Император и Императрица

Глава из новой книги «Не хлебом одним». Часть 2

 

 

Часть 1

 

Власть как обязанность

 

 Власть существует для того, чтобы держать всех в рамках, установленных законов и порядка. К нарушающим их, власть должна использовать меры принудительного воздействия в зависимости от тяжести совершенного нарушения. Тяжесть вины  и ответственности за совершенные преступления усиливается, если они совершаются во время  ведения данным государством войны,  Императрица Александра Федоровна была совершенно права, настаивая перед  Царем, принятия самых жестких мер воздействия к чиновникам, занимающим высокие государственные посты, но безобразно плохо исполняющими свои обязанности. В письме 14 декабря 1916 года она указывала мужу на недопустимость всепрощения особенно в военное время, когда просчёты и ошибки превращаются в преступления и измену.   

«Будь Петром Великим, Иваном Грозным, Императором Павлом, сокруши всех,- писала Императрица. Я бы повесила Трепова за его дурные советы...Распусти Думу сейчас же...Спокойно и с чистой совестью перед всей Россией я бы сослала Львова в Сибирь... Милюкова, Гучкова  и Поливанова - тоже в Сибирь. Теперь война и в такое время внутренняя война есть высшая  измена. Отчего ты не смотришь на это дело так, я,  не Могу понять». (Виктор Кобылин. Анатомия измены. Император Николай II и Генерал-адъютант М.В.Алексеев. СПб, 1998 г.,с.194). Императриц, очевидно, понимала, что всепрощенчество подрывает авторитет Верховной власти в глазах всего общества, демонстрирует ее бессилие. Она, очевидно, понимала и то, что если    

 Верховная власть не принимает жестких, репрессивных мер к этим чиновникам, то она берет на себя ответственность за последствия их бездеятельности  или даже преступной деятельности. Кроме того власть, и особенно власть  Самодержавная, освещенная Богом через Помазание главы государства, несет прямую ответственность за поддержание законности и порядка не только в сфере внешней жизни, но и в сфере внутренней, духовно-нравственной.

   Всякая власть от Бога. Покорность власти есть покорность Богу. «Всякая душа да будет покорна высшей власти, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены», - учил апостол Павел. (Рим. 13:1) Христианину надлежит любить и уважать установленную Богом власть, но прежде всего он должен бояться власти, если он боится Бога. «Начало премудрости (т.е. настоящей веры),- утверждал К.Леонтьев,- есть страх, а любовь - только плод. Нельзя считать плод корнем, а корень плодом». (Леонтьев К.Н. Храм и Церковь, М.,2003 г.,с.398). Если страх перед Богом есть начало всех добродетелей, то в Самодержавном государстве (Империи) началом всех добродетелей должен быть страх перед Самодержцем - Помазанником Божьим. Через страх перед Ним рождается  уважение и любовь,  и почитание Его.            

 Либеральный читатель встанет  на дыбы после прочтения этих строк. Для него страх народа перед властью (тем более перед властью самодержца) это варварство, в лучшем случае - средневековье. Для него лучшей формой устроения бытия людей является демократическая республика, в которой якобы правит народ как главный носитель и источник власти, а правитель избирается народом. Поэтому в демократической республике якобы не народ боится власти, а, наоборот, власть боится народа. Но мы видим сегодня в какую фикцию превратилась эта демократия и кто, и каких «вождей» подсовывают народу на «демократических» выборах. Власть в современных «демократических» государствах как правило становится продажной, марионеточной и опереточной. И есть основания предполагать что в недалеком будущем человечество снова перейдет к самодержавной форме устроения государственной и общественной жизни и инициатором этого перехода может стать Россия, имеющая почти 500 - летний опыт самодержавного правления и опыт выдающихся  российских самодержцев.

Одним из них был Император Александр III.

 Это был человек не только огромной физической силы. Он был, одновременно, человеком большого ума, несгибаемой воли и силы духа. В то же время он был убежденным миротворцем, но его боялись как огня. Он внушал страх  и уважение  не только российской элите и царскому двору, но и зарубежным правителям. Сам он войн не развязывал, но отразить любую агрессию мог с большими потерями для агрессора. Поэтому никто, никогда, никаких ультиматумов ему не предъявлял. А если кто-то зарывался, он быстро ставил его на место. Вот один из таких примеров. На одном из дипломатических приемов, на котором присутствовал Император, зашел разговор о , сложном и опасном положении на Балканах. Австрийский посол, видимо слишком «разогретый» выпитым спиртным так «возбудился», что решил успокоить присутствующих и высокопарно заявил: «Мы бросим на Балканы два корпуса и наведем там надлежащий порядок. В ответ на это заявление Александр III взял со стола вилку, завязал ее в узел, бросил ее под нос австрийскому послу и сказал: «Примерно это же я сделаю с вашими корпусами». За столом установилась гробовая тишина, а Император встал и вышел из зала. Ошарашенный австрийский посол сидел пунцовый и молчал, понимая, что Император сделает несомненно то, что сказал.

  Крут был Александр III не только за дипломатическим столом, но и во внутренних делах страны. Начатую отцом попытку демократизации и либерализации Александр III жестко пресек. Все террористы и революционеры, которые не смогли  или не успели сбежать за границу, были отловлены и посажены (никого не казнили). Чиновники всех уровней боялись царского гнева и подтянулись, ибо знали, что за провалы в работе спуска им не будет, гнев Царя страшен. Когда один из министров позволил себе подать просьбу Императору об освобождении его от должности, Император вызвал его к себе. Когда тот явился, он подошёл к нему, взял за  шиворот приподнял над полом и сказал: «Где  тебе быть и чем заниматься буду решать Я. Когда ты Мне больше не потребуешься, я тебя выброшу, а пока иди и работай.» Аудиенция была окончена. Грубовато, но сильно.

   Такой всеобъемлющей силой своего отца Николай II не обладал и страх ни на кого не нагонял. За идеал правителя он принял, как  мы уже сказали, Московского Царя Алексея Михайлович - второго Романова на троне. Страх перед фигурой Императора - Самодержца стал при Николае II быстро проходить как у правящей элиты, так и у многочисленного царского двора. Вместе с уходом страха стали уходить любовь и уважение к Государю, упала исполнительность и ответственность за выполнение данных им поручений и распоряжений. Государственный механизм стал работать с перебоями по вине вороватого и беспринципного чиновничества, лишенного страха и ответственности за  качественное исполнение своего служебного долга. Пользуясь безнаказанностью, Царю стали давать не полную и даже ложную информацию о тех или иных событиях. Игнорировали или извращали исходящие от него распоряжения и документы или трактовали их по-своему, парализуя таким образом систему управления государством. Снова ожил революционный терроризм и стал разрастаться с пугающей быстротой. Вот к чему привело ослабление Самодержавной власти.

 Что же произошло? Почему за 20 с небольшим лет правления Николая II, уже концу 1916 года Россия из хорошо управляемой, организованной и дисциплинированной страны превратилась в кипящий котел всевозможных политических партий, ненавидящих друг друга, на религиозном поле возникли многие десятки всевозможных  сект как зарубежного, так и местного происхождения, пышным цветом расцвел оккультизм, по стране бродили тысячи всевозможных прорицателей, юродивых , новоявленных  «христов» и  «богородиц». Венчало эту пирамиду вакханалии масонство, управляемое из зарубежья, в основном из Франции и Англии? Многим становилось понятным, что Российская Империя стоит на краю пропасти и вот-вот упадет в нее. Как же так катастрофически изменилась Россия за 20 с небольшим лет, словно по манию волшебной палочки. Причины этого феномена всесторонне исследованы как отечественной, так и зарубежной наукой. Мы не будем в них углубляться, это не входит в задачу нашего  исследования. Нас интересует духовная сторона личности Российского Императора  Николая II и то, как она повлияла на его Самодержавную власть, которая была у него в руках в это трагическое двадцатилетие.      

 Воспользовавшись ослаблением самодержавной власти либералы осмелели и стали откровенно давить на нее, выдвигая все новые и новые требования в надежде окончательно сломить ее сопротивление.

 Под давлением либеральных сил Царь  допускает первое серьезное ограничение самодержавной власти. 17 октября 1905 года вышел царский Манифест о создании парламента по западному образцу, получившем название - Государственная Дума. Началась революция 1905 - 1907 гг. Было очевидно, что российское общество нуждается в серьезном реформировании. Такую попытку сделал, поставленный Царем премьер - министр П.А.Столыпин, но довести до конца свои реформы он не смог. В 1911 году в Киеве он был смертельно ранен революционером-террористом. Реформа захлебнулась. Процесс революционизации России продолжался.

            Он был несколько приторможен широким празднованием 300 - летия династии Романовых в 1913 году. В связи с этим событием царская семья совершила  паломническую поездку по памятным для Романовых местам. Во время этой поездки царская семья с восторгом встречалась простым народом. По пути их следования, вспоминала участница поездки Великая княгиня Ольга Александровна: «Где бы мы ни проезжали, везде встречали такие верноподданнические манифестации, которые, казалось, гранича с неистовством. Когда наш пароход проплывал по Волге, мы видели толпы крестьян, стоящих по грудь в воде, чтобы поймать хотя бы взгляд царя. В некоторых городах я видела ремесленников и рабочих, падающих ниц, чтобы поцеловать его тень, когда он пойдет. Приветственные крики были оглушительны».  (Богуславский В.В. Правители России. Биографический словарь. М., 2006 г.,с.565. Нет сомнений в том, что эти встречи с простым народом вдохновляли Царя и Царицу, создавало у них представление о том, что народ их почитает, им верит и в обиду их не даст.

 Они не знали, не поняли или не учли, что у русского народа от любви до ненависти всего один шаг. Прошло 5 лет, всего 5 лет и эти же крестьяне, получившие свободу, готовы были растерзать вчерашнего кумира, которого они почитали почти как Бога. Вспомним как вели себя солдаты, вчерашние крестьяне, выделенные для охраны царской семьи. Они бессовестно хамили членам семьи, унижали всякими мерзкими словами, особенно женскую часть, воровали у семьи вещи и продукты, демонстрировали не только унижение, но и ненависть к вчерашнему Императору и его семье. Вчерашние богобоязненные крестьяне поносили не только Императора как земного Бога, но и Бога Небесного, разрушали храмы, жгли иконы, терзали и убивали священнослужителей. Воистину прав Ф.М.Достоевский, утверждавший что русский человек это человек крайностей. Он либо поднимается на заоблачную высоту, либо опускается на самое дно земной  жизни. У русского человека всегда от любви до ненависти  один шаг.          

 Празднование 300-летнего юбилея династии Романовых, определенные успехи в экономике несомненно стали важным фактором сплочения нации. Очевидно это успокоило и вдохновило Царя.  Ему показалось, что победоносное участие страны в назревающей войне в Европе

еще больше сплотит и успокоит нацию, собьет революционную волну, поднятую событиями 1905-1907 годов. Это была трагическая ошибка, стоящая ему престола и жизни, которая привела к развалу Империи, двум революциям и гражданской войне. Финал жизни Российского Иова Многострадального оказался не благостным, как у библейского Иова, а трагичным и страшным. Многое не учел Николай II, ввязываясь в эту войну.
Управлять огромной империей архитрудно даже в спокойное время, в разы труднее в условиях военного времени. Но похвалиться четким, слаженным государственным управлением Россия тех лет не могла. Государственная дисциплина и исполнительность по сравнению с царствованием Александра II значительно понизились, ослабло управление, понизилась ответственность во всех звеньях государственной службы. А главное - пропал страх перед императорской властью. Власть Николая II оказалась недопустимо мягкой, опирающейся на принцип побеждать зло только добром.

            Такой принцип не допустим для любой государственной, а, тем более самодержавной власти. Низкая требовательность и всепрощение Императора

вызывало протест даже у Императрицы. В письме от14 декабря 1916 года она писала  мужу с возмущением: «Будь Петром Великим, Иваном Грозным, Императором Павлом, сокруши всех...Я бы повесила Трепова за его дурные советы... Распусти Думу сейчас же...Спокойно и счистой совестью перед всей

Россией я бы сослала Львова в Сибирь...Милюкова, Гучкова и Поливанова - тоже в Сибирь. Теперь война  и в такое время внутренняя война есть высшая измена. Отчего ты не смотришь на это дело так, я, право, не могу понять». (В.С.Кобылин. Анатомия измены. Император Николай II и Генерал-адъютант М.В.Алексеев. СПб.,1998 г., с.194).     

           Признаем безусловную правоту Императрицы. Терпимость и всепрощение нужны священнику и монаху. Они их украшают. Но они обессиливают Монарха и разлагают людей его окружающих. Прощать подчиненным ошибки, разгильдяйство, безответственность, тем более в военное время, недопустимо и греховно, ибо Монарх в этом случае должен быть не укрывателем названных  нарушений, а «отмстителем» за них. Вот что сказал  об этом апостол Павел: «...Н а ч л ь н и к  есть Божий слуга тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание, делающему злое». ( Рим. 13:4).

             Любой начальник, а Царь-Самодержец тем более, «не напрасно носит меч», ибо он по воле Божьей должен охранять тех, кто творит добро и пресекать тех, кто творит зло. В православной Империи главный начальник  -

Император, наделенный неограниченной светской и духовной властью. В рамузостиках своей Империи он может делать все и отвечает за содеянное только перед Богом. Но вместе с необъятными полномочиями на него ложится всеобъемлющая ответственность. В силу этих всеобъемлющих полномочий и равной им ответственности, Император уже, как бы, не принадлежит самому себе, а является общим достоянием империи. Поэтом его личные интересы отходят на второй план. Все решения, которые приходится ему принимать, должны исходить из интересов империи, а не его личных интересов или пристрастий. Он никогда не имеет права поступать так, как ему хочется. Он должен поступать так как требует государственный интерес. Историки рассказывают, что  иногда после принятия каких-то жёстких решений или отказа о помиловании  и пр. Император Николай II запирался у себя в кабинете и плакал  перед  Богом о  том, что он должен принимать жёсткие решения не по боли своей души, а по власти долга и интересов государства, доверенного ему Богом. Безмерные властные полномочии, которыми наделяется Император должны использоваться только в интересах государства и общества. В то же время масштабы полномочий порождают и масштабы ответственности за состояние всех дел в империи. Император обязан строго и решительно пресекать любое зло, творимое, как внутренними, так и внешними силами. В этом случае, в борьбе со злом, он должен быть жестокосердным, решительным и даже беспощадным.  Вот этой решительности и беспощадности и не хватало Императору Николаю II. Не в ограниченности ума и безволии  было дело, что приписывали ему либеральные оппоненты. Умом своим он был не ниже своего окружения и своих оппонентов. Что касается воли, то ее наличие он проявил достаточно убедительно в том, что находясь во враждебно окружении, поставившем задачу уничтожения Самодержавной власти, он, понимая лучше других то, что уничтожение Самодержавия неизбежно повлечет за собой уничтожение России, поэтому до последней возможности исполнял роль Удерживающего от грядущей беды.

           Однако рассматривать Императора Николая II только как жертву заговора  и предательства так же несправедливо и неверно как обвинять его во всем том, что стало причиной гибели Империи. Но то, что он внес свою лепту в эту гибель есть факт, от которого не уйдешь. Решать проблему внутренней консолидации общества с помощью скоротечной, победоносной войны с самого начала рождения такой идеи попахивает авантюризмом. Во-первых, привлекательность этой идеи может привести и, как правило, приводит, к переоценке своих возможностей и недооценке сил и средств будущей противостоящей стороны, во-вторых, ход боевых действий часто приводит к совершенно  неожиданным результатам и последствиям. И что самое важное - это игнорирование невозможности заранее определить масштабы потенциальных  потерь личного состава армии в ходе боевых действий. А это наиболее

активная и продуктивная часть мужского населения страны, что неизбежно негативно скажется на послевоенном развитии страны, если даже война станет победоносной.   

            Эти и другие проблемы, связанные с войной, очевидно, учитывались родителем Николая II «Царем -  миротворцем» Александром III, но были проигнорированы его сыном, хотя и он, несомненно, знал восьмую «заповедь

Блаженства», которая гласит: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими». (Мф.5:8). Не можем мы однозначно судить о мистической связи нарушения Царем этой заповеди и неудачами в ходе  мировой войны, но предположить такую связь основания есть, ибо нарушения Божественных заповедей бесследно, для нарушающего их, не проходят. Но это, как говорится, за пределами нашей компетенции.

Не выполнил Николай II и заповедь апостола Павла, гласящую: «...начальник  есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое».(Рим. 13: 4). Он был слабым «отмстителем». Он был не столько «отмстителем», сколько «простителем», страха у своих подданных разных рангов он не вызывал и меч свой из ножен не вынимал или вынимал крайне редко. Поэтому его не боялись. Да и как можно было бояться человека с мягкой улыбкой и добрыми глазами, а именно таким виделся людям их Государь. Но реакция на это видение была не однозначной. Добрые люди чувствовали, что зла он  им не  причинит, а злые чувствовали, что он их не накажет за то, что они творят зло. Злых в его окружении оказалось больше, чем добрых и он им проиграл. Круг зла, окружающий Императора Николая 11 с годами все больше и больше сужался. К началу 1917 года он почувствовал, что кроме семьи и прислуги с ним никого нет. К началу 1917 года он обнаружил, что его предали все: царский двор, т.е. его близкие родственники, правительство, Государственная Дума, руководство Церкви  и самое страшное - его предал высший командный состав армии и флота, Генеральный   штаб. С ним остались только его семья да верные слуги, ее обслуживающие. Император с трагической горечью констатировал:   

«Кругом измена, и трусость и обман.»

  Будучи горячим патриотом России, русским православным человеком, он бился до последней возможности не за власть, а за Россию и ее  народ. Он понимал, что вся взбесившаяся верхушка, главной целью ставит ликвидацию Самодержавия  как первоочередной задачи. Он понимал также, что падение самодержавной власти есть начало развала Российской Империи.

Когда  он увидел и убедился, что Высшее руководство армии проявило трусость и изменило присяге. Когда  один из Командующих фронтами - генерал Рузский прилюдно обвинил Императора  в том, что это он сам во

всем виноват и ему надо отречься  от Престола, Николай II понял бесполезность своего дальнейшего сопротивления и принял решение об отречении. В нем он писал: «В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении  упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага.  

            В эти решительные дни в жизни России, почли МЫ долгом совести облегчить народу НАШЕМУ тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственною Думою признали МЫ за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с Себя Верховную власть». (Виктор Кобылин. Анатомия измены. Император Николай II и Генерал-адъютант М.В.Алексеев. СПб., 1998 г.,с.318-319).             

              Отречение произошло 2 марта 1917 года в 15 часов. Хотя Император и знал, что его враги настырно подводят его к Отречению и он готовился к этому, но, по своему обычаю, он до конца не продумал. Вернемся к разговору Николая II со П.А.Столыпиным. Царь жалуется на то, что он чувствует себя неудачником: «Мне, - говорит он Столыпину, - не удается ничего из того, что я предпринимаю». Возникает вопрос: А почему не удается ничего из желаемого? Ответ напрашивается сам собой: значит ты не продумал до конца все пути, формы и методы достижения своей цели, не учел влияния всевозможных внешних факторов,  способных помешать реализации твоих намерений. Но такой подход к анализу своих просчетов требует безжалостной  самокритики. Но самокритику Николай II подменил обреченностью. Он  с юношеских лет убедил себя, что его рождение в день Иова Многострадального обрекает его на неудачи на всем жизненном пути и он должен с этим смириться. И он мирился, безропотно подставляя свою шею под топор либеральной и революционной критики. Непродуманность решений продолжалась и дала себя знать даже в акте Отречения.

            В тексте Отречения говорится: «Не желая расставаться с любимым сыном НАШИМ, МЫ передаем наследие НАШЕ Великому Князю МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского». Но Михаил неожиданно отказался от Престола, очевидно понимая,  что это будет актом бессмысленного самоубийства. Это трудно представить, но видимо так и было: старший брат заранее не согласовал с младшим вопрос о передаче ему Престола. Если же

такой разговор между братьями состоялся и младший брат отказался принять предложение старшего брата о принятии Престола, то, как понять позицию Николая II, изложенную в тексте Отречения? Так или иначе, но через 300 лет после воцарения Романовых Россия осталась без Царя, Царский Престол опустел и больше не восстановился.

 

                 Многострадальная Императрица

       

С полным правом можно утверждать, что в конце существования Монархической России в ней не было более ненавидимого в российском «высшем обществе» человека, чем Императрица Александра Федоровна. Какую только грязь на неё не лили, в каких только грехах ее не обвинял. Ее называли надменной и чванливой немкой, принцессой какого-то захудалого немецкого княжества, плохо говорящей по-русски. Её обвиняли в ненависти к России и русскому народу, а в годы мировой войны стали называть немецкой шпионкой и главным злом России и русского народа. Дошли даже до такой мерзости, что объявили ее любовницей Григория Распутина. Какое же надо было иметь терпение, чтобы выдержать все эти мерзости?

 Причислив  Александру Федоровну к лику святых вместе с ее семьей, Православная Церковь  очистила память о ней от лжи и грязи. И теперь у нас есть возможность объективной оценки личности этой незаурядной женщины, ее духовной высоты и силы.

                Из биографии Ея Величества.

 

По своему рождению (25 мая 1872 года) принцесса Гессен-Дармштадская Алиса принадлежала к верхушке немецкой аристократии. Ее мать была внучкой знаменитой английской королевы Виктории. Алисе  - будущей российской Императрице Александре Федоровне - было шесть лет, когда умерла ее мать. Английский королевский двор принял, обучил и воспитал Алису. Хотя по своему рождению она была наполовину немкой, наполовину англичанкой, но полученное английское образование и воспитание сделали ее чистой англичанкой, негативно относящейся ко всему немецкому. Она охотно училась, с ранних лет интересовалась философией и теологией. Результатом  серьезной научной работы в области философии и теологии стало присуждение ей докторского звания Кембриджским университетом. Алиса трепетно относилась к религии, обладала хорошими музыкальными способностями, была хорошей пианисткой и исполнительницей романсов, обладая хорошим голосом. Отсутствие матери наложило свой отпечаток на характер  молодой Алисы, Она сформировалась как человек самостоятельный, волевой и твердый в своих решениях, способный навязать свою волю другим. Будучи внешне красивой и обаятельной в манерах женщиной, она имела мужской характер и,  став Российской Императрицей, она часто в государственных вопросах занимала более жесткую позицию, чем глава государства.

            Со своим будущим мужем Алиса познакомилась в четырнадцать лет, когда она приезжала в Москву в гости к своей старшей сестре Елизавете Федоровне - жене Московского губернатора Великого князя Сергея Александровича. Цесаревич Николай и Алиса понравились друг другу. Во время следующего приезда Алисы в Москву, когда ей уже исполнилось 18 лет, они встретились снова и поняли, что любят друг друга. Поэтому, когда (встал вопрос о женитьбе цесаревича (Александр III тяжело заболел) и ему предложили в жены высокопоставленную французскую невесту, он категорически отказался от нее и заявил отцу, что женится только на Алисе. Отец согласился с сыном и благословил его на брак с Алисой.

 

                       О личности и делах Императрицы. 

 

После крещения и перехода в Православие Императрица получила русское имя - Александра Федоровна. По-домашнему Николай II называл ее Алекс. Личность Александры Федоровны вызывает в публицистике и исторической науке разноречивые оценки, доходящие до противоположности. Писать об этой неординарной личности не просто, тем более, что ей пришлось жить и действовать в эпоху заката и крушения Великой Империи. Попытаемся и мы понять почему эту незаурядную женщину, ставшую женой Российского Императора, полюбившую Россию, её народ, её православную веру и культуру, стали считать исчадием ада, главным злом России, виновницей всех  бед и несчастий, происходящих в ней. Её сделали всероссийским «козлом отпущения». Попытаемся понять как и почему это произошло? Начнем с аналогии. Когда по каким-то причинам покидает свой пост какой-то руководитель, неважно какого ранга, его бывшие подчиненные обязательно начинают сравнивать своего нового руководителя с ушедшим. И горе новому начальнику, если подчиненные установили, что он значительно хуже прежнего. Будет двойным это горе, если начальник  попытается с помощью силовых приемов заставить подчиненных любить и уважать себя. В этом случае начальника ждет неизбежное поражение, если даже он по своим человеческим, жизненным качествам превосходит своих подчиненных. Нечто подобное произошло в отношениях  между молодой Императрицей и петербургским бомондом от Императорского двора до либеральной интеллигенции.

             Место Императрицы до Александры Федоровны занимала мать Николая 11 Мария Федоровна, в сравнении с которой новая Императрица безнадежно проигрывала  ей, что называется, по всем статьям. Между ними отношения не сложились с самого начала, видимо по причине полной противоположности их натур. Царский двор и петербургский Свет однозначно встали на сторону Марии Федоровны и не без оснований. По многим человеческим качествам  старая Императрица превосходила молодую. Вот что писал о Марии Федоровне один из ее современников.

«Мария Федоровна была сильной, цельной личностью, женщиной умной, властной, наделенной большим природным обаянием. Она обладала особой магией личности. Все, кто хоть раз видел ее, никогда не могли забыть, и каждому, к кому она обращалась, казалось, что лишь с ним она обращается так ласково и откровенно...Она была небольшого роста, движения ее были спокойны и величественны, полные грации и изящества и она казалась  выше, чем на самом деле. (В.В.Богуславский. Правители России. Биографический словарь. М.,2006 г. с.494). Она отличалась большим демократизмом в обращении с людьми любого ранга. Ее любили и почитали все... Несмотря на маленький рост «в ее манерах было столько величия, что там, куда она входила, не было видно никого, кроме нее...По своему уму и политическому чутью Мария Федоровна играла заметную роль в делах Империи» ( там же). Редким качеством Марии Федоровны была ее способность находить общий язык со всеми от солдата-крестьянина до Великого Князя. Она любила общаться с людьми и люди отвечали ей своей любовью.

             Шансов превзойти авторитет Марии Федоровны у новой Императрицы не было никаких. Она была интровертом и не любила публичности.  Она была «вещью в себе».

 Будучи человеком внутренне самодостаточным и духовным, она не любила внешней мишуры Петербургских аристократических салонов и их не посещала. Не жаловала она и императорский двор с его сплетням и пересудами.   Петербургский высший свет платил ей той же монетой. Ее считали  несносной, высокомерной иностранкой, говорящей с большим акцентом на русском языке и не понимающей ни страны, ни населяющего ее народа. Была ли в этих  обвинениях правда ? Была, но далеко не вся. Надо отдать должное тому, что Императрица стремилась стать настоящим русским православным человеком, как можно глубже познать Россию, ее народ, их историю, язык и культуру, их религию. Она искренне хотела стать настоящей, православной русской Императрицей, чтобы принимать свою собственную  судьбу частью судьбы России. Не все получалось. Не получилось потому что это познание во  многом ограничивалось сферой умственного  постижения, а Ф.И.Тютчев предупреждал, что понять Россию только умом не возможно. В ее надо поверить. А вот с верой в православную Россию  у нее возникли проблемы, вызванные, возможно, прошлым протестантским опытом отношений пастырей и паствы, который она получила до замужества, а возможно и то, что она, наблюдая  поведение столичных церковных иерархов и Синода допустила обобщение, что все они такие по всей России. Вот,что она говорила товарищу обер-прокурора Св. Синода князю И.Д.Жевахову: «...Народу нужны пастыри, которые бы понимали его и имели общий язык с ним...Сановники народу не нужны...Между тем наши епископы стремятся не в народ, а в великокняжеские салоны и великосветские гостиные...Но салоны и гостиные - не Россия. Россия - это наш серый, заброшенный, темный, неграмотный  народ, жаждущий хорошего пастыря и хорошего учителя, но не имеющий ни того, ни другого...Вместо того, чтобы идти в толщу народную, епископы только и думают о Патриархе...Но, что же даст Патриарх, приблизит ли он пастыря к пастве, даст ли народу то, что нужно?.. Прибавится лишь число митрополитов, и больше ничего; а расстояние между пастырем и народом, между Церковью и государством, еще более увеличится». (И.Д.Жевахов.Воспоминания.М.,1993 г. Т1, сс73).                

            Прямо скажем, что суждение Императрицы о церковной иерархии и о восстановлении Патриаршего престола глубиной знания предмета не отличаются, как не отличаются и объективностью. Нельзя было судить по столичному епископату всю церковную иерархию РПЦ. Да даже и столичные иерархи не все жаждали посещения высокосветских салонов, а если посещали их, то по необходимости. Не поняла Императрица и трагедию утраты Русской Православной Церковью Патриаршего Престола, не уяснила тех негативных последствий для Церкви и государства, которые произошли в России в Синодальную эпоху. По ходу всей беседы кн.И.Д.Жевахова с Императрицей становится очевидным, что она рассматривает Церковь как духовную организацию безусловно подчиненную государству и безоговорочно выполняющую его волю.Эта позиция никак не способствовала сближению государства и Церкви, а, наоборот, еще больше разводила их, что работало на пользу не России, а ее врагам. Зона непонимания между Церковью и государством неумолимо расширялась и вела к гибели как Церковь, так и государство. Сказанное совсем не означает, что в напряженных отношениях Церкви с государством повинно только  государство, а Церковь стала  жертвой его произвола. Это совсем не так. Церковь внесла свою лепту в напряженность церковно-государственных отношений. Руководство Церкви не потрудилась объясниться с Царем по поводу своего фактического отказа избрать его Патриархом. Руководство РПЦ не поддержало общественное православное движение «Союз русского народа», которое выступало за сохранение православного Самодержавного строя в России и получило в начале широкую общественную поддержку. 

            Возмущенный отсутствием подобной поддержки со стороны Церкви,

Председатель Главного Совета Союза Русского Народа А.И.Дубровин писал

 Митрополиту Санкт- Петербургскому Антонию, Первенствующему члену Св.Синода, что на  просьбу Союза совершить богослужение по случаю освещения хоругви и знамени  Союза митрополит ответил отказом и заявил: «правым вашим партиям я не сочувствую и считаю Вас террористами: террористы левые бросают бомбы, а правые партии, вместо бомб, забрасывают камнями всех с ними не согласных». (История Русской Православной Церкви. От восстановления Патриаршества до наших дней.

СПб.,1997 г.с,772). А вот православный батюшка Иоанн Кронштадтский горячо поддержал создание Союза Русского народа в отличии от митрополита Антония.

           Руководство РПЦ фактически открыто поддержало Февральскую революцию 1917 года, демонстративно вынесли из зала заседаний Св.Синода  кресло, предназначенное для Императора, распорядилось не упоминать имя Царя при богослужении, согласилось с решением Временного правительства об облегчении религиозных обрядов  в армии на линии фронта. Самой тяжелой ошибкой  руководства РПЦ была поддержка либерального движения и недопустимое ослабление поддержки Самодержавной власти.

             Годы Мировой войны  и особенно 1916-1917 гг. были годами крайнего озлобления в отношениях между обществом  и Императорской четой. Апогеем этого озлобления стало убийство Распутина в декабре 1916 года. Весь царский двор Романовых не скрывает своего восторга от того, что ненавистного старца наконец убрали. Этому рада и мужская, и женская половина  двора. Эту радость разделяют даже мать Николая 11,бывшая Императрица Мария Федоровна и старшая сестра Александры Федоровны монахиня Елизавета, бывшая жена Великого Князя Сергея Александровича.  А Императрица в глубоком  трауре, даже в отчаянии: кто теперь может спасти ее сына в случае кровотечения или иного наступления болезни? Продажный двор, обсуждающий с английским послом Бьюкененом проблему отстранения Николая II от власти путем заговора (не исключая и убийство) и отправления Императрицы в монастырь.

            Обстановка в отношениях между Императором и Императрицей с одной стороны и царским двором - с другой обострилась до предела. Двор, озабоченный не столько судьбой России и своего  правящего родственника, сколько своим будущим, пытается вызвать Николая II на откровенный разговор о причинах создавшейся критической ситуации  в стране и путях выхода из нее. Они хотят убедить Императора в том, что главным исчадием ада, главным источником всех бед, которые обрушились на Россию, является «немка», т.е Императрица, с чем он категорически не согласен. Он сомневается так же в  том, что «милые» родственники  способны дать ему какие-то вразумительные и спасительные советы. Поэтому он отказывается от встречи с ними. Когда  в начале января 1917 г. старшая сестра Александры Федоровны Елизавета, будучи в это время  игуменьей Марфо-Мариинской обители сестер милосердия, прибыла в Санкт-Петербург, чтобы встретиться с Императорской четой и довести до них тот градус недовольства их правлением, который она наблюдает в Москве. Императорская чета Ее встретили Елизавету очень холодно.

Увидев такой прием она спросила  у Императора с Императрицей: «Так что, я бы сделала лучше, если бы не  приехала? Да - сухо ответила Императрица.  Так мне лучше уехать? Да, с первым поездом - жестко произнес Император.

            Месяцем раньше Императрица приняла Великую княгиню Викторию Федоровну - жену Великого князя Кирилла. В ходе их разговора Виктория попыталась довести до Императрицы то, что неприязненное отношение к ней в обществе усиливается и приобретает опасные размеры. Императрица резко оборвала ее и сказала: «Вы ошибаетесь, моя милая. Впрочем я и сама ошибалась. Еще совсем недавно я думала, что Россия меня ненавидит. Теперь я осведомлена. Я знаю, что меня ненавидит только петроградское общество, это развратное, нечестивое общество, думающее только о танцах  и ужинах, занятое только удовольствиями и адюльтером, в то время как со всех сторон кровь течет ручьями». Задыхаясь от гнева, Императрица продолжала: «...Я имею великое счастье знать, что вся Россия, настоящая Россия, Россия простых людей и крестьян - со мной. Если бы я показала вам телеграммы и письма, которые я получаю ежедневно со всех концов Империи, вы тогда убедились бы в этом». (Палеолог М. Царская Россия накануне революции. М.,1991 г.с.425-426). Несчастная Императрица не знала, что над ней издеваются царские министры, по указке которых охранка от имени трудового народа  ежедневно шлет письма и телеграммы своей Императрице. Вот к чему может привести самоизоляция. Отсутствие  у    руководства страны широких прочных связей со всеми социальными структурами общества есть удар по его консолидации и гарант серьезных просчетов в принимаемых властью решений, в проводимой властью государственной политике. Самоизоляция власти от общества  есть гарант ее скорого падения и реальная опасность распада страны. Именно такая ситуация и сложилась  в России в начале ХХ

             Императрица по мере своих  сил и возможностей стремилась помогать своему мужу в позитивном решении важных вопросов жизни и деятельности государства. Временами она оказывала на Государя жесткое давление, если он  в решении каких-то важных  государственных вопросов проявлял  нерешительность и мягкотелость. Это  давление со стороны Императрицы усилилось в военные годы, когда обстановка требовала принятия жестких волевых решений, в том  числе и кадровых, на которые Государь идти не хотел или проявлял нерешительность. Но никогда Императрица не подталкивала Государя на принятие решений, направленных против интересов России, хотя оппозиция ее постоянно в этом обвиняла. Она даже приписывала ей постоянную связь с немецким Генеральным штабом, через которую она, якобы, подпитывала его необходимой информацией. Это была заведомая ложь, подогреваемая не только либеральной оппозицией, но и послами некоторых европейских государств и, прежде всего послом Англии Бьюкененом. Она же так «любила» немцев, что на предложение о спасение, после отречения Николая II от Престола, в Германии она ответила: «Я предпочитаю умереть в России, чем быть спасенной немцами». «Я краснею от того, что я была немкой», - говорила она французскому послу М.Палеологу. Она особенно жестко относилась к немецкому кайзеру Вильгельму за то, что он развязал войну.

             Нет сомнения в том, что она искренне и глубоко полюбила Россию и стала ее патриотом. Палеолог признал, что Александра Федоровна  вполне обрусела. «Основа ее натуры стала вполне русской... Несмотря на враждебную легенду, которая возникла вокруг нее, нет сомнения в ее патриотизме. Она любит Россию горячей любовью». Особенно глубоким по мнению Палеолога стало моральное обрусение Императрицы. «Она усвоила самые древние, самые специфические черты русизма, имеющие своей основой м и с т и ч е с к у ю   р е л и г и о з н ос т ь».(разрядка наша - А.Ш.) (Палеолог М.Царская Россия накануне революции. М., 1991 год, с.144). Обратим внимание на утверждение Палеологом того, что в основе ее русизма лежит мистическая религиозность. Значит он считал, что Императрица в понимании русской  православной веры  дошла до ее глубин.  Это делает ей честь, поскольку в ее прежней религии мистическая сторона представлена очень слабо. Поэтому у нас есть основания считать, что именно постижение основ православной веры привело бывшую протестантку к развитию мистической стороны ее новой веры.

      

                   Религиозный мистицизм Императрицы.   

 

Хотя мистические черты религиозной  веры Императрицы развились в лоне ее православной веры, ее физические истоки Палеолог предлагает искать в  природной, болезненной наследственности, идущей по линии матери, которая умерла рано. Эта болезненность порождала мистические мотивы в религиозной  вере, которые  переходили в систему жизненных целей и установок. Необычным, экстраординарным был поступок старшей сестры Луизы (Великой княгини Елизаветы Федоровны - жены Великого князя Сергея Александровича), которая после смерти мужа стала монахиней, а их брат все время поражал окружающих странностью своих вкусов. Царский двор и столичный бомонд посчитал странным то, что молодая Императрица Александра Федоровна  уже в самом начале пребывания в Зимнем дворце, стала уклоняться от столичных, великосветских балов и званных вечеров сначала из-за своей стеснительности, а потом из-за своего пренебрежения к этим мероприятиям как к пустопорожнему время проведению. Это показалось Царскому двору и столичной знати не только странным, но и вызывающим. Ни одна из ее предшественниц так себя не вела.      

           Так произошел раскол  между царской семьей и столичным Светом, так начала формироваться мистическая линия в жизни и деяниях Российской Императрицы. Мистическую линию Императора мы уже обсудили, А теперь поразмышляем об этой же линии у Императрицы. Цитируемый уже выше Палеолог, считал, что если бы принцесса Алиса осталась жить в рамках западной цивилизации, то вполне возможно, что ее мистические наклонности могли бы вообще не проявиться, но русская православная среда безусловно стимулировала их развитие. В процессе жизни внутри русского народа, по мере обрусения она приобретала его национальные черты.  «Душевное беспокойство, постоянная грусть, неясная  тоска, смена возбуждения и уныния, навязчивая мысль о невидимом и потустороннем, суеверное легковерие - всё это симптомы, которые кладут такой поразительный отпечаток на личность Императрицы, разве  они не укоренились и не стали повальными в русском народе?». (Палеолог М. Указ.Соч. с.144). Согласимся: укоренились и стали чертами характера Российской Императрицы и сделали из англо-немецкой принцессы Алисы русскую, православную Государыню Александру Федоровну.   

             Когда мы говорим о мистической религиозности того или иного человека, мы должны иметь в виду особенности характера и поведения этого человека. Он всегда интроверт, т.е. человек, психический склад которого характеризуется сосредоточенностью на своем внутреннем мире, обращенность на самого себя, замкнутостью и созерцательностью.  предрасположенность к мистической религиозности была дана от природы, т.е. от рождения. Возможно, что этого не понимало не только окружение молодой Императрицы и столичное светское общество, но и она сама, ибо обе стороны приняли по началу попытки ее уклонения от массовых мероприятий и скованное поведение на них молодой Императрицы за ее излишнюю стеснительность и скромность, а также слабое знание русского языка. Но корни этого поведения оказались гораздо глубже. По мере проникновения в глубины Русского Православия, которое безусловно мистичнее, чем Западное Христианство, а, тем более, в его англиканском варианте, развивалась и крепла мистическая сторона ее религиозности, а, следовательно она все глубже уходила в себя и тем больше утрачивала потребность в широком внешнем общении. Этим курсом вместе с ней шел и Император, чувствующий себя Иовом Многострадальным, убежденным в трагичности своей судьбы и конца своей  земной  жизни.

            Поэтому нас не должно удивлять то стремление к самоизоляции, которое царствующая чета постоянно проявляла. Некоторые  примеры этого проявления мы выше приводили. Но отсутствие непосредственных контактов этой четы с различными слоями общества,  позволяло чиновникам различных рангов прибегать к обману и очковтирательству, к сокрытию реальных проблем и создавать иллюзию благополучия и успешности, которых на самом деле не было. Ложь, обман и очковтирательство стали нормой жизни госаппарата на всех его уровнях. Особенно остро недостатки его работы стали ощущаться в ходе войны. В 1916 году в обществе укрепилось твердое убеждение, что страна неотвратимо катится под откос и вот-вот рухнет. В ноябре один из высокопоставленных российских чиновников заявил французскому послу: «Мы погибли, господин посол». В обществе создалась тяжелая духовно-нравственная атмосфера. «Я просто задыхаюсь в этой атмосфере сплетен, выдумок и лжи», - с горечью признавался Государь В.Н.Коковцеву. Все ожидали трагического конца и были убеждены в его неотвратимости. Как обычно, в подобных ситуациях ищут главного виновника. Высшее столичное общество, во главе с родственникам Царя считало «сумасшедшую немку» (Императрицу) и распущенного сибирского мужика, претендующего на роль святого (Григория Распутина), пригретого «сумасшедшей немкой» в Зимнем дворце.

              Это была чудовищная клевета на обоих, потому что ни Императрица, ни Распутин не могли желать зла Отечеству, истинными патриотами которого они были. Большее зло России творили, как раз, их обвинители. Царю было известно, например, что его близкие родственники обсуждают с английским послом возможность устранения его с престола (вплоть до убийства) и пострижения Царицы в монахини. Тут возникает грибоедовский вопрос: А судьи кто? Вот, что говорил протопресвитеру Шавельскому пасынок Великого князя Николая Николаевича герцог Сергей Георгиевич Лейхтенбергский. Он утверждал, что истинными патриотами, любящими Отечество и Царя, являются только Великие князья Николай Николаевич и его брат Петр Николаевич. «А прочие...Владимировичи - шалопаи и кутилы; Михайловичи - стяжатели; Константиновичи - в большинстве какие-то несуразные... Все они обманывают Государя и прокучивают российское добро». Вот какая родственная «опора» была у Николая II и Александры Федоровны. И эта «опора» набиралась смелости обвинять Царя в слабоволии и подкаблучничестве, а Царицу в шпионаже в пользу Германии. Выродилась династия Романовых, обмельчала и разложилась духовно и нравственно. Николай II оказался последним ее рыцарем (по крайней мере нравственно и духовно он себя не опорочил). Что касается Александры Федоровны, то она, будучи хорошо образованной, воспитанной и умной скоро разобралась по сути со своими новыми родственниками, оценила все их «достоинства» и сделала для себя вывод: чем дальше от них, тем лучше. Мистическая наклонность ее натуры помогла ей не опуститься до их уровня.

           Жизнь испытывала на прочность не только Царя, но и Царицу. Мистический настрой ее души усиливается в связи с болезнью сына гемофилией. Ее мучает страх перед неопределенность (сын может умереть неожиданно), кроме того болезнь неизлечима. Ее мучает чувство вины перед Россией и ее народом за то, что по ее вине Россия может остаться без наследника, она, как  мать, может потерять единственного сына. Вот почему она воспряла, когда к ней привели Распутина и когда она убедилась в его глубокой вере, доброте и провидении. Он стал для царской четы ярким представителем простого народа, наделенным не только истинно глубокой верой, но и добрым сердцем, особыми духовными способностями влиять на происходящие события или предвидеть их в будущем. Огромное уважение и даже почитание Распутина появилось у царской четы после того, когда Царь и Царица убедились в способности  Распутина  остановить кровотечение у больного сына.

           Распутина не признала и отвергла официальная Церковь, но его признал и благословил Иоанн Кронштадтский. Высоко оценил (что совершенно неожиданно) С.Ю.Витте. Он писал о Распутине: «Поистине нет ничего более талантливого, чем талантливый русский мужик, какой это своеобразный, какой самобытный  тип. Распутин абсолютно честный и добрый  человек, всегда желающий творить добро».(Русское Православие. Энциклопедия в 3-х томах. М.,2009 год).

            К сожалению «горячие патриоты» и «истинные» поборники Православия сделали из Распутина проходимца и негодяя, растленного типа от которого исходит только  зло. Убийство Распутина буквально потрясло Императрицу. Она не сомневалась в том, что заговорщики, расправляясь с Распутиным били и по ней, хотели сломить ее сопротивление давлению двора и «прогрессивной» общественности. Двор, как один, встал на защиту убийц Распутина, исходя из того, что они, якобы, спасали честь России и чистоту Престола. Императрица плакала и молилась за душу убиенного Григория. Когда тело убиенного нашли и похоронили, она ездила на  могилу старца и просила его помолиться т а м за Россию, ее народ и ее семью. После трагической гибели благого старца Императрица стала еще больше замыкаться в себе и с большим подозрением относиться к людям, занимающим высокие посты в системе государственного управления. Она лучше других понимала, что готовится «великая измена», что Государю откровенно лгут все: министры, Великие князья, боевые генералы, что государственное управление раскачено до предела, что опереться практически не на кого. Развязка  близилась неотвратимо.

           Когда она наступила, Александра Федоровна приняла ее стоически. Она понимала ее неотвратимость, понимала и то, что для  нее и ее семьи она может закончиться трагически. Она внутренне готовилась к переходу в другой мир, более светлый и радостный, чем этот. Она не собиралась никуда бежать из России или молить кого-то о спасении. Ее заявление: «Я предпочитаю умереть в России» были не показным жестом, не пустым словом, а твердо принятым решением. Она как истинная христианка передала свою судьбу в руки Божьи. 21 октября 1917 года она писала Анне Вырубовой из Тобольска: «Бог милостив и долготерпелив и своих не забывает...Чем больше здесь страдания, тем ярче будет там на том светлом берегу, где так много дорогих нас ждут». Эта удивительная женщина, верой и правдой служившая России и ее народу, оклеветанная и оболганная  врагами России и ее изменниками, сохранила свою честь, достоинство и самообладание до своего смертного часа. Ее царственность сохранилась и после того как она перестала быть Царицей. В то же время очевидцы отмечают, что после утраты Престола в поведении Александры Федоровны,

прежде решительном и властном, стало очевидным христианское смирение. Вот что писал в своих «Воспоминаниях» Г.Шавельский, хорошо знавший Императрицу: «В моем собственном сознании образ Императрицы Александры Федоровны двоится, представляясь в двух совершенно различных очертаниях. Царица  Александра Федоровна  на троне и она же в заточении, в изгнании - это как бы две разные фигуры, во многих отношениях не похожие друг на друга. Царица на троне - властная, настойчивая и непреклонная, Царица в изгнании - смиренная и кроткая, незлобивая и покорная. Даже вера в Бога и Его святой Престол у заточенной Царицы становится иною - более спокойной, проникновенной и глубокой, нежной и чистой». (Шавельский Г. Воспоминания. Нью-Йорк, 1954г.Т.2, с.293). С умиротворенной, спокойной душой уходила из этого мира Российская Императрица Александра Федоровна. Она была чиста перед Богом, Россией, ее народом, перед своей семьей и своей совестью.

         Неимоверно трудная судьба со страшным концом выпала на долю этой незаурядной, умной, хорошо образованной   женщины. Она попала в беспощадные времена российской истории, которая делала очередной крутой разворот. Повлиять на него радикально, а, тем более остановить его она не могла, но как-то притормозить его она старалась.

Воздадим ей за это старание должное, а тем более, что она с торицей искупила свои промахи, участвуя в управлении страной в тяжелое, переломное время, закончившееся для неё страшной кончиной вместе со своим венценосным мужем и своими детьми. Вечная им всем память!    

 

           * * *      

 

 В оценке жизни и деятельности, духовной стороны  жизни Императора Николая 11 и Императрицы Александры Федоровны мы должны исходить не из проклятий сионистов, масонов, либералов и коммунистов в их адрес, а из позиций Русской Православной Церкви, которая канонизировала всю Царскую семью, расстрелянную в Екатеринбурге 16 июля 1918 года по распоряжению Свердлова, согласованному с Лениным. 

Этой страшной кончиной Император и Императрица очистили себя от земных грехов и превратились в Божьих избранников. Такими они и останутся в памяти нашей Православной Церкви и в исторической памяти нашего народа. В своей земной жизни они сделали то, что смогли. Они истинно  стремились удержать Россию от смуты, не допустить ее распада и уничтожения. Но враждебные  России силы как внутри ее, так и за ее пределами оказались сильнее, коварнее и сплоченнее, чем силы, поддерживающие самодержавную власть.                         

Противоречивые оценки личностей Императорской  четы: Николая Александровича и Александры Федоровны  будут продолжаться. Для таких противоречивых  оценок есть достаточные основания: не все важные государственные (политические, социальные, хозяйственные и др.) решения, принимаемые Императором, согласованные в основном с Императрицей, были правильны и способствовали укреплению государства на переломном этапе его развития. Но обвинять их в том, что эти просчеты носили преднамеренный характер - значит клеветать на них. То, что они оба искренне и глубоко любили Россию и ее народ, до конца были преданы им, не может вызывать никаких сомнений. Не может вызывать сомнения и то, что они стремились работать во благо России.

Они управляли страной в тяжелейшее переломное время ее исторического пути. Внутренние проблем  великой Империи копились веками.

Самой жгучей из них был крестьянский вопрос, т.е. судьба 80 с лишним процентов населения страны. Крестьянство буквально стонало под игом крепостничества. Проведенная дедом Николая II Александром II реформа по отмене крепостного  права оказалась полумерой и не сняла напряжения в крестьянском вопросе. Большая часть дворянства тоже не приняла реформу и была недовольна царской властью. С сороковых годов ХIХ века в России начинает активно развертываться революционное движение и революционный терроризм. К названным бедам добавлялось духовное напряжение. Окончательно расстроились и стали напряженными отношения Самодержавной власти и Русской Православной Церкви. Внутренняя напряженность в стране достигла такого накала, что она могла взорваться в любое время.

 Для того, чтобы этого взрыва не произошло  Самодержавная власть должна была проявить величайшее напряжение своего ума, воистину железную, несгибаемую волю и жестокосердность. Речь, стало быть, должна была идти о том, чтобы добросердечный, мягкий, интеллигентный человек, каким был Николай II превратился, по меньшей  мере, в своего отца Александра III. Но такого чуда произойти не могло. Без жесткой, даже жестокой Самодержавной власти система по имени Российская империя пошла в разнос. Силы, способной остановить его в России не оказалось. Он привел сначала к Февральской, а затем и Октябрьской революциям 1917 года. Николай 11 2 марта 1917 года  отрекся от Престола и был подвергнут аресту. Вместе с Царем была арестована вся царская семья. Они содержали  под арестом сначала

В Царском Селе, потом их перевезли в Тобольск, а затем в Екатеринбург, где она и закончила трагически свой жизненный путь.       

            Надо признать, что, находясь под арестом в очень стесненных  условиях, испытывая массу бытовых  неудобств,  царская семья  вела себя очень достойно, не требовала для себя каких-то привилегий, не предъявлял претензий по их охране или  обеспечению. Этот тон поведения задавали родители. Охрана  семьи состояла из солдат, вчерашних крестьян. Они отмечали, что бывший Государь был прост, приветлив и доброжелателен с ними. Мирно и по-доброму вела себя с ними и Александра Федоровна, хотя, как они заметили, по ее осанке, манере поведения чувствовалось, что это женщина высшего света, знающая себе цену. Оба они были хорошими, порядочными людьми, замечательными родителями своих детей. Они  безропотно несли свой крест,  как истинно православные люди. Александра  Федоровна хлопотала по быту: штопала износившуюся одежду, вязала сыну теплые носки. Николай Александрович пилил с сыном дрова для печки, вообще старался больше общаться с сыном. Будучи в Тобольске прочитал собрание сочинений великого православного русского писателя Н.С.Лескова.

Выбор был сделан явно  не случайно. Православная душа просила православной же литературы. Очень жаль, что он не  поделился с потомками своими мыслям о прочитанном, оставив нам лишь очень краткие зарисовки о прожитых под арестом дней, похожие на сухие бухгалтерские отчеты. Но он, очевидно, по своей скромности и вере не считал возможным распахнуть свою душу и выносить свои мысли на всеобщее суждение. Как и все духовные люди с мистическим уклоном, он предпочитал не раскрывать, а охранять свой внутренний душевный мир не пуская в него посторонних людей. Бог ему в этом судья, а не мы грешные. Такой была императорская чета, завершившая пребывание на Российском Престоле династии Романовых. Такова их судьба и память о них.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

2. Re: Император и Императрица

Назвать книги Лескова православной литературой... Нет, он, конечно, православный, но местами.

Lucia / 02.11.2018

1. Re: Император и Императрица

Спасибо автору! Очень интересно и, на мой взгляд, верно и объективно!

Алексей Швечиков:
Назад к социализму
Взгляд ученого
17.05.2019
Непрощенный грешник
О Ленине
20.03.2019
Методологическое обоснование марксистского социализма
Глава из новой книги «Не хлебом одним»
04.11.2018
Император и Императрица
Глава из новой книги «Не хлебом одним». Часть 2
28.10.2018
Император и Императрица
Глава из новой книги «Не хлебом одним»
18.10.2018
Все статьи автора
Последние комментарии
«Нет ни "красных", ни "белых", а есть русские»
Новый комментарий от Юрганов
2020-10-29 01:44
Шесть потерянных Россией лет
Новый комментарий от Владимир Николаев
2020-10-29 01:39
Ямпольская натравливает Путина на «дремучих охранителей»
Новый комментарий от Константин В.
2020-10-29 00:13
Учиться у Сталина
Новый комментарий от Валерий Медведь
2020-10-28 20:54
Неутихающий огонь ненависти в Нагорном Карабахе
Новый комментарий от Святослав28
2020-10-28 20:50
Коммунизм, социализм и Церковь
Новый комментарий от электрик
2020-10-28 18:06
Самочинное и неожиданное действие архиепископа Кипрского
Новый комментарий от Владимир Николаев
2020-10-28 17:31