itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Надежда обреченных

Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»

Новости Москвы  Конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»  
0
303
Время на чтение 30 минут

Хотя о причинах возникновения Революции 1917 года историки и политологи практически уже давно перестали спорить, насчитав множество причин, каждая из которых имеет право на существование, есть одна, о которой скромно умалчивается. Да и «основная» тема - беженцев Первой мировой войны - как в российской, так и в историографии других стран освещена довольно таки скупо. Великое переселение миллионов граждан из прифронтовой зоны в глубь страны является одной из самых малоизвестных страниц этой страшной войны. В 1914-1915 годах около 6 миллионов человек покинули свои родные места, ставшие ареной боевых действий и переселились в Центральную Россию, Сибирь, Дальний Восток, Поволжье, Среднюю Азию. Уходили, как правило, с западного театра военных действий - Польши, Литвы, Латвии, Белоруссии, Украины... Конечно, в числе основных причин революции 1917 года назвать ее довольно трудно, но как мощнейший катализатор революционной ситуации, вызвавшей недовольство миллионов подданных Российского государства - он не вызывает сомнения.

1. Литва в пламени войны

Первая мировая война сразу же самим жесточайшим образом затронула судьбы жителей сопредельной с Германией Литвы. Относительно неширокая река Неман, по которой проходила граница, уже в то время военными не принималась как серьезная и заслуживающая сколь-нибудь стратегического значения преграда. Уже в первые часы войны снаряды немецкой дальнобойной артиллерии стали разрываться на литовской земле, предвещая необратимое, страшное и зловещее. Не заставили себя ждать и передовые кавалерийские части немецких войск. Правда, их скоро обратно отбросили перешедшие в наступление русские части, но все это было только начало. Литовские села, города по три-четыре раза переходили из рук в руки. После каждой такой победы оставались дымящие пепелища и одиноко торчащие каменные печи. Поползли слухи о невероятной жестокости немецких оккупационных войск. Крестьяне в священном испуге, крестясь, друг другу рассказывали о том, что его ближайший родственник из такого то села рассказывал, как сам своими глазами видел страшную картину. Мол, немецкий солдат с наслаждением своим штыком отрезал голову малолетнему ребенку, подозревая, что тот украл у него какую-то незначительную вещицу... Другой вторил ему, убеждая соседей, что немцы наповал насилуют всех женщин, не говоря о более мелких пакостях - грабежах, расстрелах, поджогах. На восток в глубь Российской империи потянулись вереницы телег с нехитрым крестьянским скарбом. Вслед гнали коров, лошадей, даже овцы и свиньи, которых, обессиливших от трудной дороги, тут же резали на пищу! Десятками погибали от истощения, эпидемий и болезней. Статистика страшная - каждый пятый беженец умер в пути, так и не достигнув пункта назначения! Летом 1915 года, после разгрома на территории Литвы ряда русских соединений, а особенно после взятия немецкими войсками считавшейся неприступной Ковенской крепости, это явление приняло массовый характер. Атакой шести отборных немецких кавалерийских дивизий, которую военные историки считают одной из самых удачных операции кавалерийских войск Первой мировой войны, немцы около города Свенцяны разгромили русские части, оборонявшие Восточную Литву, и прорвали линию фронта. Тем самим получив благоприятный оперативный простор для своего наступления. 19 сентября немцы занимают Вильно. Ни у одной из воюющих сторон не остаются достаточно сил для наступательных операций, и почти на год - с октября месяца 1915 года линия фронта устанавливается между городом Даугавпилс и озером Нарутис, где ведутся вялые окопные оборонительные бои. Вся территория Литвы оказывается под началом немецкого военно-административного управления «Оберост». Руководство управлением, принимая во внимания важность обеспечения продовольствием и фуражом тыла армии, возлагается на командующего Восточными войсками Германии. Наряду с добровольным отступлением, Правительством проводится обширная эвакуация Ковенской и Виленской губерний - промышленных предприятий вместе с квалифицированной рабочей силой, учебных заведений, государственных учреждений вместе с чиновниками и членами их семей. Кроме того, войска получили приказ действовать по принципу «выжженной земли» и не оставлять врагу никаких ценностей - сжигать посевы, населенные пункты, реквизировать скот и запасы продовольствия. Колоссальные потери понесло культурное наследие - в небывалых доселе масштабах разрушались дворцы, имения, их интерьеры, терялись уникальные произведения искусства - немалая часть которых в свое время была заказана и исполнена знаменитыми итальянскими и голландскими мастерами...

Помощь беженцам оказывали все слои населения. В Вильно, в то время уже ставшем прифронтовым городом, огромную часть забот о беженцах и раненых на поле боя берет на себя Православная Церковь... Суровое время определило новое поприще для деятельности пастырей. В храмах Литовской епархии после каждой литургии стали совершаться молебны о ниспослании победы русскому воинству. В августе 1914 года в женском Марие-Магдалинском монастыре открывается лазарет, его освящение совершил Владыка Тихон. Лечебница разместилась в светлом просторном здании с отдельным выходом на улицу, отведенном монастырем. Здесь оборудовали врачебный кабинет, операционную, четыре палаты на 15 коек, оснащенных всем необходимым. Все расходы по содержанию лазарета взял на себя монастырь, десять послушниц вызвались исполнять обязанности сестер милосердия. Скоро такой же лазарет открылся и при мужском Свято-Троицком монастыре, который к тому же взял на себя и обеспечение десяти кроватей для раненых. Но не менее важно исцеляющее душу Слово Божье! Прекрасно понимая это, Виленский губернатор П.В. Веревкин обратился к правящему архиерею с посланием, в котором просил, чтобы настоятели церквей опровергали нелепые слухи о массовой эвакуации и помогали поддерживать в сельской среде чувство уверенности в победе русского оружия. Губернатор выражал уверенность и надежду, что именно Церковь способна нравственно воздействовать на своих прихожан, чтобы они не бросали в беде семьи ушедших на фронт односельчан, но помогали в уборке урожая и всяких других житейских делах - причем делали это, как говорилось в здешних местах «толокой» - то есть всем миром! После обсуждения губернаторского обращения Литовская духовная консистория издала приказ от 26 августа 1914 года с указанием клирикам «озаботится исполнением просьбы г. Губернатора»...

К сожалению, распространению тех же самых панических слухов иногда способствовали и необдуманные, граничащие с служебным преступлением, действия военных властей. Так в конце апреля 1915 года штаб 10 армии распорядился о всеобщей депортации евреев и прибалтийских немцев. Командующий армией генерал Е.А. Радкевич, сообщая о своем решении в штаб фронта, мотивировал его «исключительным развитием шпионства и враждебного к нам отношения со стороны еврейского и немецкого населения, отчего войска действуют в условиях худших, чем во вражеской стране». 25 апреля приказ о выселении еврейского населения получил курляндский губернатор B.B. Набоков, 28 апреля - ковенский губернатор Н.С. Грязев. Приказ армейского командования о широкомасштабном выселении встретил однозначную оппозицию гражданской администрации, апеллировавшей к командованию фронтом, которое тем не менее не отменило приказ командующего 10 армией. К 6 мая 1915 года выселение около 190 тысяч человек было завершено. Из отпущенного изначально штабом 10 армии на выселение недельного срока пять дней ушло на согласование между инстанциями и попытки изменить первоначальный приказ! К тому же начальники местной полиции, стараясь показать свою преданность и умение действовать в неординарных условиях, самовольно сокращали и без того краткое время отведенное на сборы. В Бобрах и Новоранах на выселение было дано всего лишь полчаса, к тому же несчастные жертвы полицейского произвола подвергались издевательствам. К сожалению, это не было единичным случаем...

Депортация столь значительной части населения, которая проводилась в экстренном порядке, привела к расстройству транспорта в ближайшем тылу русской армии, военных поставок, парализовала экономическую жизнь прифронтовых губерний. Масштаб нанесенного ущерба был такой, что пришлось вмешаться не только главнокомандующему Северо-Западным фронтом генералу М.В. Алексееву, но и Верховному Главнокомандующему...

К тому же при более тщательной проверке выяснилось настоящие и поистине вопиющие факты! 10 армия в феврале месяце 1915 года одно за другим терпела внушительные поражения на фронте. Среди которых - и полностью врагом разгромленный один из еe корпусов... Под этикеткой измены военное командование попросту попыталось скрыть свою преступную халатность и неумение поддержать на должном уровне порядок и организацию боевой службы в вверенных ей военных частях.

Самый громкий скандал, о котором с негодованием писали и гневно обсуждали, пожалуй, все столичные газеты, разразился в маленьком местечке Кужяй около города Шауляй. Военное командование 10 армии в гибели командира 151 пехотного Пятигорского полка полковника Василия Григорьевича Вавилова и немалого числа офицеров и низших чинов, которых, остановившихся здесь на отдых, уничтожил ночью скрытно подошедший взвод немецкой пехоты, обвинило местных жителей. Их, как изменников отечества, было приказано предать военно-полевому суду, а более влиятельных жителей выслать в Сибирь! Местные дворяне написали жалобы Царю и в Государственную Думу... Разбираться в происшедшем на место срочно выехал депутат Государственной Думы, будущий руководитель Временного Правительства А.Ф. Керенский, который и установил истинную причину гибели офицеров полка. Оказывается - те же местные жители - немалая часть которых были местные русские православной веры - а значит обвинить их в каких то особых симпатиях к немцам было довольно трудно - офицеров заранее предупреждали о том, что утром тут появлялись немецкие разведчики. Но о надлежащей охране даже после такого тревожного сигнала никто не позаботился! Всех арестованных пришлось тут же выпустить за совершенной недоказанностью обвинения .Через небольшой промежуток времени история повторилась - довольно большой отряд немецкой кавалерийской разведки - численностью до пол-эскадрона бойцов - беспрепятственно дошел до пригородов важного стратегического и транспортного узла города Шауляй и безнаказанно вернулся в свои позиции! Потом сами военные признали - только нерешительность командира отряда конной разведки не привела к очень серьезным последствиям! Традиционно в пособничестве обвинили местных жителей - но если даже и так - чем же тогда занималось боевое охранение передовых позиций? 19 июля 1915 года на заседании Государственной Думы ряд депутатов - А.Ф. Керенский, Н.С. Чхеидзе и Н.М. Фридман по этому поводу сделали гневные заявления...

В определенной степени этот печальный факт - депортация населения Ковенской и Курляндской губерний - и несогласованные действия военных и гражданских властей показали очевидный факт - создавшиеся обстоятельства требует от властей четко сформулировать задачи государства в попечении о беженцах. 30 августа 1915 года в силу вступает закон «Об обеспечении нужд беженцев». Здесь впервые давалось определение понятия «беженец», а ответственность за их заботу возлагалась на Министерство внутренних дел, где был образован Департамент по устройству беженцев. Вся империя была разделена на 12 районов во главе с главными уполномоченными.

На местах заботы о конкретной помощи беженцам возлагаются на губернатора, земские учреждения и городские управления. Вводилось регулярное пособие беженца. До той поры беженцами занимался Комитет для оказания временной помощи пострадавшим от военных бедствий под председательством Великой княжны Татьяны Николаевны. «Татьянинский комитет» был учрежден по инициативе члена Российского Государственного Совета А.Б. Нейтгарда почти сразу же после начала военных действий и до принятия закона от 30 августа оставался центральной организацией, обеспечивавшей нужды беженцев. Хотя в памяти людей он оставил очень добрые воспоминания, тем не менее не владел столь обширными административными возможностями, какие получило Министерство внутренних дел. К тому же на основании закона от 30 августа 1915 года и дальше разрешалась и даже поощрялась

работа не только «Татьянинских комитетов», но и всех других общественных, религиозных и национальных организаций, занимавшихся оказанием помощи беженцам. Нередко на местах подобных организаций насчитывалось больше десяти! К примеру, в Курске очень активно действовало Ковенское отделение «Западно-русского общества по устройству беженцев»...

Граждане России считали своим священным долгом принимать посильное участие в сборе средств для нужд пострадавших от войны .В сентябре 1915 года в губерниях начался сбор продовольствия «Ковш зерна нового урожая». Накануне во всех церквях прошли богослужения, где священники благословляли своих прихожан на столь доброе дело! В итоге этой общенародной акции каждый беженец получил по 2-3 пуда зерна. Сбор 29-31 мая 1915 года, приуроченный ко дню рождения Великой княжны Татьяны Николаевны, принес 2, 2 миллиона рублей - огромную по тем временам сумму...

2. Во все уголки империи

К концу 1915 года по разным уголкам Российской империи рассыпался огромный отряд беженцев из Литвы - примерно 600 тысяч человек. Не считая тех сотен и тысяч молодых парней, которые были мобилизованы в армию и сражались во всех фронтах Первой мировой войны. Демонтировано и увезено в глубь страны оборудование 160 наиболее крупных и важных для нужд армии промышленных предприятий, архивы, библиотечные фонды... Вывозилась церковная утварь, священные иконы, эвакуировались монастыри. Не только материальные, но и духовные ценности, над которым мог надругаться неприятель, увозились в глубь страны.

Даже в то нелегкое время правительство нашло средства и возможности, чтобы позаботится о судьбе учебных заведений и их воспитанников. Ибо все верили - война продолжится недолго, а после нее для восстановления разрушенного края понадобится энтузиазм молодых людей и их знания! Всеобщая эвакуация учебных заведений, находившихся на территории сегодняшней Литвы, началась 2 августа 1915 года. К тому же власти с пониманием и благосклонно отнеслись к просьбе Литовского общества помощи пострадавшим от войны о размещении учебных заведений, подлежащих эвакуации с территории Литвы, в одном месте. Хотя бы морально облегчая участь детей, на долгое время отрываемых от родителей и родных мест. Еще летом 1915 года представители общества К. Олшаускас, Й. Вокетайтис и Й. Балчиконис поехали в глубь России в поисках подходящего места для литовских образовательных учреждений. Посетили Смоленск, Орел, Курск...

Наконец нашли подходящие помещения в Воронеже. В городе, где было много школ и научных учреждений, гораздо легче было найти место и для других учреждений подобного рода. К тому же, очень помог и местный губернатор Г.Б. Петкевич, выходец с Ковенской губернии. Георгий Болеславович был представителем старинного дворянского рода, лично хорошо знавший Государя Николая II, который в 1914 году посетил Воронеж. Человек глубоко образованный, широкого кругозора, оставивший добрую память не только как губернатор, но и как директор Департамента духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел, которым он руководил последние годы перед революцией. Его заслуги будет оценены «по достоинству» - в 1937 году Георгия Болеславовича, человека уже преклонных лет, в то время заведовавшего хозяйством Никольского собора в Санкт-Петербурге, приговорит к смертной казни - как контрреволюционного элемента...

Татьянинский комитет на эти цели выделяет 100 тысяч рублей. 10 сентября 1915 года в Воронеже открывается литовские мужская и женские гимназии, которые почти ежедневно пополняется вновь прибывшими учениками /Хотя литовскими их в основном можно было бы назвать прежде всего чисто по географическому принципу - ведь учились тут и немало детей других национальностей, преподавание велось на русском языке. Единственным исключением из правил можно было считать, пожалуй, только то, что желающие могли дополнительно посещать уроки родного литовского языка/. Их размещают в десяти общежитиях - 7 мужских и 3 женских, в них жили около тысячи учащихся, их учителя, родители младших школьников. Кроме того, сюда были эвакуированы и педагогическая школа «Сауле», школа бухгалтеров - всего 10 разных учебных заведений. В 1917 году в Воронеже открывается Учительский институт, готовивший учителей для литовских школ. Работал детский приют, в котором воспитывалось 60 девочек и 30 мальчиков. Bсе они учились в начальной школе, открытой при приюте. Каждый учащийся получал полное содержание - питание, одежду, обувь, книги, - обучение было полностью бесплатным. Желающие даже могли дополнительно посещать музыкальную школу! И вряд ли кто-нибудь из них мог предположить, что вскоре этo останется всего лишь светлыми воспоминаниями, уступая место куда более мрачным будням...

Семьи беженцев из Виленской и Ковенской губерний были распределены по многим губерниям России. Самые большие колонии литовских беженцев образовались в Санкт-Петербурге, Москве - тут остановились по 15-20 тысяч человек. В Одессе, Саратове, Ярославле, Чите их число достигало несколько тысяч. Хотя они и получали определенную государственную поддержку, им старались помочь и местные власти и общественные благотворительные организации - их положение было трудным. Зачастую за те два-три месяца, пока шло их оформление и распределение в пунктах сбора беженцев, они, стараясь выжить, израсходовали все свои скудные запасы продовольствия, одежды и денежные средства. Так что многим жизнь пришлось начинать словно с белого листа - в незнакомом среде, среди незнакомых людей, зачастую приобретать новые профессии и жизненные навыки...

3. Хуже не будет

С каждым месяцем войны страна стремительно теряла раньше казавшихся неисчерпаемыми материальные и финансовые ресурсы, необходимые для ведения успешной, столь продолжительной войны. Стремительно росли цены. Буквально на всё - продовольственные продукты, товары первой необходимости, в два-три раза подорожала аренда жилья. Если местные жители имели раньше приобретенное жилье, какие то - хотя и скудные - запасы дров, продовольствия ,одежды, наконец, могли рассчитывать на поддержку родственников, проживающих на селе, то беженцы о таком блаженстве могли лишь помечтать. Несколько миллионов беженцев оказались в страшной ловушке - пособие покрывали лишь малую часть расходов, к тому же - стали нерегулярными. Росла безработица, беженцы вновь стали ее главными жертвами. Их старались увольнять в первую очередь. Пользуясь их социальной незащищенностью, использовали в самых грязных и трудных, даже опасных для жизни работах, где за них неохотно брались местные рабочие. Платили им гораздо меньше, чем местным рабочим. Нередко к ним, как к соперникам за кусок хлеба, возникала неприкрытая неприязнь и даже враждебность местного населения...

Ритм жизни во всех его проявлениях и раньше диктовался запросами военного времени. С начала Первой мировой войны правительство предпринимает срочные меры по пополнению казны. Министерство финансов в спешном порядке вырабатывает предложения об увеличении поступлений от уже имеющихся источников государственных доходов и о ведении дополнительных «по обстоятельствам военного времени». Повышаются налоги на недвижимость, ставки государственного и промыслового налогов, гербового сбора, пошлины с застрахованного от огня имущества граждан и организаций. Увеличились акцизы на изделия, сделанные на основе спирта, дрожжи, папиросные гильзы и папиросную бумагу, разные табачные изделия, спички. Был установлен особый налог военного времени на перевозку пассажиров и гражданских грузов на железнодорожном транспорте. Резко выросли цены на почтовые марки и телеграфные услуги. Все это тяжело отразилось на жизненном уровне населения!

Но особенно жалко было детей, детство которых закончилось так и не начавшись. Даже для тех, которых родителям удалось устроить в какую то школу. В школе - напряженные занятия, практически без учебников и учебных пособий, дома - они ближайшие помощники матерей. Когда их более богатые сверстники наслаждались прелестями каникул, им же приходилось наравне со взрослыми искать хотя бы случайного заработка, чтобы помочь семье выжить, заработать себе на обувь, одежду, учебники.

Апогей несчастий, выпавших на долю беженцев, достигнет своего пика к весне-лету 1917 года. В своем знаменитой записке Царю Николаю II в преддверии Февральской революции председатель IV Государственной думы М.В. Родзянко с горечью писал «В минуту грозной опасности самая плохая политика - закрывать глаза на всю серьезность сложившийся обстановки! Надо смело глядеть в ее лицо, так как в этом случае не исключена возможность отыскать какой-либо счастливый случай. Положение России сейчас катастрофическое и вместе с тем глубоко трагическое. Ее армия не разбита, она снабжена предметами вооружения, более чем когда бы то ни было раньше, но позади армии в тылу идет такой развал, который грозит сделать бесцельными все жертвы, всю пролитую кровь, весь беспримерный героизм и - даже более - решительно склонить чашу военных весов на сторону наших врагов».

Но отказ от трона Государя и приход к власти Временного правительства свел даже эти иллюзорные надежды на нет. С одной стороны ее расслабляли внутренние партийные разногласия, с другой - избрание ее Председателем лидера небольшой фракции трудовиков А.Ф. Керенского оказалось фатальной ошибкой. Сначала его называли Спасителем отечества, в его честь даже был отчеканен памятный знак! Через полгода о нем говорили с нескрываемым отвращением - как о человеке, который умел всего-навсего произносить пустые речи и налево-направо раздавать такие же пустые обещания! В этот грозный для страны час руководить ею должен был человек требовательный, жесткий, даже - с чертами непреклонного диктатора.

М.В. Родзянко не преувеличивал - экономическая и социальная обстановка в стране сложилось катастрофическое и усугублялась с каждым днем. Крайне обострилось положение на рынке продовольствия, которое стало граничить с голодовкой. В особенно сложном положении оказались крупнейшие города страны - Москва и Санкт-Петербург. Потребность муки в этих городах удовлетворялось всего на 50 процентов, на 25 процентов - в говядине, птице, масле и ряда других продуктов первой необходимости. Самое страшное было то, что продовольственных продуктов в стране хватало. На складах ряда сибирских губерний сгнили миллионы пудов муки, мяса, масла...

Причиной тому являлось страшная бесхозяйственность, которая к тому времени воцарилась в железнодорожном транспорте. Развился крайний формализм, который препятствовал рациональному использованию вагонов и нарядов. Железнодорожные чиновники выработали сложную систему взяточничества, и только она позволяла частным грузам своевременно достичь пунктов назначения. В то время как грузы государственного назначения отправлялись во вторую очередь и с большим опозданием...

Крайне неудовлетворительная работа транспорта отразилась и на других отраслях народного хозяйства, в первую очередь - в обеспечении топливом. Почти вся Россия имела острый недостаток в жидком и твердом минеральном топливе, дровах и торфе. Из-за недостатка топлива одна за другим стали останавливаться промышленные предприятия, в том числе и производящие военную продукцию. В городских квартирах и общественных зданиях, учреждениях температура обычно поддерживалась в пределах 8-10 градусов. Из-за недоедания тысячи людей заболели желудочными и кишечными заболеваниями. Из-за постоянной ненормальной температуры, в которой им приходилось жить и работать - инфлюэнцей и воспалением легких. Как указал в своей знаменитой записке Государю Николаю II М.В. Родзянко - потребность в топливе всей страны сполна смог бы обеспечить даже один Донецкий каменноугольный бассейн. Причина заключалась в вывозе - нехватке вагонов и товарных паровозов, отсутствии элементарного порядка в железнодорожном ведомстве, многовластии в распределении подвижного состава...

Затраты на войну достигли 30 миллиардов рублей, что было в три раза выше доходов за отчетный период. Общий государственный долг возрос за это время в четыре раза, и к 1917 году достиг астрономической сумы - 34 миллиарда рублей. Связь России с мировым рынком было разорвана, казна была пуста. Чтобы хоть как то разрядить социальную напряженность - в том числе и среди беженцев - Министерство финансов прибегло к самому простому, но отнюдь не безопасному способу - печатному станку. Но это, как и предупреждали маститые финансисты, в конечном итоге привело к крайне нежелательным и даже фатальным последствиям. Возросло количество денег на рынке - он был буквально завален излишними денежными знаками. К началу 1917 их количество превысило довоенное шесть раз! Обесценивание денег пагубно отразилось на социально-экономическом положении государства. Цены на продовольствие и предметы первой необходимости поднимались почти каждый день. В особенно неблагоприятном положении оказалась та часть населения, которая получала твердые оклады - чиновники, служащие самых разных ведомств, повышение оплаты которых постоянно опаздывало, что приводило к систематическому понижению их материального благосостояния. То же самое можно сказать и о выплатах беженцам - к середине 1917 года они, по сути, уже являлись не важной составной частью бюджета их семей, а своеобразным жестом доброй воли государства.

Нестабильность финансового рынка породила спекуляцию в невиданных доселе масштабах. Усилия государства и некоторых широко по государственному и гражданскому мыслящих владельцев крупнейших заводов оказались пустыми. Спекулянты за огромные взятки подкупали чиновников и снабженцев, оптом закупали весь товар, предназначенный для реализации по установленной цене. Скупленный таким образом товар тут же мелкими партиями, но уже по произвольным и баснословно завышенным ценам выбрасывался в рынок. Часть же пряталась на складах, создавая видимость нехватки товаров, нервозность в рынке, искусственно взвинчивая цены. Доходило до того, что из за инфляции некоторые заводы предпочитали останавливать производство. Им это экономически было выгоднее чем работать себе в убыток...

Временное правительство пришло к власти в условиях жесточайшего кризиса. Но вместе того, чтобы безотлагательно заниматься практическими делами - наведением элементарного экономического порядка в стране, начали с конституционных реформ - в первую очередь узаконив практически неограниченные политические свободы - свободу слова, печати, союзов, собраний. Заниматься столь далеко идущими социальными экспериментами в столь непростое время, кроме России, не посмела ни одна из воюющих стран. Амнистия, проведенная под горячую руку, являясь как бы продолжением этого процесса, позволила выйти на волю не только политзаключенным. Около 90 тысяч отпетых уголовников - воров, налетчиков, даже убийц - тоже попали под амнистию. Вскоре в народе их с презрением и ненавистью их станут называть «птенцами Керенского». Появляться на улицах Санкт-Петербурга, Москвы и других крупных российских городов стало небезопасно - грабежи и убийства стали повседневным явлением...

Не лучше обстояли дела и в деревне. Среди всех проблем, стоявших перед страной, наиважнейшим был вопрос о том, кому владеть землей. Объяснялось это тем, что 80 процентов населения страны составляли крестьяне. Весной 1917 года большинство крестьянства рассчитывало, что Временное правительство решит наболевшие проблемы о передаче земли в их собственность. Но кроме пустых обещаний они не получили ничего, и крестьянское движение стремительно охватило всю страну! Повсеместно начались стихийные разделы земли, сопровождаемые убийствами помещиков и грабежами их имений. Обеспокоенные, что лучшие наделы земли достанутся кому-то другим или - хуже всего - не достанутся вообще, с фронта массово стали дезертировать солдаты - бывшие крестьяне. Анархия и часто остающиеся безнаказанными уголовные преступления стали грозными предвестниками терpорa, потопившего Россию в реках крови и морях страданий.

Александр Федорович Керенский, председатель Временного правительства, в то время купался в лучах славы и оваций, пожимал руки солдат на фронтах, предоставив страну во власть всевозможных советов, профессиональных объединений, общественных организаций и партий, зачастую преследовавших не общенародные, а сугубо собственные интересы!

Как бы там ни было, но во имя исторической правды мы просто обязаны отдать должное большевикам. Именно эта малочисленная партия, которую многие политики не принимали всерьез, решилась на вооруженный захват власти. «Теперь или никогда», «На виселицах или в министерских кабинетах». И Русь, привыкшая за сотни лет безропотно доверять судьбу своим государям, снова вместо ДЕМОКРАТИИ предпочтет СИЛУ. А.Ф. Керенский бросит свое правительство, и так при до сих пор невыясненных обстоятельствах бежит из последней цитадели власти - Зимнего дворца .

Немало историков и политологов сейчас утверждают, что социальной базой большевиков были массы маргиналов и люмпенов /к которым они относят и многомиллионную массу беженцев/, городские и деревенские низы. Тем не менее большевики предложили наиболее последовательную и простую стратегию диктатуры бедных людей, которые в то время составляли основную массу русского населения. События Французской революции практически идентично повторились и в России - отличие только в том, что потом они растянулись на долгие десятилетия. Вскоре они тоже станут не нужны - железная дисциплина пролетариата подавит любое вольнодумство в любых его проявлениях! Облеченный в лохмотья, ликующий 1917 год можно назвать годом несбывшихся надежд, годом обманутых общественных ожиданий...

Но в ту пору верх взял веками проверенный принцип обывателя - «хуже не будет». Их розовые надежды в недалеком будущем перечеркнет красный террор, и бывшие приверженцы большевиков на своих шкурах почувствуют всю прелесть их обещаний, которыми пестрели все большевикам сочувствующие газеты. Которые оказались всего-навсего дешевой приманкой...

4. Наркотики для ума

Пропаганде большевиков следует отдать должное - пожалуй, впервые в мировой практике было проведено столь масштабное, целенаправленное и упорное промывание мозгов. Незря психологи отмечают интересное явление - многократно повторяемая ложь действует на человеческий мозг будто алкоголь или наркотики - попав в их зависимость, он требует новой каждодневной инъекции...

Большевистская пропаганда оказалось самой эффективной пропагандой из всех, что кому-то было известно до сей поры. Oна не знала никаких политических и моральных границ, все человеческие ценности приносились в жертву пропаганде! Большевики стали первопроходцами информационно-психологических войн, которые сейчас является основой так называемых гибридных войн. Все, что когда кому прежде было свято, сейчас подлежало самому грязному унижению, издевательствам, а любой человек, усомнившийся в этом - физическому уничтожению. Осмеянию подвергались буквально все - патриотизм, вера, национальный суверенитет, самые священные символы государства и нации, наконец - стремление к самой обыкновенной жизненной правде и справедливости. Такая пропаганда, основанная на обилии общих слов, не подкрепленных никакими реальными фактами, могла достичь успеха лишь в условиях развала государства и самосознания нации, в годы отчаяния, анархии и террора. Основным источником передачи пропаганды в то время, конечно, были газеты.

После Февральской революции 1917 года ни одна партия не располагала такой многочисленной прессой, как большевики. Уже в мае месяце большевистская партия издавала не только свои ежедневные центральные газеты «Правда» и «Солдатская правда» в Петрограде, но и свои печатные органы во всех крупнейших городах России - «Социал -демократ» в Москве, «Волну» в Хельсинки, «Рабочий» в Казани, «Уральскую правду» в Екатеринбурге, «Голос» в Киеве, «Юрьевскую правду» в Юрьеве и ряд других. Для людей нерусской национальности - в основном для беженцев - тоже выпускалось по две-три газеты на их родном языке. Только на литовском языке выходили «Тиеса» /Правда/ и «Солдат-социалист» в Петербурге, «Коммунист» в Воронеже.

Кроме того большевиками за год было напечатано почти пять миллионов книг и брошюр, 14 миллионов листовок и воззваний, 8 миллионов плакатов, лубочных картин, военно-научных таблиц и открытых писем! По стране разъезжали сотни агитаторов, которые занимались пропагандисткой работой на местах, в частности особое внимание уделялось наиболее отдаленным от столицы. Но исключительное внимание большевики уделяли армии. Ежедневно сюда поступало более полумиллиона экземпляров центральных и губернских газет. После организации частей Красной Армии вышло постановление, требовавшее, чтобы в каждой дивизии выпускалась своя газета. Скоро их число достигло более семидесяти!

Даже враги большевиков признавали высокую эффективность пропагандисткой работы большевиков. Участник белого движения В.М. Левитский в своей книге «Коммунистическая пропаганда и борьба с нею» так охарактеризовал большевистскую пропаганду: «Советское государство возникло, развилось, держится и живет невиданной в мире по размерам организацией политической пропаганды и агитации, и на ту же пропаганду и агитацию опирающейся партийной организацией. Вся работа коммунистов на русской земле - непрерывная пропаганда и агитация. Надо признать - с невиданным успехом и колоссальным размахом!»

5. Национальные части

С началом революционных событий 1917 года большинство беженцев с симпатией относились к тому, что происходило в столице государства - отречению от трона Государя, приходу к власти Временного правительства, а позже - и к октябрьскому восстанию. Но время шло, а положение в стране - и беженцев в частности - становилось все более непредсказуемым и катастрофическим.

Полностью провалилась и идея демократизации ведущей боевые действия российской армии. Военные историки называют это одним из самых странных событий во всей мировой военной практике. Инициатива упразднения воинской дисциплины в рядах армии, упразднение субординации - подчинения солдат приказам офицеров и высших военных начальников - это ликвидация любой армии как таковой! Даже в мирное время не может быть армии, в которой солдаты делают что хотят, тем более во время войны. Солдаты фактически уже не подчинялись никому - даже выбранные ими самими солдатские комитеты, первое время способствовавшие укреплению дисциплины, позже становится лишь номинальным символом власти. Такая армия полностью теряет боеспособность и неминуемо должна была прекратить свое существование, что и происходит в считанные недели. Поражение в войне, которую по праву многие считали выигранной, было предрешено... Но основная цель - разоружение офицеров, считавшихся самим контрреволюционным элементом, оплотом монархии, и лишение их власти - осуществилась...

Наиболее сложно и неоднозначно сложились отношения большевиков с представителями национальных военных формирований, где служили выходцы из оккупированных немцами областей, беженцы, пленные, по каким-то причинам решившие перейти на сторону российских войск. Здесь их влияние было ничтожным, и большевики всячески старались не допустить появления новых национальных частей, уменьшить число уже имеющихся. Pешение о формировании таких частей они считали ошибкой прежнего - царского - военного командования. Большевики серьезно и не без оснований опасались их монархических настроений. Не могло не насторожить и то, что в этих частях по прежнему сохранился институт единовластия - офицеры и дальше оставлялись на командных должностях. Так что попытка ряда офицеров организовать литовские батальоны, была предрешена заранее. В Витебске, Смоленске, Ровно их просто разогнали. В Челябинске произошли и более трагические события - всех офицеров арестовали, пятеро из них были зарублены перед строем. Сам же батальон был включен в состав 312 стрелкового полка...

Особенно сложным положение стало после подписания большевиками мирного соглашения с Германией. Личный состав частей, в которых служили выходцы из Восточной Европы, стали требовать своего возвращения на родину, что, естественно, не входило в ближайшие планы большевиков. Их манила перспектива использовать эти части на своей стороне .Для некоторых военнопленных служба Советской России действительно стало, с их точки зрения, неплохим выбором. Их не радовала перспектива во время продолжающейся войны возвращаться на родину, и вновь очутиться в действующей армии. К тому же и уверенность в своем выборе подкреплялась не только лозунгами. Когда большевистские пропагандисты ставили всем в пример непоколебимость и железную дисциплину «Красных латышских стрелков» /благодаря лишь поддержке которых большевики в некоторых критических ситуациях в 1918 году смогли удержать власть/ они, конечно, умалчивали основное. По распоряжению самого В.И. Ленина услуги военных наемников и их верность коммунистическим идеалам оплачивались золотом - единственной в то время твердой валютой в стране...

Но в ряде случаев непримиримые разногласия переросли в кровавые конфликты, наиболее крупный из которых в советской историографии известен как «мятеж белочехов». Хотя это можно расценить и как ответ командования Чехословацкого корпуса на недовольство большевиков занятой ими позицией невмешательства в конфликт между красными и белыми. К тому же германский генштаб боялся появления на Западном фронте во Франции свежих, хорошо вооруженных и обученных военных сил - 60-тысячного чехословацкого корпуса. Под давлением посла Германии в России графа Мирбаха нарком иностранных дел Чичерин направил телеграмму Красноярскому совету о приостановлении дальнейшего передвижения чехословацких эшелонов на Владивосток. 16 мая 1918 года в Челябинске собрался съезд чехословацких военных делегатов. Он решительно стал на позицию разрыва с большевиками, постановил прекратить сдачу оружия и продолжить движение на Владивосток. Части чехословацкого корпуса взяли Челябинск, Курган, Томск, Пензу, Самару. 4 июня Антанта объявила Чехословацкий корпус частью своих вооруженных сил и заявила, что будет рассматривать его разоружение как недружественный акт в отношении союзников! Германия в свою очередь требовала разоружения чехословаков. В то время 8 июня в Самаре приступает к работе первое антибольшевистское правительство - Комитет членов учредительного собрания («Комуч»), а через две недели в Омске - Временное Сибирское правительство. Это положило начало формированию других антибольшевистских правительств по всей территории России. Признавая серьезность ситуации, 20 июня 1918 года В.И. Ленин должен был признаться: «Положение с чехословаками из рук вон плохо. Мы погибнем наверняка от чехословаков, ежели не сделаем отчаянных усилий для прибавки сотен и тысяч руководящих работников для превращения киселя в твердое нечто». Сибирская железнодорожная магистраль оказалась под контролем чехословацкого корпуса, а фактическим распорядителем на ней стал главнокомандующий союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке французский генерал Морис Жанен, который и устанавливал порядок передвижения эшелонов и эвакуации воинских частей. Прибывший в Сибирь с инспекционной проверкой военный министр Чехословацкой республики, независимость которой была объявлена 28 октября 1918 года - Милан Штефаник издал приказ, по которому всем частям Чехословацкого корпуса предписывалось покинуть фронт и передать свои позиции русским войскам. Основная цель корпуса была достигнута - дорога во Владивосток была свободной!

Из Владивостока на 42 кораблях в Францию было переправлено 72 тысячи человек - 3 тысячи офицеров и 53 тысячи солдат и низших чинов Чехословацкого корпуса. Потери корпуса в России составили более четырех тысяч человек - погибших и пропавших без вести. Позже один из легионеров Чехословацкого корпуса - Людвик Свобода - станет генералом и президентом Чехословацкой республики.

6. Трудная дорога домой

Брестский мир, 3 марта 1918 заключенный Россией с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией,Турцией, с облегчением был встречен среди беженцев. Появилась хоть какая-то возможность вернуться домой!

Уже в апреле месяце 1918 года, как только на фронте с Германией активные военные действия утихли, первые поезда с беженцами стали возвращаться в Литву. Стихийно стали образовываться группы горе-путешественников. Даже семьи и отдельные смельчаки на свой страх и риск стали возвращаться в родные места. Как и три-четыре года тому назад они бросали все, с таким трудом скромно нажитое. Назвать имуществом которое, пожалуй, было бы кощунством. Вновь с одним драгоценным узелком, в котором помещалось все - и кусок черствого хлеба, и белье - пускались прочь от ужасов братоубийственной Гражданской войны и сопровождающих ее ужасов. Вскоре возвращение беженцев приняло массовый характер. Чтобы как-то упорядочить этот поток /в пик возвращения государственную границу пересекали в среднем по 1000 беженцев в день/ около железнодорожной станции Обеляй на границе Латвии и Литвы был образован Центр приема беженцев. Прибывшие в первую очередь проходили тщательное медицинское обследование, после чего их ждало собеседование с Контрольной комиссией, в которую входили по одному представителю компетентных государственных структур. Политика приема беженцев было весьма либеральной - практически не существовало никаких ограничений по национальности, политическим убеждениям, религии и другим формальным признакам. Главным условием было рождение, проживание, служба /хотя бы минимальный срок/ на территории прежних Ковенской или Виленской губерний. После чего беженцам тут же оформлялись литовские документы о гражданстве, выдавалось единовременное денежное пособие и бесплатные билеты до избранного места проживания. С другой стороны складывалось уникальное явление в мировой практике - когда одни беженцы возвращались домой, другой же поток шел как бы навстречу им, воочию убеждаясь, какой тернистый и нелегкий путь ожидает их в чужбине. Это были офицеры, дворяне, люди творческих профессий, таким образом решившие избежать красного террора. Как правило, потом они уезжали во Францию или Швецию... Некоторые из них остались в Литве - стали профессорами Каунасского университета, немало русских офицеров, в том числе несколько генералов, пополнили ряды создаваемой Литовской армии. Комиссия старалась тщательно выявить только уголовные элементы, как правило предъявляющих поддельные документы, старающихся уйти от уголовного преследования или пытающихся провести скупленный за бесценок или награбленный в музеях и богатых дворянских усадьбах антиквариат. Такие лица тут же отправлялись обратно в Россию, навечно вносились в список «person non grata», о них уведомляли и представителей соседних государств. В Литву возвратились и треть из 90 тысяч на ее территории служивших государственных чиновников Русской империи...

После Первой мировой войны в Литве была проведена перепись населения. Оказалось, что в потрепанной войной стране насчитывалось всего 2,2 миллиона людей. Почти каждый четвертый был беженец из России или лицо, возвратившиеся с принудительных работ в Германии!

Беженцы сыграли и немаловажную роль в возникновении независимого Литовского государства. Даже сейчас многие историки России и других стран уверены, что основную и решающую роль тут сыграли национальные амбиции. Этот фактор, несомненно, присутствовал, но был ли он решающим и тем более единственным - можно поспорить. Ведь, как правило, до Первой мировой войны все без исключения национальные формирования, входящие в состав Российской империи, не ставили столь далеко идущих задач, как свою независимость и отделение от империи. Коммерческие круги притягивала возможность реализовать свои изделия и товары на необъятных рынках государства и там же покупать необходимое сырье, молодежь - учиться в престижных университетах и институтах, чиновников - налаженная система продвижения по службе и социальные льготы. Вопрос в основном сводился к более широкой культурной и религиозной автономии, свободе личности. Почему же их взгляды столь радикально изменились к концу 1917 года? Ответ кроется в стремлении большевиков «разжечь пожар революционной борьбы» не только в России, но и во всем мире. В первую очередь - в соседних европейских странах! Даже правительство США вполне серьезно было обеспокоено этими сумасшедшими планами большевистской верхушки. Именно беженцы, в ту впору информационного голода, стали самими ярыми противниками большевистских идей. От них, как от непосредственных очевидцев, общественности других стран в первую очередь становится известна неприкрытая правда о развязанном большевиками «красном терроре» - тысячах без суда и следствия приговоренных к смертной казне офицеров, представителей творческой интеллигенции, дворян... О 300 тысячах православных клириков - священников и монахов - погибших во имя своей веры... В то время страны Антанты больше всего были заинтересованы в независимости Литвы, Латвии, Эстонии, рассматривая их как своеобразный щит - от влияния и продвижения на Запад большевистских идей. Интересный и в наше время мало кому известный исторический факт - когда в 1918 году Красная Армия перешла в наступление и попыталась установить в Литве Советскую власть, части недавно сформированной и плохо вооруженной национальной армии стали терпеть одно поражение за другим. Тут же вмешались союзники - страны Антанты. В Саксонии за их счет из бывших германских военных /костяк которых составляли остатки расформированной по решению тех же союзников 10 армии/, имевших богатый боевой опыт первой мировой войны, спешно формируется отдельная добровольческая дивизия. К тому же она была блестяще вооружена - имела в своем составе артиллерийский дивизион, авиационную эскадрилью, полевые медицинские и ветеринарные больницы, пекарню, роту телефонной связи. В ту пору в Германии свирепствовала страшная безработица, и желающих повоевать за весьма приличные деньги было предостаточно. Саксонская дивизия приходит на помощь литовской армии, без больших потерь вытесняет Красную Армию с территории Литвы. Потом помогает литовским частям и в боях с поляками, мечтавшими присоединить Литву к Польше. Дивизия в Литве воевала полгода. Пять офицеров - саксонцев были награждены высшими наградами Литовской республики - Крестом Витязя.

* * *

Исторический опыт процесса работы с беженцами в России во время Первой мировой войны, осмысление роли беженцев в революционных событиях 1917 года не только не потеряли своего теоретического и практического значения в наши дни - он только возрос. В детальных планах военных конфликтов, которые разрабатывают седые генералы и умудренные опытом политические деятели, решающие судьбы мира /где казалось бы предусматривается любая мелочь/ о беженцах, как правило, не упоминается ни слова. К каким печальным и непредсказуемым процессам это может привести - наглядно показывает гуманитарный кризис, возникший в результате нерегулируемого наплыва арабских беженцев в Западную Европу. Разгул терроризма, угроза массовых инфекционных заболеваний, религиозные столкновения, политические разногласия и протесты коренного населения, вполне реально способные развалить Европейский Союз - вот цена необдуманных политических решений! В Первую мировую войну Россия наглядно показала, как можно и нужно справляться с этими трудными проблемами, возникшими внутри государства. И только революционные события 1917 года не позволили это благородное дело довести до конца - с честью и во благо своих граждан...

***

Грицюс Зенонас Силвестрович родился 06.02.1954 г. в Калнишкяе Акмянского района Литвы.

Окончил Вильнюсский государственный университет, юрист.

Автор ряда исторических работ и книг по истории литовско-российских отношений ХХ века.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Новости Москвы
Глобальные вызовы обсуждает православная общественность в Москве
О Рождественских чтениях в Преображенском храме Москвы
28.11.2022
«Ближний — тот, кто делает добро не ради грядущих заслуг»
Святейший Патриарх Кирилл напомнил, что человек счастлив пропорционально тому, сколько добра он делает людям
28.11.2022
Просим проверить действия создателей спектакля «Ангелы вышли покурить и не вернулись»
Фонд славянской письменности и культуры обратился к Председателю Следственного Комитета России Александру Бастрыкину
26.11.2022
Все статьи темы
Конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»
Реальна ли угроза новой революции в России?
Развернутая рецензия с обзором книги «Революция в России: реальна ли угроза? 1917-2017: Сб. материалов / сост. А.Д. Степанов. - М.: ИД «Достоинство», 2018, 624 с. илл»
16.09.2018
Пасха Победы
В московском издательстве ИТРК вышла новая книга сотрудника Миссионерского отдела Ижевской епархии Владимира Вениаминовича Шкляева
24.03.2018
Все статьи темы
Последние комментарии
Одна большая ошибка длиною в 9 лет
Новый комментарий от Георгий Н.
28.11.2022 10:21
Ревизия государственной тайны
Новый комментарий от Наталья Сидорина
28.11.2022 10:05
Корни астрологии – в Вавилоне
Новый комментарий от E.O.
28.11.2022 09:17
Маугли в контексте цивилизационной идентичности
Новый комментарий от Сергей
28.11.2022 08:24