На нашей земле у них шансов мало

Русские танкисты за Лисичанском о натовской бронетехнике

Освободительный поход Русской армии на Украину 
0
537
Время на чтение 7 минут

Источник: КП


Военкор KP.RU Дмитрий Стешин выяснил, что русские танкисты на передовой думают о поставках оружия НАТО Украине

Коллеги обожают апокалиптические эпитеты и сравнения, «нагоняют драматизм» в репортажах. Самое ужасное, что иногда их сравнения верны. Взятый в конце лета Северодонецк часто называли «луганским Мариуполем» и это чистая правда. Лисичанску досталось на порядок меньше. Два города смотрят выбитыми окнами друг на друга через реку.
За окном автомобиля - искалеченные взрывами многоэтажки.

За окном автомобиля - искалеченные взрывами многоэтажки.

Танковый батальон, где меня ждут, базируется с другой стороны Северского Донца. Мосты взорваны, навигатор не понимает, что мне от него надо и водит, водит меня по мертвым кварталам, как будто специально показывает ЭТО. Искалеченными многоэтажками меня не удивить, но «кладбище окон» я вижу впервые – огромную кучу беленьких битых стеклопакетов. Северодонецк приводят в порядок и свозят сюда строительный мусор. Два мужика возятся на этих кучах, выискивают уцелевшие рамы, снимают оконную фурнитуру. Мужики деревенские, и через них тоже прошли бои, ждать, когда им сделают окна не хотят, выкручиваются, как могут. Шестилетний мальчонка на обочине машет нашей машине. Говорит, что «в садик уже не хожу». Когда вырастет, «станет сильным». «Папа на работе, мама дома» - уже хорошо, остальное наладится. Растроганный товарищ с хрустом отдирает с рукава российский шеврон, который прошел с ним весь Мариуполь и вручает пацану. Наконец, нахожу понтонную переправу. С танкистами договорились встретится у одного из взорванных мостов. Дорога перегорожена табличкой «Мины», но мины не ставят на асфальт, а по обочинам я и так не хожу...
С танкистами договорились встретиться у стелы «Лисичанск», над вторым взорванным мостом.

С танкистами договорились встретиться у стелы «Лисичанск», над вторым взорванным мостом.

Спускаюсь с высокого берега вниз. Гранитный памятник генералу ВСУ, убитому здесь еще в 2014 году. Наши не воюют с памятниками, даже вражескими, много раз в этом убеждался.
Дорога перегорожена табличкой «Мины»

Дорога перегорожена табличкой «Мины»


«НОСАТЫЕ» И «ВОДЯНОЙ»

С танкистами из «Августа» я знаком заочно: почти год помогал их снаряжать, информационно поддерживал сборы. Из самого важного, мы, с неравнодушными согражданами, сделали ребятам связь, купив весьма недешевую станцию-ретранслятор. И получается, что приехал я в «Август» не как залетный репортер в поисках сенсаций, а давний помощник или соратник. Это чувствовалось. Встречал меня Саша-танкист (так он был записан в телефоне), как я с удивлением узнал, у него есть брат-близнец Леша и воюют они бок о бок. В 2019 году Саша просто приехал из Новороссийска в Луганск к брату, в гости, да так и остался с ним воевать. Сначала наводчиком-оператором, потом мехводом. В дорогу надеваю броню и каску и снимаю уже в доме. Мне показывают кровать – печка у нее в ногах, не все понимают, как это здорово.
Танкисты братья-близнецы Саша и Леша.

Танкисты братья-близнецы Саша и Леша.

Бормочет телевизор, на новостях его делают громче и смотрят все. Везде, в каждом углу, заряжаются рации – танкисты готовятся к следующему дню. Начинается он рано, а заканчивается под сумерки. Ночью танки, или, как их здесь называют, «слоны» или «носатые» не работают, по крайней мере, с этих позиций. Слишком сильно демаскирует выстрел. Замкобата «Бритва» наливает мне первую чашку кофе, и я еще не догадываюсь, что мы проговорим с ним до глубокой ночи. «Бритва» рассказывает, как батальон брал Северодонецк и учился воевать в густых сосновых лесах, как оказавшись здесь, им опять пришлось учиться. Вообще, по словам «Бритвы», учеба в танковых войсках, занятие непрерывное:

- Нам повезло, рядом оказался толковый полковник российской армии. Говорит нам: «Вы что, не умеете стрелять с закрытых позиций?». Мы привыкли штурмовать прямой наводкой, на пушках стоял угломеры, но мы их поснимали, чтобы не мешались при заряжании. Начали искать их, ставить обратно. На некоторых уже были разбиты стеклянные капсулы-уровни. Поехали в строительные магазины, купили, поставили уровни обратно. Пристреляли. Работаем. На нашем направлении в селе на краю огромного лесного массива-заповедника, ВСУ организовало для своих бойцов локальную «мясорубку». Заводятся раз в три дня новые подразделения, а наши танкисты и артиллерия их выбивают. Ребятам штурмующим Бахмут от этого реально легче. Линия фронта единый организм, там все взаимосвязано. Как и в батальоне.

- У нас есть заряжающий, его называют «водяной», на воде работает.

Я не понимаю, и «Бритва» разворачивает сюжет:

- У них в танке были проблемы с автоматом заряжания, износ. А работать надо. «Водяной» что делает? Раздевается по пояс, берет с собой пятилитровую баклажку воды. Внимание! Половину выпивает сразу, а потом начинает кидать снаряды. Иногда из баклажки прихлебывает. Со стороны смотришь – автомат заряжания работает, но как-то слишком быстро…
Танкисты «Августа» бьют по врагу с закрытых позиций, постоянно меняя их и перемещаясь - противник тоже охотится за танками.

Танкисты «Августа» бьют по врагу с закрытых позиций, постоянно меняя их и перемещаясь - противник тоже охотится за танками.

Смекалка и выживание

Вместе с темнотой по нашему селу начинает лениво прилетать. «Бритва» говорит мне:

- Не волнуйся, по огородам кладет.

Точно, по этим самым огородам клали всю ночь. И я подозреваю, что в этой неточности вражеского огня была сокрыта какая-то наша военная хитрость или смекалка. «Бритва» рассказывает, как батальон выкатился на последний рубеж перед Северодонецком – уже видны были многоэтажки. Встал в сосновом лесу, окопался. Противник в таком же лесу, но на высотках, а посередине заболоченная старая пойма реки:

- Начали нас обкладывать. Штаб сделали в стальном контейнере, три наката с песочной подушкой. Ни разу не пробили, кстати. Но чувствую, что при таком плотном огне будут у нас потери. Что делать? - «Бритва» хитро улыбается. - Отрядил пятнадцать бойцов в соседний лесок палить костры. Ночью, чтобы горели ярко, днем, чтобы чуть дымили. Ну и все снаряды пошли туда. Но, чувствую, обстановка накаляется, будут нас атаковать. Сделали ложный склад боеприпасов, не маскировали. В него попали, конечно, пороха вспыхнули, зарево… Вот после этого они и пошли в атаку, рассчитывали, конечно, что боеприпасов у нас больше нет.

- Как местные вас встретили?

- Вроде и земляки, но долго таились. Видим, людям тяжело. Начали подкармливать, а они стали выходить на улицу. Парень тут есть, рукастый, дрова заготавливал в лесу, рядом упал снаряд, пять осколков в спину. Я ему: «ты не в рубашке, в фуфайке родился», отвез сам в госпиталь, проследил, чтобы все сделали, как нужно. Сейчас он нам технику чинить помогает. «Бритва» задумывается крепко, возможно, не очень хочет рассказывать: - А вот когда взяли одно село была там бабка, известная на всю округу самогонщица, дом огромный, зажиточный. В него потом укропский снаряд прилетел. В доме нашли ее записи, она все фиксировала – движение техники, кто где стоит и сколько бойцов. Вроде старый человек был, в годах, зачем ей это нужно было? Не понимаю.
Танкисты готовятся к выходу на позицию, делают, так называемую «холодную пристрелку», подтягивают гусеницы.

Танкисты готовятся к выходу на позицию, делают, так называемую «холодную пристрелку», подтягивают гусеницы.


«За всех переживаю»

Просыпаюсь от того, что все рации заговорили разом. Разведка определила цели. Приходит авиакорректировщик батальона – он будет фиксировать попадания. Основных целей две: дом, где сидит до взвода противника и минометная позиция. Мы с «Бритвой» уезжаем туда, где танки готовят к выходу на позиции: обслуживают, заправляют и заряжают. И ремонтируют. Отдельно стоит печальный «слон» - его два дня назад натурально обстрогало осколочно-фугасными снарядами. Экипаж жив, и судя по коврикам и разложенным инструментам, танк начали чинить. Братья-близнецы, закрепляют на срезе ствола танковой пушки суровую нитку, крестом. В полукилометре стоит белая мишень. Это «холодная пристрелка» перед выходом на позиции. Потом один из братьев замечает – «в лево уводит». Начинают подтягивать гусеницу. Нахожу минуту, чтобы с ними поговорить. Спрашиваю, как ведет себя противник? Говорит брат Алексей, позывной «Наум»:

- В первые дни отходил, сейчас, у него было время, окопался, забетонировался-обшился, держится за позиции и даже пытается прорываться. Но мы же все равно, каждый день его уничтожаем, выбиваем цели.

«Науму» уже пора выдвигаться на позиции, я отвлекаю, но все-таки задаю этот вопрос:

- За брата переживаете?

- За всех переживаю, за танкистов, за пехоту нашу, ну а братишка… это же братишка! Лицо «Наума» при этих словах как-то просветляется, как луч солнца упал. Солнце будет, но пока стоит очень низко, короткий зимний день только начинается.


«Вольфрамовые люди»

Мы собираемся уезжать вслед за танками, выходящими на закрытые позиции. И я понимаю, что у меня последняя возможность спокойно обсудить с замкомбатом главную тему всех ток-шоу страны:

- Украина ждет поставки западных танков. Что там им пообещали? «Леопарды», «Абрамсы», «Челленджеры»? Люди, которые с этими танками никогда не столкнуться в бою, уверяют, что «ничего страшного». Ваше мнение, как воина, который будет их жечь?

- Первое, что берем за основу – «противника нельзя недооценивать». Будем находить к ним подходы. Но, как мне кажется, у противника шансов на нашей земле немного. Зимы у нас суровые, но наша техника к ним приспособлена.

- Как думаете, западные экипажи на эту технику посадят?

- Думаю, да. Как показывает практика, пересадить танкиста на новую технику, это работа не одного дня и даже месяца. У меня в подразделении была одна рота «семьдесятдвоечников», остальные на «шестьдесятчетверках». После начала СВО нам обновили машины, так танкистам Т-72 пришлось учиться, всплыло множество вещей, которые им просто непонятны. Помогают ребята уже годами воевавшие на этих машинах, показывают, объясняют. То есть, они до сих пор учатся!

- Логичный вопрос, как ВСУ будут обслуживать эти танки?

- Да, это беспрерывный ремонт, почти после каждого боя! Нужны поставки кучи запчастей! А боеприпасы? Как показывает моя практика, их поставка танкистам должна быть непрерывной. Сколько здесь проработает западная техника без серьезных ремонтов. Ну, месяц.

- Допустим, завезут танковую роту «Леопардов».

- Танковая рота на тысячу километров линии соприкосновения? Тут можно только посмеяться, никак она не изменит ситуацию.

- Логичный вопрос, как ВСУ будут обслуживать эти натовские танки?

- Да, это беспрерывный ремонт! Почти после каждого боя! Нужна логистика, кучи запчастей. А боеприпасы? Как показывает моя практика, их поставка танкистам должна быть непрерывной. Сколько здесь проработает западная техника без серьезных ремонтов? Ну, месяц.

Закончили мы это ток-шоу на позициях, с которых батальон работал «по противнику». Пробыли мы там недолго – противник огрызается артиллерией и минометами, обкладывает пути подхода к этим позициям.

Как изящно заметил «Бритва»:

- Танку миномет и снаряд, конечно, не страшны, но все-таки, при попадании или близком прилете «вольфрам в головах встряхивает крепко». «Бритва» примерно помнит, сколько у него контузий – восемь или девять. Действительно, к ним не подходит расхожее определение «железные люди». «Вольфрамовые» будет точнее. Вольфрам тверже, не случайно из него делают сердечники бронебойных снарядов.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Дмитрий Стешин
Главный урок Крымской весны: свободу нужно завоёвывать и отстаивать. Как полуостров снова стал русским
Военкор «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин встретил юбилей возвращения Крыма с людьми, которые лично освобождали полуостров
13.03.2024
Голод изничтожит людей, остальных добьем абортами
Правда о планах уничтожения 30 миллионов славян и геноциде русских
12.03.2024
Признав Донбасс, Россия стала независимой сама
Командир «Востока» Александр Ходаковский вспомнил день признания Донбасса Россией
21.02.2024
«У меня ощущение, что Украина всё-таки надорвалась и пошла вразнос»
Военкор о том, почему события в Киеве напоминают берлинскую весну 1945 года
08.02.2024
Все статьи Дмитрий Стешин
Освободительный поход Русской армии на Украину
Гумпомощь бойцам СВО – на помойке
Одно слово – саботаж!
11.04.2024
Пора пресечь деятельность калининградского «ЛГБТ*-лобби»
Русская община Калининградской области требует уволить директора – художественного руководителя Калининградского областного драматического театра А.Н. Федоренко и некоторых его подчинённых
11.04.2024
«Своим духовным зрением он видит дальше и больше нас»
О великом труднике митрополите Тихоне (Шевкунове)
11.04.2024
«Очередной шаг к восстановлению справедливости»
О причастности Запада к терактам против РФ и заявке Палестины на принятие в ООН
11.04.2024
Все статьи темы
Последние комментарии
Крокус Сити: уроки и выводы
Новый комментарий от учитель
11.04.2024 14:25
«Доброе имя нельзя "выкупить" у общества»
Новый комментарий от Владимир С.М.
11.04.2024 14:21
Не исповедник, но мученик?
Новый комментарий от Советский недобиток
11.04.2024 14:01
Беда дочерей о. Даниила Сысоева
Новый комментарий от Владимир Петрович
11.04.2024 13:29
«Банки варенья и корзинки печенья» Авену и Фридману
Новый комментарий от Русский танкист
11.04.2024 09:37