Живые иконы

Владимир Григорян  Артем Маркелов 
0
12.04.2012 361
Артемий Маркелов Вятка

Поздравляем старинного друга и автора нашей газеты Артемия Маркелова с защитой кандидатской диссертации на историческом факультете Уральского университета. Тема его работы - «Местночтимые иконы и святые в церковно-общественной жизни российской провинции второй половины XVII - начала ХХ веков (на примере Вятской епархии)». Об этом мы и побеседовали с автором.

- Артемий, наш читатель знает вас главным образом по статьям в «Вере». Но за минувшие годы у вас вышло несколько книг.

- Назову некоторые из них. В конце 90-х вышла книга «Живые иконы», где мы с известным нашим историком священником отцом Сергием Гомаюновым впервые попытались собрать жизнеописания: как жития вятских святых, так и сведения о непрославленных вятских подвижниках. Следующая книга - «Золотой свет» - была посвящена святыням и праведникам Оричевского района, где я несколько лет работал в районной газете. «Архиерейская дорожка» - архиепископу Ионе Вятскому и Великопермскому, занимавшему эту кафедру в 1675 - 1679 годах.

- Это что, была одна епархия?

- Да, одна.

- А Коми земля в её состав входила?

- Усть-Вымская десятина с центром в Усть-Выме была в составе этой епархии с 1676 по 1686 год. Десятина - это что-то вроде благочиния. Затем Вологде удалось вернуть её обратно.

- Расскажите, что представляла из себя Вятская и Великопермская епархия в XVII веке?

- Тогда на Руси было всего 12 епархий. Владыка Иона прежде был настоятелем Тихвинского монастыря - того самого, знаменитого, а ещё ранее - келарем Калязинского в Тверской епархии. Во время моровой язвы 1654 года Патриарх Никон укрыл в Калязинской обители семью царя Алексея Михайловича с семейством - можно сказать, спас их. По всей видимости, царь остался доволен келарем, организацией дел в монастыре, так как наградил Иону. Тогда же состоялось знакомство будущего архиепископа Ионы с государем. На Вятскую кафедру он вступил уже после того, как Патриарх Никон оказался в опале.

В Вятке ему удалось сделать очень многое. С него у нас началось строительство каменных храмов. При нём был прославлен Трифон Вятский и, судя по всему, блаженный Прокопий. Со святым Трифоном владыка почил в один день - 8 октября. Прежде на Вятке своих святых не было. Быть может, поэтому владыка Иона и добивался присоединения Усть-Вымской десятины, где покоились мощи святых Питирима, Герасима и Ионы Великопермских.

- Что ещё открылось во время исследований?


Икона «Утешение в скорбех и печалех»

- Вот, например, интересный эпизод, связанный с иконой Божией Матери «Утешение в скорбех и печалех». Она была принесена с Афона иеромонахом Паисием, в Слободском от неё получил исцеление немой 18-летний юноша Владимир Неволин. Это вызвало большой общественный подъём. Икона пребывала в Слободском, а потом находилась более полугода в Вятке, от неё было зафиксировано более 40 исцелений. Удалось найти доклад штаб-офицера корпуса жандармов Самойлова, где вполне объективно описываются чудотворения и объясняется, почему Паисий был выдворен за пределы губернии, к большому неудовольствию её жителей. Из церковной периодики того времени понять это решение вятского епископа невозможно. Самойлов же в секретном докладе своему начальству в Петербурге объяснил подоплёку случившегося. Оказалось, что с ноября 1863-го по май следующего года Паисий собрал для Святой Горы от шести до десяти тысяч рублей. Так как они прошли мимо приходских касс, это вызвало недовольство части духовенства. И епископ поддался давлению, о чём впоследствии очень жалел. Это была последняя икона, которая просияла на Вятке в дореволюционное время, получив известность далеко за её пределами.

Нужно понимать (и я постарался прояснить этот момент в своей диссертации), что не было у нас той изумительной атмосферы, как это некоторым представляется. Но в то же время неоправданно говорить о синодальном периоде как о времени застоя. Скажем, активно развивалась приходская сеть. Если прежде расстояния между храмами были по 40-50 километров, то в XIX веке число церквей умножилось в несколько раз. Если в XVII веке у нас, на Вятке, было 14 местночтимых икон, то в начале XX их было уже около 150. В основном это были, конечно, иконы, почитаемые на уровне прихода. Власти даже пытались бороться с умножением их числа.

- Что значит «бороться»?

- Всякая икона достойна почитания. Но иногда почитание раздувалось искусственно.

Скажем, заказывает человек образ на Афоне. Ему делают список, икону торжественным крестным ходом встречают, несут по селу, а потом владелец пишет епископу о неких чудесах. Мол, в таком-то месте икона остановилась, так что не сдвинуть, свечи погасли, и лишь когда сделали то-то и то-то, позволила нести себя дальше. Епископ делает запрос у священника: верно ли это? Тот отвечает: свечи погасли по естественным причинам, остановка в пути чудом не являлась, исцелений не было. И владельцу потом объясняют, что, мол, икону почитай, но ничего не выдумывай, помни о духовной трезвости.

Такое иногда случалось. Но бывало и иначе, когда борьба с суеверием превращалась в борьбу с верой. Особенно характерно это было для XVIII века, например для времён Анны Иоанновны. Тогда все неосвидетельствованные мощи объявили не достойными почитания. По мнению историка А. С. Лаврова, происходившее тогда сопоставимо с тем, что происходило после революции. Действовали подчас жестоко. Архиереи-малороссы, которые занимали в то время большинство епископских кафедр, не всегда понимали и хотели понимать местные обычаи, традиции. Общество в ответ сопротивлялось, как могло. Например, в 1733 году епископ Лаврентий (Горка) запретил Великорецкий ход. Интересно, что тотчас после его смерти приказ Хлыновского архиерея этот ход восстановил; причём не пришлось обращаться в Синод - достаточно было сослаться на императорский указ 1730 года о совершении крестных ходов, которые имеют старинную традицию. Хотя справедливости ради надо сказать, что доводы Лаврентия тоже были отчасти справедливы: его, например, возмутило огромное количество мяса, которое брали с собой в ход. Он писал, что крестный ход - это пост, а не пиршество.

Часто местные власти не спешили исполнять требования центральных. Скажем, в Соликамске, который входил в нашу епархию, была традиция устраивать крестный ход в память о великомученице Екатерине. Епископ Дионисий Вятский решил, что, раз он совпадает по времени с ярмаркой, нужно его запретить. Но соликамцы воспротивились, и ничего с ними поделать не смогли.

Так бывало не всегда. Следуя указаниям из Петербурга, архиерей дважды в год отправлял запрос благочинным, а те - священникам: нет ли суеверий? Проводилось дознание. Мудрый священник внимательно изучал вопрос, думал, о чём писать, о чём нет. А излишне ретивый суеверия видел и там, где их не было. Епископ, нередко скрепя сердце, вынужден был сообщать об этом властям. Тем приходилось отправлять на место священство и солдат, и суеверие искоренялось. При этом иной раз страдали и святыни.

В 20-е годы XVIII столетия была предпринята первая попытка сокращения числа монастырей. Считается, что это началось при Екатерине Великой. На самом деле - почти полувеком раньше. Епископ Алексий (Титов) решил тогда почитаемые иконы из закрытых обителей собрать в Богословском монастыре близ Хлынова. Но, скажем, Раифский образ Богородицы перенести не удалось - не смогли сдвинуть с места.

- Что изменилось в последний период жизни старой России, накануне революции?

- С одной стороны, был большой подъём среди верующих, возобновился процесс канонизаций. На Вятке построили первый храм в честь блаженного Прокопия и Феодоровский храм, где были собраны частицы мощей святых, прославленных при последнем Государе, прошли торжества, посвящённые 300-летию со дня кончины святого Трифона Вятского. Явились люди, подобные святому Стефану (Куртееву), игумении Пульхерии (Сазоновой). И это воодушевление шло не только от простых верующих, но и от власти: умные люди, прежде всего святой Царь, понимали, что революция не за горами, и надеялись активизацией духовной жизни как-то остановить разрушительные процессы. А что может быть сильнее для противопоставления смуте, чем вера и молитвы ко Господу?! С другой стороны, казёнщина никуда не делась, но приобрела какие-то новые формы. Если в XVIII веке могли запретить почитание чудотворного образа, то теперь его старались изъять и поместить в ближайший кафедральный собор. И местами - причём эти случаи наблюдались по всей России! - просто плач стоял: «Верните икону, которой мы молились!» На этой почве было много конфликтов, народ протестовал.

Но всё-таки стало попроще в некоторых отношениях. Скажем, при создании в конце XVIII века Вятской и Слободской епархии к ней присоединили ряд местностей Казанской губернии. Это и Уржум, и Яранск, и другие уезды. При этом часть святынь, чудотворных икон, которые почитали в этих уездах, остались в Казанской губернии. Для того чтобы на несколько дней привезти их, скажем, в Яранск, нужно было обратиться к Вятскому епископу. Тот ставил в известность Синод, то есть писал в Петербург. Затем начинались согласования с вятским и казанскими губернаторами и архиереями. Это была целая эпопея, и если хотя бы один человек в этой цепочке выражал несогласие, она обрывалась. Но на рубеже XIX-XX веков эта практика в некоторых случаях уже не работала. Приходы напрямую обращались в Синод и иногда - подчёркиваю, иногда - получали разрешение напрямую, без утомительных согласований на уровне епископов и губернаторов. Архиереи перестали обращаться в Синод, а в частной переписке они просто безмолвно кричали: «Мы не пастыри, а бюрократы какие-то!» Но жалобами на жизнь, конечно, не ограничивались, старались всё изменить к лучшему.

- Что осталось за пределами диссертации? Скажем, судьба почитаемых икон - хоть что-то о них известно?

- По сей день, повторюсь, большинство из местночтимых образов сокрыты. Быть может, время их возвращения ещё не пришло. Время от времени обнаруживается, что, скажем, в 60-е годы святыню хранил у себя такой-то священник, но что с нею стало потом, неизвестно. Это происходит не впервые. Вспомним тот же образ Михаила Архангела-на-камне, найденный в поле. А сколько других святынь было обретено подобным образом? Они редко исчезают навсегда. Появляются там, где это Богу угодно, и тогда, когда в них возникает особая нужда.

Когда нередко очень жёстко - и справедливо - судят о синодальном периоде, который предшествовал 1917 году, забывают, что именно он подарил нам тот сонм новомучеников, молитвами которых мы живы. Я попробовал подсчитать: не меньше десяти епископов-новомучеников дала Вятская земля. Поэтому нам не стоит отчаиваться и в нынешнее время. Мы видим на старых фотографиях одухотворённые, красивые лица и понимаем, что таких сейчас нет или почти нет. Мы читаем старые письма и сознаём, что так культурно никто больше не пишет. Но Господь неизменен, и поэтому мы живы - по-настоящему живы, а не просто влачим существование. И кто знает, что скажут когда-нибудь о нас?

Моя задача, как историка, не в том, чтобы препарировать прошлое, как лягушку. Изучая историю, мы не только учимся на уроках прошлого, она не только даёт достаточно трезвое понимание того, что легко и просто не было никогда. Благодаря истории есть возможность понять себя сегодняшних, своё место в жизни.

Записал Владимир ГРИГОРЯН

http://www.rusvera.mrezha.ru/656/11.htm

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр).

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Загрузка...
Владимир Григорян
Все статьи Владимир Григорян
Артем Маркелов
«Члены семьи бывшего императора совершили получасовую разминку... за станцией Свеча»
Еще раз о проезде Царской семьи в Тобольскую ссылку через Вятскую губернию
14.12.2018
Выбор за каждым
Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»
19.06.2017
В Вятке увековечат память Александра I и Александра II
Историк Артем Маркелов о решении городской думы установить информационную доску в память важного события
28.11.2013
Вятский церковно-исторический клуб открыл новый сезон
Состоявшееся заседание было посвящено тобольской ссылке Царской семьи и церковной истории ХХ века
10.10.2013
Памяти защитника православных святынь
На Вятке отметили 110-летие Бориса Владимировича Талантова
03.05.2013
Все статьи Артем Маркелов
Последние комментарии
Революционеры справа
Новый комментарий от Координатор
05.08.2021 18:39
Социальная заповедь христианства
Новый комментарий от Kiram
05.08.2021 18:02
Великая ложь «Белого дела» умножается?
Новый комментарий от С. Югов
05.08.2021 17:51
Новая волна антипрививочного безумия в нашей Церкви
Новый комментарий от Alexandеr
05.08.2021 17:48
Почему социализм — это утопия
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
05.08.2021 17:47
Министр культуры не хочет заниматься культурной политикой
Новый комментарий от о.Сергий
05.08.2021 17:30
Содомиты против лозунга «Православие или смерть»
Новый комментарий от С. Югов
05.08.2021 17:29