Миграционная ситуация в России: движение и угрозы

Доклад для Института национальной стратегии (ИНС)

23.08.2018 1804

Предлагаю читателям РНЛ ознакомиться с докладом, который подготовлен для Института национальной стратегии (ИНС) в октябре 2016 года. В нём я попытался представить реальную миграционную ситуацию в России и её политические и цивилизационные последствия.  Многие положения доклада не утратили своего значения до сих пор. Ситуация с миграцией в России, по сути заморожена на два года, но её опасные тенденции продолжают развиваться.

По итогам 2015 года, Россия заняла третье место в мире по количеству мигрантов - 11,9 млн. чел., -  согласно ежегодному докладу Международной организации по миграции (МОМ), опубликованному 19 апреля 2016 года.  Первое место традиционно отведено  США, с 46,6 млн. мигрантов; а второе  место ФРГ - 12 млн. человек[1]. Таким образом, Россия вписывается в глобальные тренды перемещения избыточного азиатского населения  в страны с европейским населением.  В перечне угроз для России, связанных с национальными и этнокультурными факторами, на главном месте находится азиатская миграция и её соединение с радикальными политизированным исламом и политизированными представителями российских исламских нацменьшинств, на площадке крупных городских агломераций. В целом она повторяет сценарий, уже реализованный в Западной Европе. Отслеживание и предотвращение данной угрозы является важнейшей задачей.

Динамика объёма и состава миграции за 2015-2016 гг.:  что стоит за сокращением мигрантов?

Сведения МВД РФ за первые 8 месяцев 2016 года показывают сокращение объёмов иностранной миграции более, чем на 1 млн. человек (7,5%), по сравнению с аналогичным периодом 2015 года.  На 380 тыс. сократилось число постоянно находящихся на территории иностранных граждан.  Вместе с тем, на 300 тыс. увеличилось поставленных на миграционный учёт, что говорит о сокращении сектора нелегальной миграции, его «обелении» или переводе в «серую» зону.

Сократилось число и выдворяемых нежелательных и незаконно находящихся мигрантов с 355 тыс. в январе-августе 2015 года до 181 тыс. за аналогичный период  2016 года.  Сократилась также более, чем на четверть, на 1,7 млрд. руб., цифра наложенных на мигрантов административных штрафов.

 

 

 

Таблица 1. Сведения о миграционной ситуации в Российской Федерации за 8 месяцев 2016/2015 гг. [2]

Показатели

2016, 8 месяцев

2015, 8 месяцев

Въехало иностранных граждан         

12 682 033

13 712 113

Выехало иностранных граждан         

10 897 054

12 681 911

Находится на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства

10 331 942

10 713 543

Направлено представлений о закрытии въезда 

181 681

355 142

Оформлено приглашений  

315 190

317 015

Оформлено виз

154 478

169 857

Поставлено на миграционный учет иностранных граждан и лиц без гражданства

9 513 796

9 213 987

Оформлено разрешений на работу 

97 966

145 427

в томчисле

высококвалифицированным специалистам

20 222

26 275

квалифицированным специалистам

8 032

14 902

Оформлено патентов

1 114 944

1 378 363

Оформлено разрешений на временное  проживание 

215 730

236 301

Оформлено видов на жительство

120 505

88 708

Получили гражданство Российской Федерации

172 698

124 991

Прибыло в Российскую Федерацию и поставлено на учет соотечественников и членов их семей

100 401

116 614

Выявлено административных правонарушений всего

1 144 512

1 521 240

Наложено штрафов всего (тыс. руб.)

4 294 057,9

6 000 845,4

Выдворено и депортировано иностранных граждан

42 495

73 030

Совершено преступлений иностранными гражданами и лицами без гражданства

27 600

29422

 

Иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершено 27,6 тыс. преступлений, что на 6,6% меньше, чем за январь - июль 2015 года, что также косвенно подтверждает сокращение общего объёма иностранных мигрантов, так как вряд ли они стали совершать меньше преступлений, - президент В. Путин и секретарь совбеза Н.Патрушев говорят об обратном, о росте опасных преступлений.

Уменьшилась сравнительная доля выехавших из РФ иностранных граждан, что говорит об увеличении на 745 тыс. человек абсолютного числа (1 млн. 785 тыс. в 2016 г. против 1 млн. 30 тыс. в 2015 г.) и, соответственно,  доли остающихся в России мигрантов, вероятно, за счёт,  в том числе и увеличения на 300 тыс. ставших на миграционный учёт, что делает ненужным их обратный выезд при безвизовом режиме.  Данные цифры говорят о том, что усилился процесс интеграции и замещающей миграции, для которого российские власти создали правовые предпосылки несколькими годами ранее. Заметно усилилась натурализация мигрантов путём получения гражданства (число получивших гражданство увеличилось на 47 тыс., или 28%). Возможно, это произошло в определённой мере за счёт репатриации русских, но отнюдь не только их, но и граждан Киргизии и других среднеазиатских и кавказских республик.

Данная статистика говорит о том, что в какой-то своей части процесс миграции стал более оформленным, регулируемым, и, возможно, селективным, что соответствует поставленным в Концепции государственной миграционной политики РФ до 2025 года задачам по введению позитивного отбора мигрантов, вместе с тем, не меняя её общей направленности за замену традиционного населения России. Происходит абсорбирование и натурализация миграционного потока, закрепление результатов его роста в предыдущее десятилетие. Мигранты становятся в России своеобразной социальной стратой или сословием со своими правами и своими правовыми институтами, с возможностью перетока из теневой в официальную зону и обратно.

Можно назвать несколько вероятных причин сокращения миграционного потока.  В первую очередь, это продолжившееся в конце 2015-начале 2016 гг. ухудшение экономической ситуации в России, которое сократило объём рабочих мест и, соответственно, трудовой миграции. Падение курса рубля носило характер резкого и кратковременного удара по экономическим условиям труда мигрантов. Сокращение мигрантов происходило в сферах ЖКХ, строительства, транспорта. Имело место и введение практики  удовлетворения спроса на ряд вакансий за счёт внутренних мигрантов, например, водителей общественного и технологического транспорта в Москве. Ситуации заставила мигрантов держаться за имеющиеся рабочие места и стремиться к закреплению в России без выезда за рубеж.

Возможной причиной является также возвращение на прежнее место жительства части беженцев из числа украинских граждан с территории ДНР и ЛНР в связи с ограничением боевых действий и налаживании условий жизни в этих республиках на фоне ухудшения ситуации в российской экономике.

В региональном разрезе мы видим некоторое сокращение миграции в столичном регионе за январь-март 2016 по сравнению с тем же периодом 2015-го.   В Москве за 3 первых месяца 2016 года находилось 1 млн. 379 тыс. иностранных граждан вместо 1 млн. 576 тыс. в 2015-м.  «В Москве 2016 году наблюдается снижение мигрантов и по общему числу, и по патентам (может бать, причина этого, - несовершенство патентной системы). Хотя по показателю «указанная цель прибытия», - работа, - виден рост на 150 тыс., (до 763 тыс.) что, по всей видимости, связано с попыткой легализации и продления патента на второй год.  Это подтверждает и то, что примерно столько же иностранцев составляет прирост продливших своё пребывание в Москве:  с 82 тыс. до 233 тыс. человек[3].

Таким образом, применительно к 2015-2016 годам правильнее вести речь о реструктуризации, и селекции миграционного потока, сопровождающихся «отсевом» под влиянием экономической турбулентности, чем о его снижении. Остались наиболее конкурентоспособные на российском рынке труда категории мигрантов.

Пауза миграции из Средней Азии и Закавказья в 2015 году и её возобновление в 2016 году

По состоянию на вторую половину 2016 года можно говорить о пребывании в России не менее 6 млн. мигрантов из мусульманских стран Евразии. Основу для расчётов составляют данные о въезде из 5 стран Средней Азии и из Азербайджана (4 млн. 300 чел.)  плюс поправка на нелегалов (1,5-2 млн.). Этот же расчёт позволяет судить и о числе мигрантов - практикующих мусульман в России, которые составляют не менее 5 млн. человек.

Данные миграционного прироста граждан стран СНГ по разным периодам 2015 года позволяют сделать вывод, что в первой половине этого года произошел перелом, после которого количество мигрантов из Средней Азии впервые за 5 лет перестало расти, и начало плавно снижаться. Во второй половине  2015 года тенденция усилилась. «Численность граждан Центральной Азии, которые ежегодно приезжают к нам, превышает 6 млн человек», заявил замглавы МИД РФ Г.Карасин применительно к «высокому периоду» в конце 2014 года. С учётом наметившегося в 2014-2015 гг.  некоторого уменьшения числа въезжающих в Россию мигрантов цифра может быть скорректирована до 5-5,5 млн. человек.

Всего, по данным ФМС, с февраля 2015 года по начало февраля 2016 года  общее число мигрантов из Средней Азии в РФ сократилось на 500 тыс. человек, а Азербайджана, - на 100 тыс. человек.  В 2016 году этот процесс продолжился, хотя и замедлился. В первую очередь это коснулось такого крупнейшего донора рабочей силы в Средней Азии, как Узбекистан, по которому в начале 2016 года показан отрицательный рост  33,5 чел., в  то время, как в первую половину 2014 года был прирост 26,6 тыс. чел.  Довольно заметно сократился, хотя и остался положительным, прирост миграции из Таджикистана, Киргизии, Казахстана, Молдавии.  «Сопоставляя данные на начало апреля (2016 года-С.Б.) со статистикой ФМС начала марта, можно отметить незначительный рост количества граждан Киргизии, Таджикистана, Туркмении и снижение числа граждан Узбекистана и Казахстана. Так, в начале марта в России находились 1.762.364 гражданина Узбекистана, 625.161 гражданин Казахстана, 573.097 граждан Кыргызстана, 863.426 - Таджикистана и 24.256 - Туркмении. Согласно статистике ФМС, на начало апреля на территории Российской Федерации находятся 1.755.781 гражданин Узбекистана (в том числе 1.428.167 мужчин и 327.614 женщин), 588.811 граждан  Казахстана (в том числе 370.632 мужчины и 218.179 женщин), 574.194 гражданина Кыргызстана (351.121 мужчина и 223.073 женщины), 878.536 граждан  Таджикистана (727.330 мужчин и 151.206 женщин) и 24.363 гражданина Туркменистана (15.450 мужчин и 8.913 женщин)», отмечал ресурс Мигрант.Фергана.ру.

Поток мигрантов в основные принимающие регионы остался среднеазиатским. «Свыше 80% трудовых мигрантов Москвы в 2016 году - выходцы из Средней Азии. Глава департамента департамента экономической политики  М. Решетников уточнил, что в этом году среди трудовых мигрантов, легально оформившихся и получивших патенты, 43 процента составляют узбеки, 30 процентов - таджики, 16 процентов - украинцы» (Мигрант-Фергана.ру).

Однако в последующие месяцы 2016 года, с началом тёплого сезона, тенденция роста мигрантов из Средней Азии, и, в частности, Узбекистана, возобновилась. «По данным оперативного помесячного учета, в январе-июне 2016 года миграционный прирост населения России увеличился на 31,4% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года (141,9 против 107,9 тысячи человек), а коэффициент миграционного прироста - на 30,2% (19,4 против 14,9 на 10 тысяч человек постоянного населения). В миграционном обмене с Узбекистаном, до 2014 года неоднократно занимавшем первое место по абсолютной величине миграционного прироста, в 2015 году сложилось отрицательное сальдо миграции. Это могло быть связано с ужесточением миграционного учета, ухудшением экономической ситуации в России, а также, в определенной степени, с «виртуальной» эмиграцией. В январе-июне 2016 года миграционная убыль, наблюдавшаяся в первом полугодии 2015 года, вновь сменилась приростом, хотя и не очень высоким (9,5 против -14,6 тысячи человек). Число иммигрантов из четырех остальных стран СНГ, напротив, снизилось: из Узбекистана - на 19,0%, из Белоруссии - на 17,4%, из Туркмении - на 4,1%, из Армении - на 3,0%. В результате, число иммигрантов в Россию из стран СНГ в целом увеличилось незначительно (на 1,1%). В большей степени увеличилось число прибывших из стран дальнего зарубежья (на 8,3%), хотя оно на порядок меньше (28,4 тысячи человек за январь-июнь 2016 года)»[4].

Нетто-миграция (миграционный прирост) населения России с зарубежными странами, январь-август 2014 - 2015 гг., тыс. чел. [5]

 

2014, я

нварь-август

2015,

январь-август

2015

в целом, чел.

Международная миграция - всего

142,9

131,4

122 764

С государствами - участниками СНГ

135,4

128,8

116 210

Азербайджан

9,1

7,1

7 433

Армения

16,4

14,3

11 812

Белоруссия

4,5

2,8

3 034

Казахстан

24,8

20,6

15 339

Киргизия

10,4

4,2

3 405

Молдавия

10,7

10,8

7 314

Таджикистан

11,8

4,6

2 639

Туркмения

1,2

1,0

957

Узбекистан

26,6

-15,0

-33 550

Украина

36,1

93,6

97 827

Со странами дальнего зарубежья

6,1

2,6

6 554

 

Фактор  единого рынка труда Евразийского союза не сделал Россию благоприятной для трудовых мигрантов в период экономического спада. Несмотря на присоединение к ЕАЭС, наметилось сокращение мигрантов из Армении. Явно сократилось в России число белорусских граждан. 

Сходную динамику показывает и миграция из Азербайджана. "Так, если в 2014 году в России было занято около 600 тысяч трудовых мигрантов из Азербайджана, то статистика начала 2016 года свидетельствует о том, что число трудовых мигрантов сократилось до 500 тысяч. В основном это связано с экономическими санкциями в отношении России, обесцениванием рубля, ужесточением миграционного законодательства и правилами пребывания на территории России», считает эксперт по вопросам миграции Азер Аллахверанов[6].

В 2015 году также на 60% упали объёмы денежных переводов трудовых мигрантов в Среднюю Азию, - на $7 млрд.  с лишним, что подтверждает финансово-экономические причины падения миграции из Средней Азии, а именно, спроса на рабочую силу на тяжелых физических работах, куда устраиваются граждане Узбекистана, в отличие от мест в торговле и сфере услуг, куда устраиваются граждане Киргизии, в структуре которых высокая доля женщин). Таким образом, падение миграции из Средней Азии является больше ситуативным, и отражается, прежде всего, в легальном секторе миграции, и охватывает не все сферы занятости и не все страны. Таким образом, более выгодные условия миграции сложились для граждан стран ЕАЭС, в среднеазиатском потоке наметилась селекция в пользу ЕАЭС, что, по всей видимости, является запрограммированным результатом.

Граждане Украины и Новороссии.  Украина-Россия является второй крупнейшей подсистемой миграции в  СНГ и Евразии (после подсистемы Средняя Азия-Россия). В период российско-украинского кризиса 2014 года она пережила свой ренессанс за счёт беженцев с Донбасса, который затем продолжился уже за счёт граждан остальной Украины, погрузившейся в экономически и социальный спад.  Хотя с Украины,  наоборот, в начале 2015 года наблюдался высокий прирост почти в 100 тыс., тем не менее, во второй половине он не вырос, что говорит о сокращении волны беженцев и экономических мигрантов из этой республики после относительной стабилизации обстановки на Донбассе после попыток начала реализации Минских соглашений и ухудшении ситуации в российской экономике на фоне относительной фиксации падения украинской  экономики. Всё это привело к тому, что поток нециркулярных (постоянных) мигрантов с Украины во второй половине 2015 года уже не рос, а плавно уменьшался. Это связано с тем, что во второй половине 2015 года России сложилась неблагоприятная для граждан Украины экономическая и правовая конъюнктура, по сравнению с 2014-м и началом 2015-го гг. Тем не менее, высокий уровень прироста украинских мигрантов сохранился. «Наибольший миграционный прирост Россия в 2016 году получила в обмене населением с Украиной (69,2 тысячи человек). За ней с большим отрывом  ледовали Казахстан (17,2) и Узбекистан (12,2 тысячи человек). Миграционный прирост в обмене с другими странами за январь-июнь 2016 года не достигал 10 тысяч человек»[7].  Вероятно, то же самое будет происходить в ближайшие годы из-за катастрофической экономической политики, социальных и инфраструктурных реформ и национальной дискриминации на Украине.

Пребывание иностранных граждан из СНГ в РФ на дату в 2015 г., человек[8]

  

02.07.15

31.08.15

05.11.15

2015/2013, %

Азербайджан

555462

540164

532321

86

Армения

532299

526298

504971

105

Белоруссия

568049

609254

634861

166

Казахстан

694455

696050

685841

112

Киргизия

519801

513083

526502

94

Молдавия

547933

528452

517692

92

Таджикистан

1000723

978159

933155

81

Узбекистан

2156651

2088350

1943384

77

Украина

2631228

2585584

2566377

159

СНГ, всего

9206601

9065394

8845104

104

СНГ без Украины

6575373

6479810

6278727

91

 

Китайская миграция

 С учётом нелегальных и полулегальных мигрантов число граждан Китая, работающих в России, весьма приблизительно оценивается на уровне 500 тыс. человек. Из-за неблагоприятного состояния российской экономики в конце 2015 - начале 2016 гг. число постоянных мигрантов из Китая, скорее всего, не выросло, хотя увеличился объём кратковременных поездок. Постоянно зарегистрированы или имеют гражданство РФ около 40 тыс. китайцев.  Основная масса китайцев проживает на Дальнем Востоке. В 2014-2015 гг. в Москве количество китайских мигрантов, работающих в мелкооптовой и розничной торговле (25 000-26 000 человек) сократилось на 5000-6000[9].

По итогам 2015 года число туристов из Китая, прибывающих в Россию в рамках безвизового группового туристического обмена, составило 537 381 туристов, сообщили RTourNews.ru в Туристической ассоциации «Мир без границ». Групповой турпоток вырос на 87%. Наибольшей популярностью в прошлом году у «безвизовых» туристов из Китая пользовалась Москва, которую посетило 240 тысяч гостей из Китая, что составляет 45% группового китайского турпотока и в два с лишним раза больше результатов 2014 года, когда столицу посетило 110 тысяч гостей из КНР в рамках безвизового обмена. Второе место по популярности у китайских туристов сохранил Приморский край, где в 2015 году побывало 120 тысяч «безвизовых» туристов из Китая.

Внутрироссийская межрегиональная миграция продолжила расти

  В 2015 г. число учитываемых статистикой переселений в пределах России продолжало увеличиваться: на 86,5 тыс. чел., или на 3,5% по сравнению с январем-августом 2014 г. «За 2015 год число внутристрановых перемещений, фиксируемых статистикой за год, вновь превзойдет 4 млн. чел., т.е. будет вдвое выше, чем в 2000-е годы, и достигнет уровня 1980-1990 гг. Население продолжает стягиваться в Москву, Московскую область, Краснодарский край, Тюменскую область, Крым. Продолжается миграционная убыль населения регионов севера и востока страны, а также Северного Кавказа. Немало регионов, теряющих население в результате миграции, в Центральной России и Поволжье. Несмотря на миграционной прирост за счет международной миграции, в 50 регионах страны в январе-августе 2015 г. отмечена миграционная убыль населения»[10], считают эксперты Института соцанализа и прогнозирования РАНХиГС Ю. Флоринская и Н.Мкртчан. За 2015 год с Северного Кавказа уехало 100 тыс. человек.  Концентрация населения России в условиях экономической турбулентности 2105-2016 гг.. в экономически наиболее выгодных для жизни регионах усилилась, а вместе с ней, и перемещение представыителей этнокульутрных меньшинств с окраин в крупные города.

Качественные изменения мигрантской среды за 2015-2016 годы

Развитие иноцивилизационной миграционной среды имеет свою логику, в том числе, и такую закономерность, как переход количественных параметров в качественные. К рубежу 2015/2016 гг. после 15 лет быстрого малоконтролируемого роста с начала 2000-х гг. до 7-8 млн. (5-6% населения РФ), она приобрела новые черты, которые выходят за рамки обычного экономического механизма эксплуатации временной дешёвой рабсилы, и стали проявляться всё рельефнее, вызвав в начале 2016 года соответствующую реакцию руководства России (подробнее см. ниже).

1. Стабильная работа мигрантов, поддержание их численности, жизнеобеспечения привели к наличию и трате особых финансовых средств на институциализацию мигрантской среды, диаспор, развитию сервисных структур, удвовлетворяющих их материальные потербности и потребности в культурном позиционировании в российском обществе. Мигранты превратились в большую социальную страту со своим экономическим механизмом воспроизводства. (Чего и хотели лоббисты замещающей миграции и концепции мультикультурной Евразии!).

2. На культурном уровне это привело к увеличению структур и признаков культурной реколонизации русской метрополии в основных регионах-центрах миграции. Прежде всего, это мечети, культурные центры и земячества, молельные дома и подпольные кружки, магазины халяль и мусульманской одежды, увеличение числа женщин-мусульманок в этой одежде, этнические кафе и рестораны, в том числе и быстрого питания, специальные СМИ. Это говорит об увеличении числа постоянно проживающих мигрантов и снижении циркулярных мигрантов, развитии собственной постоянной среды обитания.

3.  Усиление конкуренции со стороны граждан России и русских на рынке квалифицированных рабочих специальностей: строителей, установщиков, электриков, водителей, слесарей, таксистов, продавцов, а также в социальном пространстве за госуслуги: в здравоохранении, образовании, в городском пространстве. Данная ситуация связана с экономическим кризисом,  и притоком русской рабочей, повышением стоимости труда мигрантов, что снизило спрос на них, миграцией с Украины. Данный фактор в целом не снижет численности мигрантов, но усложняет их положение и ухудшает отношение к окружающему обществу. Примером конкурентности может служить конфликт рабочих из Узбекистана и Таджикистана на Хованском кладбище с российскими мафиозными группами, крышующими кладбища по поводу дани. Ситуация усиления конкуренции мигрантов и местного населения сложилась давно и была прогнозируема. Однако последние годы свидетельствуют о росте недовольства мигрантами как конкурентами в пространстве  Москвы,  Подмосковья и других центров концентарции миграции со стороны разных прослоек и групп россиян. Мигранты с 2014-2015 гг. стали восприниматься как главная угроза личной и общественной безопасности и комфорту (раньше это были выходцы с Северного Кавказа). 

4.  Повышение агрессивности части мигрантов, склонных к девиантному поведению, по отношению к местному населению.  Вторая половина 2015 года - начало 2016 года ознаменовались рядом знаковых происшествий, показывающих высокий градус агрессивности некоторых прослоев мигрантов: няня с отрезанной головой, распространение кружков радикальных исламистов, отъезд некоторых россиян в запрещённую в РФ ИГИЛ* на войну в Сирию, убийство начальника ГОВД Сызрани, и другие. Всё это вынудило власти приступить к проверкам и профилактическим мероприятиям.

5. Изменение состава мигрантов - феминизация миграционного потока: С сокращением рабочих мест в сфере физического труда, а также переносе преференций на страны ЕАЭС (Киргизия, Казахстан) и Восточной Европы (Украина, Молдова) связано и увеличение доли женщин среди мигрантов. Занятие женских профессий в торговле: продавцы, кассиры, подсобные рабочие. Применительно к выходцам из Средней Азии, феминизация будет означать усиление формирования собственной стабильной и закрытой социальной среды мигрантов.

 

 

 

Количество мужчин-граждан Украины и Узбекистана. находившихся  в  России 27  августа 2015 по возрастным группам[11]

 

до 17 лет

от 18 до 29 лет

от 30 до 39 лет

от 40 до 49 лет

от 50 до 59 лет

старше 60 лет

УЗБЕКИСТАН

101 187

854 553

383 366

277 683

81 915

11 906

УКРАИНА

199 302

445 591

357 613

255 946

167 810

75 404

 

6.  Преобладание молодого возраста среднеазиатских мигрантов. Сравнение возрастной структуры мигрантов из двух основных стран-доноров -  Узбекистана и Украины в 2015 году, -  показывает абсолютное преобладание молодёжи до 29 лет среди узбекских мигрантов (955 тыс.) и низкую долю пенсионного и предпенсионного возраста ( в сумме 100 тыс.). Средние возраста представлены меньше 660 тыс. чел.  Среди украинских мигрантов молодёжь и средний возраст примерно равны. Узбекские мигранты, таким образом, наполовину представляют собой молодёжь, которая, которая при благоприятных обстоятельствах может остаться в России и примкнуть к радикальным исламистам.

Открытие более 20 мечетей как следствие роста численности и активности исламской уммы в России с участием «новых мусульман»

Согласно переписи 2010 года  в России насчитывалось 15 млн. мусульман, из них в Москве, - 360 тысяч.  В основном, эти данные, базирующиеся на переписи населения с постоянной пропиской,  не учитывают мигрантов. Среди которых не менее 5 млн. мусульман Средней Азии и Азербайджана (см. выше). С их учётом мусульман в РФ не менее 20 млн. человек, и количество их постоянно увеличивается, как за счёт миграционного прироста, так и за счёт высокой рождаемости у мусульман - граждан России. Таким образом, в 2016 году уже можно говорить о реальном достижении цифры в 20 млн., которая многократно опровергалась в прошлом.

На протяжении 2015-2016 гг. отмечено активное развитие мусульманской инфраструктуры в населённых различных уровней - Москве, центрах субъектов Федерации, сельских населённых пунктах. Динамика открытия мечетей в 2015-2016 гг. была довольно высокой. По итогам анализа СМИ удалось получить данные об открытии 20 мечетей (вероятно, не полные). Происходило это, как в регионах традиционного распространения ислама, так и в обычных русских регионах, или в русских регионах с наличием традиционного исламского населения, но в меньшинстве:  Москве, Томске, Екатеринбурге, Ижевске, Серове, Ульяновске, Казани, Нижнекамске, Брянске, Симферополе, Махачкале, Минске - Белоруссии.  23 сентября 2015 года в Москве прошло знаменательное событие: торжественное открытие соборной мечети, находившейся на реставрации 10 лет. Церемонию посетили президент России В.Путин, палестинский лидер М.Аббас и глава Турции Р.Эрдоган, незадолго до резкого обострения российско-турецких отношений в связи с Сирией. Событие должно было представить Москву международным центром ислама.

Основной общиной открытых мечетей будут являться мигранты из Средней Азии. По мнению историка Д. Опарина, «под новыми мусульманами подразумеваются выходцы из Центральной Азии и Кавказа, прибывшие в столицу в результате трудовой миграции. Они сегодня составляют около 90% прихожан мечетей. Отношения между ними и коренными москвичами-татарами неоднозначные, сложные, динамичные»[12]. По сути,  это программа постепенной острожной исламизации России и Евразийского союза, которые пока возглавляют татарские муфтии, но стратегически, с точки зрения развития, уже не контролируют ситуацию полностью. Ещё в 2014 году Глава Совета муфтиев Р. Гайнутдин, называя цифру мечетей в России 7 тыс.,  «отметил, что данная цифра более чем в два раза меньше, чем число мечетей в середине 1920-х годов в стране, добавив, однако, что "сама динамика носит небывалый характер".  С середины 1980-хх гг. рост составил 70 раз[13].

«Отставание» Москвы по количеству мечетей, похоже, дело времени, и зависит только от политической конъюнктуры. Для сравнения в Екатеринбурге 10 мечетей, в Тюмени и окрестностях, - 9, а в Москве - 4[14]. (см. например, статье в МК). При  этом автор данного, явно, лоббистского, материала С. Бицоев, отражает уже, по-видимому, возникшую в столице реальность, когда желающих попасть в мечеть по крупным праздникам значительно больше, чем мест внутри, хотя есть и версия, что муфтии специально их свозят, чтобы повлиять на властей. В связи с распространением альтернативных экстремистских кружков в среде мигрантов, и по просьбам властей, татарские муфтии вынуждены втягиваться в работу с мигрантами, привлекая их в существующие мечети, в свою очередь, активизируя интерес к ним.

Определённым явлением в российских городах стали особые «радикальные» мечети и их общины, вызывающие беспокойство властей и общественности. Примером может служить ситуация в Тюмени, где уже имеется 9 мечетей. «Крайне щекотливую тему сегодня обсудили чиновники и депутаты Гордумы Тюмени. Они нашли несколько подозрительных мечетей, на строительство которых деньги переводились из-за рубежа. Что сегодня происходит за закрытыми дверями мусульманских храмов - никто не знает. В это время силовики продолжают фиксировать: экстремисты из Сирии ищут сторонников и рекрутируют боевиков. «У нас конфликтов нет, но в Восточном округе, как мне говорят избиратели, целые здания построены под непонятные религиозные организации. Кто их лоббирует, кто разрешает строительство?», заявил депутат Гордумы Тюмени Игорь Ракша»[15].

Важной альтернативой контролируемым властями через татарских имамов официальным мечетям, для мигрантов стали молельные дома. «В каждом городе Подмосковья есть молитвенный дом. Это неофициальные заведения, где имамами являются сами мигранты. Для большинства мигрантов мечеть является социальным институтом, куда можно обратиться по любым вопросам: от аренды квартиры до советов по оказанию медицинской помощи»[16]. Возникновение неформальных точек, заражённых экстремизмом, приводится муфтиями и имамами в качестве аргумента в пользу новых официальных  мечетей, прежде всего, в Москве. Сколько времени московские власти смогут удержаться от растущего давления, зависит от позиции общественности.

Расцвет магазинов халяль и исламской одежды

Наиболее знаковым событием за последние два года (2015-2016 гг.) стал быстрый рост в крупных городах России, - центрах миграции, - исламоориентирвоанного сектора в торговле, который говорит о связи экономической и религиозной сторон миграции. В Москве и ближайшем Подмосковье на конец октября 2016 года более 150 объектов халяль,  только согласно сетевому халяль-гиду[17]:  В Санкт-Петербурге - согласно «справочнику мусульманина» около 40 объектов  халяль[18]. На самом деле, таких точек значительно больше.  Халяль-гид также показывает в Москве 28 объектов мусульманской одежды, набор которых далеко не полный.  В Санкт-Петербурге - 12, в Екатеринбурге - 10. Так, в одном только Ижевске, - столице Удмуртии, - где открылась мечеть, имеется не менее 10 точек питания и продажи продуктов халяль[19]. Признаком качественных изменений исламского сектора является и следующее событие. 23 сентября 2016 года Московская компания «Платира» (супруги Дарсаевы), открыла крупнейший в России мясоперерабатывающий и торгово-логистический комплекс. Главная его особенность - стопроцентная ориентация на халяль. Территория - 15 тысяч квадратных метров. 

Следствием данных изменений является массовое появление в крупных российских городах женщин в мусульманской одежде (как  и мест собраний групп мигрантов), что является вторым крупным визуально определяемым этнокульутрным сдвигом после самого появления мигрантов на улицах и в метров в 2000-хх гг. Фактически он означает легализацию знакового этнокульутрного разделения обшества. Следующим вероятным шагом может быть политическое поднятие вопроса о легализации исламской одежды и питания в официальных учреждениях, например, образования, что воспринято болезненно властями и политическим сообществом в связи с попыткой российского политического руководства усидеть на двух стульях, - придерживаться  концепции единства российского общества и многоконфессиональности и многонациональности (российской версии мультикультурализма).  Скорее всего, данная концепция в прежнем виде и статусе доживает в Российской Федерации последние годы и будет свёрнута под давлением этнокультурного большинства.

Система образования и дети мигрантов

Важным показателем качественной среды мигрантов составляет нагрузка на систему образования, в частности, московские школы. В системе образования, подведомственной Правительству Москвы в 2015 году учились в общей сложности 25 тыс. иностранных граждан из 1 млн. 350 тыс. всех обучающихся (1,85%). В том числе: 3128 из Киргизии, 2769 из Таджикистана и только 2186 из Узбекистана. Общая доля учеников, - выходцев из Средней Азии, - не превышает 10 тыс. человек. Украина поставляет 1/5 иностранных учеников - 4900. Как мы видим, нагрузка со стороны мигрантов относительно невелика. Нагрузка со стороны детей бывших мигрантов СНГ, получивших гражданство РФ в Москве, но имеющих другую этнокультурную идентичность (не большинства москвичей) может быть оценена ещё максимум в 5-7%, с учётом данных переписи. Таким образом, общая нагрузка может составлять 7-9%. С учётом граждан РФ коренных национальностей с особой идентичностью национальных меньшинств, доля подобных учащихся московских средних учебных заведений достигает 10%, что является заметным. В целом можно сказать, что негативные изменения мигрантской среды пока находятся в стали роста, но не показали себя в полную меру.

Государственная миграционная политика,  государственные и правовые институты России в сфере миграции в 2015-2016 гг.

В первой половине 2016 года, в связи с миграционным кризисом в Европе и быстрым накоплением сходных проблем в РФ,  руководство России обратило пристальное внимание на проблемы миграции.  В слегка завуалированной форме это было подано общественности как расширение преступности среди мигрантов, о чём и сообщил секретарь Совбеза Н.Патрушев. «В 2015-м году было 58 тысяч совершено нарушений иностранцами. При этом идет рост примерно до 5-6% в год». 31 марта 2016 года  Владимир Путин провёл заседание Совета Безопасности страны, на котором,были обсуждены и выработаны предложения об изменении статуса и полномочий ФМС. Открывая заседание, В.Путин отметил, что Россия остается привлекательной страной для переезда. «Серьезное беспокойство вызывает не снижающийся уровень преступности среди иностранных граждан, - сказал президент России. - Эта проблема поднималась на недавних коллегиях МВД и Генеральной прокуратуры. Подобные преступления носят резонансный, как правило, характер, зачастую они вызывают всплеск ксенофобских, националистических настроений, дают повод для разного рода информационных пропагандистских атак на Россию. Прошу наши ведомства серьезно усилить оперативную и профилактическую работу по борьбе с преступностью в миграционной среде». В итоге было решено принять превентивные меры государственного масштаба, не затрагивая основ миграционной стратегии.

Ликвидация ФМС как отдельного ведомства: причины и последствия

Важнейшим среди шагов государственной политики стало упразднение ФМС. По итогам своего развития Федеральная миграционная служба  в 2016-2015 гг. стала главным институциональным звеном по оформлению мигрантского сообщества в особую растущую социальную страту российского общества.  В практику вошли консультативные совещания ФМС (например, УФМС по г. Москве) со структурами, представляющими и обслуживающими мигрантов: союзами мигрантов по национальному признаку и фирмами-консультантами мигрантов, посредничающими в миграции и продаже рабочей силы. На них присутствовало несколько сотен человек, представляющих мигрантов в отношениях с российскими властями и работодателями.

Причины ликвидации ФМС довольно разнообразны. Во-первых, следует предположить, что попытка ФМС в 2014-2015 гг. вытеснить посредников на рынке трудостройства мигрантов с помощью патентной системы, и ограничить его своими госструктурами, не понравилась сложившимся с начала масштабной миграции 2000-хх гг. сообществам, специализирующимся в данной сфере, одной из вероятных составных частей которого были представители и выходцы из структур МВД. Особо следует упомянуть и экономические структуры, являвшиеся в предыдущие годы держателями квот  на трудовых мигрантов. Их влияние и привело к ликвидации ФМС и возврату её персонала в состав прежнего ведомства.  Во-вторых, складывание новой трудноконтролируемой руководством государства системы миграции без возможностей планирования миграции путём ежегодного квотирования числа мигрантов, что логично как что логично как с точки зрения вышеуказанной недовольной группы, так и государственных интересов. В-третьих, выполнение со стороны ФМС  программы-минимум налаживания работы по адаптации и первичной интеграции мигрантов через многофункциональные центры и патентную систему, что сделало вышестоящий орган излишним. В-четвёртых,  рост недовольства населения  в связи с массовой инокультурной миграцией, и как следствие, работой ФМС. В-пятых, в связи с провалом политики в отношении соотечественников, - беженцев с Украины в 2014-2015 гг., - переполнившей чашу терпения правящей группы. Особо следует отметить последний фактор, - бедственного положения в России русских соотечественников - украинских беженцев из зоны военных действий и украинской политической эмиграции, по сути, поставленных в то же положение, что и обычные экономические мигранты из азиатской частим СНГ, за исключением предоставления временного убежища с выплатой 20 тыс. руб. и специальных лагерей для временного проживания. ФМС не смогла или не захотела выступить эффективным амортизатором в этой непростой и щепетильной политической ситуации, участником которой стало и руководство России, -  например,  предоставить возможности скорейшей натурализации путём упрощённого получения гражданства РФ, которая практически ничего не стоила бы российскому государству, хотя бы даже в рамках действующего упрощённого порядка для носителей русского языка. Вместо этого ФМС предпочло ничего не менять, открыв небольшие лазейки для избранных беженцев, например, для бойцов «Беркута», крымчан, участников программы содействия переселению.

Среди вероятных последствий ликвидации ФМС и  изменения статуса и полномочий созданного на её основе подразделения МВД,  можно прогнозировать следующие:

1)   Частичный возврат к практике регулирования миграции начала  2000-хх гг. с высокой ролью структур МВД и со снижением роли региональных властей. Вместе с тем, региональные власти в комплексе миграционной политики останутся. В целом это может привести к стимулированию миграции, прежде всего, из Средней Азии, что совпадает с растущим трендом 2016 года, - возвратом мигрантов в Россию после периода неблагоприятной экономической и правовой конъюнктуры.

2)   Пересмотр обязательности патентной системы и дополнение её системой квот в пользу крупных импортёров рабочей силы. При этом патентная система сохранится в примерно сложившемся объёме. Это соответствует прогнозу в п.1) и является его дополнением.

3)   Снижение степени централизации и координации государственной миграционной политики из-за исчезновения специализированного ведомства.

4)   Усиление контроля за девиантным поведением мигрантов, их втягиванием в экстремистские и преступные сообщества, угрозами с их стороны обшественной и государственной безопасности. Перенос центра тяжести в миграционной политике на полицейскую составляющую, -  с фискально-экономической, - нацеленной на увеличение доходов и окупаемость создаваемой государственной инфраструктуры. В частности, это может привести к созданию реальной единой системы учёта мигрантов и их передвижения.  В данном случае, внутренняя российская полиция должна выполнить функцию внешнего щита от нарастающих угроз безопасности России, связанных с миграцией, например, выступив заменой назревшего введения визового режима со странами Средней Азии, не входящими в ЕАЭС, без того, чтобы создавать какие-то осложнения льготного миграционного режима и замещающей миграции.

Кардинальных изменений в миграционной политике пока не ожидается, и данные меры могут выступить лишь паллиативом и попыткой по-прежнему сидеть на двух стульях: усилить безопасность, но поощряя одностороннюю евразийскую интеграцию за счёт интересов большинства населения России. 

Патентная система натурализации трудовых мигрантов: быстрое исчерпание её позитивного потенциала  

Итоги  2015-го и первой половины 2016-го годов обозначили границы эффективности главного правового инструмента легализации миграции, - патентной системы для работы по частному найму у физических и юридических лиц, за исключением  мигрантов из  ЕАЭС.

Патентная система  была наиболее крупным нововведением последних лет в сфере трудовой миграции, совмещённая с передачей посреднических функций при оформлении в региональные государственные центры и отменой квот на завоз мигрантов, ставших слишком тесными для системы растущей миграции.

Патентная система обозначила переход миграционной политики из государственно-национального ракурса в сервисную сферу платных госуслуг госкапиталистического типа. Таким образом планировалось решить задачи первого этапа рализации Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 г., по созданию соответствующей системы адаптации мигрантов для работы в России.

По своей сути патентная система является образцом бюрократически-монетаристской фискальной политики, ориентированной на ведомоственное зарабатывание денег госструктурами. Однако патентная система оказалась слишком жёсткой для того, чтобы соответствовать интересам большинства мигрантов и их работодателей, и соответствовала в основном интересам чиновников ФМС и субъектов РФ, ответственных за миграцию. В результате абсолютное большинство трудовых мигрантов оказались вне патентной системы. 

В 2016 году объем мигрантов, работающих по патентам в Российской Федерации, стабилизировался на уровне 1,5 млн. чел., что соответствует  12%  всех легальных мигрантов, въехавших в Россию согласно статистике пограничников. Применительно к реальным трудовым мигрантам можно говорить о 20-25% приобретших патент, в том числе, о 30-35% тех, кто обязан был это сделать по законодательству. 1/3 - это слишком мало. Расширение сферы действия патентов с работы у частных лиц на другие сферы найма c 1 января 2015 году их востребованность не повысило. Если по итогам первого «года патента» ситуация ещё до конца не прояснилась, то к концу 2016 года стало ясно, что патенты регулируют лишь специфическую группу мигрантов, нуждающихся в них, как в «индульгенции» и инструменте легализации и избежания расходов и траты времени на выезд на родину, находящуюся достаточно далеко, дорога до которой затратна. Главными обладателями патентов были граждане Узбекистана (55%) и Таджикистана (25%).

В целом можно говорить о провале патентной системы, хотя её результаты у официальных лиц, ответственных за трудовую миграцию, было принято подавать как успех, на основе поступивших в региональную казну значительных, по их мнению, доходов.  Так,  руководитель департамента экономической политики и развития Правительства Москвы М.Решетников заявил: «В первом полугодии 2016 года налоговые поступления от трудовых мигрантов в Москве в 2,3 раза превысили поступления налогов на прибыль от столичных нефтяных компаний, составив 6,8 миллиардов рублей". Данная фраза столичного руководителя показывает направление мыслей и мотивации чиновников, рассматривающих посредничество на рынке труда мигрантов как источник госдоходов, оставляя за кадром то, что эти издержки закладываются в стоимость рабочей силы и конечного продукта - товара.

«Институт патентов для мигрантов состоялся: в столице создан эффективный инструмент контроля и регулирования трудовых миграционных потоков. С одной стороны, в Москве произошла легализация иностранной рабочей силы, миграционный рынок стал прозрачнее и удобнее для работодателей и самих мигрантов, с другой - переход от квот на патенты позволяет защитить рабочие места москвичей", - сказал Максим Решетников. Он добавил, что в то же время чрезвычайно важно развивать достигнутые успехи в сотрудничестве со всеми участниками процесса, к которым отнес правоохранительные структуры, работодателей, экспертов, а также лидеров мнений в миграционной среде». В действительности эффект патентной системы был прямо противоположным, он усилил конкуренцию мигрантов с москвичами и другими россиянами на столичном рынке труда, и сблизил их ценовые категории. Прозрачность трудовых отношений мигрантов отнюдь не увеличилась.

Необходимость заключения договоров с работодателями и предоставления их в ФМС, а также фактически удвоенного налогообложения труда мигранта, делает патентеную систему неудобной и даже рискованной для обеих сторон трудового соглашения, так как значительно усиливает бумажную волокиту, как для оформления таких мигрантов, так и для избегания двойного налогообложения. В экономическом плане всё это ведёт к дополнительным издержкам на стоимость рабочей силы, которые в России и так велики, в то время как, согласно аргументам сторонников раширения мигранции, она должна была их снизить. Фактически, работодатели уклоняются от выполнения требований по отчётности за работающих держателей патентов, а проверка этого затруднена. «Однако большинство работодателей (в Санкт-Петербурге это две трети) не уведомляют ФМС о работающих у них иностранцах и, по всей видимости, это не сильно беспокоит проверяющие органы: за 2016 год в Санкт-Петербурге было выдано порядка 200 000 патентов, а уведомлений работодателями было подано лишь 75 000»[20]. Исчерпание патентной системы констатировалось экспертами либерального спектра (Е. Щербаковой «Демоскоп» и др.),  и ранее увидевших в ней помеху реализующейся в стране стратегии замещающей миграции, и усиления государственного контроля над мигрантами без стимулирующего экономику эффекта. По данным ФМС, было оформлено 1788 тысяч патентов, что на четверть меньше, чем за предыдущий 2014 год. К концу второго квартала 2016 года число иностранных граждан, имевших действующий патент на осуществление трудовой деятельности в России, снизилось до 1486,7 тысячи человек[21].

Дополнением к патентной системе стал законодательный запрет заёмного труда мигрантов («аутсорсинга») «1 января 2016 года в России вступили в силу поправки к нескольким законам (закон № 116-ФЗ, автор -  А. Исаев), и в Трудовой кодекс была введена новая статья 56.1, из которой следует запрет широко используемого в России заёмного труда мигрантов другим работодателям. «Однако пока фирмы-посредники продолжают работать, как работали. А фирмы, ранее заключавшие трудовые договоры (с мигрантами - С.Б.), просто переходят на договоры оказания услуг»[22] . Запрет аутсорсинга мигрантов является малоэффективной админстративной мерой, призванной поддержать патентную систему, которая игнорируется участниками российского рынка заёмного труда.

Начало профилактической идеологической работы среди мигрантов

2016 год ознаменовался активними и систематическими профилактическими мерами против исламского экстремизма в мигрантской     среде, основанный на позиции традиционного мирного ислама. «В мечетях российской столицы стартует цикл мероприятий, направленных на профилактику экстремизма среди мигрантов. В течение нескольких месяцев в московских мечетях будут проходить встречи мигрантов, работающих в России, с имамами из ряда республик Центральной Азии, на которых религиозные деятели будут рассказывать об опасности вовлечения в экстремистские течения[23].  Беседы проходили по национальным страновым) землячествам верующих.

Попытка амнистии нелегальных мигрантов

Председатель комиссии по миграционным вопросам совета при президенте РФ по межнациональным отношениям Асламбек Паскачев в июне 2016 года объявил о том, что соответствующее предложение об амнистии 3 млн., по его оценке, нелегальных мигрантов, будет подано В.В. Путину. Процесс предлагается начать в начале 2017 года. Ранее этой крайне опасной попытке легализации нелегалов, обеценивающей патентную систему, противостоял экс-глава ФМС К. Ромодановский, но после его отставки и реформы ведомства, сторонники роста замещающей миграции решили воспользоваться этой возможностью.  К. Ромодановский  в 2006 году оценивал нелегальную миграцию в 10 млн. чел., или 50% от всей миграции (20 млн.), в 2013 году, -  уже в 2/3 от всех мигрантов.  В настоящее время пропорции легальной/нелегальной миграции близки к 50/50% при обширной серой зоне. В любом случае, речь идёт о 5-7 млн. человек. Вероятно, за этой попыткой стоят интересы частных и диаспорных посредников в миграции.

Административный выборочный прессинг государственных органов в отношении объединений мигрантов

  В начале 2016 года «Министерство юстиции России направило запрос в Верховный суд РФ с просьбой рассмотреть вопрос о ликвидации общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты» гражданина РФ Каромата Шарипова,  - организатора массовой драки, которая произошла на рынке «Садовод» 6 сентября (в День города Москвы!)  таксистов-таджиков и с русскими таксистами, обслуживающими данный рынок.   Шарипову придъявлено обвинение по части 1 ст. 179 УК РФ (принуждение к сделке). Позже обвинения с Шарипова были сняты, но, как сам он утверждает, попытки закрыть его организацию продолжились»[24].

В целом, как мы видим, в 2016 году замещающая коренное население и бюрократическая миграционная политика российского государства оказалась слабой и зашла в тупик, так как она оказалась неспособной решить проблему легализации  трудовых мигрантов и комплексной безопасности мигрантской среды для российского обшества.

Попытки адаптации миграционной и национальной политики под новые вызовы

На 2015-2016 годы пришёлся окончательный отказ от государственной национальной политики от  концепций толерантности и мультикультурализма и переход к ограничительным консервативным мерам. В целом это не сильно затронуло «священную корову» российской национальной политики - концепцию «многонациональности» российского общества. 6 июня 2016 года после долгих обсуждений, мэром Москвы С. Собяниным была подписана «Стратегия государственной национальной политики города Москвы на период до 2025 года» вместе с соответствующей программой и планом мероприятий. Стратегия подтвердила отказ от толерантности и мультикультурализма и впервые ввела понятие этнокультурного большинства для русского населения, подчеркнула значимость русского народа. Введены и ряд других положений, затрагивающих миграционную политику, например, недопущение анклавов и  нарушение национального баланса населения, необходимость соблюдения мигрантами норм поведения, принятых в столице,  частичное замещение мигрантов на граждан РФ в сфере занятости в городском хозяйстве.  Показателен и сам санкционированный сверху руководством Правительства Москвы процесс подготовки и массового обсуждения проекта Стратегии и сопутствующих документов во всех административных округах в октябре-декабре 2015 года, выявивший недовольство населения, в первую очередь именно миграционной политикой в Москве (как неотъемлемой части национальной политики).  Нововведениям всячески препятствовали участники рабочего процесса со стороны либеральных сторонников миграционной открытости. Несмотря на то, что им удалось устранить ряд нововведений, часть из них всё же осталась благодаря позиции представителей Правительства Москвы, поставивших задачу обозначить ограничительные меры на пути мульткультурализации и исламизации Москвы.

Последние годы, несмотря на успехи в создании Евразийского союза, ознаменовались сокращением влияния в российском обществе евразийской идеологии.  Прежде всего, это касается именно миграционного замещающего обмена населением, которое представляет собой бомбу замедленного действия под ЕАЭС. Частично реализовавшись, евразийская интеграция утратила роль форс-идеи в российской политике, а замещающая среднеазиатская миграция перестала рассматриваться как приемлемая плата за построение СССР-2, так из него исчез наиболее привлекательный конструктивный элемент - Украина.

Названные факты свидетельствуют о некотором дрейфе в послемайданный и послекрымский период российского истэблишмента в направлении большего контроля за миграцией и ограничения идеологии многонациональности, открытости и евразийского единства, сложившейся в 1990-е гг. и переходу к национально ориентированной политике в данной сфере. Ими могли бы стать:

1.Введение частичного визового режима с государствами Средней Азии, не входящимив ЕАЭС, и Азербайджаном. 2. Введение ограничительных квот на мигрантов и планомераная замена их на граждан РФ в госсекторе. 3.Приоритет гражданам Украины, Белоруссии и Молдавии в миграции и получении гражданства РФ. 4. Гибкое ограничение исламизации нетрадциионных для ислама регионов РФ.  5. Сокращение мигрантской исламской общины в Москве за счёт оттока мигрантов.

* - запрещенные в РФ организации



[1] IOM Releases Global Migration Trends 2015 Factsheet.

http://www.iom.int/news/iom-releases-global-migration-trends-2015-factsheet.

[2] Сводка основных показателей деятельности по миграционной ситуации в Российской Федерации за январь-август 2016 г. МВД РФ. мвд.рф/Deljatelnost/statistics/migracionnaya/item/8539527/)

 

 

[3] Общественно-консультативный совет при УФМС России по г. Москве. О миграционной обстановке в Москве в мае 2016 и 2015 гг.  http://www.dobro-sosedstvo.ru/dobro/ru/etc/o_55643). 

[4] Щербакова Е.М. Миграция в России, итоги первого полугодия 2016 года. Демоскоп Weekly. 2016. № 697-698. URL:  http://demoscope.ru/weekly/ 6/0697/barom01.php.

[5] Федеральная служба государственной статистики.. http://www.gks.ru/bgd/regl/b16_107/Main.htm

 

[6] http://www.echo.az/article.php?aid=103537.

[7] http://cyberleninka.ru/viewer_images/14020954/f/1.png.

[8] Источник: ФМС России, ЦБДУИГ.

[9] https://www.gazeta.ru/social/2015/05/08/6679261.shtml

[10] Флоринская Ю., Мкртчан Н. Мигранты теряют интерес к России. http://www.finam.ru/analysis/forecasts/migranty-teryayut-interes-k-rossii-20151120-16530/

[11] http://www.fms.gov.ru/about/statistics/data/details/54891/

 

[12] http://migrant.ru/starye-i-novye-musulmane-moskvy-ostorozhnye-otnosheniya/).

[13] https://ria.ru/religion/20141117/1033687343.htm).

[14] Бицоев С. Москве не хватает мечетей.  http://www.mk.ru/specprojects/free-theme/2016/09/09/moskve-ne-khvataet-mechetey.html

[15] http://ura.ru/articles/1036267675.

[16] http://migrant.ru/starye-i-novye-musulmane-moskvy-ostorozhnye-otnosheniya/.

[17] http://halalguide.me/moscow.

[18] http://spravochnikmusulmanina.com/sankt-peterburg/halyal-produkty.

[19] http://www.muslimpress.ru/raznoe/xalyal-mesta-v-izhevske.htm).

[20]Михеев С. Несостоявшийся завпрет труда мигрантов.  http://adcmemorial.org/www/11621.html.

[21] Щербакова Е.М. Миграция в России, итоги первого полугодия 2016 года //Демоскоп Weekly. 2016. № 697-698. URL: http://demoscope.ru/weekly/2016/0697/barom01.php).   

[22] Михеев С. Несостоявшийся завпрет труда мигрантов.  http://adcmemorial.org/www/11621.html).

[23] http://islam-today.ru/novosti/2016/02/16/profilaktikoj-ekstremizma-sredi-migrantov-resili-zanatsa-imamy/.

[24] http://news.tj/ru/news/kto-zakazal-tadzhikskikh-trudovykh-migrantov).

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. Re: Миграционная ситуация в России: движение и угрозы

Местами кое-что непонятно. Некоторые утверждения - спорные. Но, в целом - весьма интересно и полезно. Добротный системный труд. Предлагаемые меры в конце труда, думается, - необходимые, но недостаточные. Спасибо Сергею Дмитриевичу.

Сергей Баранов:
Главный путь оригинальной русско-славянской цивилизационной философии
К выходу книги «Соборный персонализм - ключ к русской философии. В.Н. Лосский и о.П. Флоренский. Оценка цивилизационной теории Н.Я. Данилевского. К 150-летию выхода "России и Европы"»
19.11.2019
К выборам мэра: «нерезиновая» альтернатива для Москвы
Ограничить разрастание, миграцию, мультикультурность – обеспечить будущее столицы
30.08.2018
Миграционная ситуация в России: движение и угрозы
Доклад для Института национальной стратегии (ИНС)
23.08.2018
Цивилизационный проект русского народа
Выступление Сергея Баранова на Пятых Калязинских чтениях
22.02.2018
Все статьи автора
Последние комментарии
Сим победишь!
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-04-09 09:37
«Надеемся на милость Божию»
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-04-09 08:09
Эпидемия сумасшествия
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-04-09 08:02
Письмо к богатым и энергичным
Новый комментарий от электрик
2020-04-09 08:00
Прощание с эпохой
Новый комментарий от Сергей Абачиев
2020-04-09 07:53