Гималаи и «пушки августа»: Индия и Китай на тропе войны

Противостояние между Индией и Китаем вокруг приграничного плато Доклам, стартовавшее в середине июня, продолжается. 2 июля, хотя и практически в частном порядке, прозвучала угроза войны со стороны Пекина. Глава Центра международного сотрудничества по вопросам безопасности Минобороны КНР, почетный член Академии военных наук старший полковник Чжоу Бо: «Вы на территории Китая, и, если вы не хотите войны, вы должны уйти с нашей территории». Ранее Global Times, который считается рупором КПК, опубликовал материал, в котором говорилось, что Индия и Китай должны воздерживаться от эскалации конфликта, но при этом КНР должна быть готова к предельно жёсткой конфронтации с Индией и не избегать войны как крайнего средства.

Плато Доклам является территорией, спорной между Китаем и королевством Бутан и формально не связано с территориальными спорами Индии и КНР. Однако при этом Бутан - союзник Индии, а плато является стратегическим, находясь в крайне чувствительной для Дели зоне близ коридора шириной всего 23 км, связывающего основную территорию Индии с северо-восточными штатами.

По странному совпадению, этот конфликт проходит параллельно с обострением на индо-пакистанской границе. «За июль в ходе перестрелок между индийскими и пакистанскими военнослужащими в штате Джамму и Кашмир погибли 11 человек и 18 были ранены, а 4 тысячи человек были вынуждены покинуть свои дома... Бывший министр обороны Индии и оппозиционер Мулаям Сингх Ядав заявил на прошлой неделе, что Китай использует Пакистан для нападения на страну, и «китайцы готовят в Пакистане для атаки на Индию ядерные боеголовки».

Ещё одно «совпадение» - это обострение американо-китайских отношений и «оговорки» американских военных о готовности практически немедленно нанести ядерный удар по КНР. Тем не менее, стоит учитывать, что вмешательство США в конфликт между Китаем и Индией в какой-либо форме в случае эскалации практически неизбежно.

При этом стоит реально оценивать фактические масштабы конфликта, почти не замеченного в отечественных СМИ.

Промышленное производство в Китае по ППС больше американского в 2,5 раза. ($ 9 трлн. против 3,86 и 24,45% мирового против 10,39%). Промышленное производство Индии - 2/3 американского ($ 2,57 трлн. и 6,39%). Иными словами, в Гималаях сейчас противостоит друг другу треть мирового промышленного производства. Как ни парадоксально на первый взгляд это звучит, российско-американское противостояние на этом фоне выглядит менее устрашающе.

При этом в отличие от российско-американских «трений», перед нами «непонимание» между странами, занимающими примерно одну и ту же экономическую нишу.

«Индиан экспресс», 2013 год «Экономические отношения (Индии и Китая) удручают. Растет число антидемпинговых дел, обвинений в антикитайском заговоре, нацеленных на то, чтобы надуманно обвинить индийские компании в фальшивой афере с лекарственными препаратами. Китай блокирует предоставление Индии кредита Азиатского банка развития. Все это добавляет тревоги определенным кругам в Индии в отношении того, как дальше вести дела с Китаем».

Наконец, логика разворачивающегося глобального противостояния неумолимо разводит Дели и Пекин по разным блокам. Если отношения КНР и США стабильно ухудшаются на протяжении почти десятилетия, то в отношениях Индии и Вашингтона происходит обратный процесс. Так, как один из примеров, США уже стали ключевым поставщиком оружия Индии.

История непосредственного индо-китайского противостояния такова. Нюанс в том, что британское наследие в этом регионе оказалось довольно «токсичным». Нынешняя граница базируется на так называемой линии Мак-Магона, которая, в свою очередь, стала результатом вполне недвусмысленного грабежа, устроенного англичанами по результатам Синьхайской революции 1911-го и последовавшего за ней восстания в Тибете. Их трофеем стал «Внутренний Тибет», ныне Аруначал - 83,7 тыс. квадратных километров заселённой тибетскими племенами территории.

В 1950-м коммунистическое правительство в Пекине восстановило эффективный контроль над «внешним» Тибетом. При этом Китай никогда не признавал британские притязания на Внутренний. Вскоре к этому добавился «фактор 1959-го года». В 1959 г. в Тибете произошло восстание, подавленное НОАК. При этом и подготовленные ЦРУ организаторы восстания, и вооружение для четырёх тысяч повстанцев забрасывались через Индию. После поражения мятежа Далай-лама и более шести тысяч тибетцев бежали туда же.

25 августа 1959 г. произошел первый значительный китайско-индийский вооруженный инцидент в районе Мигийтун и Лонцзю. Вслед за этим инцидентом КНР предъявила Индии значительные территориальные притязания.

Всего с июня 1955 по июль 1962 года в районе границы произошло более 30 вооруженных конфликтов. В 1962-м году НОАК нанесла серьёзное поражение индийцам, заняв до сих пор находящийся под контролем КНР район Аксайчин (42,7 тыс. квадратных километров, примерно 20% территории штата Джамму и Кашмир); войска из захваченного Аруначала были отведены. В 1967 произошли два ограниченных военных столкновения в Сиккиме (с 1975-го - индийский штат между Непалом и Бутаном). В 1986-87-м индийские и китайские войска снова оказались на грани конфликта в Самдуронг-Чу, на западе спорной территории.

При этом «Внутренний Тибет» имеет для Дели стратегическое значение, прикрывая семь почти отрезанных от «материковой» Индии территорией Бангладеш северо-восточных штатов («Семь сестёр»). Суммарная площадь «сестёр» - 262 тыс. кв. км (почти половина Франции), население - 38 млн. человек. Регион достаточно резко выделяется на фоне остальных территорий - например, здесь существует такая экзотика, как штаты с христианским большинством. Сепаратизм, особенно в Ассаме и Нагаленде, бурно цветёт уже несколько десятилетий. Так, фактическая гражданская война в Ассаме, усугубленная межэтническим конфликтом между ассамцами и бенгальцами, началась в 1970-м. Иными словами, это потенциальная бочка с порохом и плацдарм к югу от Гималаев. При этом Дели систематически обвиняет Пекин в поддержке сепаратистов Северо-Востока.

Ещё примечательнее ситуация в «буферных» государствах. В Непале, придерживавшимся с 2001-го однозначно проиндийской ориентации, в 2008-м пришли к власти маоисты, естественно ориентированные на Китай. «30 апреля 2011 года в Катманду прибыла делегация из 15 высокопоставленных китайских военных во главе с командующим НОАК генералом Ченом Бинь Де... Тогда же генерал Чен Бинь Де выступил с демонстративным заявлением о том, что Китай «не потерпит вмешательства третьей стороны в дружественные непало-китайские отношения».

При этом смена обстановки в Непале автоматически сказалась на Бутане. Нюанс в том, что более четверти населения буддийского и тибетоязычного Бутана составляют иммигранты-индуисты, преимущественно выходцы из Непала - «лхоцампа». Отношения между ними и местным населением начали осложняться в конце восьмидесятых и в итоге порядка 100 тыс. лхоцампа были вынуждены покинуть страну.

В итоге непальский маоизм успешно экспортируется в Бутан при явной поддержке КНР. «Это вполне очевидно, если обратить внимание на антииндийскую риторику бутанских маоистов. Так, бутанские маоисты выступают против правительства Бутана в том числе и потому, что оно, по мнению компартии, проводит курс „сиккимизации", то есть - готовит Бутан к вхождению в состав Индии по примеру княжества Сикким». При этом в последнее время условно бутанские маоисты начали работу не только среди иммигрантов, но и среди второй по численности этнической группы Бутана - шарчоб.

Тем не менее, пока бутанская армия, являющаяся, по сути, «филиалом» индийской с момента своего возникновения как регулярных войск, вполне справляется с проблемой. Ранее, в конце 90-х - начале «нулевых» она нанесла серьёзное поражение обосновавшимся на территории страны ассамским сепаратистам.

Иными словами, наряду с «Внутренним Тибетом», Бутан выступает важным элементом, сдерживающим распространение китайского влияния в пределах «Семи сестёр».

Внутри «собственно Индии» имеется и своя «пятая колонна». В 1967-м началось восстание индийских маоистов - наксалитов, идущее до сих пор. Не далее как в марте 2017-го они убили 12 полицейских. Эта герилья, то затухая, то разгораясь, десятилетиями длится по всему «красному поясу», занимающему почти треть страны (площадь, находившаяся под непосредственным контролем на 2012-й - 92 тыс. квадратных километров). Официально размежевание между наксалитами и КПК произошло в 1976-м, однако поддержка КНР, возможно, сохранялась дольше.

Таково взаимодействие в пределах собственно границы. При этом оно накладывается на весьма своеобразный региональный контекст. «Жэньминь Жибао»: «Современная глобализация - это, по сути, распространение на весь мир западного строя, западной духовной и материальной культуры. Для Китая единственным выходом остается реглобализация». Далее китайский идеолог расшифровывает значение термина «реглобализация»: «сформировать новую общечеловеческую цивилизацию и, став флагманом новой, постзападной эпохи, создать предпосылки для вечного развития всего человечества в мире, где Китай будет помощником и наставником каждого».

На практике за этой риторикой, вполне восходящей к традиционной конфуцианской, стоит стремление китайского колосса выйти на стратегический простор - к океану, сырью и рынкам. Проблема в том, что пути выхода зачастую пролегают рядом с границами Индии. Речь, прежде всего, о пресловутой «нити жемчуга» - цепочке баз и портов, ведущей к Персидскому заливу, её намечающемся ответвлении к Суэцу и «коридорах» к Индийскому океану в обход протянувшейся вдоль тихоокеанского побережья КНР цепочки сателлитов США.

Довольно непредвиденным результатом войны 1962-го года, в ходе которой Запад оказал поддержку Индии, оказался стратегический союз между КНР и Пакистаном. В итоге «капиталисты» и маоисты в трогательном согласии сосуществовали в Пакистане ещё до знаменитых переговоров Киссинджера 1971-го года (на которые он, кстати говоря, отправился на пакистанском самолёте). К 2006-му связи между Пекином и Исламабадом дошли до высокой поэзии: «Наши отношения выше, чем Гималаи, глубже, чем океаны, и слаще меда» ©. Подобная риторика неудивительна - для КНР Пакистан это прежде всего «коридор», приводящий непосредственно ко входу в Персидский залив, где уже функционирует порт Гвадар. В перспективе китайское присутствие планируется дополнительно расширить - согласно договорённостям 2015-го в пакистанскую экономику намечено вложить $ 46 млрд.

На противоположном фланге, как раз рядом с пресловутым «коридором», КНР активно расширяет своё присутствие в Бангладеш, и реакции индийских политологов на это не назовёшь спокойными. «Подарок Си Пакистану в прошлом году стал даром всех даров, известных современной истории - 46 миллиардов долларов, почти в четыре раза больше суммы, потраченной на план Маршалла - и Бангладеш надеется на соразмерный.

Поговаривают, что подарок может стоить $ 40 млрд. Слух представляется вполне убедительным, поскольку Китай видит большие возможности в поддержке торговли и финансовых вложений в Бангладеш. Политические отношения двух стран превосходны, а с китайскими деловыми кругами Бангладеш практикует политику открытых дверей. В политических элитах страны установилось затрагивающее политические партии согласие относительно обязательного стратегического укрепления тесных связей с Китаем - не только предопределённых соглашениями, но и как способ уравновесить притязания «Большого брата», - Индии - время от времени ведущей себя заносчиво.

Две особые экономические зоны - Муншигандж и Читтагонг - созданы исключительно под китайские инвестиции в обрабатывающую промышленность Бангладеш. Китай является и основным поставщиком вооружения для армии этой страны. Например, в марте ей были переданы две подводные лодки. В начале июня появилось сообщение о миллиардном контракте на поставку Бангладеш 16 истребителей J-10B, семи учебно-боевых самолетов K-8W, одного тяжелого военно-транспортного самолета Y-20, одного самолета дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) KJ-200. В плане размеров армия Бангладеш внушительна уже сейчас (общая численность порядка 250 тыс. при резерве 4,7 млн.). При этом численность населения страны - 169 млн. человек.

Так или иначе, индийцы нервничают достаточно, чтобы попытаться перекупить «соседку» - так, в 2015-м Бангладеш была открыта кредитная линия в $ 2 млрд. (щедрость, в которой Дели ранее замечен никогда не был).

Расширяется китайское присутствие и на Шри-Ланке. В марте 2016-го на острове было возобновлено строительство порта Хамбантота (инвестиции $ 1,4 млрд.). Спонсируемый Китаем порт находится на Сейшелах. Первая официальная военная база китайских ВМФ появилась в Джибути. При этом считается, что всего Китай намерен создать в бассейне Индийского океана до 18 баз.

Иными словами, перед Дели начинает маячить перспектива стратегического «окружения», чреватого мгновенным разгромом в региональном конфликте с возглавляемым Китаем альянсом. Бангладеш достаточно занять нейтральную позицию, чтобы «Семь сестёр» были потеряны с фатальной неизбежностью; с запада может наступать не только гораздо более слабая пакистанская армия, но и НОАК; побережье, где расположено большинство крупнейших экономических центров Индии, может быть блокировано и подвергнуто ударам превосходящим китайским флотом. При этом блокада Индии с моря и суши будет полной.

В итоге, хотя эспоненциальный рост китайского флота предпринимается отнюдь не ради Индии, внушительный рост индийского (доля кораблей, построенных в течении последних 10 лет - 31,3%) - именно ради Китая. При этом, пока китайский флот, освоившись в Индийском океане, предпринимает попытки продвижения в Атлантику, индийский осваивается в Южно-Китайском море; первый инцидент между китайскими и индийскими кораблями уже был. Стратегическим союзником Дели постепенно становится Вьетнам, находящийся в весьма непростых отношениях с Пекином.

На суше происходит примерно то же самое, при этом Китай откровенно опередил Индию в развитии приграничной военной инфраструктуры. Так, из 72 стратегических приграничных дорог уже готовы 30. Уже к 2012-му были готовы пять новых военных аэродромов.

С противоположной стороны военные приготовления вступили в явную фазу также пять лет назад. Так, в 2012 г. Индия создала две горные дивизии. Около 36 тысяч солдат и офицеров дивизий были переведены на северо-восток, недалеко от штата Аруначал-Прадеш.

В целом, вокруг пустынного гималайского плато сошлись гораздо более внушительные силы и интересы, чем кажется на первый взгляд. При этом речь об элементе глобального противостояния между текущим гегемоном («Большой Запад») и его союзниками, важнейшим из которых становится Индия, и формирующейся вокруг Китая группой стран. «Фон» этого противостояния (прежде всего ресурсный) таков, что вероятность «всего лишь» холодной войны не выглядит сколько-нибудь значительной. На глобальных «часах» - аналог сумерек «Прекрасной эпохи» (1870-1914) и весьма вероятно, что скоро заговорят «пушки августа».

Евгений Пожидаев, специально для EADaily


Источник

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Евгений Пожидаев:
Все статьи автора
Последние комментарии
Фронтовик Юрий Бондарев не дожил до 75-летия Великой Победы
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
01.04.2019
О коронавирусном противостоянии Церкви и власти
Новый комментарий от Коротков А. В.
01.04.2019
Шумное падение
Новый комментарий от Сант
01.04.2019
Он был сторонником карантинных мер
Новый комментарий от Сергей
01.04.2019
Долготерпение Божие истощилось...
Новый комментарий от Andrey
01.04.2019
Погасший маяк
Новый комментарий от Русский Сталинист
01.04.2019
«Надеюсь, вы понимаете, как трудно мне сегодня сказать это»
Новый комментарий от Русский Сталинист
01.04.2019