментарий от Лев
28.01.2022 06:06
«Юридическая мина»
Новый комментарий от Андрей Х.
28.01.2022 06:03
Подробнее об «омикроне» и пандемии коронавируса
Новый комментарий от Владимир (пенсионер)
28.01.2022 04:42
Время пришло!
Новый комментарий от Георгий
28.01.2022 04:08
Хотят ли русские войны?
Новый комментарий от Кирилл Д.
28.01.2022 00:42
Идеи Маркса и большая кровь в России
Новый комментарий от Vladislav
27.01.2022 21:41
О «Заговоре Тухачевского» по мнению В.И.Алксниса
Новый комментарий от р.Б.Алексий
27.01.2022 20:19