itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Греческие зарисовки

I. Рыбный рынок в Салониках

0
567
Время на чтение 11 минут

Форум в СалоникахВ Салониках, вниз по проспекту Аристотеля к морю, метрах в трехстах от древнегреческого салоникийского Форума, находится рыбный рынок. Расположен он внутри большого общегородского крытого рынка - по-гречески АГОРА. Найти его очень просто: там, где крики и ор - там и рыба. Дело в том, что рыбные торговцы в Салониках - это такие здоровенные крепкие греки, с лужеными глотками, - они же, судя по их загорелым, обветренным лицам, рыбаки, которые и привезли сюда свою рыбу с утра или с ночи, чтобы здесь ее распродать. Орут они что? Первым делом, как я понял (при своем «блестящем» знании греческого), оглашают ассортимент своего товара, то есть наименование пород отловленных рыб. Во-вторых - насколько они готовы уступить в цене, первому, кто к ним подойдет. Цены они снижают постепенно в течение всей распродажи, которая заканчивается, примерно, к обеду (по нашему, часикам к двум), так как дальше рыба теряет свой первоначальный, товарный вид, хотя и лежит на подложенном льду. И каждые двадцать-тридцать минут они выкрикивают новые цены. Мудрые салоникийские пенсионеры с кошелками в руках стоят кучками в стороне - им торопиться все одно некуда - и ждут конца распродажи, когда рыбы на прилавках останется совсем мало, но не настолько мало, чтобы исчезла совсем, а цены упадут до предела.

Рыба выложена всякая, я даже и названий-то таких не знаю, от самой маленькой, какой-нибудь барабульки, до больших с полприлавка, тунцов. На вид вся свежайшая; кажется, что вот-вот запрыгает и забьет хвостами. Все это блестит, сверкает, переливается чешуей, рыбаки-торговцы ее то и дело перекладывают, на место образовавшейся пустой ячейки подкладывают новую, как играют в пятнашки, взвешивают, вытирают о фартуки руки, отсчитывают покупателям сдачу и еще успевают орать, так что слышно с другого конца рынка, а то и с проспекта. Я там просто-таки шаляпинские голоса слышал - по-моему, они от своих завываний сами балдеют.

Кстати, рассказывала уже на обратном пути в самолете одна из наших попутчиц, организатор экскурсионных туристических поездок, которая ездила в Грецию заключать с ними новые контракты. Греки, говорит, не знают, что такое замороженная на прилавках рыба. Когда она им сказала, что в России на 90 % именно замороженная, они удивились: как, зачем? У вас же вокруг моря, океаны?.. Они не понимают, говорит, что наши моря и океаны и их - «две большие (одесские) разницы». От наших морей и океанов рыбу сутками везти еще надо, а от их, с любого конца, максимум два-три часа. В Греции 11 млн. народу, а в России - 140, и всех накормить надо. И если возить рыбку на самолетах, она у нас будет дороже мяса. У них, кстати, и без самолетов рыба кусается: от трех, примерно, евро до 15. Средняя цена - 7-8. А рядом, в мясных отделах рынка, лежит мясо, вполне по ценам сопоставимое с нашим: 4-5 евро, неплохие куски. Хотя есть и за 6. Но у них и зарплаты другие. Пенсии - минимальные, за выслугу лет - 450 евро. У госслужащих и со стажем от 1,5 тыс. до 2,5. И они еще при этом бастуют и митингуют!

Но, конечно, не только бастуют...

В выходные дни в Греции закрыты все офисы, банки, промтоварные магазины и т.д. В воскресенье - день отдохновения от трудов праведных, по Евангелию, - закрыто вообще всё, кроме увеселительных, питейных заведений, дежурных аптек и продовольственных магазинов, с рынками. За этим, как мне сказали, следят на государственной уровне, даже штрафуют, поскольку Церковь в Греции от государства не отделена, как у нас, и все церковные предписания у них строго согласованы. Я с трудом, к примеру, в субботу нашел в Салониках обменный пункт, и то - русско-грузинский, - в котором мне обменяли баксы на евро... Вышел, кстати, я на него совершенно случайно. Интересный тоже момент.

Храм Богородицы ХалкскойНа плане, который был у меня в руках, кружочком, на углу улиц Игнатия и Халкион (ской) был обозначен храм Богородицы Халкской. Храм оказался закрыт - время было ближе к обеду, - но зато прямо на противоположной стороне улицы я увидел небольшой магазин с вывеской: «Русские продукты». На витрине: «Советское шампанское», водка «Стандарт», пиво «Жигулевское», «Балтика»... «Чеснок соленый Джонджоли» (?)... Там же, в витрине, трафаретом по стеклу надпись: «Лучшие продукты в умеренную цену», - чуть-чуть не по-русски, поскольку все же не «в», а «за», но да ладно. Зашел.

Продавщица, внутри магазина, она же и его хозяйка, женщина лет сорока - сорока пяти, как тут же быстро выяснилось в ходе короткого разговора, сама была наполовину русская, наполовину грузинка, а муж у нее грузин пополам с армянином. Что до продуктов, продукты все - из Москвы, сказала она, кроме приправ и, пожалуй, специй («Джонджоли» и пр.)

- И что, действительно, в умеренную? - спросил я, - разглядывая прилавки с застекленными холодильными установками в тесном и узком, как тамбур, торговом пространстве.

- Нет, ну, конечно, немного дороже российских, но... берут хорошо, - улыбнулась она. - Ввозим через Германию, транспортные расходы, знаете, сборы, налоги...

- Понятно. Ну да, - сказал я. А вот, не подскажет ли она, поинтересовался я, решив воспользоваться словоохотливостью бывшей соотечественницы, есть ли тут во всем городе хоть один работающий на сегодня обменный валютный пункт.

- О! - оживилась она. - Вы как раз пришли, куда надо. Нигде больше, только у нас. - Я уж думал, она сама сейчас обменяет, а она говорит: - Тут вот, рядом, на нашей же улице. Два шага только шагнете - соседняя дверь...

В десяти-пятнадцати, примерно, шагах, я и правда, обнаружил крошечный офис, с надписью «Чейнчж», за стеклом которого восседала совсем молодая грузиночка, лет восемнадцати, удивительно похожую на хозяйку «Русских продуктов». Когда я спросил, можно ли мне обменять у них баксы на евро, она экспансивно, с легких акцентом, сказала:

- А нас здесь все можно. Хоть на рубли. И даже на гривны.

На что я сказал, вынимая из паспорта доллары:

- У вас здесь что, на этой улице, все так хорошо говорят по-русски?

- На этой да, почти все. На соседней, там, за углом, нЭмного похуже.

Отойдя от окошка обменника, я прошелся, ради любопытства, дальше по улице, и, действительно, - на протяжении всего этого, по крайней мере, квартала, практически сплошняком, шли, один за другим, офисы грузинских фирм и фирмочек, в основном, турагентств типа «Джарджиа Тур», «Ирини Тревэл» и т.п., обещающие, на русском и грузинском, доставить вас быстро, с комфортом в Тбилиси, Кутаиси, Батуми, Кабулети и еще целый ряд городов помельче, (примечательно, что ни Сухуми, ни Цхинвали в этом списке не значилось). Внутри офисов, за стеклом, на диванах и в креслах, разомлев от жары и безделья, сидели все, как одна, пышнотелые, в клипсах, перстнях и браслетах, грузинки, грузиночки (от двадцати, примерно, до сорока), о чем-то лениво ведя разговоры. Сквозь открытые настежь стеклянные двери (все же жарко - май месяц) доносились... отдельные русские фразы. На углу, а точнее сразу за этим углом находилась еще и какая-то то ли шашлычная, то ли хинкальная, с выносными высокими круглыми, прямо у входа, столами, за одним из которых сгрудилась группа голых по пояс грузин, с золотыми цепями на шеях, сплошь в наколках «тату», пивших то ли цыпуро, то ли узо (впрочем, может, и водку - что там в рюмках, поди разбери) и бурно что-то между собой обсуждавших - на смеси грузинского... с матом, естественно, русским.

- Гомаржобо, генацвали! - поздоровался я мимоходом,

- Гомаржоба, - откликнулся кто-то из них и вяло махнул мне рукой...

Собор Григория ПаламыВообще русских, надо сказать, или скажем точнее, русскоязычных, русско-глаголящих, в Греции можно встретить на каждом шагу. В Салониках, например, как мне рассказала, одна попутчица в городском автобусе, их целая колония, есть даже своя русская школа, русский приход. В гостинице «Kastorias», где я остановился, молодая горничная Вера помогла мне сориентироваться на местности, подсказала, как дойти до храма Григория Паламы... В газетном киоске недалеко от Форума русский киоскер предпенсионного возраста Игорь помог мне выбрать удобную карту Салоник... Обычный прохожий, у которого я, старательно подбирая слова по-гречески, намеривался спросить «Пу инэ (где тут - греч.) Триумфальная Арка? Га-ле-рея?..» - вдруг говорит: «Да не напрягайтесь вы зря. Русский, я русский. Короче, вот видите дом? Потом вон второй. А за ним Триумфальная Арка»... Владелица универсального магазина в городке Урануполь, где я останавливался перед отплытием на Афон, русская женщина Валя, помогла мне подобрать симпатичные льняные (греческие!) платьица в подарок внучкам. Продавщица-хозяйка молочно-булочного мини-маркета, там же в Уранополе, русская девушка Оля рассказала мне, как их давят тут налогами, ругая при этом, кстати, не греков, а (понимает народ, что к чему) Европарламент с Евросоюзом... На набережной Уранополя есть русско-ураинская таверня, где все меню и ценники продублированы по-русски; - бывшие наши из Киева, муж и жена, весьма хлебосольно встречают всех говорящих на русском и «мове»... На одной из улиц Солоник столкнулся с мужчиной, который тянул за руку упиравшегося мальчугана, лет четырех: «Максим, ты идешь или?.. Я кому говорю? Не поедем сегодня в бассейн!»... Ну, а уж, о таких, как я, которые приехали в Грецию, кто как паломник, кто как турист ли, курортник - этих вообще пруд пруди.

Да, ну так вот... В выходные в Салониках (Thesalonik - кстати, по-английски), все веселятся и радуются жизни, не смотря на дефолт, налоги и митинги. По вечерам, да уже и после полудня, фесолоникийцы (вспомним к тому же Послание Апостола Павла фесолникийцам, первое и второе) сидят по всему проспекту и близлежащим улицам, в скверах, прямо на тротуарах в открытых кафе, ресторанах, тавернах - семьями, компаниями, по двое, по трое, с детьми, с собачками, что-то неторопливо попивают, поедают, лакомятся мороженым, мужички постарше хлопают узо или цыпуро (соответственно - анисовая водка и аналог нашего самогона)... Впечатление такое, что половина Салоник, второго после Афин по величине города в Греции, сидит, отдыхает, созерцает, мило общается, а другая, меньшая его половина, всех их обслуживает...

Иногда мелькают группки нищенствующих албанцев, точнее, албанок, похожих на цыганок, с детьми, держащимися за их юбки... Детки тут же отцепляются и начинают канючить: дай, дай: «Гив ми, плиз...», «Достэ му (по-гречески)...» Дашь им полтинник лепты (евроцентов - 20 руб., по нашему), так они еще возмущаются, чуть ли не в нос этими лептами тычут: за кого, мол, нас принимаешь. Албанцы-то, говорят, косовские, и появились они на улицах греческих мегаполисов вскоре после натовских «миротворческих» зачисток сербов в Косово и Метохии (одна из причин, я так думаю, почему греки недолюбливают американов)... Ходят там и какие-то здоровые, накаченные негры в майках - поодиночке, с кейсами нараспашку в согнутой правой руке и предлагают всем бижутерию: какие-то дамские клипсы, заколки, помадки, тушь для ресниц... либо - с вязанками всяких дешевых хозяйственных сумочек, сумок, несессеров, и тоже - чуть ли не тычут ими под нос. Ни разу не видел, что бы хоть кто-нибудь, какая-нибудь из гречанок заинтересовалась... Судя по их наглым и сытым физиономиям, они наверняка чем-то другим промышляют... Как бы не наркотиками, а весь их товар - лишь прикрытие. Что-то не похожи они на честных и бедных торговцев-офеней, скорее, на черных «братков» из какой-нибудь уличной банды.

ТанцыПонравилось мне, просто таки до слез растрогало отношение греков к собственным греческим песням и танцам... Между прочим, заметил еще в тот свой первый приезд, у них везде, в такси, автобусах, в маркетах - тихо, ненавязчиво, но все же своя звучит музыка, чаще всего. Вышел вечерком перед сном прогуляться, - в парке, на том же проспекте Аристотеля, эстрадный помост, и на нем - музыкально-инструментальный ансамбль (судя по названию на афишах, расклеенных рядом - «BALKANATOLIA» - довольной известный): гитара-соло, гитара-бас, скрипка, ударные, какой-то еще инструмент, похожий на русскую домру, бубны, там-тамы...). Перед ними - целая площадь народа, причем народа всех возрастов: молодые, пожилые, люди среднего возраста, дети, подростки... И «врезали» ребятки исключительно свою народную музыку - чем-то похожую на сиртаки (но не сиртаки), с голосами, подголосками, энергично, зажигательно, лихо...

Интересно было наблюдать реакцию зрителей, стоящих напротив. Вся площадь буквально ходила ходуном: люди танцевали, пели, притоптывали, прихлопывали в ладоши... На каком-то этапе публика так разогрелась, что многие стали выходить к площадке непосредственно перед помостом и, сцепляясь друг с другом руками, водить хороводы - влево, вправо, вперед и назад... Причем без разбору: кто с кем придется - молодые с пожилыми, девчонки с дедами, подростки с тетками среднего возраста... Да! Такого у нас не увидишь. Увы и увы. Даже завидно. Наши молодые нынче трясутся где-нибудь на ночных дискотеках, приняв «экстази», под дебильные афро-американские ритмы, а старики, надравшись водки, в лучшем случае орут под Алку Пугачиху на слова Вознесенского: «Милиён, милиён, милиён алых роз...» (как я тут на днях слышал в одной компании), почему-то с особым акцентом и упоением произнося это вожделенное «милиён» (загнали в подкорку либералы-реформаторы), и, совсем почти забыв: «Я встретил вас, и все былое...», «Утро туманное» или, к примеру, еще недавно повсеместно застольную «Любо, братцы, любо! Любо, братцы, жить....» А уж про то, чтобы взяться с молодыми за руки или за плечи, как у этих вот греков, об этом даже мечтать не приходится... У нас и на радио-то уже ничего своего, русского не услышишь, я уж про «телек» молчу...

Телевидение, кстати, - отдельная тема. Вечеров пять подряд, сидя в гостиницах, я не отрывался от греческого телевидения, мониторил, что называется, все их каналы (там их немного, штук пять или шесть) на предмет сравнения с нашими, тем паче об этом писал. Небо и земля, должен сказать, их и наше телевидение. Никаких откровенной пошлятины, сцен с насилием, криминала я там не заметил. Нормальные, взвешенные, выдержанные во всех отношениях программы. Много детских, познавательных, о природе, видовых (про ту же самую Грецию, их острова), передач из жизни греческих фермеров, каких-то их ярмарках, праздниках... Почти на каждом канале - батюшка - что-то рассказывает, объясняет, проповедь говорит. Ну, конечно, футбол, как везде... Но - реклама, например, не так часта и навязчива, во-вторых, совершенно пристойна, в рамках приличий. Много, правда, политических дебатов, на всех уровнях, вплоть до опросов на улицах, но, во-первых, у них сейчас кризис, дефолт (чего у греков давно не было, со времен «черных полковников», и пока у них, до 2002 г. существовала своя национальная валюта - драхма, с портретами греческих героев и святых, а не эти масонские звезды на евро), во-вторых, это говорит лишь об активности греков. Греки не дремлют, как мы. Греки - народ, который себя уважает. Чтит свои традиции и свою многовековую историю, какой бы она кому не казалось неудобной или не толерантной. Терпимо относятся ко всем иным культурам, но и свою не забывают. А потому уважают и старших, носителей этой культуры. На каждом шагу, даже со мной, иностранцем: «Ясас (здрасти)... Сигноми (извините)... Паракало (пожалуйста) - одно из самых у употребимых в Греции слов.

Собор Димитрия СолунскогоВот что я вычитал уже дома, купив в Покровской церковной лавке книжку «Сыны Света» иеромонаха Хрисанфа, духовника скита Святой Анны на Афоне (1894 - 1981): «У каждого грека, тем более, если он почитает себя образованным, есть тело - народ и его история, и есть душа - православная вера». И еще: «Греческий народ был в рабстве (у турок) четыреста пятьдесят лет, но вышел из рабства с чистой душою, ибо соблюл душу и тело так, как велел Всеблагой Бог в Новом Завете». Вот то, что, со всей очевидностью следовало бы признать, не удалось сохранить нам в течение всего богоборческого периода коммунистического рабства - чистую душу. И думай теперь: что же лучше - физическая оккупация иноплеменниками в течение почти полутысячи лет или семидесятилетнее идеологическое пленение богоборцами и противниками всего русского, коренного, традиционного. Ответ, как говорится, лежит на поверхности. Во всяком случае, я не знаю ни одного из наших известных старцев последних времен, который мог бы так же сказать о русском народе: «соблюл душу и тело так, как велел Всеблагой Бог в Новом Завете». Увы и увы.

Этим и только этим я объясняю для себя удивительное греческое радушие, мягкость их нравов, их всеприветливость. Вообще культуре общения, культуре межличностных отношений нам бы у них поучиться...

Еду из Уранополя в почти пустом междугороднем автобусе в Салоники. Входит девушка в каком-то из городков по пути:

- Калимера (доброе утро)! - приветствует всех.

На следующей остановке входит полицейский:

- Калимера!

Девушка, уже сидя, через определенные промежутки времени крестится (это к вопросу об их отношении к вере).

В каком-то из городков девушка вышла:

- Ясас (пока, до свидания), - машет всем ручкой.

Казалось бы мелочь, но из этих мелочей складывается вся наша жизнь. Вошла - поздоровалась. Ушла - попрощалась. Всего-то! А - совсем другое настроение на душе. И также другой, третий зашел... Доброжелательность, вежливое, предупредительное отношение друг к другу у греков в крови. Не зря у них и продолжительность жизни выше, чем у нас: у мужчин на пятнадцать лет, у женщин на десять.

Апрель-май. Греция. 2010.

Продолжение следует

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Виктор Дауров
Есть ли шанс у России?
Из писем крестнику, разных лет
20.08.2015
Никто не хотел напрягаться
Отклик на статью о.Александра Зайцева «О врачебной системе Ксении Кравченко»
15.02.2013
Иверонские диалоги
Афонские зарисовки
06.02.2012
Афон: паром, туда и обратно
Афонские зарисовки
25.01.2012
Все статьи Виктор Дауров
Последние комментарии
Ревизия государственной тайны
Новый комментарий от Ur2000
29.11.2022 10:15
Российские политики стесняются Божьей помощи?
Новый комментарий от С. Югов
29.11.2022 10:08
Социальная справедливость
Новый комментарий от prot
29.11.2022 09:00
Три концепции перехода от однополярности к многополярности
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
29.11.2022 08:42
Одна большая ошибка длиною в 9 лет
Новый комментарий от Георгий Н.
29.11.2022 08:35