itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Византийский выбор Петра

Размышление к 290-летней годовщине кончины Императора

0
569
Время на чтение 8 минут

Вот уже более ста лет над петровскими реформами довлеет миф как о сугубо европейских и чуждых традиционной православной государственности преобразованиях. Существенный вклад в таком понимании природы деятельности реформатора внесли как либералы, так и патриоты.

Солоневич считал, что именно с эпохи Петра началось идейное завоевание России Западом, закончившееся революцией 1917 года, славянофил Аксаков говорил, что Петр везде отменял обычный, естественный ход жизни, ее самобытное творчество, ее свободу, и везде, с неколебимою настойчивостью, ставил на их место указ и регламент и что, при нем русское общество отреклось от русских нравов, обычаев и преданий. Хомяков указывал: «с Петра Россия сходится с Западом, который до того времени был совершенно чужд ей».

С другой стороны, российские западники во многом поддерживают такие отклики, только давая им иную (положительную) оценку. Таким образом, взгляды на реформы Петра весьма разнообразны, нередко прямо-таки противоположны, но в одном они сходятся, Петр - западник. Именно западник, революционер на троне, сокрушающий традицию. Однако это только на первый взгляд.

В своё время историки С.М.Соловьев и К.Д.Кавелин указывали, что главным содержанием нашей исторической жизни была естественная смена одних форм жизни другими. По их мнению, государственный порядок окончательно установлен у нас деятельностью Петра Великого. Петр Великий своими реформами отвечал на требования национальной жизни, которая к его времени развилась уже до государственных форм бытия. Стало быть, деятельность Петра вытекла из исторической необходимости и была вполне национальна.

Великий русский мыслитель, консерватор Константин Леонтьев писал: «Соприкасаясь с Россией в XV веке и позднее, византизм находил еще бесцветность и простоту, бедность, неприготовленность. Поэтому он глубоко переродиться у нас не мог, как на Западе, он всосался у нас общими чертами своими чище и беспрепятственнее». И далее, консерватор Леонтьев предлагает искать начало русского византизма не где-то, а именно в Петре: «Нашу эпоху Возрождения, наш XV век, начало нашего более сложного и органического цветения, наше, так сказать, единство в многообразии, надо искать в XVII веке, во время Петра I или, по крайней мере, первые проблески при жизни его отца».

Т.е. преобразования Петра - это византизация России. Консервативный публицист М.Н.Катков так охарактеризовал это явление: «тяжкий процесс совершился, все покорилось одному верховному началу, и в русском народе не должно было оставаться никакой власти, от монарха не зависящей. В его единовластии русской народ видит завет всей своей жизни, в нем полагает все свои чаяния».

Петровская византизация России заключается в двух реформах: государственной и церковной.

1. Государственные преобразования в византийском духе связаны с бюрократизацией, сменой порядка престолонаследия и введением «Табеля о рангах».

Наличие значительного по численности и весу в обществе слоя бюрократии было традиционным для Византии. Византийская империя - это единственная страна классической бюрократии в средневековой Европе. И хотя бюрократические элементы в России были введены за долго до XVIII века, и задолго до императора Петра (еще московский великий князь, «Государь всея Руси» Иван III проводил централизацию русских земель в XV столетии), но именно Петр в полной мере заимствовал византийский бюрократический инструментарий и сумел сформировать Россию как мощное централизованное государственное образование.

Упразднение вотчины и переход к поместью - петровский способ привязать дворянство к государственной службе - ограничение круга наследователей заставляло дворян служить за жалованье. Очень быстро стали формироваться многочисленный бюрократический аппарат и профессиональный офицерский корпус.

Принятие же «Табеля о рангах» в 1722 г. свидетельствовало о возникновении ряда новых обстоятельств: бюрократическое начало в формировании государственного аппарата, несомненно, победило аристократическое (связанное с принципом местничества). Профессиональные качества, личная преданность и выслуга стали определяющими для продвижения по службе, любой высший чин мог быть присвоен только после прохождения через всю цепочку низших чинов. Устанавливались сроки службы в определенных чинах. Принцип выслуги подчинял принцип аристократический. Это очень по-византийски.

Такие петровские реформы как раз противоречили западной государственно-правовой традиции, где чиновники были не представителями публичной власти, а частными слугами сеньоров и где «отеческая честь», «порода» зачастую имели более существенное значение, чем принцип личной выслуги. Для Европы, как и для Киевской (и отчасти Московской) Руси характерной являлась (особенно в периоды децентрализации и территориальной раздробленности) диффузия политической (государственной) власти, которая переходит от центральной власти в руки отдельных светских и духовных магнатов. Сама политическая власть, дающая возможность управлять вассалами, крепостными и лично свободными крестьянами, горожанами, становится неотъемлемым атрибутом земельной собственности. Петр же приводит это все к единому бюрократическому знаменателю, централизует, уравнивает и делает чиновничество неким «каркасом», на котором держится единая система власти.

Ключевой политической реформой императора стала отмена прежнего феодально-патриархального (свойственного европейской традиции) порядка престолонаследия. В 1722 году Петр издает указ о престолонаследии, который предусматривал назначение преемника по воле императора: «...дабы сие было всегда в воле Правительствующего Государя, кому оной хочет, тому и определить наследство, и определённому, видя какое непотребство, паки отменить, дабы дети и потомки не впали в ... злость, ...имея сию узду на себе».

Архиепископ Феофан (Прокопович) в книге «Правда воли монаршей» подробно обосновывал право императора распоряжаться будущим государства: «Как отец может лишить сына наследства, так и государь - престола». К тому же, Феофан в отдельных случаях оставлял за народом право участвовать в назначении монарха, тем самым заимствуя византийский принцип преемников, поскольку в Византии любые занимаемые должности, с высшей до низшей, как в центральном, так и в провинциальном аппарате власти, как в военной сфере, так и в гражданской (в т.ч. почетные титулы) не являлись наследственными. Степень соответствия лица занимаемой им должности должными были определяема личными достоинства, верность Империи и неукоснительное исполнение своих обязанностей в соответствии с предписаниями закона. Следовательно, и высшая должность, должность императора не должна зависеть от принципа первородства.

Допетровское понимание власти царя во многом соответствовало общеевропейским феодальным представлениям. Князь, король, царь вырастает прямо из земли, у него своя отчина. Он правит по завету отеческому и дедовскому. В этом его основание. А византийский император на службе Империи, состоящей из православных граждан нового Рима. Эта разница была сущностной. Ее нельзя было перепрыгнуть. Но Петр перепрыгнул. Перепрыгнул в сторону византийского понимания власти. Власти как служения.

2. Церковные преобразования Петра непосредственно связаны с византийскими представлениями о «симфонии» священства и царства. Синодальная реформа основана на этом. И ознаменовано это знаменитым «Духовным регламентом». Надо сказать, что вообще практика принятия государственных законов по церковным делам - это практика византийская. Однако стоит отметить, что юстинианово законодательство в церковной сфере, по объему, могло претендовать на сотню петровских духовных регламентов. Законы Юстиниана касаются всех сторон церковной жизни. В них говорится не только о вероучении, но и о богослужении. Император усваивает себе исключительное право толковать законы, но и усваивает себе также право толковать церковные правила, применять их в практической жизни. Пятый Вселенский Собор, прошедший при Юстиниане, не издал ни одного канонического правила, ввиду полного урегулирования всех канонических вопросов в императорских эдиктах. Таким образом государственная регламентация церковной сферы находится в полном соглассии с византийскими принципами. В то время, как на Западе прогрессирующая феодальная раздробленность, ослаблявшая королевскую власть, превращавшая ее из публичной в частную, сеньориальную, способствовала росту политических амбиций и притязаний римских пап на государственную власть, Византия отличалась именно контролем государства над церковью.

Следовательно, учреждение синода и упразднение патриаршества не являлось нарушением византийской традиции. Известный дореволюционный юрист и канонист проф. Н.Суворов по этому поводу замечал, что в полномочиях русского императора преемства от византийских императоров, есть особое сверхгосударственное, византийско-каноническое право православного василевса «симфонически» участвовать в делах внешнего управления Церковью.

В «Истории Русской Церкви» Филарета (Гумилевского) говорится: «Святейший Синод по составу своему то же, что законный церковный Собор». Митрополит Филарет (Дроздов) представлял Святейший Синод как олицетворение соборного принципа древней Церкви. В его сочинении «Разговоры между испытующим и уверенным о православии Восточной кафолической Церкви» сомневающемуся дается разъяснение, что «каждый раз, когда в какой Церкви умирал патриарх, собирался в ней Собор, а по-гречески Синод, который и занимал место патриарха». Этот Собор обладал такой же властью, что и патриарх. Когда Русская Церковь получила в качестве высшей инстанции своего управления Святейший Синод, она «ближе подошла к древнему образу священноначалия». Если в древние времена патриарх сам имел обыкновение созывать один или два таких Собора в год, то «по пространству Российской Церкви, а также и по нынешнему образу производства дел невозможно было в России быть Синоду один или два раза в год, а нужно было быть всегда». Частный Синод избранных епископов, в своем единстве, пользуется правами, равными правам патриарха, почему, так же как патриарх, именуется Святейшим. Патриарх есть Синод в одном лице. Синод есть патриарх в нескольких избранных освященных лицах. Так рассматривали положение вещей православные патриархи Востока, давая свое согласие на учреждение Святейшего Синода в Русской Церкви и признавая для него ту самую власть, какую до тех пор имел патриарх всея Руси».

В письме к В.Б.Бажанову святитель Филарет писал: «очень ли велика разность в том, что в России первенствующий член Святейшего Синода не называется патриархом? Это, по крайней мере, требует исследования, а не ведет к решительному осуждению того, что Синод остался».

Таким образом, вместо традиционно европейских традиций - феодальной системы, превалированием удельных, родовых интересов, при Петре сложилась четкая государственная система с бюрократическим аппаратом, который формировался не по принципу родства и наследственных привилегий. В основании государственного аппарата лежали не принципы происхождения, а верное служение интересам Империи, польза и полная преданность императору. Это именно византийские идеи. Византийская модель основывалась на единой государственности, не допускающей никакого местничества и сепаратизма. Византийский «догмат» о нераздельности и неслиянности империи и Церкви воплотились в петровской синодальной системе, предполагающей оцерковление империи и превращении империи в Церковь. Преобразования Петра подводили черту под многовековой борьбой российских самодержцев с псевдосамобытным (на самом деле не русско-имперским, а феодально-европейским) церковно-государственным укладом, способствовали развитию духа вазантизма в Российском государстве и обществе.

Семен Дробот, юрист, публицист, г. Новосибирск
Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

3. Re: Византийский выбор Петра

«…Те, кто до сих пор видит в реформах Петра 1 исключительно положительный результат, спустя теперь уже триста лет должен оглянуться вокруг и, осенив себя крестным знамением, откровенно сказать, что цена, заплаченная Русским народом в ХХ столетии за великие Петровские реформы, за разрушенную симфонию властей, а самое главное - за методы их антицерковного и, по сути, богоборческого осуществления, оказалась очень велика. «Зовут Москву сердцем России. Но где же в Москве бьется русское сердце? На бирже? В торговых рядах? На Кузнецком мосту? - задавался этими вопросами священномученик Иларион (Троицкий), оценивая последствия упразднения патриаршества и симфонии властей в Российской Империи перед избранием на первосвятительское служение святейшего Патриарха Тихона. - Оно бьется, конечно, в Кремле. Но где в Кремле? В окружном суде? Или в солдатских казармах? Нет, в Успенском соборе. Там, у переднего правого столпа, должно биться русское православное сердце. Орел петровского, на западный образец устроенного самодержавия выклевал это русское православное сердце. Святотатственная рука нечестивого Петра свела Первосвятителя российского с его векового места в Успенском соборе. Поместный Собор Церкви Российской от Бога данной ему властью снова поставит Московского патриарха на его законное, неотъемлемое место…»

2. Re: Византийский выбор Петра

Да простят меня уважаемые форумчане. Я не историк. Я математик. В математике есть такое понятие, как подгонка под ответ. Вторая часть данной статьи, оправдывающая упразднение Патриаршества, мне показалась такой "подгонкой под ответ», где аргументы весьма и весьма сомнительны. Не мудрствуя лукаво, я поискала на этом же сайте и нашла вполне интересную статью: http://goo.gl/swRshI. Я позволю себе несколько цитат (вообще всем предлагаю ее прочитать полностью): «Симфония властей имеет свою древнюю историю и Богоданную сущность. Идея симфонии властей, имеющая свои исторические начала в государственном устройстве Византийской империи, была перенесена на русскую почву, преобразована на русский манер и стала с конца 16 века вплоть до Петровских реформ важнейшей силой русского державного домостроительства»... «В Русском Царстве благостное византийское наследие христианского устроения верховной государственной власти нашло свое особо отчетливое воплощение в теснейшем взаимодействии Самодержца и Патриарха как двух верховных иерархов - поприща духовного и делания светского - в вопросе державного домостроительства. С самого начала возникновения патриаршества на Руси, с момента появления на первосвятительском престоле Патриарха Иова, ему определялась роль не просто духовного наставника Царя, «учительства и безбоязненной защиты истины и веры», но и обладателя вполне реальными властными государственными функциями как совластителя. Мы особо обостряем внимание на этом вопросе, потому что только в двуединстве действий двух верховных владык (но не в двоевластии) и состоит сущность симфонии властей ради достижения единой цели различными средствами».. «… Уже по этой причине можно серьезно сомневаться в том… будто Петр 1 упразднил патриаршество, опасаясь появления конкурента, подобного властному патриарху Никону, справедливо полностью. Судя по всему, ему больше мешали те духовные узы и ограничения, которые невольно нес в себе сам институт патриаршества. Иерархический авторитет первосвятителя ставил его на один уровень с Самодержцем в глазах его подданных, что мало соответствовало представлениям Петра 1 об абсолютной власти монарха, которые он почерпнул у своих протестантских учителей. Вряд ли, обладая столь решительным и жестким характером, каким он отличался, его могло сильно заботить личное мнение даже патриарха, если бы оно не было подкреплено таким исключительным обстоятельством, как духовная власть «вязать и решить» самого предстоятеля Русской Православной Церкви. Впрочем, и в этом случае мы знаем, что у него хватило дерзости удалить Патриарха Адриана, который пришел просить за стрельцов «в застенок с иконой Богоматери и молил царя о пощаде преступников». С момента отмены патриаршества Петром 1 и до сегодняшнего дня верховная власть в очах Божьих есть все большее и большее отступление от изначального ее устройства в православном государстве. «Великий преобразователь русского бытия, крутой, страстный и мятежный государь Петр Великий не остановился перед тем, чтобы прервать сию благодатную традицию. Церковная реформа Петра стала отправной точкой многих пагубных процессов, завершившихся двумя столетиями позже крахом тысячелетнего православного государства. Реформа эта была задумана и осуществлена как сознательный разрыв многовекового исторического преемства духовных основ русской жизни и ключевых архетипов русского национально-религиозного самосознания»

1. Благодарность автору.

Благодарен автору за эту статью. Она многое разъясняет тем людям,которые пока еще не понимают благие для Государства и Церкви реформы Петра Великого. Мне думается, что это будет полезно почитать и тем, кто постоянно хулит столь Благочестивейшего Государя. Может, всё же, проснется в них хоть не большая часть совести? Верю, что вероятность такого пробуждения есть. С уважением, отец Роман Зеленский.
отец Роман / 12.02.2015 16:43
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Семен Дробот
Святая София Константинопольская: статус мечети лучше статуса музея
Музейный статус храма являлся атрибутом светскости, борьбы с религией, толерантности и европеизации
21.07.2020
О концепции «российская нация»
Принять закон о государственной национальной политике можно и нужно
28.08.2017
Все статьи Семен Дробот
Последние комментарии
Пётр Великий и Сибирь
Новый комментарий от электрик
06.10.2022 08:57
Путин сформулировал национальную идеологию
Новый комментарий от Vladislav
06.10.2022 00:29
Это война!
Новый комментарий от Кирилл Д.
05.10.2022 23:48
Крестный путь крестьянских поэтов
Новый комментарий от учитель
05.10.2022 23:22
Мы возвращаемся в православную Россию
Новый комментарий от учитель
05.10.2022 23:10
«Нашу молодёжь украла американская массовая культура»
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
05.10.2022 23:07
Убиенной Марине Цветаевой
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
05.10.2022 21:50