Птица, летящая через океан... Часть 1

15/28 октября исполняется 50 лет преставления святителя Афанасия (Сахарова), исповедника, епископа Ковровского

«Во всероссийском масштабе»

 

Святитель Афанасий (Сахаров)Владыка Афанасий, исповедник, епископ Ковровский, в миру Сергей Григорьевич Сахаров, которого в эти дни мы поминаем и поминаем сугубо, поскольку 125 лет назад он родился - в 1887 году, 100 лет назад в октябре 1912 года был пострижен в монашество. И ровно 50 лет назад в октябре 1962 года (28 октября нового стиля) епископ Афанасий отошел ко Господу. В этот день ежегодно Церковь поминает преставление святого епископа-исповедника - одного из самых верных своих служителей, замечательного уставщика и песнописца.

Его жизнь, его церковная судьба с одной стороны, уникальны: пожалуй, никто из архиереев тихоновского призыва не мог бы о себе написать то, что написал о своей жизни Владыка Афанасий: «17 июня 1954 года исполнилось 33 года архиерейства. За это время - на епархиальном служении 33 месяца (около 3 лет - прим. здесь и далее - Е.Д.), на свободе, не у дел 32 месяца (чуть больше 2,5 лет), в изгнании (в ссылках) 76 месяцев (более 6 лет), в узах и горьких работах (тюрьмы и лагеря) 254 месяца (более 21 года)».

Три года служения, около трех лет свободы, но не у дел, и около 28 лет в узах. Вот такая арифметика...

С другой стороны, можно сказать и так, что Владыка Афанасий в XX веке прошел «путь всея земли», если только чуть изменить смысл известных слов из богослужения, подразумевая все жизненные гонения и каторжные мытарства целого сонма русских святых, среди которых великое место занимала светоносная плеяда архиереев Тихоновского поставления. Цвет Церкви: митрополит Петр (Полянский) - Местоблюститель Патриаршего престола после кончины патриарха Тихона, митрополит Кирилл (Смирнов), - заместитель Местоблюстителя, архиепископ Иларион Верейский, архиепископ Петр Воронежский, архиепископ Фаддей Тверской - список огромен и сколь прекрасен, ибо прекрасны лики в нем поименованных, столь и ужасен, - по тем неописуемым страданиям и мучениям, которые выпали на долю праведников Руси.

Все они (и почти весь Тихоновский епископат), соприкасавшиеся с владыкой Афанасием на этапах и молившиеся вместе с ним в тюремных камерах, были расстреляны или замучены. Он один из очень немногих выжил и вернулся на свою родину во Владимир уже совершенно измученным старчиком, которому оставалось пожить на свободе, успеть довершить начатые труды (далеко не все) - всего лишь 7 лет. Путь этот был ему предрешен: перед самой епископской хиротонией летом 1921 года молодого владимирского архимандрита вызывали в ЧК, располагавшуюся тогда в Рождественском монастыре во Владимире, где архимандрит Афанасий еще вчера был наместником. Было предложено отказаться от хиротонии во епископа, а в случае ослушания гарантировались гонения «по полной» - «во всероссийском масштабе». 

На другой день хиротония состоялась, а вместе с ней помимо архиерейской митры, молодой, тридцатичетырехлетний епископ Афанасий, при всех его знаниях и талантах, при всем его всежизненном аскетизме, такой веселый, подвижный и деятельный принял в руки и крест. По тяжести и величине своей он соответствовал высоте архиерейского сана и тем духовным талантам и возможностям, духовной твердости и трезвости, которыми был щедро одарен молодой архиерей. 

Угроза чекистов не замедлила исполнением: через несколько месяцев после хиротонии в том же 1922 году начались «этапы» Владыкиной жизни, - так он сам поименовал свою автобиографическую записку: «Этапы и даты моей жизни». Только его «этапы» были не просто биографические, а тюремные: подлинные и смертельно опасные этапы...

Это документ, который мы не можем здесь не привести (хотя и в сокращении) - всем документам документ. Это жизнь человеческая, судьба несомненно чистого, редкого по запасу добра и благости, перенятых по наследству от благочестивых и добрых родителей, молодого человека; крестный путь настоящего избранника и исповедника Божия, безмерно любившего Мать-Церковь и Россию, жизнь страдальческая и одновременно светлая, без темных полос.

Если сравнить количество биографических вех и этапов владыкиной жизни с количеством работ, которые автор успел подготовить в кратких промежутках между этапами и в последние несколько лет жизни на свободе уже предельно измученным, истощенным стариком, - то плодотворной ли покажется нам эта странная и страшная жизнь? Не заставят ли нас эти скорбные вехи глубоко задуматься над вопросом о смысле и целях и наших жизней, о богоугодности тех ценностей, тех дел и свершений, которым мы сами придаем столь высокое значение, в то время как у Бога совсем иные меры весов ценности человеческой жизни?

Что мы здесь на земле ценим превыше всего, - разве не плоды и зримые результаты наших трудов и дел? Изданные книги, построенные дома, совершенные для общества важные земные дела, количество учеников и последователей, и тому подобное, что всегда бывает рано или поздно явлено миру, оставлено ему в наследство, чтобы потом быть с пользой применено к жизни других.

Но тут мы видим, что сама жизнь человека, его существование, состояние его души и сердца на крестном пути шествования на Голгофу, могут превысить для Господа все зримые и ощутимые, и великие земные свершения. Дорог сам человек, его душа, и то, как он сохранил и усовершил ее на крестном пути, как умножил чистоту первоначальную и еще сильнее возжег огонь «первой любви» к Богу (Отк. 2:4), с каким сокровищем в сердце вышел из горнила нечеловеческих страданий. Судьба человеческая в Боге, судьба как живой урок, оставленный нам в назидание в наше последнее время всеобщей расслабленности, потери стержневой нравственности и все ускоряющегося угасания любви...

 

Поместный собор. Замыслы

 

Разумеется, Владыка Афанасий несмотря на эти почти 30-летние узы из 33 лет его архиерейства все-таки оставил нам и реальное ценнейшее духовное наследство в виде его трудов, оставил поистине прекрасную и не сравнимую ни с чем книгу «Поминовение усопших по уставу Православной Церкви» - труд всей его жизни; внес великий вклад в прославление русских святых, в уточнение и соблюдение церковного Устава. Глядя на эти труды, вчитываясь в его обширную переписку, мы видим: если была бы у Владыки Афанасия жизнь вместо десятков тюремно-каторжных лет, разве только этим ограничился бы вклад его в сокровищницу Церкви?

Достаточно взглянуть, с чем вступал в жизнь этой молодой, весьма невысокого роста, светлоглазый монашек,  с очень славным русским лицом, приехавший в Москву на Поместный Собор 1917-1918 годов, куда был избран в качестве кандидата в члены Собора на монашеском съезде в Троице-Сергиевой Лавре. Иеромонаху Афанасию было тогда 30 лет...

Будущий Владыка работал на Соборе в трех отделах: богослужения, о монашестве и о церковной дисциплине. Им были представлены несколько докладов, которые вполне можно было бы считать избранной им самим программой всей его будущей жизни и творческого служения Церкви. Главный из них - доклад «О подготовке нового издания богослужебных книг со внесением в них всех существующих как печатных, так и рукописных служб русским святым».

Этот доклад знаменовал начало всежизненного труда Владыки Афанасия, посвященного прославлению и восстановлению памятей всех Русских святых, среди которых были и почти забытые, и те, кому не имелось особых церковных служб.  Кроме того, именно на Соборе началась работа Владыки над созданием общей службы «Всем святым в Земле Российской просиявшим», составлению и усовершенствованию которой он отдал потом всю жизнь, не прекращая своей работы ни в тюрьмах, ни в лагерях. У Владыки имелась походная рукодельная Церковь В честь Всех Русских святых с освященным антиминсом, с которой он не расставался на этапах своей жизни. Неустанное воспевание всех русских святых сопровождало епископа Афанасия (Сахарова) по всем его мытарствам.

Поместный Собор Русской Церкви восстановил празднование дня Всех святых в земле Российской просиявших. Но издали службу только в 1946 году. Правда, Владыка, к этому изданию не причастный, как находящийся в местах не столь отдаленных, был очень недоволен этим вариантом службы, считал его искажением первоначального текста.

В середине двадцатых годов, после ареста отца Сергия Мечева, сына святого старца Алексия Мечева, к Владыке Афанасию прибились осиротевшие чада отца Сергия из храма Николы в Клениках, что на Маросейке в Москве. Среди них была и будущая монахиня-иконописец Иулиания (Соколова), тогда еще Мария Николаевна. По благословению и под руководством Владыки она написала замечательную икону Всех святых в Земле Российской просиявших. Теперь оставалось дорабатывать службу и продолжать восстанавливать отдельные памяти русским святым и подвижникам благочестия - о них болело сердце Владыки. Он мечтал о том, чтобы вообще ни один подвижник, трудившийся на Руси Господу, не остался бы в забвении, чтобы в будущем Россия, прошедшая через страшные годы безбожия, утратившая десятки тысяч храмов и неисчислимый сонм церковнослужителей, могла бы по этим житиям услышать и восстановить в себе утраченный подлинный дух и красоту Православия. В этом смысле житие святого и церковная ему служба всегда существовали неразрывно, и когда составители житий игнорировали церковную гимнографию и ее глубочайшее богословие, то в результате неминуемо появлялись искажения смысла и духа жизни и образа служения святых, а вместе с тем искажался и дух Предания, в котором апостол заповедовал православным «стоять» и хранить его паче зеницы ока.

Главный доклад Владыки на Соборе поддерживал и второй его доклад: «Об усилении и узаконении чествования по епархиям местных святых».  Выступал он и содокладчиком по вопросу о правилах канонизации святых в русской Церкви. Даже из этих скупых сведений видно, чему должна и могла быть отдана будущая жизнь этого светлого, но уже преумудренного юноши.

Но Господь судил иначе...

 

Послужной список: начало

 

Владыка Афанасий оставил собственноручно написанный документ «Этапы и даты моей жизни», из которого мы дадим здесь лишь выборку с некоторыми необходимыми пояснениями...

Принял в 1912 году пострижение в монашество, затем посвящение во иеродиакона, а вскоре и во иеромонаха. В это время, почти сразу после возвращения иеромонаха Афанасия с Поместного собора во Владимир его ждет публичное вскрытие мощей святых, почивающих в Успенском соборе Владимира. Власти намереваются выставить мощи в обнаженном виде - это февраль 1919 года.  В ответ на готовящееся кощунство иеромонах Афанасий устанавливает дежурство священников в соборе. Расставляются длинные столы, застланные церковными покровами, на них аккуратно раскладываются мощи, среди которых тело святого благоверного князя Глеба (†1174г.), мягкое и гибкое, кожу на котором можно было схватить пальцами - она отставала как у живого, а у великого князя Георгия, убиенного в бою с татарами (†1238 г.), отсеченная напрочь голова оказалась приросшей к телу - только позвонки срослись неправильно - так, что можно было заметить, что раньше голова была отсечена. Глядя на это чудо, врач, вскрывавший мощи, обрел веру.

На вскрытие собралась масса народа. И когда открылись врата храма, иеромонах Афанасий громко возгласил: «Благословен Бог наш...» и в ответ ему раздалось громогласное, единым духом - «аминь!», и... начался молебен владимирским угодникам. Народ стал креститься и ставить свечи у мощей... Торжество Православия вместо запланированного поругания.

Вскоре Владыка Афанасий становится Наместником Богородице-Рождественского монастыря во Владимире. Возводится в сан архимандрита. Назначается настоятелем Боголюбова монастыря. И, наконец, совершается хиротония архимандрита Афанасия во епископа Ковровского. Это июнь 1921 года.

Владыке всего 34 года, но он духовно опытен и мудр, крылат и дерзновенен. Не проходит и года, как за хиротонию следует предреченная расплата. И не только за хиротонию, но и за то, что Владыка, приняв сан, показывает удивительную твердость и непоколебимость перед обновленческим соблазном. В то время как его епархиальный архиерей митрополит Сергий (Страгородский) - будущий патриарх, признает ВЦУ - обновленческое Высшее церковное управление. Обновленцев поддерживают власти, они на них опираются в своей развернувшейся в 1922 году лютой «борьбе с тихоновским реакционным духовенством». Владыка Афанасий едет в Нижний к своему епархиальному архиерею митрополиту Сергию (Страгородскому) за советом - как быть дальше... Митрополит не хвалит епископа Афанасия за выступления против обновленцев: «Лбом стену не прошибешь», - говорит он, и вскоре - летом 1922 г. присоединяется к обновленцам и только давлением преосвященного Феодора (Поздеевского) митрополит приносит публичное покаяние. Владыка Афанасий своего отношения к обновленцам не меняет. Он сохраняет верность патриарху Тихону, Священному Преданию Церкви, и после - канонической церковной власти в лице Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра (Полянского). Во Владимирской епархии он остается один на один стоять против обновленчества. И очень скоро начинается его Голгофа...

Первый арест - март 1922 года. В срочном порядке препровожден в Рев. Воен. Трибунал. Освобожден. Через 12 дней - вновь арест и Владимирская тюрьма. Показательный суд во Владимире по обвинению в связи с пропажей церковных ценностей в Суздальском Спасском монастыре в мае 1922 г. (Во время своей архиерейской службы Владыка призвал верующих не отрекаться от Бога, омыть слезами свои грехи и защищать церковные святыни). Приговор: 1 год заключения, но по амнистии освобожден 28 мая 1922 г.

В заключенииЧерез полтора месяца вновь арест и вновь Владимирская тюрьма. Без допроса освобожден  в конце июля 1922 г. В сентябре арестован вновь. Владимирская тюрьма. Приговор - 2 года ссылки в Зырянский край, считая начало срока от 14 ноября 1922 года.

За несколько дней до этапа, в камере Владимирской тюрьмы в день памяти святителя Дмитрия Ростовского - 28/10 ноября 1922 года Владыка в сослужении арестантов-архиереев, священников и мирян совершает впервые службу Всем Русским святым. Вскоре в феврале 1923 года в Московской Таганской тюрьме,  в одиночке Владыка освящает для себя походный антиминс во имя Всех святых в Земле Русской просиявших, и несколько антиминсов для раздачи отправлявшимся в изгнание.

Начало срока ссылки следует от 14 ноября 22 года. Но начинается ссылка... в одиночке на многие месяцы, потом долгий этап и вслед за тем опять тюрьма - Вятская внутренняя. Оттуда Владыку гонят этапом в Усть-Сысольск. Потом в Усть-Вымь. И вновь в Усть-Сысольск... На календаре уже весна 1924 года.

В Зырянском крае по приговору Владыка по сроку пребывает до ноября 1924 года и без срока - до января 1925 года. Впереди это будет повторяться: из таких бессрочных пребываний в ссылках и тюрьмах наберутся дополнительные и сугубо мучительные годы в узах.

Наконец-то в феврале 1925 года Владыка возвращается во Владимир на церковное делание. Но через полгода его вновь арестовывают в Гавриловом Посаде при поездке по епархии и препровождают во Владимир для «выяснения личности». Освобождают на другой день. Вновь арестовывают через три месяца (январь 1926 года), и вновь освобождают через два месяца.

Осенью 26 года Владыку назначают управляющим Ивановской епархией. Власти предлагают Владыке добровольно уехать или прекратить управление церковными делами. «Отказался оставить вверенную паству», - пишет Владыка в своих «Этапах и  датах». - «На замечание: «Если виновен, - судите», - получен ответ: «Нам не выгодно вас судить» - декабрь 1926 г.». До нового ареста - меньше месяца.

Начинает свой отсчет 1927 год...

 

Катакомбы

 

Январь, 1927 года. Московская предварительная тюрьма (Лубянка, 14). Бутырская тюрьма. Внутренняя тюрьма (Лубянка, 2). В одиночке с митрополитом Горьковским Сергием (Страгородским). За «принадлежность к группе архиереев, возглавляемой митрополитом Сергием Страгородским» Владыка получает три года Соловецких лагерей. Глава «группы» митрополит Сергий получает, однако, свободу и возвращается к возглавлению Церковного управления.

Это 1927 год - год известной Декларации митрополита Сергия, в будущем - патриарха. Вслед за митрополитом Кириллом (Смирновым) - заместителем Местоблюстителя Патриаршего престола епископ Афанасий сохраняя каноническую верность Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Петру Крутицкому, отделяется от митрополита Сергия и фактически уходит в катакомбы, и в этом положении остается до 1945 года, когда после Поместного Собора он вместе с единомышленниками признает Святейшего патриарха Алексия I и вступит с ним в каноническое общение.

 «Когда митрополит Сергий заявлял, что его полномочия вытекают из полномочий митрополита Петра, - Писал Владыка монахине Варваре Адамсон в 1955 году, - И что он, митрополит Сергий, всецело зависит от митрополита Петра, - мы все признавали митрополита Сергия как законного руководителя церковной жизни Православной Русской Церкви, Первоиерархом Которой остается митрополит Петр. Когда же митрополит Сергий, не удовлетворившись тем, что было дано ему и что он мог иметь при жизни законного Первоиерарха Русской Церкви, - рядом действий выявил себя как захватчик прав Первоиерарха, когда в своем журнале он всенародно объявил, что ему, митрополиту Сергию, не только принадлежат все права Местоблюстителя, но что он, «Заместитель, облечен патриаршей властью (ЖМП.1931 г., №1) и что сам наш законный Первоиерарх, митрополит Петр, не имеет права «вмешиваться в управление и своими распоряжениями исправлять даже ошибки своего Заместителя» (там же), - тогда ряд архипастырей, в том числе и я, признали, что такое присвоение митрополитом Сергием всех прав Первоиерарха при жизни нашего законного канонического Первоиерарха митрополита Петра лишает захватчика и тех прав по ведению дел церковных, какие в свое время даны были ему, и освобождает православных от подчинения митрополиту Сергию и образованному им Синоду. Об этом я откровенно в письменной форме заявил митрополиту Сергию (Страгородскому) по возвращении моем из ссылки в декабре 1933 г. Отказавшись от какого-либо участия в церковной работе под руководством митрополита Сергия, я не уклонялся от посещения храмов, где богослужение совершалось священнослужителями, признававшими митрополита Сергия. Резкие ругательные отзывы о так называемых «Сергианских» храмах и о совершаемом там богослужении я считал и считаю «хулой на Духа Святаго. Истинная ревность о вере не может соединяться со злобой».  Где злоба - там нет Христа, там внушение темной силы. Христианская ревность с любовью, со скорбью, быть может, и с гневом, но без греха (гневаясь - не согрешайте). А злоба - величайший грех, непростительный грех - «хула на Духа Святаго», Духа любви, Духа благостыни...»

Пока же на дворе только 1927 год... Владыка Афанасий пребывает вместе со своими однодельцами архиепископом Свердловским Корнилием (Соболевым) и епископом Печерским Григорием (Козловым) на очередном этапе: Ленинградская пересыльная тюрьма, - она же «Кресты», Попов Остров в Белом море. Владыкина стезя приближается к Соловкам. На соловках он

 сторож Рыбпрома - целый год до июня1928 г.

 «Приезжала на свидание мама. Жил с ней в Сороке. Простился 13 ноября 1927 г. Это было последнее с ней прощание».

 

Поминовение усопших

 

Матушку Владыки Афанасия звали Матрона Андреевна. Она была родом тульская крестьянка. А отец Владыки Григорий Сахаров происходил из древнего дворянского обедневшего рода - суздалец по корням. Оба были по-настоящему благочестивые люди. Отец отошел ко Господу, когда мальчику не исполнилось и двух лет. Вырастила Сергея Сахарова мать - мудрая и стойкая женщина, сумевшая воспитать сына не только «хоть бедным, но честным», как завещал, умирая, муж, но дать ему прекрасное духовное образование. Мать не оставляла никогда мальчика в пансионах - она переезжала вместе с ним туда, где он учился и он всегда жил дома - в любви и строгости. Владыка очень ее любил.

Когда начались его этапы, он поручил ее заботам своего лучшего друга и единомышленника отца Иосифа Потапова, который и берег матушку Владыки, и похоронил ее, когда пришел ее час, поскольку сын был в то время в Туруханской ссылке. Владыка скорбел ужасно и утишал свою скорбь лишь служением сорокоустов по матери, причем нисколько, ни на йоту не переступив Устава Церкви. В это время и родился у него замысел написать книгу «Поминовение усопших по Уставу Русской Православной Церкви».

«В ноябре 1930 г. скончалась моя мать. - Вспоминал Владыка в предисловии книги «От автора». - Это была первая и единственная незаменимая утрата, тем более тяжелая, что мне не судил Господь быть ни при одре, ни при гробе почившей, и в моем невольном уединении не с кем было поделить мое горе. А горе было так велико, переживания были так тягостны, что письмами своими я перепугал своих друзей. В моем одиночестве единственным облегчением скорби, единственным утешением было богослужение. Господь именно с этого времени дал мне возможность совершать и литургию. Известие о кончине было получено в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Начало первого сорокоуста совпало с попразднством. Затем были праздники. Поэтому лишь на 9-й литургии было в первый раз пропето «Со святыми упокой» и произнесена заупокойная ектения. В 40-й день не было панихиды и никаких заупокойных молений, так как это был первый день Рождества Христова. За первым сорокоустом Господь помог мне совершить еще пять. И во все это время, совпавшее с периодом пения Триодей Постной и Цветной, не было сделано ни одного отступления от Устава в сторону усиления заупокойных молений. При всем том не было чувства какой-либо неудовлетворенности, не замечалось какого-либо ущерба, а сыновняя любовь находила полное удовлетворение в принесении бескровной жертвы в память усопшей и в тайном поминовении ее имени в важнейшие моменты литургии. Поэтому теперь, излагая церковные правила поминовения, я не боюсь уже укора, подобного тому, какой сделан был мне раньше, и со всею решительностью утверждаю, что только послушание Святой Церкви, подчинение Ее уставам может дать подлинное облегчение скорби, утешение в горе и полное удовлетворение потребности молиться о любимых».

Эта книга - поистине единственная в своем роде среди особенно выдающихся церковных книг. Она являет не только чудесное и тончайшее владение Уставными законами и правилами церковной жизни. Это и духовная исповедь, прямая речь, в которой мы слышим живое биение сердца автора - так написана эта книга. Глубок и прост был Владыка, необыкновенно сердечен и во всем, к чему он прикасался, и где оставлял свой след, мы слышим голос золотого православного сердца, молитвенного, любящего, умеющего миловать и прощать, жалеть и сострадать. Ведь тот, кто особенно любит поминать усопших и находит в этом духовное утешение и радость, и даже определенную полноту жизни и служения, - та душа, несомненно, есть и душа молитвенная, душа любящая, у которой от любви и сострадания расширено сердце, жаждущее вместить в себя всех и все, весь мир. Такая душа исполнена живой Веры и Божественной Любви, она уже сердцем осязает священную близость Господа по псаломскому слову: «Предзрех Господа пред собою выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся» (Пс. 15:8).  

Любовь к поминовению усопших - это и стремление к единению всех в Господе, к преодолению разорванных в миру связей между людьми, вражды и розни мира сего. Эта книга - может быть прочитана и как введение в церковность, как пролог к знакомству и последующему постижению Духа истинной Православной церковности. Здесь мы погружаемся в познание неизреченных тайн взаимодействия душ живущих еще на земле и усопших, в понимание, что красота и духовный закон церковности стоит на таких понятиях как «мера» и «правило». В «Поминовении усопших...» содержится масса примеров из святых отцов, из их жизни, мы видим плачущего и скорбящего о своей усопшей родительнице строжайшего и суховатого святителя Филарета Московского. Здесь же на каждой страницы - рассыпаны сокровища благочестия. Вот например: послушание и самочиние:

«Послушание о Господе всегда и во всем должно быть отличительной чертой православного христианина, не только монаха, но и мирянина, - рассуждает Владыка. -  А в деле молитвы оно должно быть по преимуществу руководящим началом, чтобы приносить Богу огнь непорочный, нелестный, а не ЧУЖДЕЕ Богу, как сделали Надав и Авиуд, недостойные сыновья первосвященника Аарона, чтобы вместо пользы себе и другим не причинить вреда, чтобы чрез самочиние не стать на опаснейший и гибельнейший путь гордости, от которого один шаг до погибели. Саул в Ветхом Завете хотел оправдать свое самочиние и непослушение тем, что имел в виду умножить жертвоприношения и, следовательно, усилить молитву, увеличить торжественность богослужения. Но и усиленные молитвы и торжественные богослужения могут быть неугодными Господу и гибельными для совершающих их, когда являются плодом самочиния, когда соединяются с нарушением заповеди и установленных правил. Саулу было сказано через пророка: «Неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание гласу Господа? ПОСЛУШАНИЕ ЛУЧШЕ ЖЕРТВ и повиновение лучше тука овнов. Ибо непокорность есть такой же грех, что и волшебство, и противление то же, что идолопоклонство» (1 Цар. 15: 22-23).

Или же вот такое примечание Владыки по теме послушания и самочиния: «То правда, что нередко избранные самими молящимися молитвословия, например акафисты, каноны, молитвы или по их просьбе совершаемые частные молебны, панихиды и проч., более трогают их сердца, вызывают более глубокое религиозное чувство, чем общественное богослужение или чтение дома церковных служб по установленному чину. Но еще большой вопрос, какая ОБЪЕКТИВНАЯ ЦЕННОСТЬ этой большей трогательности и большей глубины по собственному желанию совершаемых молитвословий и богослужений... Оптинский старец игумен Антоний в одном из писем своих вспоминает слова св. Василия Великого: "Если кто и в добром хочет исполнить свою волю, чужд есть богоугождения"... Смиренное чувство неудовлетворенности, самоукорение за неумение молиться как должно, за окаменение сердца, не воспламеняющегося от указуемых Святою Церковью молитвословий и последований несомненно гораздо ценнее и важнее самодовольного сознания: "Как хорошо мы помолились". А люди глубоко церковные и благоговейные находят полное удовлетворение для своих религиозных чувств только строго следуя в деле молитвы указаниям Церкви. Покойный профессор Моск. Дух. Академии, прот. о. Павел Флоренский говорил при мне что «только тогда, когда прочитаешь «Господи помилуй» 12 раз, где это положено,- или 40 раз, где это указано по Уставу,- не больше и не меньше, только тогда почувствуешь сладость этой молитвы».

Вчитываясь в мелкий шрифт и утесненную верстку на дешевой бумаге первого на родине издания этой книги (начало 90-х гг.), переживаешь противоречивые чувства. Тут и благодарный восторг от вкушения бесценной науки, передаваемой из уст в уста, из первых чистейших подвижнических рук, науки, которую тебе уже сегодня взять негде, если только не станешь сам собирать по крупицам, да такую все равно не соберешь... И в то же время - боли и пронзительного сострадания автору, стесненному до крайности обстоятельствами, но страдающему уже не от этих обстоятельств - каталажек, пыток и этапов, а от того, что ум и сердце переполнены ценнейшим ведением и теперь вот надо спешить и спешить, излить, как и где угодно, изжить на бумагу все это драгоценное ведение, к чему, несомненно, понуждают автора не просто желания и знания, но воля Господа, которую он должен осуществить, не взирая ни на что. Как та малая птица, бессознательно летящая через океаны на юг по заданному ей Творцом пути и никуда не могУщая с него отклониться, как бы трудно ей не было...

 

Конец 1 части. Окончание следует...

 

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

27. благодарность автору

Дорогая Екатерина, Ваше новое произведение содержит много полезных сведений, оно прекрасно написано, но главное все-таки - это Ваше верное, точное, глубокое, то есть духовное понимание сути. Ваши труды полезны и для новоначальных и для уже воцерковленных людей, помогай Вам Бог в продолжении этого цикла "Праздники и памяти Церкви". Спасибо, доброго здравия! Благодарные читатели из солнечной Софии.

Иоанна / 02.11.2012 21:16

26. Ответ на 22., Александр Б.:

Всего один-единственный раз в России за последние 100 лет, а, точнее, незадолго до 1917 года, была отслужена Божественная литургия БЕЗ КАКИХ БЫ ТО НИ БЫЛО СОКРАЩЕНИЙ, т.е. ПОЛНОСТЬЮ по Уставу.Эта литургия длилась почти 8,5 часов.

Вы бы, господин хороший, прежде чем писать такое, поинтересовались, что именно до 1917 г. проф. Скаббалоновичем было отслужено без каких-либо сокращений, т.е. полностью по Уставу. Литургия, которая служится в наших приходских храмах, почти не сокращается: там просто нечего сокращать. Только не читаются тропари на Блаженны, и первые два псалма «Благослови душе…» и «Хвали душе…» пропеваются не полностью. Так что по Уставу литургия никак не может длиться 8,5 часов! А что же служилось? Служилось Всенощное бдение строго по Типикону. Владыка Афанасий был замечательным знатоком богослужебного Устава. Именно он в 1950-х гг. начал составлять патриархийные календари с богослужебными указаниями на каждый литургический день. Служба уставная – это не эксперимент проф. Скаббалоновича, а соблюдение полностью структуры богослужение так, как она предписана на соответствующий день Типиконом, сиречь Уставом. При уставной службе главное – не количество пропеваемых стихир и прочитывемых тропарей на каноне. Главное - не опускать никаких составных частей всенощной. Так что ежели Вы, Александр Б. не в состоянии отличить литургию от всенощной, то и не встревайте своими глупыми комментариями в то, что не понимаете.

25. Александру Б.

Всего один-единственный раз в России за последние 100 лет, а, точнее, незадолго до 1917 года, была отслужена Божественная литургия БЕЗ КАКИХ БЫ ТО НИ БЫЛО СОКРАЩЕНИЙ, т.е. ПОЛНОСТЬЮ по Уставу.Эта литургия длилась почти 8,5 часов.

Вы бы, господин хороший, прежде чем писать такое, поинтересовались, что именно до 1917 г. проф. Скаббалоновичем было отслужено без каких-либо сокращений, т.е. полностью по Уставу. Литургия, которая служится в наших приходских храмах, почти не сокращается: там просто нечего сокращать. Только не читаются тропари на Блаженны, и первые два псалма «Благослови душе…» и «Хвали душе…» пропеваются не полностью. Так что по Уставу литургия никак не может длиться 8,5 часов! А что же служилось? Служилось Всенощное бдение строго по Типикону. Владыка Афанасий был замечательным знатоком богослужебного Устава. Именно он в 1050-х гг. начал составлять патриархийные календари с богослужебными указаниями на каждые литургический день. Служба уставная – это не эксперимент проф. Скаббалоновича, а соблюдение полностью структуры богослужение так, как она предписана на соответствующий день Типиконом, сиречь Уставом. При уставной службе главное – не количество пропеваемых стихир и прочитывемых тропарей на каноне. Главное - не опускать никаких составных частей всенощной. Так что ежели Вы, Александр Б. не в состоянии отличить литургию от всенощной, то и не встревайте своими глупыми комментариями в то, что не понимаете.

24. На 22-23

Проблемы уставного богослужения - это отдельная и очень серьезная тема. Здесь говорится о конкретных моментах в соблюдении Устава - а именно поминовении усопших. 8-часовая литургия до революции? А 40-минутная в наши дни - не хотите? В Уставе есть такое понятие - "аще благословит настоятель". Оно дает немало возможностей согласовывать основные позиции - и прежде всего имеющие богословское глубокое значение (не служить панихиды в воскресенье) - с возможностями каждого данного храма. Сегодня например и за праздничной литургией могут полчаса и сорок минут перед царскими вратами читать поминальные записки - Владыка Афанасий считал это недопустимым. А у нас сейчас это часто делают, чтобы угодить прихожанам. Как же? Они пришли в выходной и хотят помянуть... Но Есть проскомидия. И есть суббота. Не стоит брать крайности. Проблема очень сложна, но Вы несомненно правы - для тех, кто с благоговением относится к Уставу Церкви, Дух Святый всегда поможет разрешить затруднения.

23. для 18.

Из области таинственного и сокровенного: - Почему буква правил Устава полностью не соблюдается? - Потому что ей это позволяет их (правил) Дух, когда Он того хочет!

22. 18. "следование правилам Устава приносит душе гораздо большее успокоение и духовное насыщение, чем любое самочиние в деле церковного богослужения..."

Всего один-единственный раз в России за последние 100 лет, а, точнее, незадолго до 1917 года, была отслужена Божественная литургия БЕЗ КАКИХ БЫ ТО НИ БЫЛО СОКРАЩЕНИЙ, т.е. ПОЛНОСТЬЮ по Уставу. Эта литургия длилась почти 8,5 часов.

21. Ответ на 20., Татьяна Ш.:

Никакое человеческое слово ничего не может сделать, если Бог не придаст ему силы и не расположит к нему сердце другого человека. Может, я ошибаюсь? Но я так верю. А возвращаются люди в Церковь, потому что душа их давно уже этого жаждала и тосковала,сама не зная о чем тоскует. А когда нашла - сразу поняла: я пришла Домой, к своему Небесному Любящему Отцу. Христос посреде нас! - дорогая сестра.

20. Е.Домбровской -Кожуховой

Уважаемая Екатерина, благодарю за столь подробный ответ. В нём Вы ответили и на другой беспокоивший меня вопрос относительно постов. Как ясно и просто. Признаюсь, что многое из Ваших статей и ответов выписываем вместе с другими прихожанами, а одну из них Ваше вдохновенное Слово вернуло в церковь. Благодарю, сестра!

Татьяна Ш. / 29.10.2012 10:49

19. Ответ на 17., Татьяна Ш.:

Прошу прощения за массу опечаток. Вылетела часть фразы вот здесь, восполняю то, что вылетело: "Через 4 года владыка Ермоген был отправлен на покой в Жировицкий монастырь и пребывал там под наблюдением. Между прочим он требовал канонического избрания Патриарха. Собор был в 1961 году.

18. Ответ на 17., Татьяна Ш.:

Уважаемая Екатерина, уже отметила, что выставлено продолжение, но хотелось бы задать вопрос по 1 части. Приведу использованную вами выдержку:"Поэтому теперь, излагая церковные правила поминовения, я не боюсь уже укора, подобного тому, какой сделан был мне раньше, и со всею решительностью утверждаю, что только послушание Святой Церкви, подчинение Ее уставам может дать подлинное облегчение скорби, утешение в горе и полное удовлетворение потребности молиться о любимых». За что могли укорить Владыку, строжайшим образом исполнившего Устав и не сделавшего ни единого отступления в сторону усиления заупокойных молитв в трагические для себя дни?

Дорогая Татьяна, за то и упрекали: давно уже многим Устав стал тесен. А следование Уставу стало восприниматься как своего рода букваризм. И ныне приводятся древние требования Устава, которые кажутся немыслимыми или трудными для нашего времени. Владыка на собственном пример и на собственном горе показал, что следование правилам Устава приносит душе гораздо большее успокоение и духовное насыщение, чем любое самочиние в деле церковного богослужения и домашней молитвы. Все горе и беда современного человека - в укрепившейся гордости и происходящему отсюда своеволии. Послушание, как отказ от своеволия - главный путь к чистоте души. Но трудности? А тут, вероятно, так как в письмах не раз говорил Владыка: никто не может дать благословения на нарушение поста. Но ты болен и немощен и почему-либо что-то позволяешь себе сверх устава, ну так считай это грехом, смиряйся и кайся на исповеди. А упреки и тогда были сильны, поскольку самым страшным было обмирщение Церкви, опускание ее до мира, а не подымание мира до себя. Владыка с великой скорбью видел эти тенденции обмирщения и не раз писал о них.Глубоко переживал Постановление Архиерейского Собора 1961 года, вспоминая высокопреосвященного Ермогена (Голубева), выступившего с открытым письмом и предложением поправок.Через 4 года владыка еЕканонического избрания Патриарха. В последние годы Валдыка афанасий преббывал в каком-то смятении чувств от того , что совершалось в стенахх Церкви и в мире - все ээто глубоко ранило его. Он даже стал сомневаться, правильно ли ушел на покой. А те тенденции, которые огорчали Владыку - они и сегодня живы и даже очень укрепились. А именно - тенденции обновленчества в современном виде с опорой на якобы возрождение вопреки Уставу ии традициям Церкви каких-то обычаев древнего христианства. "Из двух слов "христианин" и "православный" мне милее и дороже второе" - говорил святитель Афанасий. Так что за теми словами относительно расхождений по Уставу - очень многое стоит в жизни нашей Церкви и особенно в наше время.

Екатерина Домбровская-Кожухова
Он не вносил в святилище Божие чуждого огня
3.12.2013 г. отошел ко Господу архиепископ Алексий (Фролов)
02.12.2020
Птица, летящая через океан...
15/28 октября память святителя Афанасия (Сахарова), исповедника, епископа Ковровского. Часть 2
27.10.2020
Где межа пролегла...
О Солженицыне
12.12.2018
Сестры
О том, как на Вознесение Господне нашлись следы потерянной бабушки Машуры
16.06.2013
Все статьи Екатерина Домбровская-Кожухова
Последние комментарии
Идол против России
Новый комментарий от Русский Сталинист
24.02.2021 13:43
«Это очень большая потеря. Сердце разрывается»
Новый комментарий от Советский недобиток
24.02.2021 13:39
Зачем Хрущеву понадобилось заказывать убийство Кеннеди?
Новый комментарий от Владимир Николаев
24.02.2021 13:38
«Империя не может умереть»
Новый комментарий от влдмр
24.02.2021 13:38
«Несравненная»
Новый комментарий от Владимир Николаев
24.02.2021 13:34
Не Пушкиной толковать Библию!
Новый комментарий от Владимир Николаев
24.02.2021 13:11