Смотри на меня, Господи

Екатерина Суворова 
0
14.04.2021 562

Дочь моя Вера, как и всякий ребёнок, сталкивающийся с необходимостью укладываться спать, обязательно хочет пить. И читать, и песенку (говорит: «Спей мне»). А потом снова пить.

Все дети так делают, лично я в этом возрасте по ночам всегда просила чая — холодного, сладкого, с двумя ложками сахара, до конца размешанными в правую сторону (все детали были чрезвычайно важны, за соблюдением тонкостей я наблюдала пристально и на сомнительные компромиссы вроде воды или несладкого чая не шла).

В ночных квартирах обязательно водились крокодилы (получаются из бликов, если сильно потереть закрытые глаза), динозавры и гигантские черви из прочих американских фильмов, а также неизвестные сущности из журналов «Ридерз Дайджест», которые вырисовываются из неясных и темных очертаний брошенной на стульях одежды и предметов, расставленных по углам (честное слово, они шевелятся, вот сейчас оно пошевелилось!). И это не считая тривиальных преступников и бандитов.

Если же это было вдобавок лето и Астрахань с её темной (глаз выколи!) ночью и трехкомнатной, неприрученной квартирой наших родных, то тут уж и говорить нечего. Я бы точно не пошла за чаем сама ни при каких обстоятельствах.

Мне было три или четыре года. Единственно-верный-чай приносила мама.
Потом я догадалась ставить чай у кровати, накрывая чашку тетрадным листком — потому что мне казалось, что нападавшая за ночь в чашку пыль меняет совершенный вкус желанного напитка. Кстати, еще ходили слухи, что старый чай (а пять часов для чая — ужасная старость) ядовит, как укус змеи — это пугало, но не останавливало.

Прошло двадцать семь лет.

Я тут теперь сама мама, и если наступило время отбоя, это значит, что мои силы закончились уже давно, и минувшие два часа я прошла буквально на холостом ходу.

Да, я могу спеть и почитать, но это уже каким-то удивительным техническим чудом, как вот люди не верили, что когда-то железные птицы будут летать по небу, а они, поди ж ты, летают, и никто теперь не удивляется.
В определенный момент, после чтения с пением, во мне заканчиваются уже вообще все слова (кроме «я тебя люблю»).

Я хочу только лежать лежа и молчать молча. Я похожа на отделение почты в нерабочее время или на телефон с переполненной памятью — не принимаю входящие сообщения, исходящие мне недоступны тоже. Финиш, закрыто, приходите завтра.

А Вера хочет пить, потому что не хочет спать, и ищет для этого соответствующие возможности.

Но и я не лыком шита! У меня есть некоторый жизненный опыт, поэтому я загодя принесла и маленькую обезьянку (она очень маленькая, как горошинка, весит один грамм или меньше, если потеряется ночью, придется искать, а это не так-то просто с учетом вышеизложенной информации), принесла и кролика, и лялю, и лялину соску, и дракошу, и дракошину бутылочку, и пантеру, и ламу, и горшочек, и платочек, и чашку с водой на детский столик у кровати я поставила тоже, потому что твердо решила покориться гравитации и бездействию.

Поэтому я говорю Вере: «Детка, чашка на столике, иди попей». Вера немного думает. В комнате, конечно, темно, но все-таки не совсем темно, потому что фонарь прямо за нашим окном освещает дорогу и заодно всю квартиру. И комната у нас тут только одна, так что не надо никуда идти неприрученными крокодильими коридорами — до чашки всего один или два метра.

И Вера говорит: «Ладно. Только ты смотри на меня». Я говорю: «Хорошо. Я смотрю». Вера смотрит, что я смотрю. И идет. Берет чашку, пьет и бежит назад, смешно топая ногами — так топать умеют только малые дети. Она забирается в кровать, что-то напевает, приговаривает и через какое-то время засыпает.

Астрид Линдгрен говорила о том, что быть родителем — это почетно. Я согласна.

Я лежу, очарованная этим доверием, уверенностью даже во взгляде моем, который, как выясняется, разгоняет и темноту, и малопонятные звуки с улицы, и бук, и бяк, и всех прочих.

А еще я думаю о том, что это же верно для Бога и людей, которые для Него, как мы знаем, тоже все дети. Двадцатилетние, тридцатилетние, шестидесятилетние, девяностолетние — всё равно.

Впереди ничего не понятно, туман, или темно, или далеко, и кто там за поворотом, за стеной, за дверью, за юностью, за кризисом, за всеми возможными кризисами, за старостью родителей, за собственной нашей старостью... Кто там шуршит и шепчет, кто там и чем позвякивает? Не могу разобрать! Мне не видно!

Но я пойду. Только Ты, Господи, смотри на меня.

Люди так устроены, что они идут. Им так положено — идти, чтобы расти и чтобы сбываться, какими они задуманы, и радоваться, что сбылись. А я внутри маленький, я четырехлетний, это всё ловкая и эффектная надстройка вокруг и сверху, такая потемкинская деревня взрослого человека — еще семьдесят сантиметров роста, и все эти регалии, и дипломы, и навыки в резюме, и записи в трудовой, и способность держать удар, и вся эта ирония, и всё прочее — а внутри я всё тот же ребенок.

Но я иду.

Только Ты смотри на меня, Господи, чтобы мне у Тебя не потеряться случайно в этих сумерках, не завалиться куда-нибудь в неизвестность, как серебряная серёжка, не закатиться бы в темноту между стеной и паркетом, как пуговица или монетка...

Ты смотри на меня, пожалуйста, смотри и отгоняй крокодилов, и тогда я иду.

Екатерина Суворова

Фото автора

Материал из «Вестника Архангельской митрополии», №1/2021.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Екатерина Суворова
Все статьи Екатерина Суворова
Последние комментарии
Заговор молчания: Чиновники в России готовят наше поражение?
Новый комментарий от Алекс. Алёшин
14.05.2022 03:52
Нравится – не нравится, терпи, красавица
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
14.05.2022 02:23
Что нужно делать в создавшейся ситуации?
Новый комментарий от Александр Васькин, русский священник, офицер Советской Армии
14.05.2022 02:15
Спецоперация на Украине, работа Парламента
Новый комментарий от Адриан Послушник
14.05.2022 01:38
Нам нужна Победа! Одна на всех!
Новый комментарий от Наблюдатель
14.05.2022 01:03
Не бывает «чужих» детей
Новый комментарий от Артемий87
13.05.2022 20:49