itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Исламский передел

Индонезия и Малайзия делают заявку на лидерство в мусульманском мире

Генассамблея ООН по Украине 
0
182
Время на чтение 8 минут
Еще в конце 1980-х власти стран Юго-Восточной Азии отводили проблемам ислама лишь вторые роли. Сегодня они стремятся стать координирующими центрами всемирной мусульманской общины.

Видимо, пришла пора оценить внешнеполитический курс государств, входящих в Ассоциацию стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), исходя из их положения во всемирной умме (мусульманском сообществе). Такое концептуальное допущение может вызвать резонное возражение: в Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Таиланде и Филиппинах проживает разное число мусульман, а власти этих стран по-разному реагируют на происходящие в мире события. Например, в Индонезии мусульмане составляют 85% населения страны, в Малайзии - 50%. В принципе именно из-за этих стран Юго-Восточную Азию принято считать одним из основных форпостов исламского мира.

Другая обстановка сложилась в Сингапуре, Таиланде и на Филиппинах, где доля мусульман относительно невелика. Межрелигиозные противоречия, характерные для этих стран, дают повод исламскому миру говорить о дискриминации и угнетении мусульманского меньшинства "неверными".

Политизация ислама

Долгое время основной акцент во внутренней политике стран АСЕАН делался на предотвращении коммунистической угрозы, борьбе с повстанцами-коммунистами, а вопросы, связанные со взаимоотношениями религии, власти и общества, отходили на второй план. Последнее, конечно, происходило далеко не всегда. Так, в Индонезии режим Сухарто рассматривал призывы к исламизации государства как преступную деятельность со всеми вытекающими последствиями. А Махатхир Мохаммад, премьер-министр Малайзии с 1981 по 2003 год, провозгласил собственную программу исламизации страны, с тем чтобы поставить сложную межрелигиозную и межэтническую ситуацию под контроль государства и отобрать инициативу у исламистов.

В Таиланде и на Филиппинах, помимо коммунистических повстанцев, действовали и продолжают действовать вооруженные формирования мусульман, преследующие сепаратистские цели. В Сингапуре, где практически все представители власти этнические китайцы, отношения государства с мусульманской диаспорой, состоящей в основном из малайцев, складываются также непросто. Однако пока ислам не превратился в фактор международной политики, все эти события в странах АСЕАН носили локальный характер. Для этих стран куда важнее было налаживать отношения с США, нежели определять свое местонахождение в исламском мире.

Ситуация изменилась после распада СССР и фактического исчезновения системы "биполярного мира". Марксизм как идеология отошел на периферию, и идеологический вакуум поспешили заполнить исламисты. Они подхватили оставшиеся бесхозными идеи политической борьбы за социальную справедливость. Ислам постепенно начал претендовать на роль идеологической доминанты на мировой политической арене, и после этого внимание к религии в странах Юго-Восточной Азии резко возросло.

Произошла политизация ислама. В Индонезии она практически совпала с крушением в 1998 г. 30-летнего режима Сухарто, проводившего политику жесткой регламентации религиозной деятельности. Общество не было готово к начавшейся демократизации, и это дало фору исламистам, которым на идеологическом поле никто не мог предложить весомой альтернативы. Два последовавших за Сухарто президента Бурхануддин Хабиби и Абдурахман Вахид были мусульманскими богословами. А во время первых прямых президентских выборов в Индонезии в 2004 году оба основных претендента на кресло главы государства - Мегавати Сукарнопутри и Сусило Бамбанг Юдхойоно - в рамках предвыборной кампании совершили "малый" хадж в Мекку.

Политические оппоненты использовали религию в нападках на противника. Влиятельная группа представителей исламского движения "Надхатул Улама" даже издала фетву против избрания женщины (имелась в виду Мегавати Сукарнопутри) президентом страны. В свою очередь, противники Юдхойоно организовали кампанию по дискредитации его как правоверного мусульманина.

В Малайзии в 2003 году премьер-министром стал Абдулла Бадави, богослов в третьем поколении, практически наизусть знающий Коран. И политическая борьба между правящей Объединенной Малайской национальной организацией (ОМНО) и оппозиционной партией ПАС (Parti Islam Semalaysia) разворачивается как раз вокруг претензий на монополию правильного толкования положений ислама.

Можно сказать, что ислам определяет внешнеполитический курс даже тех стран АСЕАН, где "американский" фактор преобладает над исламским. Так, власти Таиланда учли сложную обстановку в южных мусульманских провинциях страны и, несмотря на просьбы США, решили вывести свой воинский контингент из Ирака. Опасения за безопасность филиппинцев, проживающих и работающих в странах Ближнего Востока, вынудили президента Филиппин Глорию Арройо поступить аналогичным образом.

Наверстать упущенное

Значение ислама как важной составляющей мировой политики постоянно растет. Внешнеполитический фактор приобрел вес во внутриполитической борьбе в Индонезии и Малайзии: в частности, мусульмане полагают, что вправе требовать от своих избранников защиты интересов ислама на международной арене. И политические элиты Индонезии и Малайзии, демонстрируя недовольство периферийным положением своих стран в мусульманском мире, а также пользуясь неспособностью арабских государств стать в этом мире лидерами, пытаются "наверстать упущенное" за счет внешнеполитической активности. Прошлогодний израильско-ливанский конфликт дал им возможность выступить в роли защитников ислама. Так, решение об отправке в Ливан под флагом ООН подразделений "голубых касок" из мусульманских стран было принято на внеочередном заседании Организации Исламская Конференция (ОИК) в Куала-Лумпуре, а Индонезия, Малайзия и Бруней обязались выделить для этих целей в общей сложности 2 тысячи военнослужащих.

В разгар конфликта министр иностранных дел Малайзии Сайед Хамид Албар призывал страны - участницы ОИК рассмотреть вопрос о поставках оружия движению "Хезболлах" для защиты от израильского вторжения. Он подчеркнул, что "мусульманские страны не оставят Израиль безнаказанным", а также призвал не забывать о сложностях, которые испытывает палестинский народ, "ставший жертвой израильской оккупации".

Став с 1 января 2007 г. временным членом Совета Безопасности сроком на два года, Индонезия незамедлительно подготовила документ, озаглавленный "Заявление председателя Совета Безопасности ООН по Ближнему Востоку, включая Палестину". В нем акцент делается на "израильские рейды, жертвами которых становятся мирные жители". Несмотря на то что США, Франция и другие члены Совбеза назвали документ "несбалансированным", в Индонезии придают большое значение этому шагу, в котором популизма, рассчитанного на исламский мир, ничуть не меньше, чем стремления сделать реальный вклад в решение серьезных проблем.

Развивая интенсивность пропагандистской кампании, Индонезия провела в Джакарте в конце января 2007 года Международный форум парламентариев мусульманских стран. В его работе участвовали представители 28 государств с преимущественно мусульманским населением. Главной темой стала ситуация в Палестине. Выступавший на форуме президент Индонезии Сусило Бамбанг Юдхойоно призвал к "скорейшему прекращению межфракционных распрей и столкновений в ПНА", а министр иностранных дел страны Хасан Вираюда заявил о готовности "крупнейшей по численности населения мусульманской страны мира" (то есть Индонезии) выступить посредницей в переговорах двух крупнейших палестинских партий - ХАМАС и ФАТХ. Впоследствии эту инициативу у Индонезии перехватила Саудовская Аравия, и переговоры глав ХАМАС и ФАТХ состоялись в Мекке, но заявка, что называется, была сделана.

Палестинский вопрос - не единственная карта в индонезийской колоде. Например, весной 2006 г. Джакарта предложила президенту Ирана Махмуду Ахмадинежаду свое содействие в снижении напряженности в ирано-американских отношениях. Роль посредника в урегулировании одной из основных политических проблем современности, безусловно, укрепило бы реноме Индонезии в глазах всемирной уммы, но Ахмадинежад прямо дал понять, что рассматривать такого рода предложения не станет. Впрочем, Юдхойоно такая реакция не обескуражила, и он предложил теперь уже США поучаствовать в разрешении иракского кризиса.

Иракскую проблему, по мысли Юдхойоно, надлежало решить силами исключительно мусульманских стран под руководством Индонезии. Такого рода предложения президент США Джордж Буш услышал, посетив Джакарту 20 ноября 2006 года. Кстати, шестичасовой визит Буша в столицу Индонезии сопровождался массовыми акциями протеста: антиамериканские настроения для индонезийских мусульман характерны ничуть не в меньшей степени, чем для их "арабских братьев по вере". Еще до прибытия американского президента около 500 представителей радикальных исламских организаций устроили демонстрацию протеста у посольства США. "Мы призываем правительство и народ Индонезии не допустить визита Буша!" - заявляли демонстранты. Юдхойоно ограничился лишь тем, что напомнил гражданам о "долге гостеприимства".

В день визита президента США 5 тысяч демонстрантов на улицах Джакарты призывали к физической расправе над Бушем. Они также предупредили самого Юдхойоно и вице-президента Юсуфа Калла, что, принимая "убийцу иракцев", они ставят под сомнение свою победу на очередных выборах в 2009 году.

На фоне этих событий возникает вполне резонный вопрос: зачем был нужен этот визит как принимающей, так и прибывающей сторонам? Власти Индонезии пытались завуалировать истинную цель встречи глав двух стран. Журналистам сообщалось, что основной темой на переговорах будет сотрудничество в сферах образования, здравоохранения, предотвращения катастроф, борьбы с птичьим гриппом. Действительность оказалась несколько иной. Дело в том, что при всех антиамериканских настроениях, царящих среди мусульман Юго-Восточной Азии и, конечно, учитываемых местными политиками, Джакарте и Вашингтону удается поддерживать внешне неплохие отношения. И для США Индонезия - одна из наиболее реальных кандидатур на роль "окна" в мусульманский мир.

На совместной конференции двух президентов по итогам переговоров Юдхойоно заявил, что Индонезия выдвинула свой план "поэтапного разрешения иракского кризиса", в котором упор делается на "неизбежном уходе США из Ирака". Юдхойоно предложил после вывода войск коалиции из Ирака заменить их миротворцами, представляющими либо ООН, либо "альтернативную силу". Под "альтернативой" подразумевалась ОИК. Последний вариант президент Индонезии считает предпочтительным. Военнослужащие из "братских мусульманских стран", по его мнению, не будут восприниматься местным населением в качестве врагов. В короткий период они навели бы порядок в стране.

"Вдохнуть в ОИК новую жизнь"

После этого выступления уже министр иностранных дел Хасан Вираюда заявил, что "Индонезия хотела бы направить свои миротворческие войска в Ирак, подав тем самым пример другим странам исламского мира". Он ссылался на телефонный разговор с госсекретарем США Кондолизой Райс. Она, по его словам, поддержала идею привлечения "умеренно мусульманской" Индонезии к процессу мирного урегулирования в Ираке. Изначально выступив против интервенции в Ирак, Индонезия теперь не прочь оказаться среди инициаторов новой миротворческой миссии.

30-31 января текущего года Индонезию и Малайзию посетил президент Пакистана Первез Мушарраф. Стороны обсуждали не только возможность создания реального противовеса влиянию США на Ближнем Востоке, но и говорили о взаимоотношениях суннитов и шиитов. Юдхойоно и Мушарраф в Джакарте высказались за проведения международной конференции с участием мусульманских богословов, представляющих различные направления и правовые толки в исламе. Место проведения предполагаемого форума - все та же Индонезия. Президент Юдхойоно уже обратился к лидерам двух крупнейших мусульманских организаций страны "Нахдатул Улама" и "Мухаммадия", насчитывающих десятки миллионов членов, с просьбой взять на себя ответственность за проведение конференции.

Интересен и характер обсуждения ближневосточной тематики на встречах пакистанского президента с главой Индонезии и премьер-министром Малайзии Абдуллой Бадави. Переговоры по урегулированию ситуации на Ближнем Востоке вели страны, исторически находившиеся на периферии исламского мира. Мушарраф, Юдхойоно и Бадави выработали ряд инициатив, которые президент Пакистана впоследствии намеревался согласовывать с королем Саудовской Аравии Абдуллой. Таким образом, арабским странам предложили готовые проекты по преодолению кризисных явлений в их же регионе! На встречах в Джакарте и Куала-Лумпуре обсуждались перспективы усиления роли неарабских стран - членов ОИК в решении проблем, волнующих всех мусульман. По мнению министра иностранных дел Индонезии Хасан Вираюда, "это вдохнет в ОИК новую жизнь".

В настоящее время в ОИК председательствует премьер-министр Малайзии Абдулла Бадави. Радикально настроенные мусульмане во всем мире недовольны его деятельностью. ОИК ставят в вину "пассивность, соглашательство с Западом, непротивление его неоколониалистской политике", что противоречит изначальным целям создания организации. Малайзия и Индонезия вынуждены делать нелегкий выбор между традиционным партнерством с США и западными странами и обязательной для потенциального "лидера мусульман всего мира" последовательной острой критикой Запада. Похоже, страны Юго-Восточной Азии делают выбор в пользу второго варианта. Впрочем, это не значит, что в борьбе за лидерство в исламском мире у Индонезии и Малайзии нет конкурентов. Они как раз есть, это Пакистан и Иран. Кроме того, от своего "особого статуса" едва ли захочет отказаться и Саудовская Аравия. Хотя кроме того обстоятельства, что на ее территории находятся Мекка и Медина, у нее практически нет никаких аргументов в пользу своего лидерства.

Михаил Николаевич Гусев - кандидат экономических наук, сотрудник Института востоковедения РАН

http://religion.ng.ru/society/2007-04-18/5_islam.html
Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Генассамблея ООН по Украине
Гремучая смесь безволия и апатии
Россия отмахивается от обвинений, вместо того, чтобы предъявлять свои требования
10.01.2023
Победа любой ценой
Поражение обойдётся дороже
17.11.2022
Распад НАТО был бы идеальным вариантом
Есть большая опасность эскалации и расширения конфликта на Украине, но если будет окончательно решен вопрос с Киевом, в структуре блока произойдут изменения
15.11.2022
Дмитрий Медведев: «Это похоже на начало агонии ООН»
Генассамблея всемирной организации приняла проект резолюции о создании механизма, призванного выплатить ущерб Украине
15.11.2022
8 июля скончался Валерий Ганичев
«Наш патриотизм шел от Победы»: беседа с бывшим председателем Союза писателей России
08.07.2022
Все статьи темы
Последние комментарии
«Я как русская природа – без особых красок»
Новый комментарий от Павел Тихомиров
26.02.2024 22:13
Сталин: не симпатия, но эмпатия
Новый комментарий от Vladislav
26.02.2024 21:53
«Да» и «нет» не говорите, красный с белым не берите
Новый комментарий от Константин В.
26.02.2024 21:31
Ещё об одной путанице
Новый комментарий от Vladislav
26.02.2024 21:30
Сталин с позиций великодержавного прагматизма
Новый комментарий от prot
26.02.2024 20:58
Славянофильство и «Третий Рим»
Новый комментарий от Константин В.
26.02.2024 20:42