Икона и лопата

Сербия. Путевые заметки. Часть третья

Новости Москвы 
0
367
Время на чтение 23 минут

Часть первая

Часть вторая

Царенька

Город Кралево назван так потому, что неподалеку отсюда, в монастыре Жича, некогда короновались сербские короли.

Как давно я мечтала попасть сюда! В этот описанный Гораном Петровичем, здешним библиотекарем, монастырь! С крошечным ярко-красным собором святого Спаса, похожим на пасхальный кулич, облитый глазурью. Как легко было сочинять роман про улетающий от куманов в небо собор, глядя на него - такой сказочно-яркий, игрушечно-маленький, внутри которого у святых особенно скорбно сложены руки, - потому что ни у одного нет головы! Бомбовые удары немцев срезали их, как ножом, вместе с византийским нарядным куполом. Но Жича всегда спасается - это ведь сербский Китеж...

О, Жича семивратная! В средневековье было принято при каждой коронации прорубать в монастырской стене новый вход - новый король не желал въезжать через ворота, в которые уже въезжал его предшественник. Крепостная стена тоже винно-красного цвета. О, Жича багрянородная!

По дороге разглядываю город. Собственно, впервые вижу его при свете дня. На домах - портреты Путина и цифра «1389» - дата Косовской битвы. По дороге я встретила, по крайней мере, пять его портретов. Лицо нашего премьера нарисовано темно-синей краской, с помощью одно и того же трафарета.

- Что это значит? - в недоумении спрашиваю у Драгана. - Они... вы... надеетесь, что Путин поможет вам вернуть Косово?

Драган что-то бормочет про то, как скупщина в 99-м проголосовала за вступление в Союз России и Белоруссии, про молодежную организацию освобождения Косово «1389», и я понимаю: да, надеются. И еще как! Мне становится стыдно, потому что обмануть серба - все равно что обмануть ребенка. Такое у всех здесь арахаичное, инфантильное сознание.

Но в полной мере я осознала это только в Жиче - когда увидела часовню Многострадального Царя-искупителя.

Часовня воздвигнута в честь святого Царя Николая Второго, которого здесь канонизировали задолго до нас, еще в 30-е годы, а икона его была написана и того раньше. Это сделал епископ Жичский, великий деятель и писатель Николай Велимирович.

- Цареньку у нас многие славят. Он стал родовым святым во многих семьях, так же как и Александр Невский, - шепчет Драган, опасаясь помешать какой-то старухе, которая кладет поклоны у иконы «бедного Ники», как называла его Мария Федоровна.

«Царенька» - такого словечка я не слышала даже в России! И услышать это здесь, за тысячи километров от дома!.. Немыслимое ощущение.

- Святое изображение царя было написано сразу после Второй мировой. Царенька вступил в эту войну из-за Сербии, чтобы нас спасти. И сербы будут помнить это всегда.

Вот оно что! Такая вот гипотеза вступления России во Вторую мировую. А теперь на роль «Цареньки» назначен Путин.

- Видишь, справа и слева от Цареньки - святой равноапостольный князь Владимир и преподобный Серафим Саровский.

Оказывается, у Драгана даже есть свое Общество русско-сербской дружбы Святых царя Николая и владыки Николая Велимировича. Работа общества протекает непросто: большая конкуренция. В каждом сербском городе не меньше пяти русско-сербских обществ.

- Как сказал Святитель Иоанн Златоуст: править народом может любой. Но умереть за народ может только Царь, - шепчет Драган.

Русских царей здесь вообще обожают. Любят Грозного и ссылаются при этом на нашего святого старца Гурьянова, который считал Иоанна святым, - дескать, тот никак не мог убить своего сына: выдумка это, злой навет! Вообще, здесь все монархисты.

Словосочетание «русский царь» обладает для сербского слуха особенной магической силой. Это явствует и из знаменитой истории с «царем» Степаном Малым, который, назвавшись Петром Третьим, правил Черногорией несколько лет. И если уж сербы поверили кому-то - их не разуверить. Как известно, Екатерина специально посылала Долгорукого, чтобы тот изобличил самозванца - но ему ли было тягаться с сербским патриархальным сознанием? Ну и что, что «русский царь» почти не говорит по-русски? Подумаешь, - рассудили черногорцы, - мы тоже не говорим по-русски! Ну и что, что царь писать не умеет? Главное, чтоб саблю умел держать. Караджорджи и царь Милош тоже не знали письма. Ну и что, что царь по приезде в Черногорию батрачил на богатого крестьянина Войко Марковича? С кем не бывает! Ну и что, что царь, представившись избежавшим гибели супругом Екатерины Петром, зачем-то подписывает свои указы именем «Степан»? Нравится человеку это имя!.. Ну и что, что «царь» и сам вначале путался в своей биографии, называя себя то далматинцем, то австрийцем, то вообще «дезертиром из Лики»? Сильно, видать, били его Катькины любовники, - в голове все перепуталось. Какая нам разница - если под его началом мы одержали немало побед над турками, - рассудили черногорцы. Он - хороший воин и, наверное, все-таки русский. Даже сейчас все комплименты черногорцев в свой адрес так или иначе связаны с Россией. Черногория будет размером с Россию, если горы выпрямить.

Надежды балканцев были устремлены к «Майке-Русьи», России-матери, и только от нас ждали они помощи, притом помощи именно чудесной. Согласно мессианским ожиданиям, царь-изгнанник должен был явиться именно здесь, где православный народ больше всего страдает от иноверцев. Человек неглупый, Степан понял это и, еще батрача на Войко Марковича, начал проповедовать в деревне, а потом и в монастырях. «Покайтесь! - возвещал он. - Молитесь, может быть, сподобитесь увидеть свет-императора!» Его правление продолжалось несколько лет, и черногорцы под руководством «русского царя» славно били турков, - пока те не подослали своего убийцу и не зарезали его. Его подданные были верны ему до последнего, - как представителю «царства Московского», которому «мы обязаны везде до последней капли крови служить, будучи объединенными одной верой и законом».

«Бизантинство» сербов даст фору нашему. Правитель здесь - непременно национальный духовный лидер. Тем более если речь идет о горной Сербии, то есть Черногории, которая вообще была, как и Византия, теократическим государством. Ею традиционно правили митрополиты. Одним из них был сербский Пушкин - Негош, описавший трагикомическую историю Степана в своей поэме.

Понимая это, Радован Караджич во время войны ввел в школах закон Божий, а по воскресеньям в Пале, столице непризнанной Республики Сербской, читал в церкви с амвона Апостол во время литургии. Такое поведение сделало его подлинным национальным лидером - так что, когда его разыскивал Гаагский трибунал, все сербы, как один, надели маски с его лицом. Это означало: Караджич = Сербия. Хотите убить Радо? Убейте сначала каждого из нас!

И сегодня, когда страной правит ненавистный везде, кроме Белграда, Тадич, - место лидера было занято патриархом Павлом, которого в Сербии считают живым святым. На его похороны съехалось все сербство - из России, Германии, Австрии и даже Америки.

В Жиче мы встречаем публициста и переводчика Владимира Дмитриевича. Он стоит со свечой в руке напротив отверзтого входа - мятежное пламя так и хочет улететь на волю, в сербские просторы с первой волной сквозняка.

- Мы уже много вынесли, и еще многое предстоит вынести, - горестно говорит он. - Предстоит дальнейшее разделение Сербии - путем предоставления автономии регионам. Планы тех, кто управляет мировым порядком, относительно нас таковы: страну нужно уменьшить до размеров Центральной Сербии - той, что вокруг Белграда. Но если посмотреть на проблему духовным зрением - с точки зрения православной веры, - то конец Запада тоже придет, как некогда конец турецкой империи. Вспомним пророчества Серафима Саровского - Россия перед концом света возродится. Нами будет править православный царь.

В храме святого Спаса зябко, и я вся покрылась мурашками - то ли от холода, то ли от апокалиптических картин будущего. Поразительно - каждый серб просто эксперт по пророчествам - особенно если речь идет о русских святых.

Согласно представлениям многих сербов, Россия воскреснет как православная империя - а затем начнется Третья мировая, и поводом к ней будет опять-таки война на Балканах. Об этом, вспоминают они, говорил и основатель Православной Церкви Греции Матфей Вресфенский, скончавшийся в 1950 году, и архиепископ Русской Зарубежной Церкви Серафим, опираясь на хранящиеся на Востоке пророчества о последних временах. Так же пророчествовал и монах Авель, предрекший мученичество Николая II, убийство Павла I и разорение французами Москвы. Дескать, явление Последнего Царя не вызовет сомнений и всякий скажет: «Вот он!» Пророк Авель указывал даже имя этого царя: или Георгий - или... Владимир.

Вся сербская история, как свиток в ларец, укладывается в историю с Видовданом - Видовым днем, - сакральным днем сербов, - который отмечается 28 июня.

На Видовдан произошла Косовская битва, в которой сербы проиграли туркам. Это поражение считается главным днем в их истории - перед битвой царь Лазарь говорил с Богом, который спросил его: хочешь царства небесного для Сербии или земного? Хочешь выиграть битву - будет тебе царство земное. Проиграешь - обретешь Сербию небесную. Царь выбрал последнее. Таков Сербский завет с Богом.

В этот день сербы принесли сакральную жертву еще много раз. Так, во всяком случае, они думают. На Видовдан Гаврила Принцип убил Франца-Фердинанда, что привело к распаду Австро-Венгерской империи - и к Первой мировой. О последнем сербы вспоминают без всякого чувства вины. Они и по сей день считают Принципа героем, тем более что в убийстве, по их логике, виноваты сами австрияки: назначив военные маневры австрийской армии на священный для сербов день, они сами спровоцировали убийство.

В 1989 году на Видовдан Милошевич был избран президентом Сербии, а в
2001-м на тот же Видовдан - передан Гаагскому трибуналу.

Вот почему идея мученичества царя Николая оказалась для них такой родной. Правильный человек и правильный народ должен страдать, - таковы бизантинские убеждения сербов, - они воспевают Косовскую - проигранную - битву больше, чем мы - выигранную - Куликовскую. И это древнее, неиспорченное Реформацией и мелкобуржуазной моралью христианство. Христианство, в котором невозможно появление «теологии смерти Бога».

Идем по городу назад. Окна домов распахнуты - тепло.

Из одного дома доносится песня сербской группы «Алиса», - про Косовскую битву.

Драган на ходу переводит:

- В 1389 году пошел Милош в поход против лжи. Ради веры без стыда он срубает Мурату голову. И припев: Не хочет Фата сына Баязита - хочет Фата Обилича-молодца!

В этой стране даже суперсовременные рок-группы поют о Косовской битве, будто бы она случилась в минувший вторник.

Так что Петрович в своей книге «Осада церкви святого Спаса», посвященной Жиче, зря беспокоится, что Сатана скупит по дешевке все прошлое в стране - чтобы люди жили одним настоящим. Это может произойти где угодно - только не в Сербии. Здесь люди существуют не в реальном, линейном времени, - а во времени мифическом, где прошлое и настоящее существуют рядом.

Гусли

Явился двухметровый Джорджи, - сербское имя, пишется через сербскую
«джи», - друг Драгана. Он входит - и в двадцатиметровой гостиной сразу ощущается недостаток места. Бунарджич, ростом метр восемьдесят, рядом с ним кажется щуплым. Нос у Джорджи тоже изрядный, - словом, он настоящий серб. Он имеет свой бизнес - меньячницу, пункт обмена валюты.

Дела идут так плохо, что нанять сотрудника он не может - поэтому каждый день сидит в ларьке сам, проклиная все на свете. Когда меня, гостью, надо куда-то отвезти на машине - он с радостной матерщиной пинает дверь своего ларька и бросается к машине. Такого друга, как Джорджи, у меня нет. Здесь вообще творятся, по московским меркам, невообразимые вещи: если ты застрял посреди ночи в горной деревне - или у тебя просто нету денег на такси - ты звонишь другу, он вылезает из постели и тащится за десять километров искать тебя.

Сегодня я иду к отцу Джорджи, бывшему преподавателю рисования в школе, слушать гусли.

Они с матерью долго потешались над отцом, когда тот решил сделать из пристройки к дому гостиную в национальном стиле. А теперь принимают гостей только здесь. Тяжелые дубовые перекрытия, беленые стены, украшенные кое-где каменной кладкой. На центральной стене - икона свети Савы, перед ней - подсвечник, там и здесь диковинные старинные предметы, назначение которых не знают и сами хозяева. Я угадываю в потемневших деревянных конструкциях только прялку, грабли и серп. И еще опанки-опанцы, крестьянскую кожаную обувь, индийцы называют ее упанцы. Может, и эти деревянные диковинные предметы на стенах - тоже из того, мифического арийского времени, которое для сербов всегда актуально?

Пока гусли просушиваются над печью, меня угощают кафа, - кофе, которое подается здесь непременно до еды и в принудительном порядке, а затем пршуто, - рассыпчатым желтым кукурузным хлебом, а также тушеной квашеной капустой с неизменной свининой и сиром - по-нашему, брынзой: европейского сыра здесь не признают. Пршуто удается донести до рта с трудом, - оно рассыпается в руках. Хрустит на зубах сусам - какое-то зерно, смешанное со сметаной.

Сощурив близорукие глаза, я обнаруживаю, что висящие на печи гусли - смычковый инструмент, изрядно напоминающий казахскую домбру. И точно так же, как и домбра, сербские гусли имеют одну-единственную струну из конского волоса! Только декора здесь больше, и гриф завершается причудливым резным завитком. В таком виде гусли существуют уже много столетий.

Гусляр берет в руки инструмент и выдает ужасающе скрипучий звук. Совершенно непонятно, как при таком звучании люди выслушивают целые эпические поэмы.

Он поет о богатырях, рослых и могучих, как его сын Джорджи, - о Марко, побившем Злого Арапа во древние времена, и о «славном гайдуке Радоване», которого «ублюдок Тадич» отправил в Гаагу.

Безусловно, и Радован, и Марко, - сербский Илья Муромец, - существуют в одной плоскости, хотя их разделяет шестьсот лет. Для сербов это очевидно - поэтому гусляры собирают полные залы. Пространство сербского времени круглое, как хоровод в коло, как колесо, как славски колач, - оно вертится, и все циклически повторяется - какая разница, как зовут «славного гайдука» - королевич Марко или президент Радо? В конце каждого цикла - конец Сербии и одновременно надежда на ее будущее возрождение. И образ конечных времен все тот же - с той лишь разницей, что Марко боролся против турок, а Радо - против власти запада, но это такая несущественная разница, что о ней не стоит и говорить. Главное в том, что нарушено сербское право на самобытность.

Радо - тот же Марко, вполне традиционный герой, охранитель сербства. Даже обстоятельства их жизни и некоторые качества совпадают. Как и Радо, Марко осуждали: многие считали его данником и сотрудником осман, кое-где его и сейчас зовут «Марко-зулумджия» - Марко-насильник - и Марко-сорви-голова - Марко-дели-баша. Так что оценка его трудов, как видите, также неоднозначна. Про Марка сказано, что он «сладкоголос, как вила», - то же самое можно сказать и о Караджиче - он прекрасный оратор, профессор психиатрии и поэт.

Только вот в смерти эти двое не будут равны: в разгар тяжкой схватки, которую сербы не могли выиграть, Бог сжалился над Марко и усыпил его. Теперь он сладко спит где-то под горой, в пещере. А Радо предал свой, серб Тадич - этому вопиющему факту, собственно, и посвящена поэма. Поэтому в эпической поэме «На арест Караджича» тот не появляется вообще. Во всяком случае, в той ее части, которую слушала я. Содержание поэмы - поношения в адрес Тадича.

Слышала ли Пива каменистая

О Борисе Тадиче-бандите,

Предавшем сербство,

И как наше братство выродилось,

Явивши его на свет?

Пусть молоко его матери

Обратится проказой,

Пусть молитва его жены

Будет ему проклятьем!

Ты - негодяй надменный,

Несчастная твоя жена стала монахиней,

Она отмаливает грехи,

Потому что любила безбожника.

Первая жена Тадича ушла в монастырь, и сербы уверены в том, что она сокрушена его грехами и отмаливает у Христа не только его, но и все сербство.

Собрал Борис преступников и висельников,

(в оригинале: «сверевки и кола» - такой образ)

Родившихся от злой матери

И еще худшего отца,

Последних подонков и политический сброд,

У кого нет ни стыда, ни совести...

Дальше перечисляется весь нынешний кабинет министров, древние проклятия настигают «климактерических сук» из неправительственных общественных организаций и «предательское телевидение», к которым обращается за помощью Борис, замышляя поймать Караджича-богатыря:

И Тадич-бандит сказал:

Когда сербство утонет в дерьме,

Мы схватим живого Радована

И Гаагскому суду продадим его.

ЕС хорошо заплатит за это,

И албанский общаг пошлет

Нам вагон кокаина!

Но ты, Радован-богатырь, слушай нас:

Презирай банду гаагских палачей!

Ты уже обрел бессмертие.

Так будь же живым,

Пока играют гусли!..

И Радован-богатырь в самом деле будет жить вечно - хотя бы потому, что гусли в Сербии будут играть всегда. Он, так же как и Марко, спит в своей пещере, - тюремной камере, - но когда наступит время решительной битвы со злом - оба очнутся и восстанут. Меч Марко спрятан под большим камнем, но понемногу выдвигается из скалы. Рядом с богатырем - его верный конь, который стережет своего хозяина и жует понемногу пшеницу из торбы. Когда весь меч выйдет наружу и конь сжует всю пшеницу, Марко проснется. Марко и Радо будут рубиться рядом - плечо к плечу. Немного уже осталось пшеницы в той торбе...

И пока в Сербии, как в доисторические времена, длится век героев, - европейцы, чьего образа жизни сербы так боятся, - не смогут нивелировать их национальное лицо, даже если страна все-таки войдет в ЕС и, как Греция, потонет в долгах.

На родине прав человека

«...Мария Олеговна пустым взглядом смотрела в одну точку, пока ее мысли блуждали. Она мысленно возвращалась к годам счастливой молодости на родине прав человека, снова видела себя сидящую в аудитории Сорбонны и благоговейно слушающую лекции по французскому символизму. Под натиском этих картин из далекой, теперь недостижимой жизни в ее глазах появились слезы. Как она завидовала своей матери, Анне Андреевне, которой удалось сбежать в страшные дни 1918 года во Францию!

Внезапно Мария Олеговна решилась встать и пойти к книжной полке, откуда достала «Цветы зла» Шарля Бодлера - свою любимую книгу. Полистав немного, она начала читать вслух:

- Voici venir le temps oщ vibrant sur sa tige...

Закончив, она закрыла книгу, села на диван и уткнулась лицом в ладони. Что такое стихи в условиях русского кулачества? И все-таки - в этом она была уверена - русская народная душа была намного больше того. К сожалению, она была так долго порабощенной, что русскому человеку только боль от кнута напоминала о том, что он вообще обладает душой. Как бы она могла выдержать все это, не будучи Вознесенского? Он был ее единственной опорой в огненных и ледяных бурях русской действительности.

Вознесенский тоже думал о прошлом, лежа на тюремной койке и пристально глядя на серую стену. Он вцепился в подушку и грыз зубами пододеяльник, мучимый воспоминаниями о счастливых годах, проведенных с Марией Олеговной. Он видел свою Машу во время гражданской войны, как она сидит с вьющими волосами на локомотиве его бронепоезда... Влад закрыл глаза и узрел перед собой темно-красные, влажные губы Маши, ее мечтательные, и все же выразительные очи. Ах, как он тосковал по теплу ее груди цвета алебастра!..»

- Да, грудь цвета алебастра - это прекрасно! - восхищаюсь я оригиналом книги, которую мы с Драганом переводим. - Так же, как «ее мечтательные, и все же выразительные очи». А как она «она сидит с вьющими волосами на локомотиве его бронепоезда», а? Как думаешь, это эвфемизм или нет?

- Давай заканчивать, нас ждет дядя, обед, накрытый стол, - нетерпеливо говорит Драган. - Исправь ошибки, отредактируй, - и пойдем.

- Ты неплохо перевел, только давай уберем одеяло... - опять канючу я, - ну какая подушка и пододеяльник в ГУЛАГе?

- Мы переводчики, а не редакторы! - раздражается мой сотрудник. - Я тебе сто раз говорю!

- Ну, мы же убрали в прошлый раз в главе «Москва, 1919 год» слова «после многолетней борьбы с контрреволюцией». Это просто ошибка, описка. Ну, нельзя же так оставлять, это же русский перевод, а не корейский!..

- В Корее, наверно, знают, в каком году в России произошла революция, в отличие от нашего профессора немецкой литературы... Ничего не будем убирать - это его маразм, а не наш!

- Ну, в прошлый раз мы же убрали имя Колчака из списка известных революционеров!.. - продолжаю нудеть я.

- «На родине прав человека»... На родине прав человека даже профессора литературы думают, что Колчак - красный командир!.. Слушай, давай уже кончать с этим дерьмом, - нас уже ждет уина и уяк... Стол накрыт!

- Подожди. А что означает «Что такое стихи в условиях русского кулачества? И все-таки - в этом она была уверена - русская народная душа была намного больше того»? Чего - того?

- Как было у автора, так я и перевел. Отредактируй - и пошли уже!.. Хоть нам только боль от кнута и напоминает, что мы имеем душу, - но есть все-таки хочется.

Драган листает немецкий оригинал, сравнивает его с сербским, с которого мы переводим. Немецкий он знает плохо - я вообще не знаю. Нет, переводчик не ошибся: в немецком оригинале сербское «наздравле» вместо русского на здоровье. Автор путает сербские слова с русскими.

- Для них нет разницы между нами и вами. Для них это одно и то же, - говорит Драган. - Не зря европейцы называют нас «балканскими русскими».

- Знаешь, благодаря этой книге я поняла, что они нас боятся гораздо больше, чем мы их. Боятся - потому что совершенно ничего не знают о нас - даже профессора.

Орлы и Пчелы против Антихриста

Драган нервничает, он уже два дня не был у своих тети и дяди. Это совершенно недопустимо - они обидятся.

Если наша система родственных отношений проста - тетя, дядя, племянники, которых мы не видим месяцами и даже годами, - у сербов она сложная и разветвленная. Причем для каждой позиции есть свое название. К примеру, сегодня нас ждут дядя по матери - уяк и его жена - уина. Дядя по отцу называется иначе - стриц, а его жена - стрина. Их сын - стричевич, а дочь - братучеда или сестра од стрица. Сын уяка - уякович, дочь - сестра од уяка. Точно так же различаются названия отпрысков брата и сестры: сын брата - братанац, сын сестры - сестрич, дочь - сестричина. Если дяди с разных сторон называются по-разному - то тети, сестры матери или отца - одинаково - тетка, - и это, конечно, отражает большую значимость родственников мужского пола по сравнению с родственниками-женщинами.

Проще с двоюродными сестрами-братьями с обеих сторон: для их детей, слава богу, существуют общие наименования - нечак и нечакинья.

Больше всего мне нравится то, как называется у сербов сестра жены - свастика. Чтоб тебя, свастика проклятая, вечно лезешь не в свое дело!..

Драган забыл об обеде и чертит мне схему предков и потомков - она поражает воображение. Один лист бумаги кончается, он берет второй.

Наверху пирамиды - где-то в далекой вышине, кружат «беле пчеле» - прапра-правнуки, - внизу - бьют могучими крылами «бели орлови» - 16-е колено. В глубину веков устремляются могущественные и всезнающие прадед, прабаба, чукундеда, чукунбаба, наврндеда, наврнбаба, курчел и курчела, аскурчел и аскурчела, купчуп и кучупа, курлебало и кулебала, сукурдов и сукурурдова, судерпач и судерпача, парчупан и парчупана, ожмикур и ожмикура, курайбер и курайбера, сайкатав и сайкатава...

Драгановы уяк и уина живут рядом.

Дядю зовут Цане, - вернее, это его прозвище, - жену - Новка, - и это - имя: она родилась на Новый год. Дочка Елена - продавец. Цане работает на вагоностроительном заводе и уже полгода не получал зарплату. Новка шьет платья в частном ателье за 100 долларов в месяц и занимается хозяйством: за домом - большой парник и курятник. Собственно, это то, за счет чего они еще держатся.

Обычно Цане и Новка радостно бросаются ко мне навстречу с криком:

- Наша рускиня!

Сегодня этого почему-то не происходит. Видно, что хозяева чем-то опечалены и испуганы.

Их мир накренился - а может быть, и рухнул.

Мало того, что Елена выходит замуж в глухую горную Рашку, - злые мировые силы замахнулись на само существование их семьи, а главное, их потомства! На право питаться со своего огорода и выращивать маленьких рыжих кур на задворках.

- Как мы будем жить? - десятый раз беспомощно повторяет Новка. - Как мы будем жить?

Цане молчит.

Время настало. Антихрист явился в мир - под именем Кодекс Алиментариус. С 1 января 2010 года ЕС вводит международные пищевые стандарты, принятых ВОЗ. Он будет определять, какие продукты можно есть - а какие нет. Выращенные на своем участке продукты есть нельзя, если только не иметь специального разрешения и не покупать европейские генетически модифицированные семена.

Продукты и скот, выращенный обычным путем, лекарственные травы и БАДы станут вне закона, - как героин. Скот, птица и рыба, употребляемые в пищу, должны будут принимать клинические антибиотики и экзогенные гормоны роста. Все пищевые продукты будут облучать, - в целях избавления от микробов, - чтобы можно было хранить их неделями. Гормоны станут провоцировать раковые заболевания - таким образом, мировой экономический картель не только обогатится, но и сократит население до пресловутого золотого миллиарда.

Заклинаем вас, святые деды, пращуры, прородители! Поднимитесь из земли - чукундеда, чукунбаба, наврндеда, наврнбаба, курчел и курчела, аскурчел и аскурчела, купчуп и кучупа, курлебало и кулебала, сукурдов и сукурурдова, судерпач и судерпача, парчупан и парчупана, ожмикур и ожмикура, курайбер и курайбера, сайкатав и сайкатава - защитите нас! Навалитесь всей мощью на европейских чиновников, да обернется молоко их матери проказой!..

- Как тогда нам жить? - твердит Новка. - Запретят есть своих кур и свиней! Дочка вон выходить замуж собирается...

- К 31 декабря 2010 года, - наконец, выговаривает молчаливый Цане, - когда исполнится год после принятия кодекса, от недостатка витаминов и минералов скончается 3 миллиарда людей. Один миллиард от голода, - остальные 2 миллиарда от болезней, которые можно было предотвратить полноценным питанием. На земле останутся только богатые, которые сохранят для себя экологически чистые продукты и растительные БАДы. Мир не может кормить 6 миллиардов людей, - поэтому они уничтожают средний класс. Лидеры этого движения говорят: численность Земли нe должна превышать 500 миллионов. Запретят выращивать свой виноград, как Греции, - дескать, не соответствует мировым стандартам! На самом деле, Франция и Италия оберегают свой экспорт.

- Количество пищи будет ограничено! - Новка почти плачет. - В день будет можно использовать только 10 баллонов воды!

Круглое, с маленьким носиком лицо Новки вытягивается. Ее внешность - редкость в Сербии. Сербки, по моему мнению, совершенно неотличимы от турчанок, - такие же черные, глазастые, бровастые и носатые.

Цане встревожен не меньше жены: если так пойдет - эти европейцы с американцами и ракию гнать запретят!.. Как тогда жить? Разве можно вынести эту жизнь, не имея под рукой отличного сливового или айвового самогона?.. Нема весела машина...

Когда мы возвращаемся домой, Кола уже раскачивается у наших дверей. Газует «Москвич» Будо, продавца книг.

Они тоже прочли в Интернете о злосчастном кодексе - и спешат с нами обсудить новость, а заодно и поесть-попить, пока это возможно.

Драган вынимает из холодильника бутылку желтоватой ракии.

Будо, 37-летний студент медицины, обеспокоен в первую очередь фармацевтическим аспектом кодекса:

- Фармацевтическая промышленность придумала этот кодекс, чтобы объявить вне закона все естественные терапии, все терапии, угрожающие глобальному... как это по-русски?... да, рынку... рынку... как это по-русски, Бунар?... да, запатентованных синтетических препаратов!..

Будо талантлив. Когда-то в школе, пятнадцать лет назад, он учил русский, - и теперь вполне сносно говорит, хотя практики за эти годы не было никакой. У него своя книжная лавка в Белграде, он пишет аналитику для военного журнала. И, несмотря на это, Будо убежден, что «Тополь-М» - лучшая ракета в мире, а «Москвич» - лучшая машина.

- Дедушка мне говорил: учи русский, - вспоминает Будо. - Не будешь учить русский - ничего у тебя не будет. Дедушка воевал вместе с русскими.

Кола, как всегда, с утра пьян и требует поставить песню «Алисы» - ту самую, где человека душат - а он все равно поет: из ината.

- И кагда су ме буду отворена вра-а-ата... и когда помочь нечу добыть ни от бра-а-ата... пева из ина-а-ата, - мычит Кола.

Немедленно я принимаю решение переименовать его в Колю - немало таких коль я видела в жизни, особенно в деревне, где выросла.

- Ну, что ты делаешь, Коля, тебе ведь нельзя пить, - говорю я ему, перемежая сербские слова с английскими, - у тебя реактивный панкреатит.

- Сколько нам осталось?! Кто знает, - трагически произносит Коля, - в 2018 в году будет ядерная война, так писал Нострадамус.

- В странах Европы регулярно употребляют биологические добавки половина населения, - частит Будо: он ходячий справочник. - В США - 80 процентов населения, в Японии, где люди живут в среднем до 84 лет, примерно 90 процентов населения! И эти добавки хотят запретить!

Будо - вечный студент. Начал учиться в мединституте в Сараево десять лет назад, но не закончил - из-за войны. Теперь вот восстановился и доучивается. В Сербии очень много тридцатипятилетних, не закончивших курс. Будо не ест мяса, не пьет спиртного и читает все подряд - начиная с монографий по медицине и
истории - кончая очень плохой фантастикой.

- Давайте выпьем, - произносит Коля и раскачивается, - сколько нам осталось? Говорят, в 2016 году ледники растают, и на земле случится новый потоп.

- Потопа больше не будет, - строго прерывает его Драган, он верующий. - Не будет одной кары. Иоанн Богослов в Откровении предсказал многие напасти: эпидемии, палящий зной, идущий с неба, огненный дождь, землетрясения и наводнения.

- В зависимости от средней... как это будет, Бунар, а?... да, плотности материи и энергии во Вселенной, - излагает Будо свой естественнонаучный взгляд, - она или будет продолжать вечное расширение, или... Бунар, как это будет по-русски? Посмотри в словаре!.. да, или гравитационно замедляться и, в конце концов, - он хлопает в ладоши, - вот так, понимаешь, обратно в себя в Большом... как это, Бунар?.. да, в Большом сжатии.

- В 2014 году землю накроет облако космической пыли... - перебивает его Коля.

- Сегодняшние данные говорят о том, что материи и энергии недостаточно, чтобы вызвать сжатие. Но расширение Вселенной происходит с ускорением... - продолжает Будо, и глаза его расширяются вместе со Вселенной.

- 2012 год, - опять перебивает его Коля, - конец света по календарю майя...

- Коля, - говорю я ему, - чтой-то у тебя с каждым стаканом конец света приближается! Пять минут назад ты говорил, что он случится в 2018-м, потом
в 2016-м, теперь вот уже 12-й!

- ...существуют идеи Большого разрыва Вселенной, Большого замерзания и Тепловой смерти... - пытается продолжить свою лекцию Будо, но никто его не слушает - все уже хватили ракии.

- Слушай, отстань со своей Вселенной, мать твою!.. - кричит на него Драган и швыряет в него сербско-русским словарем. - Дай отдохнуть!.. Я и так ей целыми днями перевожу, а тут еще этот ср....й роман!

Вслед за словарем в Будо летит книжка нашего швейцарца.

- А ты, - обращается Драган ко мне, - если б учила в своем институте старославянский, сейчас бы все почти понимала! Аористы там всякие - это все у нас сохранилось, много древних слов. А то меня замучили эти двое - «преведи ей, преведи!» Уже и сербский могла выучить - месяц здесь! Лентяйка!

- Ну, нет уж, - говорю я, - нам еще международного скандала не хватало - перепутаю слова, что тогда будет?! У вас гордость - понос, пальто - капут, ценность - вредность, театр - позориште, часы - сад, желать - желеть, часть - честь,
колготки - холахуп, стул - столица, галстук - кровать...

- Не кровать - а кравата, - поправляет меня Драган. - Недавно издали специальный словарь, где собраны сербские слова с отличным от вашего значением.

- ...Блок- бокс, - продолжаю я наезжать на Драгана, - грибы - печурки, кобачки - тыквице, индейка - чурка, бакенбарды - зулусы, дом - куча, помидор - парадайз!

Коля смотрит на нас с Драганом, округлив глаза. Вечный студент Будо переспрашивает: «како? Парадайз - по-ми-дор?» - и пытается что-то записать на вынутом из кармана клочке бумаги.

- Ну, ты уже много слов знаешь, - примирительно говорит Драган, - только не зулусы, а зулуфы!

- И вообще у вас - мужчина - чеовек, а женщина - жена. Все этим сказано! А если женщина не жена - она пустое место!

- Боже! - восклицает Драган и хватается за голову.

Это главное слово в наших языках звучит одинаково, и это нас примиряет.

- Льюди! Како вас ние стид! Доста свачати се! Скоро конец мира, - увещевает нас Коля.

- Да, - поддакивает Будо, - надо спешить жить! Айде на планину!

- Не просто на планину - а в испостницу к святому Савве, - предлагает Драган. - Это как раз в горах. Помолимся.

- Обороните нас от конца света, - бормочу я, - чукундеда и чукунбаба, наврндеда и наврнбаба, аскурчел и аскурчела, купчуп и кучупа, курлебало и кулебала, сукурдов и сукурурдова, парчупан и парчупана, ожмикур и ожмикура, сайкатав и сайкатава... А ты, Кодекс Алиментариус, вместе со своими породителями иди прочь! В черные горы, в горькие поры, в гнилые дупла, в клекот совы, во мрак, что так сгущается скоро, в мерзкую явь злобной молвы, в пень безухий и в мандрагору, в темные норы под слоем листвы, в волчьи загоры святого Мрата пускай убирается без возврата!

Не только это стихотворение Милована Данойлича, но и почти всякое современное сербское стихотворение можно использовать как заклинание, в любой ситуации. Столько в каждой сербской строчке неукротимой силы, какая появляется у отдельного человека и целого народа у края отчаяния, - а ведь истинное отчаяние, в отличие от тоски, никогда не приходит к смирению. Оно всегда побуждает человека к бунту и вырывает его за пределы обыденности, приближая к силам иррациональным. ...Кстати, стихотворение называется «yankey go home!», так что и за американский континент делается страшно.

Публикуется с незначительными сокращениями

Первые опубликовано в журнале: «Дружба Народов», №10, 2010

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Мария Ряховская
Икона и лопата
Сербия. Путевые заметки. Часть вторая
25.04.2012
Икона и лопата
Сербия. Путевые заметки
24.04.2012
Все статьи Мария Ряховская
Новости Москвы
«Радуйся, Николае, великий Чудотворче»
Фоторепортаж Владимира Саяпина о праздновании дня памяти свт. Николая Чудотворца в храме на Берсеневке
23.05.2024
«Мы имеем великую святыню среди нас»
По словам Патриарха, за эти двадцать лет изменилось лицо Церкви
22.05.2024
Все статьи темы
Последние комментарии
Лекция об Иване Ильине
Новый комментарий от Анатолий Степанов
25.05.2024 19:58
«Пятая колонна» – тормоз России
Новый комментарий от Могилев на Днепре
25.05.2024 19:17
«Пятая колонна»? Нет, просто «продвинутые»
Новый комментарий от Могилев на Днепре
25.05.2024 19:13
Армия России дойдет до границ Польши, а мы
Новый комментарий от Советский недобиток
25.05.2024 15:57
Баптисты США сомневаются: а папа Франциск вообще католик или нет?
Новый комментарий от Александр Волков
25.05.2024 15:56
Слово о Цусиме
Новый комментарий от учитель
25.05.2024 15:42
В Перми то «мечетнет», то «синагогнет»
Новый комментарий от Иван Демид
25.05.2024 11:31