Тень на «казацком храме»

Показное меценатство Мазепы

Историки и публицисты, работающие на прославление Мазепы, с восторгом пишут о меценатском усердии гетмана, проявлявшемся, в основном, в финансировании строительства и украшения христианских храмов. Но меценатство все же было не главным в жизни Мазепы - он прославился изменой, и в списке «выдающихся изменников» его прозвище вписано сразу же после Иуды. Никакое меценатство, конечно, не может обелить изменника, - скорее, пример Мазепы бросает нежелательную тень на доброе дело меценатства, реабилитации которого и посвящается эта статья.

Настоящее меценатство, т.е. покровительство «искусствам», по примеру Гая Цильния Мецената, предполагает счастливое сочетание широты натуры, эстетического вкуса и, главное, богатства. Во времена, когда не существовало литературных и художественных фондов, а авторские права особого значения не имели (например, Д. Дефо уступил права на «Робинзона Крузо» всего за десять фунтов стерлингов), литература и искусство всецело содержались - а отчасти содержатся и поныне - меценатскими щедростями (что хорошо и с массой подробностей описано Иштваном Рат-Вегом в «Комедии книги»). Стало быть, меценатство - это весомая поддержка культуры.

С другой стороны, меценатство - это надежное и весьма выгодное вложение капиталов в произведения искусства, ценность которых со временем только возрастает.

Наконец, меценатство - это известность и почет. В истории культуры выдающиеся меценаты разделяют славу со знаменитыми писателями и художниками. Как говорил М.В. Ломоносов, «возможно ли внимать Горациевой лире, не склонясь духом к Меценату..?» [1]. Более того,  на социальной лестнице художник (писатель) почти всегда находился гораздо ниже своего покровителя (до XVIII в. искусство и ремесла особенно не различались). Впервые меценат снял шляпу перед художником, пожалуй, в 1854 г. - и то только на картине: я имею в виду картину Гюстава Курбе «Встреча (Здравствуйте, господин Курбе!)».

Прослыть меценатом не только лестно, но и престижно - это верное повышение социального статуса. Часто бывало, что «меценаты стремились повысить свой социальный статус даже больше, чем увеличить богатство» [2], ведь меценатство было «королевской обязанностью». Как предполагает Ж. Ле Гофф, государственная забота «о преуспеянии и украшении государства... обязывала короля также быть в определенном смысле меценатом: например, из нее вытекала задача строительства новых церквей» [3]. Вплоть до  XIХ в. сиятельные меценаты понимали культуру как «дело двора» [4], и XVIII век России назван даже «эпохой правительственного меценатства» [5]. 

Как государственный человек, Мазепа, который «прекрасно подделался под тон Москвы и старался казаться поборником великороссийских интересов» [6], просто обязан был вписаться в «правительственный меценатский мейнстрим», что он и сделал с впечатляющим размахом. За годы своего гетманства Мазепа потратил на меценатство якобы больше миллиона дукатов, около десяти миллионов злотых и пару тысяч золотых империалов. А, кстати, откуда такие средства, сопоставимые с бюджетом Малороссии за двадцать лет?

После смещения предыдущего гетмана, Самойловича,  и конфискации половины его имущества в казну запорожского войска «Мазепа не установил особого войскового «скарбника» для наблюдения вообще за войсковою казной, а старшины тоже не обратили тогда на этот важный вопрос внимания» [7]. В результате совершенно бесконтрольно «войсковая казна тратилась не только на содержание охотного войска и на жалованье козакам, но и на частные прихоти гетмана» [8]. О том же доносил царю генеральный судья Василий Кочубей: «Гетман самовольно распоряжается войсковою казною, берет из нее сколько хочет и дарит сколько и кому хочет, из арендных и индуктных (со ввозных торговых пошлин) сборов берет в свою пользу 50 000 злотых» [9]. Заметим, что все налоги и прочие денежные сборы в Малороссии поступали в полное распоряжение гетмана и его старшины - Москва не брала из этих средств ни копейки.

Таким образом, сказочное богатство Мазепы легко объяснимо. Гетман безнаказанно доил казну и стриг Малороссию, переплавляя излишки своего сребролюбия в положенное ему по рангу меценатство.

Мазепа вкладывал добытые не совсем честным образом средства в основном в строительство, реставрацию и украшение православных храмов. Конечно, «строительство самых эффектных зданий - церквей и соборов ­- долгое время ассоциировали с религиозным чувством, с желанием почтить Бога» [10]. Есть, однако, основания сомневаться в особой набожности меценатствующего гетмана. Будь Мазепа действительно настолько верующим человеком, он не стал бы лепить свои гербы на церквях и внутрицерковных культовых сооружениях: герб на серебряных царских вратах для Борисоглебского собора, на иконостасе Введенской церкви Троицко-Ильинского монастыря, на фронтоне Пятницкой церкви [11] и т.д. Ведь иконостас и царские врата включены в литургическое действо, и мечение их гербами и автографами светских владык попросту профанирует богослужебное благолепие [12]. Кроме того, Мазепа должен был знать, что об устроителях и благодетелях храма (ктиторах) в этом же храме ежедневно молятся на вечернем богослужении и литургии: «Еще молимся о блаженных и приснопамятных создателех святаго храма сего (для монастыря: святыя обители сея)» - это часть сугубой ектении (молитвенного прошения), которая вошла в литургический чин с XIV века [13]. По-видимому, не перед всевидящим Богом (слова Которого: «твоя благотворительность не утаилась от меня» (Тов.12,13) высокообразованный гетман должен был знать) усердствовал Мазепа,  проплачивая меченые своим клеймом храмы.

И прав тогда Феофан Прокопович, говоривший: «А понеже намерение его было отторгнуть от Российской державы малую Россию, и паки подвести под иго Полское, того ради, дабы народ малороссийский, яко с природы от поляков отвращен, не догадался таковых его умыслов, великим показался православия ревнителем: церкви каменные созидал, сосуды и утвари церковные и иная его подаяния всюди были» [14]. Что ж, «то, что мы принимаем за добродетель, нередко оказывается сочетанием корыстных желаний и поступков, искусно подобранных судьбой или нашей собственной хитростью...»,  - говорил Ларошфуко [15].

«Видимое всеми благочестие» Мазепы (слова Н. Костомарова) было, получается, эдаким «пиаром» 18-го века («public relations», связь с общественностью, обеспечивал зависимый от гетмана клир - на правах благодетеля-ктитора Мазепа активно вмешивался в церковную жизнь: назначал игуменов в монастыри, учредил Переяславское епископство и т.п.). А гетман очень нуждался в подобном пиаре: по заключению Грушевского, «Мазепа вечно жалобился... на враждебное к нему отношение украинского народа», у которого «никогда не пользовался популярностью... Приобрести Мазепе сей популярности не помогло даже и... его показное меценатство» [16].

 

Послесловие

Зато мазепинское меценатство способствовало (попутно) развитию самобытного архитектурного «казацкого стиля». Обычно этот стиль именуют «украинским барокко», что не совсем верно. У «казацких храмов», как правило, центрической постройки, нет четко выраженного фасада, они «на все стороны равны». А для храмовой архитектуры барокко как раз характерны вытянутые в плане, продольные постройки с сильно (и стильно) выделенным фасадом. Собственно, «казацкое барокко» (как и аналогичный «нарышкинский стиль» в Москве) - это обычная эклектика, заимствование (через поляков) ренессансного типа постройки с добавлением действительно барочных элементов - декоративных колонн, декора, относительной живописности.

Что такое барокко? - само это слово означает искаженность, гротескность, вычурность. По определению Вельфлина,  «архитектура в барокко стала живописной и такова, в сущности, характеристика этого стиля» [17], это прививка к архитектуре живописной композиции, которая завсегда пользуется «игрой света и тени, не подчиняющейся никаким правилам» [18]. Типичные барочные своды и фасады выглядят так, будто сработаны не из кирпича и камня, а из какого-то пластичного материала. Обилие завитков, выгнутых плоскостей действительно усиливает световые эффекты. Это сказано не про «казацкие храмы», на которых, впрочем, явно присутствует - не в архитектурном, а в символическом пространстве - вливающаяся в лукавую и изменчивую световую игру тень их мецената, что вполне соответствует барочным реминисценциям «казацко-мазепинского стиля», придавая ему некоторую смысловую завершенность.

 

Примечания

[1] Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений. Т. VII. Труды по филологии 1739 - 1758 гг. М.-Л., 1952. С. 592.

[2] Ле Гофф Ж. Средневековье и деньги. Очерк исторической антропологии. С.-Пб., 2010. С. 184 - 185.

[3] Ле Гофф Ж. Рождение Европы. С.-Пб., 2008. С. 112.

[4] Спадолини Дж. Европейская идея в период между Просвещением и романтизмом. С.-Пб., 1993. С. 67.

[5] Кантор В.К. В поисках личности: опыт русской классики. М., 1994. С. 38.

[6] Яворницкий Д.И. История запорожских казаков. Т.3.  К., 1991. С. 30.

[7] Костомаров Н.И. Мазепа. М.,1992. С. 26

[8] Там же.

[9] Там же. С. 218.

[10] Ле Гофф Ж. Средневековье и деньги. С. 184.

[11] Павленко С.О. Іван Мазепа як будівничий української культури. К., 2005. С. 143.

[12] Тарабукин Н.М. Смысл иконы. М., 1999. С. 133.

[13] Скабалланович М.Н. Ектении // Труды Киевской Духовной Академии.  Киев, 1912, июль. С. 181.

[14] Цит. по: Павленко С.О. Указ. соч. С. 9. 

[15] Де Ларошфуко Ф. Максимы. Паскаль Б. Мысли. Де Лабрюйер Ж. Характеры. М., 1974. С. 32.

[16] Грушевский М. Ветхий прах // Украинская жизнь. № 10. М., 1915. С. 8 - 12

[17] Вёльфлин Г. Ренессанс и барокко. С.-Пб., 2004. С. 82

[18] Там же. С. 78.

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Олег Одарюк
Тень на «казацком храме»
Показное меценатство Мазепы
01.06.2012
Все статьи Олег Одарюк
Мазепа
Мелкий Христопродавец из Фанара
Заявление архиепископа Иова (Геча) о том, что Константинопольский Патриархат не признает анафему Мазепе, политизировано и не имеет ничего общего с православной истиной
19.09.2018
Оболганный Мазепой
Вышла новая книга о гетмане Иване Самойловиче
18.12.2012
Все статьи темы
Последние комментарии
Есть ли альтернатива феодальному социализму?
Новый комментарий от Координатор
18.01.2021 10:54
Карнавал, трагедия, фарс, бунт, попытка захвата власти?
Новый комментарий от monarhist
18.01.2021 10:50
Как относиться к вакцинации?
Новый комментарий от monarhist
18.01.2021 10:02
Спасти Венедиктова
Новый комментарий от monarhist
18.01.2021 09:13
В Москве откроют Ельцин-Центр
Новый комментарий от Наблюдатель
18.01.2021 09:07