itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

День Победы

Рассказ из новой книги «Рука Дамаскина»

Великая Отечественная война (1941-1945) 
0
508
Время на чтение 8 минут
Фото: Обложка книги

В День Победы отец Пимен отслужил панихиду по павшим воинам. Когда храм почти опустел, вошел молодой мужчина и попросил отца Пимена помянуть за упокой своего деда. Он протянул листок бумаги с именем «воин Андрей». Отец Пимен взял записку и пообещал обязательно помолиться за его родственника.

Мужчина поставил свечу на панихидный столик и стал молиться. Отец же Пимен вышел из храма и сел на лавочку полюбоваться теплым и ясным майским днем. Выйдя из храма, мужчина приметил батюшку и, спросив разрешения, сел рядом. Ему, видимо, очень хотелось с кем-то поделиться воспоминаниями о своем деде. В батюшке Пимене он нашел внимательного слушателя.

Мужчина откинулся на спинку лавочки, прикрыл глаза и рассказал.

В детстве я очень любил своего деда, но мне всегда было за него обидно в День Победы. Весь город празднует, люди на улицах и площадях. Парад. Ветераны идут по улицам, их приветствуют, обнимают, целуют. У всех - ордена и медали, а у некоторых их столько, что нет на груди свободного места. Мы, мальчишки, внимательно рассматриваем награды, каких только не увидишь, всех названий и не упомнишь.

Мальчишки между собой хвалятся своими отцами и дедами, считают и сравнивают, сколько у кого каких медалей и орденов.

А я помалкивал. У деда была только одна медаль: грязно-желтого цвета с колодкой, обтянутой потертой оливковой лентой. В общем, совсем некрасивая по сравнению с теми, что были у других ветеранов. Словно дед ее где-то на помойке нашел. Поэтому когда он шел праздновать День Победы и надевал свою медаль, я старался куда-нибудь убежать к друзьям, чтобы он меня с собой не взял. А то у него была такая привычка: в этот день ходить на парад, на встречи ветеранов, на их посиделки в скверах и парке. Ну а чего с ним было ходить? Сам-то он никогда ничего о войне не рассказывал, только слушал.

Я к нему много раз приставал, чтобы он рассказал, как воевал. А он все отнекивался. Говорил лишь, что на войне провел только одну неделю, а потом его ранило, и он попал в госпиталь, а после лечения его от службы освободили. Я сколько его помнил, он ходил, не сгибая ногу в колене, переставляя ее прямой.

Я просил его хоть рассказать, как он эту неделю воевал, а он отвечал, что ничего интересного за эту неделю не случилось. Фашисты стреляли в него, а он стрелял в ответ, и больше ничего другого не происходило.

Но вот однажды у нас в квартире зазвонил телефон. Мама позвала деда, его спрашивал фронтовой друг. Дед взял трубку, обрадовался и стал приглашать друга в гости. Но тот оказался в нашем городе проездом и у него всего пара часов свободного времени, поэтому он просил деда приехать встретиться на вокзал.

Дед положил трубку и стал собираться. Мама принялась его отговаривать. Ведь у него обострился радикулит, ему надо лежать. Да куда там. Он не хотел и слушать о том, чтобы остаться дома и не увидеть однополчанина. Мама попросила меня сопроводить деда, а то его где-нибудь прихватит и он самостоятельно шагу ступить не сможет.

Я поймал такси, дед доковылял до него и сел с превеликим трудом. Я еле запихнул его на заднее сиденье, на котором он кое-как застыл в полулежащем положении. Доехали нормально. Однако вытащил я деда только с помощью таксиста, сам бы не смог.

У входа в вокзал деда уже ждал друг. Подтянутый старик, жилистый, волосы седые, но ежик густой. Он стиснул моего толстого деда в объятьях так крепко, что тот застонал от боли в пояснице. Узнав о радикулите, старик подхватил деда под локоть и довел до буфета. Здесь они заказали бутерброды и водочку. Дед дал мне денег на мороженое, и я отправился за ним к лоточнице на привокзальной площади. Съел в сквере две порции и пошел в буфет. Думал забрать деда, но беседа старых друзей была в самом разгаре. Раскрасневшиеся от выпивки, они предавались фронтовым воспоминаниям. Получив еще денег на мороженое, я отбыл в сквер.

А что? Пусть себе беседуют, а я поем мороженое вдоволь. В тот день я его так объелся, что мне чуть не стало плохо. И наверняка стало бы, если однополчанину деда не надо было бы отправляться в дорогу. Он едва не прослушал объявление о прибытии поезда. Схватил чемодан и побежал в припрыжку, дед было хотел поспешить за ним, но, рванувшись, окаменел: дал о себе знать радикулит. Друг же его, пробежав немного, бросил чемодан и схватился за сердце. Я подхватил чемодан и помог ему сесть на поезд, который уже отходил от платформы. Старик на прощанье крикнул мне:

- Береги дедушку, он у тебя - герой!

Вернувшись в буфет, деда я еле разогнул. Кое-как я с ним доковылял до остановки такси и опять с трудом всунул в машину. Таксист посадил на переднее сиденье молодую попутчицу, и мне пришлось примоститься рядом с полулежащим дедом.

Пока таксист весело беседовал с девушкой. Дед разоткровенничался со мной. От выпитой водки его немного развезло. Он рассказал, иногда тяжело вздыхая и прерываясь:

- Вот, внучок ты меня спрашивал, как я воевал. Сейчас я тебе об этом расскажу. Наверное, пора, а то помру, а ты так и не узнаешь. Призвали меня на фронт в сорок втором, обучили и направили в стрелковую дивизию. Бои с немцами тогда уже шли на подступах к Сталинграду. Мы подошли к городу, когда в нем вовсю шли бои. Ночью на берегу Волги нас построили, комбат сказал речь: «Фашисты захватили большую часть Сталинграда, в некоторых местах уже прорвались к Волге. Еще немного и город может пасть. Волга для нашей страны – жизненная магистраль. Ее нельзя дать врагу перерезать. Наша задача - отстоять город любой ценой. Если не отстоим, фашисты захватят нашу Родину. Ваши отцы, матери, жены и дети станут рабами. В городе идут жестокие бои. Будьте готовы умереть героями. Трусам пощады не будет. Убью собственной рукой».

И поднял перед строем руку с пистолетом.

Но стращать нас было не надо: все сами рвались в бой. Может, конечно, кто-то и трусил, но вида не показывал. Желание бить фрицев нам было не занимать. Хотелось только побыстрей до них добраться.

Переправляли нас через Волгу ночью, но немцы обстреливали, и мы еще не достигнув берега начали нести потери. Осень, холод, ветер. Упадешь в воду – не выживешь.

Как только высадились, нас сразу повели в бой. Мы думали, что сменим какие-то наши части, а менять-то оказалось почти некого. Если бы мы не подоспели, наутро фашисты катком бы прокатились до Волги по горсти наших предшественников. Ночью мы немчуру немного отбросили назад. Закрепились. А утром началось что-то неимоверное.

Я такого себе и представить не мог, словно в ад попал. Грохот орудий, кругом взрывы, пулеметы поливают непрестанно, голову высунешь – ее тотчас снайпер продырявит. Столпы пыли, огонь повсюду полыхает. Осколки и пули – сплошным градом летят. А нас все поднимают и поднимают в атаку. Когда очередная атака захлебнется, думаешь передохнуть, так нет – теперь фашисты на нас прут.

От зданий практически ничего не осталось. Одни стены или остовы многоэтажных домов. Везде – завалы, вместо зданий - горы кирпича. Четкой линии фронта нет. До фашистов рукой подать, порой метров тридцать. Иногда вообще не знаешь где наши, а где противник, так все перемешалось. В еще уцелевших домах линия фронта проходила меж соседними комнатами.

За неделю, что там провел, спал урывками, ел - кусок хлеба с водой. Холод, грязь, кровь, трупы кругом.

Спасло меня сразу то, что был я тогда тощим, как вобла. Здоровяков сразу перебили. Я же маленький, юркий - за каждым бугорком спрячусь, в любую щель забьюсь. Сидишь в развалинах, а немец гранату бросит, лишь мгновение куда-нибудь приткнуться. Богатырям выжить невозможно.

Второе, что мне помогло, так это то, что с детства руки привыкли к топору. Вырос я в деревне около Архангельска. Уже мальчишкой рубил дрова и в лесу деревья валил. Затем обучился плотничьему делу и ставил избы. Когда оказался в Сталинграде, в развалинах нашел топорик, заточил его, как бритву, и - за пояс.

С немцами несколько раз сходились в рукопашную. Они ножами, штыками и прикладами орудуют, а я их топориком охаживаю. Из плотника в мясника превратился. Эти мясорубки потом мне многие годы в ночных кошмарах снились, да и сейчас еще нет, нет, да и привидятся.

Мы сражался за Родину, а вот за что немцы там нас убивали и за что сами дохли, не знаю. Бог им судья. Там, в развалинах Сталинграда, я в Бога и поверил, и впервые в жизни стал Ему молиться. Иначе или стал бы зверем или свихнулся.

От нашего батальона через неделю боев осталось в строю совсем немного. От нашей роты - только я и мой друг, которого ты сейчас видел. Мы с ним оба были ранены и лежали в подвале разрушенной многоэтажки. Патроны у нас закончились, осталось только три гранаты, а вокруг уже немцы. Мы у них в тылу оказались. Когда с жизнью мы уже попрощались, наши пошли в наступление и отбросили фрицев. Нас переправили через Волгу и отправили в госпиталь. Так быстро для меня война и закончилась, поэтому, кроме одной медали, никаких наград у меня и нет.

Дед закончил говорить и задремал. Он, вообще-то, позволял себе одну только рюмку выпить на праздники, а тут, по случаю, пропустил несколько, вот и вырубился. Зато когда приехали домой, он неожиданно вышел из такси сам, без помощи. Наверное, в полулежащем положении от водки у него случилось полное расслабление, позвонки встали на место и защемленный нерв освободился.

С того дня дед никогда мне о войне больше не рассказывал, да и я не спрашивал. Когда деда похоронили, его медаль «За оборону Сталинграда» досталась мне. А я передам ее своему сыну.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Протоиерей Вячеслав Тулупов
Одеяние Божества, или о том, как приобрести смирение
Часть 6. Медные трубы. Испытание славой
20.09.2005
Одеяние Божества, или о том, как приобрести смирение
(Часть 5. Самый короткий путь к смирению)
30.08.2005
Одеяние Божества, или о том, как приобрести смирение
(Часть 4. Внешнее уничижение)
16.08.2005
Все статьи Протоиерей Вячеслав Тулупов
Великая Отечественная война (1941-1945)
Все статьи темы
Последние комментарии
Сталин: не симпатия, но эмпатия
Новый комментарий от СТРОИТЕЛЬ
03.03.2024 17:50
Кадровая революция Путина
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
03.03.2024 17:34
«Я как русская природа – без особых красок»
Новый комментарий от Апографъ
03.03.2024 17:00
Нападки на Шамана не прекращаются
Новый комментарий от Калужанин
03.03.2024 17:00
Почему у состоятельных американцев много детей
Новый комментарий от Русский Иван
03.03.2024 15:27
Для кадровой революции в России нужен институт комиссаров
Новый комментарий от Русский Иван
03.03.2024 14:28