Бог нам - генерал

Священник Сергий Ичигин 
0
18.08.2007 85
В этом году съезд военного духовенства - уже пятый по счету - проходил в подмосковном городке Монино, на базе Академии ВВС имени Ю.А. Гагарина. И несмотря на то что собравшимся там приходится служить сразу нескольким "господам" - Отечеству, Церкви и народу, никакой суматошности в их действиях заметно не было. Как говорится, "на войне как на войне" - и по команде "священство слева - на тренажер, священство справа - в музей Академии" все, кому положено, шли на тренажер, а кому положено - в музей. И никакой путаницы, потому как дисциплина у собравшихся батюшек была в прямом смысле слова военная. Об особенностях работы священника в Вооруженных силах "Политическому журналу" рассказали два батюшки. Протоиерей Владимир Мищенко, председатель отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Екатеринодарской и Кубанской епархии, настоятель храма святого мученика Иоанна-Воина на территории летного училища в городе Краснодаре. Бывший военный летчик-инструктор I класса, майор в отставке, он работает с курсантами - будущими офицерами. Священник Сергий Ичигин, в прошлом - капитан ВВС, продолжает свою службу в 31-й гвардейской бригаде ВДВ в городе Ульяновске, в храме Ильи-пророка, расположенном прямо на территории части. Отец Сергей Ичигин воспитывает воинов-десантников.

Протоиерей Владимир МИЩЕНКО: Воину надо молиться. Победа - от Бога

- В чем специфика вашей службы в военном училище?

- Там готовятся кадры для Вооруженных сил нашей страны, а точнее - ВВС. Училище готовит летчиков, которые потом отправляются во все части истребительной и транспортной авиации. А контактировать с курсантами мне приходится самым непосредственным образом. По воскресным дням они приходят в храм на утреннее богослужение, потом - божественная литургия. Они имеют возможность исповедоваться и причаститься в этот же день. Все это является действом основным и знаковым - когда военнослужащий имеет возможность прийти в храм, исповедоваться, причаститься.

- Среди курсантов-летчиков много воцерковленных?

- Воцерковленных достаточное количество. Причем они, начиная с первого курса, к третьему еще более воцерковляются, потому что я с ними постоянно встречаюсь, общаюсь посредством обсуждения каких-то важных вопросов, в том числе - и по православной тематике. Читается курс лекций, в котором им освещаются вопросы веры. Начинать всегда приходится с азов православия, потому что многие совсем ничего не понимают и не знают даже, например, как поставить свечку правильно, перед каким образом, кому помолиться, как помолиться, как исповедаться, как причаститься и для чего вообще все это нужно. Ну и, конечно, они ко мне приходят со всеми их болевыми точками, которые возникают у них в жизни, как и у каждого человека. Ведь Церковь - это прежде всего помощник, это опора в жизни. И они получают эту поддержку, придя в храм.

- Получается, что вы выполняете обязанности тех, кто в Советской армии назывался политработником?

- Я бы так не сказал. Дело в том, что политработник - сфера очень узкая, а сфера церковная, духовная - всеобъемлюща. Тут нет вопросов, которые бы не могли решаться. Потому что посредством молитвы решаются все вопросы - с помощью Божией. "Без меня вы не можете творить ничего", - говорит Господь. Поэтому упование на Бога, оно прежде всего для воина. Это самое важное: научиться молиться и просить у Бога помощи. Вот в этом, наверное, и есть назначение войскового священника.

- Вероятно ли, что институт военных священников в армии будет восстановлен?

- Я думаю, что это нужно сделать и важно сделать. И чем раньше мы это сделаем, тем у нас будет меньше проблем в армии. И тем могущественнее она станет.

- А достаточно ли найдется священнослужителей, готовых "надеть погоны", если этот институт восстановят? Ведь им наравне с солдатами и офицерами придется переносить те же самые тяготы и лишения воинской службы?

- Само назначение священника - носить тяготы. Поэтому я думаю, что обязательно найдутся, обязательно. Есть люди. Мы все заинтересованы в том, чтобы наша страна жила в безопасности, чтобы на нее не напали, а если это все-таки случится - чтобы мы победили. А победа, как говорил Александр Васильевич Суворов, - от Бога: "Молись Богу - от него Победа". Этот постулат известен давно и всем, мы о нем просто забыли. И многие военачальники - тоже. И те беды, которые преследовали армию во время военных конфликтов и в прочих ситуациях - это все поэтому. Потому что не молились. Потому что все делали, даже не задумываясь над тем, что делается и для чего делается.

- Но ведь у нас страна мало того, что многонациональная, в ней существуют еще и другие христианские конфессии, другие вероисповедания. Кто будет заботиться о душе и духе мусульман или буддистов, если в армии будут лишь православные священники?

- Это все глупости. Было уже исторически сложено, что у нас основная Церковь - православная. И основное вероисповедание - православное. И этот вопрос в таком виде не стоял никогда и не должен стоять. И при императоре был полк охраны из мусульман, но это не мешало им выполнять их обязанности - те, которые они выполняли, и строить соответствующие взаимоотношения. Но, я еще раз повторяю, главенствующая сила России - мы, русские, мы, православные, и мы сейчас не должны даже говорить об этом. Это пусть они думают, пусть они переживают и как-то выполняют законы основного русского населения. Мысль-то в этом: они живут в России, и пусть они находят возможности и пути как-то устраивать свои запросы, духовные - в том числе. Не мы должны об этом беспокоиться. Вообще, почему я в России должен беспокоиться об этом? Ну почему?

- Тем курсантам, которые воцерковлены, это дает лишь духовный опыт или им с верой и служить легче?

- Безусловно. Перед началом полетов, прежде чем на них уехать, у меня все курсанты приходят, берут благословение, а большая часть исповедуется и причащается.

Иерей Сергей ИЧИГИН: Без веры солдат превращается в наемника

- Когда вспоминают о том, что в армии наконец появились священники, то прежде всего начинают говорить о том, что это должно способствовать искоренению страшных армейских грехов типа "дедовщины". И якобы в частях со священниками незамедлительно резко падает число самоубийств среди военнослужащих. Все это действительно так?

- Все лучшее, что есть у нас в армии, - это суворовская школа. А Суворов был очень набожным человеком и частенько говаривал: "Бог нам - генерал, от него Победа". И те Победы, которые давал нам Господь, были дадены благодаря нашей вере. И солдат русский всегда был верующим. А если наш солдатик будет неверующим, то как же он одержит победу? Ведь наши воины побивали врагов - французов или немцев, теряя малое свое количество, но побеждая умением: один - к пяти, один - к десяти... Погибал, допустим, наш один человек, а тех же турок или французов семьдесят. Благодаря чему? Сильному духу. А задача священника - укрепить дух воина...

- Та же задача была и у "комиссаров в пыльных шлемах..."

- Нет, мы возрождаем традиции русской армии. Священники всегда были в армии - и мы должны поддерживать веру наших бойцов. Если веры у них не будет, они будут преступниками, наемниками. А наемник, чтобы заработать денег, может пойти и в американскую армию, и в любую другую. Он и против нас может повернуть оружие - ему ведь все равно. А верующий солдат никогда не повернет оружия против своей Родины, против своих товарищей, потому что у него есть духовный стержень.

- Много ли людей приходит к вере в армии или основная масса "военных" верующих - те, кто уже был воцерковлен на "гражданке"?

- Да, многие приходят, крестятся. Особенно - те, кто был в Чечне, имеет скорбный опыт житейский: терял своих товарищей и близких, видел смерть и на себе почувствовал ту грань. Человек вообще-то не может стать верующим, пока не пройдет через некое горнило страданий. То есть он должен почувствовать: ты, возможно, умрешь. Может быть - сейчас, может - через пять минут или через год. И он должен быть готов к этому переходу. Поэтому, пройдя через войну, многие солдаты и офицеры становятся верующими. Как говорят, на войне неверующих не бывает.

- В армию призывают не по национальному признаку, как в ней быть мусульманам или буддистам-калмыкам, если в войсках - лишь православные священники?

- Русский народ - это титульная нация и духовный стержень России. Если он развратится, то и Россия перестанет существовать. Все остальные народы возле нас потому, что мы доброжелательны, добры, открыты, всех любим, всех принимаем. Поэтому Россия и такая многонациональная. То же самое и в духовном контексте, мы мусульман тоже любим, тоже их уважаем. И мусульмане ко мне в храм заходят, молятся, подходят с какими-то вопросами. Они тоже понимают - им не хватает учителей, того же муллы, которых почему-то нет в частях. Я сам в разных частях служил, в разных городах - и везде только наши православные священники, муллы ни разу не видел. А им, еще раз повторюсь, тоже нужно духовное слово - и они подходят к священнику.

- Возродят ли прекрасный опыт старой русской армии, когда во всех воинских частях были штатные должности военных священников?

- Думаю, что да. Духовенство сейчас себя заново зарекомендовывает. Ведь действительно, старая армейская воспитательная система политработников ушла, а офицеры зачастую уже просто и не знают, что сказать солдатам. А священник тоже сейчас учится - он тоже привыкает, приспосабливается, получает свой опыт, нарабатывает личный внутренний опыт - и на основе этого опыта работает. И не все сразу получается. Офицеры и солдаты тоже должны это понимать. Если где-то в чем-то батюшка ленится, то его жизнь где-нибудь подстегнет, чего-то не умеет - жизнь научит. Да и когда взаимопонимание есть - можно все. Независимо от того, бурят ты или казах - мы все в душе русские люди.

- Хватит ли священников на все воинские части и будут ли они готовы быть со своей паствой, например, в боевых условиях?

- Я считаю, что дефицита в этих людях не будет - их много. Сегодня в Центре подготовки космонавтов инструктор во время своей лекции по космическим аппаратам задал риторический вопрос: почему американцев-героев мало, а мы своих вообще не знаем? Да потому, что у нас их так много, что мы их не можем перечислить.

- Армейским священникам обязательно нужны хотя бы азы военной подготовки. Сейчас ими становятся в основном люди, служившие в армии, а со временем не будет ли батюшек-"лейтенантов" выпускать какое-нибудь Высшее военное училище РПЦ имени архистратига Михаила?

- Не только солдаты и офицеры должны знать, что такое Церковь, но и войсковые священники должны знать, что такое армейский опыт в жизни. Например, как бывшие кадровые офицеры или служившие в армии солдаты и сержанты. Это имеет только положительный аспект. Понимаете, он заходит в казарму - а он жил там, он знает, что такое солдатик, что он кушает, что делает вечером, что такое портянки и даже - как они пахнут. И это правильно.

- Отнюдь не все воинские части благополучны. Сможет ли священник справиться одним лишь словом с тем, с чем не смогли справиться офицеры, и "дедовщина" в этом наборе - еще цветочки по сравнению с землячествами "воинов" с Кавказа?

- Одному священнику не справиться, ему нужна "группа поддержки" - хотя бы командир части, замполит, два-три человека в части из командного состава, которые понимают, что это такое и для чего все это нужно...

- Кстати, а командный состав понимает, что это нужно?

- Понимает. Он понимает необходимость, но может не понимать каких-то тонкостей. Недопонимая что-то, что священники советуют, они все же понимают, что священники предпринимают правильные действия. И если командир, замполит, зампотыл заходят в храм - все остальные солдаты, младшие офицеры проникнутся уважением и пониманием: ого, раз сам командир в храм заходит... Путин же у нас ходит в храм, молится. Он русский человек. И мы тоже все смотрим: раз президент православный русский человек, значит, и мы должны быть такими же.

Беседовал Михаил МАЦКИВ

http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=67&tek=7218&issue=199

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр).

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Загрузка...
Священник Сергий Ичигин
Все статьи Священник Сергий Ичигин
Последние комментарии
Писатель ответит за души тех, кого он воспитывает
Новый комментарий от Мирянин
21.06.2021 03:44
МХАТ – это не «ДОМ-3»!
Новый комментарий от Тюменец
21.06.2021 03:06
А я Собянина понимаю…
Новый комментарий от В.Р.
21.06.2021 00:42
Карл Баллод и его «Государство будущего»
Новый комментарий от Максим Михайлов
20.06.2021 22:08
Нас от таких фильмов тошнит!
Новый комментарий от Денис
20.06.2021 20:31