itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Патронат и патроны

В Общественной палате состоялись слушания по обсуждению проекта закона о социальном патронате

Ювенальная юстиция 
0
927
Время на чтение 7 минут

21 мая 2012 года в Общественной палате состоялись слушания по обсуждению проекта федерального закона № 42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства».

Вот как комментирует этот законопрект О.В.Леткова, Директор Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, член Центрального Совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ «АРКС»: «В первую очередь в законопроекте предлагается расширить основания для присвоения семье статуса «находящаяся в социально - опасном положении». (Именно над такими семьями предполагается осуществлять социальный патронат, но! - прим.автора).

Сегодня перечень оснований для признания семьи, находящейся в социально-опасном положении, и без того неоправданно широк и неконкретен. Теперь же это будут еще и семьи, где родители «создают своими действиями (бездействиями) условия, препятствующие их (детей) нормальному воспитанию и развитию».

В законопроекте не определено, что следует считать «нормальным воспитанием и развитием» или же «отрицательным влиянием на поведение детей». Вопрос о том, кого из родителей следует считать нормально воспитывающими своих детей, а кого - нет, полностью отнесен на усмотрение чиновников.

Это дает возможность органам опеки и попечительства признать практически любую семью социально опасной и установить над ней социальный патронат».

«...Семье планируется «помогать» предписаниями: что должны делать родители, как им следует воспитывать ребенка, что ему покупать и т.д. Определять это будут чиновники».

«....Согласно законопроекту этот патронат назначается добровольно, только над теми семьями, которые сами написали заявления о его назначении. Но при этом в законопроекте имеются положения, которые позволяют в случае отказа от патроната передать дело в суд с требованием о лишении родительских прав или об ограничении в родительских правах».

То есть, если Ваша семья по каким-то причинам не захотела быть осчастливлена государственной опекой, у чиновника в кармане будет серьезный аргумент против Вашего негостеприимства - угроза отобрания Вашего ребенка.

Вы будете поставлены перед «свободным» выбором - либо добровольно заключить договор на патронат (по которому социальные службы будут обчищать бюджет), либо лишиться ребенка.

То есть, фактически, это и есть та самая ювенальная юстиция, о которой так долго говорили мы все эти годы. Теперь она явилась к нам под личиной социального патроната.

Казалось бы, все очевидно, и, отправляясь на слушания в Общественную палату по этому вопросу, у меня не возникало сомнения, что общество не примет закон, позволяющий отобрать ребенка из любой семьи.

Но на деле все оказалось не так просто.

Атмосфера на слушаниях была обреченно ювенальная.

Для начала Борис Львович Альтшуллер, заместитель Председателя Комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан,внес серьезное предложение по замене в тексте законопроекта «органов опеки» на « комиссию по делам несовершеннолетних», что в нашем понимании равнозначно классической операции с шилом и мылом.

Более незатейливым было предложение второй выступающей, заместителя директора детского дома №19 г.Москвы Хлынина Елена Николаевна, внести изменения, относительно финансирования патроната. Она посетовала на то, что на сегодняшний день оплачиваются только заключенные договора на социальный патронат, а исследования, является ли семья СОП (семьей в опасном положении), т.е. нуждается ли она в этом самом патронате, - такие исследования, изыскания, наблюдения не оплачиваются. Поэтому приходится заключать договора, даже толком не познакомившись с семьей, ведь чем больше заключенных договоров, тем больше денег, - простодушно поведала Елена Николаевна. А модель оценка риска семейной ситуации она и ее коллеги взяли из оценки рисков бизнес-проектов - очень подошла.

Теперь становится понятна заинтересованность будущих «благодетелей» в договорах опеки над нашими семьями.

Ведущий, заместитель секретаря Общественной палаты Гриб Владислав Валерьевич, последовательно передавал слово своим единомышленникам, и создавалось впечатление, что всех все устраивает, за исключением мелких недочетов.

Ну, как если бы злой волшебник лепил из загустевшего колдовского зелья Змея Горыныча, а помощники-тролли советовали срезать лишнюю перепонку с левой задней лапы и добавить еще одну голову. А что злосмрадная рептилия, ожив, вытворять будет - это уж, извините, забота Добрыни Никитича.

Генеральный директор аналитического центра «Семейная политика» Павел Парфентьев обратил внимание присутствовавших на то, что пособие малообеспеченным семьям составляет 9000 рублей в год, а соцпатронат обходится в 250 000 рублей. Так нельзя ли эти деньги направить в семью, ведь многие ее проблемы от бедности?

«Нельзя, - твердо ответили будущие патроны, - пропьют».

Возразить нечего, ведь презумпция трезвенности за нами не закреплена.

И все-таки хочется надеяться, что не все наши малоимущие родители будут пропивать средства, отпущенные на семью. Тогда почему бы не назвать закон «О помощи семьям алкоголиков и сиротам»?

Но ведь закон носит название о социальном патронате, а, значит, если вы член социума, родительского социума России, то патронат может в любую минуту начать патронировать вас.

Серьезный человек из Совета Федерации, Валерий Владимирович Рязанский объяснил, что обязан своим присутствием на этом (надо понимать, для него незначительном)мероприятии истории о том, как во Владивостоке мать убила двоих своих детей. Это его так впечатлило, что он решил прийти. И закон, с его точки зрения, нужен для того, чтобы такие истории пресекать в самом начале, на ранней стадии.

Руководствуясь теорией эскалации насилия, под которую ювенальщики подвели мощную теоретическую базу, пресекать надо на «стадии» подзатыльника или шлепка по попе, поскольку суть теории в том, что злые родители не останавливаются на шлепке, а возрастают в своем насилии, идут дальше вплоть до убийства.

Эта демагогия неоднократно была опровергнута известными детскими психологами. Ведь к шлепку следует прибегать только тогда, когда ребенок еще не понимает слов или когда слова уже не действуют. И в том, и в другом случае -это временная вынужденная мера, ибо взрослея малыш учится понимать слова, а распоясавшийся отрок приходит в чувства.

Павел Парфентьев напомнил уважаемому собранию о презумпции добросовестности наших родителей, закрепленной в Российском законодательстве, но его голос услышан не был.

Наконец, выступила представительница законотворцев - Дзугаева Алла Зауровна, начальник отдела развития деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних Департамента государственной политики в сфере воспитания, дополнительного образования и социальной защиты детей Министерства образования и науки Российской Федерации: «Опираясь на международный опыт...» Не странно ли слышать такие речи, когда по всей стране бунтуют родители, опасаясь как раз этого самого международного опыта?

«Министерство юстиции не усмотрело коррупционной составляющей в законопроекте...» В этом месте, слава Богу, чувство юмора никому из присутствующих не изменило. Далее были приведены «ужасающие» цифры за 2011 год: выявлено детей, оставшихся без попечения 82 000, утратили родительское попечение 58000, ограничены в правах 8200, отобрано детей - 4682.

Обычному человеку приведенные цифры ничего не говорят. Это много или мало? Это хорошо или плохо? Это откуда они? А как соотнести их с теми же, но в других странах? А с рождаемостью? А это с учетом или без? Можно только посожалеть, что Жванецкий пока не откликнулся на патронатно-ювенальную проблематику и не высветил в своей неподражаемой манере излюбленный прием чиновников декларировать голые цифры, который на гуманитариев производит прямо-таки гипнотическое воздействие. И уже затем, приведя слушателей в состояние «шоковой кондиции», обрушивать на них вывод, общественная поддержка которого будет способствовать реализации плана.

Уже давно нет тех статистических данных, на которых реально можно было бы строить прогнозы и делать выводы. Любые исследования творят маркетологи в зависимости от целей заказчика. Достаточно вспомнить высказывания госпожи Лаховой о цифрах пострадавших в семьях детей, раздутых в 10 раз для пущей убедительности. Ей же принадлежит беспрецедентная статистическая оценка, что, дескать, в 100% семей дети находятся в опасной ситуации, а значит, нуждаются во внешнем наблюдении, в патронате то есть.

В который раз мы выслушали историю про батарею, наручники и мальчика со скрипкой (упоминание о ней можно увидеть в статье Елены Романовой на Русской народной линии за 19.05.2012 «Про антиювенальный митинг и не только...»), обошедшую все круглые столы по ювенальной юстиции.

«Дорогие коллеги, - обезоруживающе-доверительно обращалась к нам Алла Зауровна, - помогите...»

Правозащитник Павел Парфентьев и юрист, а также глава Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС) Ольга Леткова подготовили альтернативный проект закона и передали его в Госдуму. Но он пока что так и не вынесен на рассмотрение. Не слышала о нем и Алла Зауровна, которая укоряла всех сидящих здесь «дорогих коллег» в деструктивной критике и отсутствии собственных инициатив. Ольга Леткова напомнила, что проект ждет своего часа, а он все не наступает.

«А вы доведите до конца», - посоветовала Алла Зауровна нашим юристам в завершение своего выступления.

Аналитический центр «Семейная политика» подготовил и раздал участникам правовой анализ законопроекта, и краткий и подробный, так что жаловаться на отсутствие общественных законотворческих инициатив было грешно.

Когда мы попросили контакты для связи и продолжения диалога, Алла Зауровна Дзугаева высказала сомнения, что и дальше будет работать в Минобрнауке - ведь все сейчас реформируется, кто знает... Прямо как у Ильфа и Петрова: «....просил захаживать, присовокупив, что старуха-мама будет очень рада. Однако адреса почему-то не оставил».

В заключение ведущий исполнил классическую колыбельную о том, что все предложения будут рассмотрены и учтены.

А между тем,19 июня в Госдуме будет рассматривать в первом чтении законопроект № 42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства».

Догадываетесь, о чем будут желтые новости как минимум за неделю до этого события?

Правильно! - о том, как во Владивостоке (Новосибирске, Воронеже...) мать сварила и съела семерых своих детей за то, что они мешали ей смотреть ее любимую передачу Дом-2. Или о том, как Президент (Премьер, губернатор...) посетил какой-нибудь «нано»-детский дом и выпил чаю из самовара с домашними ватрушками в патронатной семье.

Проект закона депутаты могут и не прочитать, а вот новости посмотрят наверняка. Придется нам, родителям, в который раз объяснить народным избранникам, что Змей Горыныч, а не мамы, любит поедать детей, и что сущность этого чудища нисколько не меняется, даже если на всех его ста головах поблескивают бутафорские шлемы Добрыни Никитича».

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Элина Жгутова
Все статьи Элина Жгутова
Ювенальная юстиция
Все статьи темы
Последние комментарии
Одна большая ошибка длиною в 9 лет
Новый комментарий от Человек
26.11.2022 18:17
1000 объектов на Украине принадлежат российским олигархам
Новый комментарий от наталья чистякова
26.11.2022 17:22
Терновый мой венец
Новый комментарий от Сергей Григорьев
26.11.2022 16:24
Корни астрологии – в Вавилоне
Новый комментарий от Константин В.
26.11.2022 16:22