itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Не Пешков я - Иегудил Хламида!»

Какое место в сознании нашего современника занимает Максим Горький?

0
2836
Время на чтение 12 минут

Рискну навлечь на себя чей-то гнев, но все же выскажу крамольное: читающей публикой как феномен изящной словесности Горький почти забыт. И, думаю, заслуженно.

Что касается все еще тлеющего культа «великого пролетарского писателя», то сохраняется он в основном искусственно, благодаря включению горьковских произведений в школьные программы да кипучей деятельности многочисленной и беспокойной корпорации горьковедов, «понаехавших», словно, незваные гости, из ушедшей эпохи.

Нижнему Новгороду выпала участь - одновременно почетная и тягостная - родины Алексея Максимовича Пешкова. Одни пожинали на ниве изучения его прославления богатый урожай званий и гонораров. Другим приходилось платить своего рода дань - жить с «горьким» привкусом ко многому, что их окружало и окружает.

Набальзамированный Буревестник

Так было на рубеже XIX-XX веков, в пору навязанной обществу моды на автора «Песни о Буревестнике». Так стало с конца двадцатых, когда вернувшийся из эмигрантского небытия писатель был стремительно поднят на щит сталинским агитпропом. Как и всюду, в нижегородской печати произошел всплеск славословий, горьковская тема стала сквозной. В 1928 году открылся музей А.М. Горького. В 1932-м в его честь переименовали сам город с более чем семивековой историей, что немедленно вызвало цепную реакцию других переименований. Вмиг «Горьковскими» стали ведущая областная газета, крупнейший в СССР автогигант, изначально называвшийся «НАЗ», все вузы, предприятия, театры и т.д.

Сегодня в Нижнем Новгороде три горьковских музея - музей детства «Домик Каширина», литературный, Дом-музей. В честь пролетарского классика переименованы площадь (бывшая Новая), улица в центре (бывшая Полевая), улица в Канавине (Пирожниковская). Набивший оскомину псевдоним носят драматический театр - в прошлом Городской Николаевский, педагогический университет, городская детская библиотека, центральная библиотека в Сормове; есть и библиотека имени Алеши Пешкова. С тем же псевдонимом живут круизный четырехпалубный теплоход, железная дорога, одна из крупнейших в стране, детская железная дорога. Почетному прозвищу Буревестник воздают должное кинотеатр, станция метрополитена. Угадайте, как будет называться строящаяся станция метро, первая в нагорной части? Правильно, «Горьковская». Многочисленные объекты помельче, вроде клуба речного порта им. Горького, конечно, не в счет. То же и на периферии. В Павловском районе появился медико-инструментальный завод имени Горького, в Борском - стекольный. Число «горьких» улиц, ДК, библиотек и прочая в иных городах и весях области не поддается учету.

Но и это не все. С 1952 года на площади Горького высится 7-метровый памятник молодому Буревестнику Революции. Еще тройка бронзовых изваяний - в здании мэрии, на волжском откосе, в парке Кулибина. При том, что остальные именитые уроженцы земли нижегородской - Павел Мельников-Печерский, Борис Садовской, Василий Розанов, да мало ли их - не удостоены не то что памятника - подчас скромной памятной доски.

К дням рождения и смерти прославленного на все лады земляка в Нижнем организуются «Горьковские чтения», причем в юбилеи очень пышные, с приглашением иностранцев. Музеи и библиотеки проводят дни открытых дверей и выставки. Начинает кампании сообщество горьковедов, подхватывают официальные инстанции.

По инерции о Горьком пишут и последние из могикан большого советского горьковедения (вроде Вадима Баранова), норовящие дать отповедь хоть самому Солженицыну. И журналисты уходящей формации, впитавшие идеи непогрешимости и космической глубины горьковского творчества со школьной скамьи. Панегирики в прессе могут выйти даже за подписью губернатора, видимо, для того, чтоб никому больше и в голову не пришло говорить о «великом» неуважительно.

Но и без того любое критическое высказывание о Буревестнике принимается в штыки. Один лишь пример: мою небольшую статью 1995 года «Кому сегодня нужен «великий» Максим Горький?», опубликованную на волне гласности в городской газете «Нижегородский рабочий», теперь демонстрируют на слайдах во время горьковских мероприятий как возмутительный образчик плохого тона. Мол, вот до чего докатился!

Психоз по заказу

О мотивах, побуждающих апологетов до последней капли чернил биться за особый статус автора «Челкаша» и «На дне», поговорим ниже. А пока уже в который раз зададимся вопросом: а был ли Горький великим, каким его подавали и стремятся подавать сегодня всеми правдами и неправдами? Был ли он великим художником слова? Великим мыслителем, гуманистом, патриотом?

Оговорюсь, что не изучал про Горького всего, до последнего факта и последней печатной строчки. Но нужно ли знать все о клюкве, чтобы понять, что она кислая? Предлагаемые заметки - не горьковеда, а рядового читателя. Просто русского человека. Пишу о том, что чувствовал, читая с малых лет обязательные в школе рассказы и пьесы, что думал, оценивая те или иные поступки именитого земляка, а позднее, как воспринимал суждения о нем собратьев по перу и просто соотечественников, чьи вкус и мнение уважал.

В литературе Алексей Пешков-Горький дебютировал рассказами о подонках общества. Публика была ошарашена восторженным гимном босячеству, которого автор наделил необыкновенными и возвышенными качествами - независимостью, гордостью, душевной щедростью. Горьковский босяк был одновременно и укором, и протестом, и социальным фоном, на котором тот выступал, рисовался в исключительно мрачных красках.

Левая пресса, которая, по свидетельству Ивана Солоневича, вся была еврейской, и радикальная интеллигенция встретили челкашей с восторгом. «Могуч и оригинален художественный талант Максима Горького, - писал в 1898 году критик Поссе, - нова и оригинальна та действительность, которая, преломившись в его сознании, переливается в нашем сознании таким поразительным разнообразием красок».

«Такого раболепного преклонения, такой сумасшедшей моды, такой безмерной лести не видели ни Толстой, ни Чехов, - комментировал феномен горьковского успеха другой критик, Дмитрий Философов.

В наблюдении схвачена суть. Переполох, вызванный публикацией первых же рассказов нижегородского выскочки, Философов справедливо именует лестью и модой, сопровождая оценку прилагательными «безмерный» и «сумасшедший». Речь именно о моде, а точнее, психозе.

Причины последнего крылись в настроениях, овладевших во второй половине XIX века радикальными слоями интеллигенции и проявившихся, с одной стороны, в нигилистическом отношении к власти и стране в целом, а с другой, - в симпатиях к ее разрушителям вплоть до террористов. Вспомним оправдание судом присяжных (под напором прогрессивной печати) Веры Засулич, ранившей из револьвера петербургского градоначальника. Или восторги тех же кругов по адресу другой террористки, Марии Спиридоновой, застрелившей жандармского офицера.

Настроения возникали не стихийно. На это работала громадная пресса, а на ту проливался обильный золотой дождь. Пешков-Горький уловил поветрие. И сделав на него ставку, не просчитался. К началу XX века он стал знаменитым. И сказочно богатым.

Окающий агитатор

Трудно плыть против течения. Многие поверили в подлинность и народность горьковского дарования, которое «выше Пушкина». Даже прозорливец Лев Толстой на первых порах писал в дневнике: «Был Горький. Очень хорошо говорил. Настоящий человек из народа». Даже правый публицист Михаил Меньшиков поддался психозу, написав в «Новом времени»: «Из глубин народных пришел даровитый писатель и сразу покорил себе всю читающую Россию».

Позже тот и другой разглядят сущность нижегородского мещанина, вознесенного на гребень славы. В 1903 году Толстой запишет в дневнике: «Горький - недоразумение», а по поводу пьесы «На дне» спросит без обиняков: «Зачем вы это написали?». Известны слова Толстого, сказанные Чехову: «Горький - злой человек... У него душа соглядатая, он пришел откуда-то в чужую ему, Ханаанскую землю, ко всему присматривается, все замечает и обо всем доносит какому-то своему богу. А бог у него урод».

Дмитрий Философов верно заметил, что «социал-демократия изжевала Горького без остатка». Если вдуматься, оценка по сути близка к толстовской. Оба обнаруживают превращение писателя в агитатора. Толстой говорит о служении идолу, который «урод», Философов - о партийной тенденциозности.

Иными словами, в том, что писал Алексей Максимович в молодости и зрелости, не было жизненной правды, а была пропаганда. Причем, пропаганда не в пользу родного, не в защиту собственного народа, не в помощь воюющему с внешним врагом Отечеству, а во имя целей прямо противоположных.

Не важно, что слог был топорным, а образы - фальшивыми. Ангажированная критика все без разбору провозглашала гениальным. Легко объяснить феномен горьковской славы, «беспримерной по незаслуженности», по выражению Бунина. Просто кто-то использовал громкое имя в качестве тарана для разрушения государства и весьма в этом преуспел.

Нужно время, чтобы взгляд стал шире. Уже в эмиграции честный русский писатель Борис Зайцев будет определять стиль горьковских книг словами «ходули и слащавость», «литературно Буревестник его убог», «врожденная аляповатость и вульгарность», «внутренняя безвкусица, цинизм».

А уж сколько язвительных строк посвятил горьковскому слогу и вкусу Иван Бунин - величайший из русских стилистов! Досталось от нобелевского лауреата и нашумевшим в свое время «Песням», и фальшиво-романтическим рассказам. Да и личности их автора тоже. С сарказмом писал Бунин о придуманной биографии Горького, театральности его поведения, превращении из новичка, стыдившегося своей безграмотности, в склонного к конъюнктуре литературного дельца, в любящего роскошь сибарита, вальяжного и нетерпимого литературного сановника.

Горький и Розенберг

Современники и биографы не раз писали про слухи, упорно циркулировавшие в Петрограде в голодную и холодную зиму 1918 года. Говорили о скупке Горьким у голодающих столичных интеллигентов дорогого антиквариата, о бесконтрольном дележе при его попустительстве, после назначения на пост председателя оценочно-антикварной комиссии, громадных конфискованных ценностей - уникальных картин, бронзы, фарфора, ковров и т.п.

Да, бессребреником Горький точно не был. Как и подлинным гуманистом. Насколько соответствует истине его будто бы частое заступничество за арестованных ЧК, его ходатайства перед всесильным Дзержинским и даже Лениным? Возможно, за кого-то из своих и заступался гуманист. А вот краевед Мила Смирнова в своей книге приводит иной факт. Однажды к Горькому на квартиру пришел несчастный, у которого арестовали близкого человека. Классик с раздражением слушал, слушал и вдруг закричал на просителя, мол, надоели вы мне со своими жалобами...

Россию и русских он не любил. Исторический романист Марк Алданов за присущую Горькому русофобию сравнил его с маркизом де Кюстином. И подобных оценок было много. Уже после второй мировой войны Иван Солоневич, анализируя причины краха Третьего рейха, называл в их числе и отношение нацистов к русским как унтерменшам. Черпались же такие клише из обличительной русской литературы.

В том числе и сочинений Горького, рано вобравшего агрессивные идеи Ницше и Шпенглера, презиравшего российское прошлое («унылые тараканьи странствования, которые мы называем русской историей») и создавшего вслед за Салтыковым-Щедриным галерею отталкивающих русских типов - жителей одного большого «городка Окурова».

Солоневич пишет, что «мысли партайгеноссе Розенберга почти буквально списаны с партийного товарища Максима Горького». Но в 1941-м нацистов ожидал сюрприз: с ними воевали не Обломовы, Каратаевы и горьковские «лишние люди», а реальные русские, которые вскоре отпраздновали Победу в Берлине.

Свой среди чужих

Защищать униженных и оскорбленных всегда похвально. Но у Горького такая защита была на удивление однобокой. Всю жизнь он был ярым борцом против антисемитизма. Писал статьи и памфлеты, организовывал коллективные письма. О многом говорит круг его нижегородских знакомых и ближайших сотрудников: семейство Свердловых, издатель «Нижегородского листка» Евсей Ещин, будущий глава ОГПУ Генрих Ягода. Не настоящее ли имя последнего - Енох Гершонович Иегуда - надоумило писателя взять себе вполне ветхозаветный псевдоним - Иегудил Хламида?

Но для родного народа, Отечества у Горького не находится ни любви, ни добрых слов, ни жалости. Очернение собственного народа и родного дома - вот его страсть.

В революцию 1905 года Буревестник среди заговорщиков и отъявленных террористов. И провокаторов. В канун 9 января на горьковской квартире укрывается Григорий Гапон, однако вскоре Горький напишет воззвание с обвинениями в кровопролитии не провокаторов, а Николая II. Темная история... В декабре та же квартира, охраняемая кавказцами, становится местом, куда свозится оружие для революционных боевиков. После подавления кровавых беспорядков Горький бежит в США, где развертывает кампанию против России. Потом с комфортом и надолго поселяется на Капри.

Получив амнистию по случаю 300-летия Дома Романовых, наш диссидент возвращается к родным пенатам, но с началом мировой войны вновь берется за свое. Теперь он в рядах деятельных пораженцев. Для Горького, как и Ленина, русское правительство - враг прогресса, а кайзер Вильгельм - меньшее из двух зол. Главное - добиваться поражения «царизма».

Накануне и вскоре после революции Буревестник напишет две характерные для него статьи, о евреях и о русских.

Из статьи «О евреях»:

«Меня изумляет духовная стойкость еврейского народа, его мужественный идеализм, необратимая вера в победу добра над злом, в возможность счастья на земле». Или: «Я уверен, что мораль иудаизма помогла бы нам побороть этого беса (пассивного анархизма. - Авт.), если мы хотим побороть его».

Зато в эссе 1922 года «О русском крестьянстве» другие взгляд, тон, лексика. «Тяжелый русский народ, лениво, нерадиво и бесталанно лежащий на своей земле» - вот приговор пролетарского классика нашим предкам, нашему национальному характеру. В той гнусной и до предела русофобской статье русское крестьянство, одухотворенное Православием, создавшее «на своей земле» самобытную культуру, взрастившее и Ломоносова, и Есенина, бывшее на протяжении девяти веков кормильцем и защитником Отечества, безропотно, но, как правило, вполне сознательно несшее бремя государственных обязанностей во имя строительства - для себя и своего потомства - крепкой державы под скипетром царя, рисуется склонным к изощренной жестокости и садизму. Русский, по Горькому, - дикарь, равнодушный к чужому страданию, хитрый ханжа с показной религиозностью. Отталкивающий национальный тип. Не то, что европейцы и уж тем более евреи.

В красном терроре, развязанным интернациональным сбродом и залившим Россию кровью, Горький винит исключительно имманентную жестокость русского человека. Цитата: «Я очертил среду, в которой разыгрывается трагедия русской революции. Это - среда полудиких людей. Жестокость форм революции я объясняю исключительной жестокостью русского народа. Когда в «зверствах» обвиняют вождей революции... я рассматриваю эти обвинения как ложь и клевету».

«Черти драповые...»

Солженицын описывает, как во время приснопамятной поездки в 1929 году на Соловки к гуманисту прорвался заключенный подросток, рискнувший рассказать правду о концлагере смерти - о «жердочках», «комариках», расстрелах. Горький выслушал, но и пальцем не пошевелил. Зато, как пишет исследователь Альберт Максимов со ссылкой на воспоминания бывшего зека, соловецких чекистов сильно хвалил: «Хорошо-то как! Молодцы, замечательное дело творите! Опишу, опишу!»... А мальчика-жалобщика после отъезда Максимыча расстреляли.

Сомневаюсь, что это легенда. Через два года после окончательного возвращения с Капри в СССР Горький, уже в роли «наркома» совлитературы, организовал поездку 120 советских писателей на Беломорстрой. Строило канал ОГПУ с применением рабского труда заключенных, в основном политических, - кулаков, спецов-«вредителей». Говорили, что стройка была сплошь усеяна их костями. Незадолго до этого руководителей ГУЛАГа за ударный труд наградили - Ягоду, Бермана, Когана, Рапопорта, Фирина, Френкеля. И вновь Горький говорил о них с восторгом, едва сдерживая слезы умиления: «Черти драповые, вы сами не знаете, что сделали...».

Его симпатии были однобоки, как и жалость. На родину Буревестник вернулся в разгар насильственной коллективизации. Разворачивалась одна из величайших трагедий - перелома народного хребта. Сотни тысяч семей ссылались на севера, на верную погибель. Нарастал очередной вал репрессий.

А что же великий гуманист? В статьях начала тридцатых Горький злобно нападает на Православие, русское зарубежье, одобряет политические процессы, коря ОГПУ за медлительность в расстрелах по отношению к подсудимым по делу Промпартии. «Если враг не сдается, его уничтожают», - таков лозунг писателя, приговор всем несогласным или просто безмолвным жертвам бесчеловечного режима. Статью под воинствующим заголовком напечатали «Правда» и «Известия», и она стала индульгенцией тем, кто раскулачивал, ссылал, сажал, расстреливал.

О главных жертвах, русских крестьянах, Алексей Максимович писал: «Вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень...». Чем не идейное обоснование геноцида?

Горький и пароход современности

В начале 1990-х, на гребне перестройки, профиль крупнейшего из советских классиков вдруг исчез с обложки журнала «Наш современник». Не стало его и рядом с «шапкой» «Литературной газеты».

Но, видимо, велика мощь тех, кто возносил автора «Песни о Соколе», лепил его «всемирную славу», воздавая по заслугам. Будь по-другому, постигло бы Горького-художника слова участь какого-нибудь Решетникова или Помяловского, а Горького-общественника - посмертная репутация профессионального русофоба, неистового революционного агитатора, певца ГУЛАГА.

Оправившись от временно замешательства, те влиятельные силы перехватили инициативу, сочиняя новые и новые панегирики «великому писателю». Кто стоит за новыми апологетами Басинским, Быковым, Калюжной - имя им легион, понять несложно с учетом того, кому Буревестник служил верой и правдой всю жизнь.

Загадкой, правда, остается факт возвращения профиля «классика» на фасад «Литературной газеты». Гадая над мотивом, подтолкнувшим к такому сомнительному, на мой взгляд, шагу весьма уважаемого мной главного редактора «ЛГ» Юрия Полякова, могу объяснить это лишь некими парадоксами фракционной борьбы, характерной для писательской среды.

Как бы то ни было, культ Горького живет и процветает вопреки объективным фактам и мнению российского читателя, в массе своей от Буревестника отвернувшегося. Впрочем, таких аномалий в нашей жизни много. До духовного исцеления России еще далеко.

Станислав Александрович Смирнов, обозреватель газеты «Нижегородская правда»

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

37. Нижегородцу - Спинозе

Еще нелепость - выводить величие Горького из факта, что он многих вывел в большую литературу. Ну, хорошо, вывел и Шмелева, и Пришвина, и Бунина, и всех-всех-всех. Но что это доказывает? Что роман "Мать" -шедевр? Или, что Горький был "великий гуманист"? Не очевидно.

Своим софистическим забалтыванием темы Вы заставляете думать о себе, как о представителе нижегородской еврейской общины. То, что "вывел", доказывает, что Горький занимает очень важное место в истории русской литературы. К сожалению для нынешних комиссаров, им придется делать некошерное обрезание русской литературе, если они захотят вычеркнуть из нее Горького. Я уже указывал, что под него могут попасть, в таком случае, например, Бунин, Куприн, Шмелев. А иначе как объяснять молодежи, что эти выдающиеся русские писатели посвящали свои произведения и благодарности Горькому. Я бы еще посоветовал Вам не биться головой ни об косяк, ни об стену - ума это не прибавляет, даже софистического. Вы прочитайте статью, по которой идет обсуждение. Ее автор в качестве безоговорочного авторитета выдвигает Солженицына. Наверно, нижегородский автор теперь доволен, что вместо "бездарного" горьковского романа "Мать" в школе по приказу нынешних комиссаров изучают литературно бездарный, лживый, но в тысячу раз более идеологизированный солженицынский Архипелаг. Зато он кошерно обрезан - про Власова все удалено. Когда тут энтузиаст "крови и почвы" некий Эрик предложил вместо "набальзамированного" Горького великого русского писателя Краснова с его воспеванием "простоты" и "величия" Третьего рейха, я как-то упустил из виду солженицынские симпатии автора обсуждаемой статьи. Но ведь Эрик в словах о Краснове и выразил то подсознательное, что имеется в голове у автора статьи. Восхищаться Солженицыным, без приятия его отношения к Власову, просто невозможно. Но автор статьи восхищается и Солоневичем, а это тоже невозможно при критическом отношении к его коллаборационизму. Получается, что при всем пафосе автора в требовании "восстановления правды", сам он охотно бальзамирует иуду Власова. Так бы прямо и написал статью об этом, а Горького не трогал. Теперь же у него получается, как нам объяснила здешняя "дворянка", духовная родственница маркиза де Кюстина, что русские писатели и поэты легко могли заблуждаться (недоумки), поэтому и посвящали свои произведения и благодарности Горькому.

36. Артему, веселому братишке.

Успокойся, братишка. Без Горького русская лтература не пропадет.

К сожалению, Вы совершенно не представляете историю русской литературы, судя по этому Вашему замечанию. Видите ли, литературу делают конкретные писатели. А в русской литературе конца девятнадцатого и начала двадцатого века совсем мало писателей, которые совершенно ничем не обязаны Горькому в своем творческом развитии и литературном становлении. Здесь уже назывались имена Шмелева, Бунина, Маяковского, Есенина, Осоргина, Куприна, Ходасевича, Пришвина, даже Зайцева (был одним из авторов издательства "Знание", по просьбе и предложению Горького сделал перевод "Искушения святого Антония" Г. Флобера), Л. Андреева, Замятина. Но это только малая часть тех русских писателей, на судьбу которых оказал благотворное влияние Горький. Как видите, благодаря Горькому русская литература вообще состоялась. Подлость расчленителей трупа "набальзамированного" Горького в том и состоит, что используя неосведомленность нынешних читателей в истории литературы и прикрываясь "поисками правды", они через дискредитацию Горького надеются уничтожить русскую литературу. Горький выбран потому, что являясь одной из ключевых фигур русской литературы, сам вобрал в свою жизнь и литературную деятельность множество противоречий свойственных и нашей литературе и той эпохе. Коварство "искателей правды" заключается в том, что все их схемы, по котрым они строят низвержение Горького в "посредственности", легко могут быть потом использованы практически против любого русского писателя. Даже такой пошлый прием - "бабник", уже кошерно используется в хотенковском сериале о Достоевском. Скоро можно ждать разговоров о "набальзамированном" трупе Достоевского. Есть, по моему убеждению, еще одна причина "заказа" на Горького. Побаиваются олигархи, что народ может очнуться да и восстановить государственную собственность на недра, на землю, на промышленные предприятия. Поэтому так и ненавистны все те "маргиналы", "буревестники" и Данко, о которых писал Горький. Ведь даже упоминавшийся раньше критик Эйхенвальд, признавал, что все эти Челкаши и "босяки" по духу своему представляют некую современную той эпохе тень "благородного разбойника", Робин Гуда без арбалета, но с той же жаждой справедливости. Подумайте об этом - неужели здесь все неверно?

35. Верной дорогой идете, товарищи!

И потом, как вы, именно вы, поклонник советской морали умиляетесь, что Пушкин увлекся замужней дамой? Вона когда распущенность-то началась!

Просто удивительно, насколько предсказуемы эти агенты сиона. Я сразу сказал, что к Горькому, как ключевой фигуре русской литературы, подбираются для того, чтобы разрушить русскую литературу вообще и лишить русских национального сознания, что дойдет дело и до Пушкина. Ждать пришлось не долго. Хотя, конечно, "благородная" Лукия шла по накатанной дорожке. Она фактически, повторила великого, непризнаного совком писателя Абрама Терца (Синявского), даже и "пострадавшего" от "коммуняк". Этот Абрам сказал: Пушкин вбежал в русскую литературу на тонких эротических ножках. За такие слова, я думаю, будет он крепко расплачиваться на том свете, вместе даже с "истинно православными", навязывающими эту русофобскую мерзость. Как прочно связан Горький со всей Русской литературой - "благородной" Лукии, чтобы доказать "набальзомированность" Горького пришлось оскорбить и Пушкина и женщину, которой он был увлечен. Но асоветистам ничего не жалко - ни русской литературы, ни самой России.

34. Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»

(Горький) мечтал, чтобы одних порасстреляли

Педерасты никак не успокоятся. Крепко их напугал Горький своим нетолерантным предложением, как избавиться от фашизма. Бойтесь, это хорошо, что вы со своей "кровью и почвой" знаете, что пока жива русская литература, в России вам жизни не будет.

33. Не мог щадить он нашей славы

Но часто поэты бывают просто введены в заблуждение.

Наверно, я понял. Когда просветители, вроде Эрика, "обретут" победу над "совком", и в банановой монархии будет править сын Марии Владимировны Гогенцоллерн, то они дадут, наконец, "этой стране" настоящую литературу. Конечно, сохраняя демократические традиции "возрожденной" России, они оставят изучение в школе самого выдающегося произведения современности (Нобелевская премия) - Архипа, но в самой полной и расширенной редакции. Для поддержания "национальной гордости великороссов" им будет дано немного из Есенина, Бунина, Куприна и там еще кого-нибудь - будет решено после согласования с вашингтонским обкомом. Идеологически невыдержанные посвящения у Куприна и Бунина будут просто убраны, или меламеды разъяснят, что, вообще-то, ни Бунин, ни, тем более, Куприн не были особенно умны, и их легко было ввести в заблуждение. Именно поэтому они посвящали свои лучшие произведения набальзомированному трупу - Горькому. Ну а с Есениным вообще все просто - он был антисемит, поэтому сказал о Троцком: Слушай, Чекистов!.. С каких это пор Ты стал иностранец? Я знаю, что ты Настоящий жид. Фамилия твоя Лейбман, И черт с тобой, что ты жил За границей... Все равно в Могилеве твой дом. Есенин просто не знал, что у Ленина тоже еврейское происхождение. Был он где-то конъюнктурщиком, сильно перехвален, настоящим "русским", исповедующим идею "кровь и почва", больше подходит, конечно, творчество великого русского писателя Краснова. Мы уже знаем, что без слез читать его невозможно. Ахтунг! Снять кофточки! Русые головки, восторженные глаза... Вот настоящий поэт.

32. Училась понемногу, чему-нибудь и как-нибудь...

Ведь парень себя лучше Мериме возомнил. не иначе. ------ А Пушкин посвятил Анне Керн стихотворение. А в ней самой ничего положительного не было.

Девушка возомнила себя лучше Белинского, не иначе. У нее какая-то тяга к половым инверсиям. Если Пушкин посвятил одно из своих лучших стихотворений женщине, которою искренне увлекся, то это (опять чистый Фрейд!) должно объяснять, почему Бунин и Куприн свои выдающиеся произведения посвятили Горькому. Упаси Бог русскую литературу от таких "знатоков", которых еще в детстве из рогатки убивать надо, даже если они "девушки". Восторженными почитателями Анны Петровны Керн, в которой "ничего положительного не было", являлись Пушкин, Глинка, Дельвиг, Веневитинов и многие другие известные люди. Вот так почитатели Краснова, Хитлера, батоно Саакашвили, эстонских эсэсовцев, начав с оплевывания всего советского и Горького, как спорной и неоднозначной фигуры, приходят логически к уничтоженю вусей русской литературы. Нет, ну просто по-человечески, что вам Керн? Вы лучше Пушкина знаете, что она такое? Лучше Бунина и Куприна знаете, что представлял собой Горький? Ненависть асоветистов к России безпредельна. Им не не дороги ни те люди, которых любили Пушкин и Бунин, ни русская литература на самом деле, ни сама Россия. Поневоле подумаешь - гранты отрабатывают.

31. Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»

Чирков Юрий. А было всё так… / Предисл. А. Приставкина. - М.: Политиздат, 1991. - 382 с.

Да, если с предисловием Приставкина, то это тщательная бумажка. Фактическая. Настоящая! Броня. Это ведь Приставкин, подручный прорабов перестройки, написал разоблачительную повесть "Ночевала тучка золотая", защитил обиженных чеченцев. Очень похоже, что здесь подойдет еще одна цитата из Булгакова - поздравляю вас, господин, соврамши.

30. Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»

Его можно любить толко по идейным соображениеям

Очень хотелось бы получить разъяснение, по каким "соображениям", например, Бунин посвятил Горькому свою поэму "Листопад", а Куприн посвятил Горькому же одно из своих лучших произведений - "Поединок".

29. Re: «Не Пешков я - Иегудил Хламида!»

Впрочем, обладать властью и "распределять" благА - тут много добра (и ума) не нужно.

Сионские мудрецы уже не замечают, как сами себе противоречат. А "власть" получить и удержать и подавно никакого ума не нужно. Глупый Сталин (по глобусу руководил), глупый Горький, ну и, конечно, глупый Гитлер - типичный жидовский "совок".

28. Список Горького

Горький очень много помогал Евгению Замятину. В основанном Горьким издательстве "Всемирна литература" Замятин ведал разделом Англии. Первые публикации Замятина 1917-1918 годов были размещены, большей частью, в горьковской (меньшевистской) "Новой жизни". Интересно, что его сказку "Бог", впервые размещенную еще в 1916 г. в горьковской "Летописи", в 1921 г. сочтут клеветой на НЭП. Замятин уважал мнение Горького, рассказывал о содержании своих будущих произведений. Вот как он рассказывал об одном таком случае. "Однажды утром (в октябре 1917 г.), сидя в заставленном книжными полками кабинете Горького, я рассказал ему о возникшей у меня в те дни идее фантастического романа. Место действия - стратоплан, совершающий междупланетное путешествие. Недалеко от цели путешествия - катастрофа, междупланетный корабль начинает стремительно падать. Но падать предстоит полтора года! Сначала мои герои, разумеется, в панике, но как они будут вести себя потом? "А хотите, я вам скажу, как? - Горький хитро пошевелил усами. - Через неделю они начнут очень спокойно бриться, сочинять книги и вообще действовать так, как будто им жить по крайней мере еще лет 20. И, ей-Богу, так и надо. Надо поверить, что мы не разобьемся, иначе - наше дело пропащее." И он поверил". Когда Замятин оказался в Париже, он написал в воспоминаниях: "Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что исправление многих "перегибов" в политике советского правительства и постепенное смягчение режима диктатуры - было результатом этих дружеских бесед (Горького со Сталиным - пояснение моё). Эта роль Горького будет оценена только когда-нибудь впоследствии". Список будет продолжен
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Станислав Смирнов
Пример бесчестности
Итог опроса по переименованию площади большевика Лядова в Крестовоздвиженскую запрограммирован?
18.08.2021
Пройду по Пролетарской, сверну на Боголюбскую
Новая волна переименований – это «декоммунизация по украинскому образцу» или «возвращение к корням»?
25.02.2021
«Глаголом жечь сердца людей»
Заметки с творческого вечера Валерия Сдобнякова
30.10.2017
Страницы, согретые любовью
О новой книге прозы Валерия Сдобнякова
04.09.2017
Все статьи Станислав Смирнов
Последние комментарии
За что мы воюем?
Новый комментарий от Марфа Зотова
25.06.2022 10:23
«Следствием установлено…», но правда не восстановлена
Новый комментарий от Русский Иван
25.06.2022 10:17
Чем мы лучше их?
Новый комментарий от Русский Иван
25.06.2022 09:58
«После смерти Махатмы Ганди и поговорить не с кем»
Новый комментарий от Александр Волков
25.06.2022 09:25
Будущее Украины – три области процветающего этнотуризма
Новый комментарий от Александр Волков
25.06.2022 08:55
На смерть Р. Адомайтиса
Новый комментарий от Человек
25.06.2022 08:40
«Суверенитет может быть достигнут только путем национализации недр»
Новый комментарий от Александр Волков
25.06.2022 08:38