«Если Господь кого избрал...»

Иногда, во время службы, я думаю: «Надо же, мы в храме - и ничего нам за это не будет». Вряд ли кто-то еще в это время занят подобными мыслями: рядом со мной в основном те, кто к вере пришел в последние двадцать лет - кто не знает, что значило быть верующим в годы хрущевской оттепели или в годы брежневского застоя. Да и я сама тоже, в общем-то, не знаю. О страшных послереволюционных и сталинских временах мы читали: архивы, мемуары, жития новомучеников. А вот свидетельства о «немых» десятилетиях предрассветной поры - временах 1960-80-х годов - нужно внимательно и бережно собирать, словно рассыпанные бусы... Сегодня воспоминаниями о тех временах мы попросили поделиться протоиерея Евгения Ланского.

- Отец Евгений, такое впечатление, что в последние десятилетия советского режима борьба с религией чем-то напоминала радиацию: не видно, не слышно, а действие - разрушительное...

- Не видно и не слышно - это потому, что в это время гонения на Церковь были уже порождением самой системы: работали не столько люди, сколько государственная машина. Система была выстроена так, что исполнителям и усилий никаких особых прикладывать не требовалось. Вот, вы знаете, были уполномоченные по делам религии. Им не надо было что-то делать - наоборот, их функция заключалась скорее в том, чтобы не делать. Например, не давать регистрационную справку священнику.

- Прописку?

- Нет, это не прописка. Тогда ведь как было: назначал, скажем, владыка священника в храм - но если уполномоченный не давал регистрацию, то священник служить там не мог. Иногда напрямую отказывали, а в основном чиновничья машина по своим правилам работала: то эта бумажка не так, то та не этак; то зайдите через недельку - а через недельку человек заходит, ему говорят: опоздали. В материальном смысле тоже система так настроена была, чтобы ни покоя, ни нормальной жизни человек не видел. По налогам священников приравнивали к част­ным предпринимателям. А вы представляете, что в эпоху процветающего социализма значило быть частным предпринимателем? Практически то же, что быть врагом народа. Поэтому система была направлена на искоренение - и частных предпринимателей, и священников - как чуждых обществу элементов. Ну а если что-то оставалось после выплаты налогов - уходило в Фонд мира. Такие вот были «добровольные» перечисления.

- Вот тебе и хрущевская «оттепель»!

- Во время этой «оттепели» в отношении власти к Церкви как раз было резкое похолодание. Это же Хрущев обещал по телевизору «последнего попа показать»...

- А как же вы, верующий человек, в хрущевское время в храм ходили?

- Я тщательно скрывал свою веру. Я очень многое помнил по харбинскому детству и всегда молился... Но в храм в первый раз я вошел лишь в 60-х годах. И то не в Саратове, а, будучи на отдыхе в Литве, в Друскининкае. И уже потом, ближе к семидесятым, я стал ходить в наш Духосошественский собор. У меня и место свое было - почти перед амвоном, справа у стены. Так же и у тех, кто стоял рядом, было «свое» место - через какое-то время мы уже знали друг друга в лицо. Приходили, здоровались и стояли службу. А потом певица Лилия Логинова привела меня в гости к владыке Пимену, в дом на Первомайской. И он мне сообщает: «А я вас видел в храме! И сразу решил: вот бы диаконом кого!» Это был конец лета - начало осени 1979 года. Мы встретились раз- другой. Он убедился, что я верующий человек. Я рассказывал про церкви в Харбине (мне было что рассказать!), владыка с удовольствием слушал. И потом говорит: «Мы вас рукополагаем!» Но на это ведь тоже разрешение уполномоченного нужно было. И вот уполномоченный по делам религии владыке Пимену сказал: «Даже и не мыслите, чтобы Ланского посвятить в сан. Нигде и никто его не посвятит!».

- Отец Евгений, но почему?

- Потому что «не те» биографические данные. Из эмигрант­ской семьи, не пьет, ни в чем не замешан... Тогда владыка Пимен мне предложил: «Пойдемте ко мне работать». И взял меня архивариусом. Это было в ноябре 1979 года. Так я и работал, и через какое-то время стал у владыки Пимена помощником секретаря (а секретарем был протоиерей Василий Байчик). Я неплохо печатал на машинке, знал языки. К Рождеству, к Пасхе владыке до 700 писем из-за рубежа приходило - я и принимал, и переводил, и ответы отсылал.

- Священником вам стать не дали, но вы все же ушли работать в Церковь. А в те времена это было, наверное, все равно что границу перейти... Как коллеги бывшие, соседи реагировали?

- Конечно, окружающими тогда все, связанное с Церковью, воспринималось как экзотика. Большинство просто не имело представления о том, что такое Церковь. Помню, меня встретила бывшая коллега, балетмейстер: «Ой, а я же некрещеная - ты меня крестишь?» Ну как я, архивариус, мог ее крестить? Но все же это был конец семидесятых, и люди уже что-то начинали понимать. Помню, я увольнялся из областного народного дома творчества, пришел к директору: «Все, прощаюсь, перехожу на другую работу». Он спрашивает: «Куда?» Я ответил, и он мне сразу: «Молодец! Иди, конечно!» Так что сами по себе люди к Церкви относились в это время не то что лояльно, а даже тепло. В разговорах поддерживали и одобряли. Но вот ходить - да даже просто один раз зайти - в церковь тогда все же решался не каждый. А если это случалось, скрывали. Помню, мне одна коллега, зная, что я в храм хожу, потихоньку призналась: «В церковь зашла, 29 свечей поставила...»

- Да вот вы и сейчас об этом говорите - и голос чуть не до шепота понизили!

- А потому что так и говорили тогда о Церкви - шепотом, да и не со всяким. Но отношение у людей к религии менялось. Только система-то прежней оставалась! Уже в конце восьмидесятых, помню, обратились с письмом в высокие партийные инстанции(как тогда принято было говорить) представители музейной общественности: просили разрешения открыть в здании планетария (где сейчас храм в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали») филиал Радищев­ского музея, чтобы сделать там музей древнерусского искусства. Был тогда такой Черных - секретарь обкома по идеологии. Так вот он сказал: «Знаю я вас! Откроете - и иконами все увешаете!» - и категорически за­претил. Так что система держалась до последнего.

- Вас рукоположили в 1989 году, то есть ждать пришлось целых десять лет...

- Священником я стал в декабре 1989 года. А уже в августе 1990 года в Троицком соборе, помню, я за один день крестил 315 человек. Начались совсем другие времена...

- О том, что наступят другие времена, вы не могли знать ни в конце шестидесятых годов, когда стали прихожанином Духосошественского храма, ни в конце семидесятых, когда приняли решение стать священником. У вас родители были репрессированы, вас десять лет рукополагать не разрешали. Вы же понимали, что времена могут наступить какие угодно,- и все же с этого пути не повернули. Почему?

- Даже если бы настали самые жестокие времена, я бы все равно остался в храме. И, кроме того, я был уверен, что такого, как было, - уже не будет. Почему? Не знаю. Какое-то, может быть, не побоюсь этого слова, прозрение. Я чувствовал, что все будет по-другому, причем не только я один. Ну не могло так оставаться на Руси, чтобы люди жили без Бога! Конечно, и сейчас нет пока еще многого из того, что было раньше (а я помню по Харбину: ведь немыслимо было, чтобы человек мимо храма прошел - и не осенил себя крестным знамением). Но многое постепенно возвращается. У нас в епархии эти изменения стали особенно заметны с приходом на кафедру Владыки Лонгина. При нем и клиросы Саратова запели - раньше этого не было (а все потому, что у Владыки не только прекрасный музыкальный вкус, но и стремление применить его на практике). Он очень напоминает мне владыку Пимена - и высочайшим уровнем культуры, и стремлением побывать в каждом приходе. Вот только приходов сегодня, слава Богу, на порядок больше, чем тогда.

А когда мы уже прощались, я спросила отца Евгения: бывало ли, чтобы в храм приходили бывшие партийные деятели? И он рассказал такой случай. В больничной палате умирала директор школы - член КПСС, орденоносец. «Что ты шепчешь, бабуля?» - спросила ее родственница, дежурившая у постели. «Я молюсь!» - ответила та. А уже после похорон выяснилось, что давным-давно эта убежденная коммунистка тайно крестила своих детей. «Если Господь кого избрал, разве КПСС ему помешает?» - заключил свой рассказ отец Евгений.

 

Маргарита Крючкова
Газета «Православная вера» № 12 (416) 2010 г.

 

26 июня протоиерею Евгению Ланскому исполнилось 85 лет. Редакция газеты «Православная вера» и сайта «Православие и современность» присоединяются ко всем поздравлениям, которые прозвучали в эти дни в адрес дорогого отца Евгения.
Многая лета!

Опубликовано на Информационно-аналитическом портале Саратовской епархии "Православие и современность"

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=9977&Itemid=3

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Протоиерей Евгений Ланской
Все статьи Протоиерей Евгений Ланской
Последние комментарии
Продолжить святое дело генерала Дитерихса
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
28.02.2021 01:55
«Правая Россия»
Новый комментарий от Григорий Калюжный
27.02.2021 22:53
Император Александр III
Новый комментарий от Русский Сталинист
27.02.2021 22:35
Держись, батька Лукашенко!
Новый комментарий от Советский недобиток
27.02.2021 18:05
Александр Невский на Троицком пути
Новый комментарий от Григорий Калюжный
27.02.2021 17:58
Природное явление, случайная утечка или диверсия?
Новый комментарий от Советский недобиток
27.02.2021 17:51