itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

О том, за что люди 1990-х любят первого президента России

0
894
Время на чтение 5 минут


Ельцин и необратимость

Егор Холмогоров. Фото из личного архива

В оставленном террористами без света Крыму между жизнью и смертью находится 11-летний Ваня Плотников. У мальчика спинальная мышечная атрофия Верднига-Гоффмана. Он не может дышать самостоятельно и зависит от аппарата искусственной вентиляции легких, который, разумеется, питается от электросети. Если свет в ближайшее время так и не дадут, а аккумуляторы не успеют зарядиться полностью, чтобы их хватило от подачи до подачи, - Ваня умрет.

Судьба Вани не слишком волнует украинского радиоведущего Евгения Киселева, который сообщает своим благодарным украинским зрителям: «Пусть Владимир Владимирович Путин подкинет деньжат на срочную покупку генераторов, который бы обеспечил больных детей... Послушайте, господа хорошие, давайте не будем забывать, что тот самый народ, о котором мы сейчас печемся, дружно голосовал на этих так называемых референдумах. Пусть они отвечают за свои поступки».

Евгений Киселев, пожалуй, в наибольшей степени ассоциируется у меня с ельцинской эпохой. Он замаячил на большом телеэкране с её началом и куда-то слинял сразу по её окончании. Под его многозначительные вещания я пережил все перипетии развитого ельцинизма - расстрел парламента, выборы декабря 1993 годы, начало чеченской войны, Буденновск, переизбрание Ельцина, коробку из под ксерокса, шунтирование, дефолт, вторую чеченскую и властную пересменку. Под конец он даже начал покусывать «Дедушку» по приказу своего хозяина Гусинского, но, по сути, был плоть от плоти ельцинской эпохи до крайней степени.

И вот этот вот мотив, который я услышал сегодня от украинизированного Киселева: «право на жизнь имеет лишь тот, кто правильно голосует на референдумах, то есть так, как мы ему в телевизоре скажем», я уже от него слышал - и в 1993 и, в особенности, в 1996 году.

Тогда Ельцина второй свежести запихивали в страну, как паяльник в пыточных гаражах солнцевской или тамбовской братвы. Киселев, и прочие нынешние «друзья свободы» поясняли, что ежели этот самый народ проголосует неправильно, то ему придется ответить за свои поступки - сдохнет скоро и мучительно.

Только Ельцин - при всём богатстве выбора другой альтернативы нет.

То, с чем тогда ассоциировался Ельцин, не имело, как видим, ничего общего с демократией, с правами человека, тем более - со свободой, о чем нещадно врут сегодня ельцинисты. Если свобода когда-то и присутствовала в России в либеральном смысле - так это в 1989-1991 годах. Ельцин был не её производителем, а её потребителем. И с сосредоточением власти в его руках свобода обмерла, а затем начала умирать. Я помню это почти физиологическое ощущение того, как чувство свободы, которое неразрывно связано с ощущением безопасности и сознанием национального достоинства, утекало между пальцев, а на его месте поселился парализующий липкий страх.

Страх перед гопниками от которых приходится удирать по улице разбитых фонарей с воплем: «Помогите!» и четким сознанием, что никто не поможет.

Страх, что однажды совсем закончатся деньги и еда.

Страх, что тебя унизят, оболгут, обкрадут самые неожиданные люди, от которых ничего подобного в принципе не ожидаешь - например священник.

Страх, что ты сам сделаешь зло, даже если к тому не стремишься, просто потому, что контекст не предполагает ничего, кроме зла. Все личные истории из 90-х которые я знаю - это истории страха и унижения. Ни о какой свободе, пусть даже в самом широком смысле, тут говорить не приходилось - для свободы мы были слишком запуганы и бедны.

То, за что благодарят Ельцина люди 90-х, не имеет ничего общего со свободой. Главный политический и историософский смысл этой фигуры был в другом. На тогдашнем политическом сленге это называлось: «необратимость реформ».

Великий экономист и социальный мыслитель ХХ столетия Карл Поланьи однажды заметил, что в деле реформ не менее самого их направления важен их темп. Что перемены, быть может, неизбежны, но благословенна та власть, которая сможет снизить их темп до такого, чтобы люди успевали приспосабливаться, а социальные структуры с их солидарностью и взаимной поддержкой могли выжить в меняющемся мире. Мудрый консерватизм не всегда состоит в слепом отрицании перемен, но всегда в том, чтобы притормаживать их до той степени, что люди перестанут умирать от перегрузок.

Ельцин, напротив, был гарантом необратимости. Его исторической миссией было трясти русский тарантас по всем ухабам с грациозностью пьяного шофера. Он гарантировал, что Советский Союз никогда не возродится, а хотя бы его кусочки никогда не склеются. Он гарантировал, что государство не сохранит в своих руках хотя бы крупную индустрию, не потребует от «приватизаторов» хотя бы некоторых гарантий при обращении с собственностью, не поставит на первое место социальные обязательства, а не выгоду олигархов первого призыва. Он гарантировал, что Россия не станет даже пытаться проводить самостоятельную внешнюю политику в глобальном масштабе.

Ельцин гарантировал новому режиму и новому классу безопасность от реванша - будь то коммунистический, национал-патриотический (как тогда выражались - «красно-коричневый») или, хотя бы, реванш здравого смысла. В конечном счете, в оппозиции людей 1993 года, которую составляли недавние «демократы» не было ничего кроме банального здравого смысла.

Но здравый смысл - никто в здравом уме не выкалывает себе глаз, не отпиливает ржавой пилой руку, не принимает яд кураре - был блистательно побежден. Его победителем оказался именно Ельцин. Всё то, что в его поведении, нравах и политической манере вызывало чувство острейшего общенационального стыда, было симптомами той глубокой антисоциальности, вненародности, огрубелости сердца, которые и позволили ему «успешно» гарантировать «необратимость реформ» и перелом страны через колено. Любому другому стало бы стыдно или больно, но Ельцин от этой опасности был гарантирован.

Всё, что оставалось политическому классу - это гарантировать необратимость самого Ельцина. В тех, кто освещен реликтовым свечением той эпохи до сих пор чувствуется этот напор навязывания Ельцина. И в самом деле, ресурс терпимости к нему заканчивался очень быстро, поэтому Ельцина всё время приходилось пролонгировать. Раз в три года - 1993, 1996, в стране происходил полномасштабный государственный переворот: разгон парламента, липовые выборы...

В 1996 игра в «необратимость» и «безальтернативность» была особенно наглядна. Тогдашняя Россия пошла против охватившего всю Восточную Европу тренда на возвращение умеренных прагматичных посткоммунистов, которые скорректировали бы шок от реформ и нормализовали демократию.

Представим себе, что тогда просто честно подсчитали бы голоса. Президентом стал бы Г.А. Зюганов. Он опирался бы на лево-патриотическую коалицию в парламенте. Вице-премьером по экономике становится Маслюков. Внешней политикой руководил бы Примаков. Так или иначе взошли бы звезды Глазьева и Рогозина. Маслюковские реформы начались бы на два года раньше. Реальный сектор вместо уничтожения и завершения истории русской промышленности испытал бы стабильный подъем.

Никакой авантюры с ГКО, никакой семибанкирщины, березоходорковские медленно выдавливаются из бизнеса. При этом рыночные процессы продолжались бы, поскольку им альтернативы не было и никто их не искал. Идеологическая доминанта - левый национализм с православной составляющей. При этом в вопросах нацполитики сильно влияние «лагеря Кондратенко», соответственно, никакой мигрантизации не происходит. На ТВ Егор Летов пополам с Надеждой Бабкиной, Дугин с Джемалем по очереди рассказывают конспирологию. Либералы точат ножи и жаждут реванша вокруг позиций, близких к позициям Михаила Леонтьева образца рубежа десятилетий. Их оппозиция не дает системе скатиться в авторитарный неокоммунизм. По нашей бедности это была бы идиллия...

Однако эта идиллия предполагала бы интеграцию реформаторского неустроя и нормального социального строя русской жизни. Западнический либеральный проект был бы подчинен социуму. Но именно этого и не хотела торжествовавшая при Ельцине либеральная химера.

В конечном счете, нормализация все же пришла. Но пришла она лишь после точки необратимости и в виде создания нового Регулярного государства, которое быстро поставило «уникальные творческие коллективы» на место.

Русская история, в конечном счете, отыграла своё. Но только многие и многое до этого момента так и не дожили.

Источник
Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Егор Холмогоров
Глупость, равная измене
О драматичных последствиях скандального заявления директора департамента молодежной политики Свердловской области Ольги Глацких
07.11.2018
Все статьи Егор Холмогоров
Последние комментарии
Бродят по Руси революционные призраки псевдопатриотизма
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
31.05.2023 22:01
Сталин и Церковь
Новый комментарий от С. Югов
31.05.2023 21:38
Евгений Пригожин неожиданно предстал в роли строителя храма
Новый комментарий от Константин В.
31.05.2023 18:05
Девочка без папы
Новый комментарий от Владимир С.М.
31.05.2023 17:32