Под знаком зверя

Церковный раскол XVII века обернулся величайшей религиозной драмой русского народа

В начале Великого поста 1653 года Патриарх Никон разослал по храмам Москвы наказ о введении новых церковных обрядов. Противник реформы протопоп Иоанн Неронов затворился в келье кремлевского Чудова монастыря и неделю предавался непрестанной молитве. Современник тех событий протопоп Аввакум в своем знаменитом "Житии" рассказывает, что молящемуся Иоанну был глас: "Время приспе страдания, подобает вам неослабно страдать!" Это грозное прорицание надолго определило судьбу старообрядчества. Вплоть до недавнего времени староверы "неослабно страдали" от преследования светских и духовных властей.

Время страдания

Начало репрессиям положил сам Никон, который в том же году отправил в ссылку "строптивых" протопопов (Иоанна Неронова, Аввакума и Даниила), подавших царю Алексею Михайловичу челобитную в защиту старых обрядов. В следующем году Патриарх безжалостно расправился с другим своим противником, епископом Коломенским Павлом. Он предал его "на лютые биения и наказания", а затем и "на дальние заточения"... Так в XVII столетии началось гонение на староверов, которое Александр Солженицын назвал "самоуничтожением русского корня, русского духа, русской целости".

Постановления архиерейских Соборов и царские указы определили приверженцев византийских и древнерусских обрядов злейшими врагами государственной Церкви и самого государства, заклеймили позорными прозвищами "раскольников" и "еретиков", а самое старообрядчество объявили "расколом" и поставили вне закона. Начались казни инакомыслящих, по всей стране запылали костры. Воплем наполнились застенки, стоном - остроги и тюрьмы. Для многих верующих страшной явью стали слова Христа: "Придет час, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу" (Ин. 16,2).

Московское царство, Третий Рим, вселенское хранилище православной веры обернулось мрачным Вторым Вавилоном. И о том на весь крещеный мир прокричал из темницы "огнепальный" Аввакум: "Ты, правоверне, без сомнения держи предание святых отец. Бог тебя благословит, умри за сие, и я с тобою же должен. Станем добре, не предадим благоверия! Не почто нам ходить в Персиду мучиться, а то дома Вавилон нажили".

Число человеческое

По слободам и деревням затолковали попы да мужики о скором конце света: "Уже бо антихриста в Москве родиться имущи глаголют, иные же рождена быть проповедуют". Когда наступил 1666 год, мало кто сомневался, что он станет последним, уж так ладно ложилась эта дата в строки Апокалипсиса: "Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое - число его шестьсот шестьдесят шесть" (Апок. 13,18).

Но чаемое светопреставление не состоялось. Зато в феврале 1666 года Алексей Михайлович созвал русских епископов в Москву на Собор, который должен был рассмотреть правомерность реформы Никона и решить судьбу старообрядческой оппозиции.

На Соборе были допрошены наиболее известные апологеты старообрядчества, многих пришлось под стражей свозить из тюрем и ссылки. Некоторые принесли покаяние и покорились Собору. Но протопоп Аввакум, священник Лазарь из Романова-Борисоглебска и московский диакон Федор отказались признать новые церковные книги и обряды.

Собор одобрил богослужебную реформу, а "расколоучителей" Аввакума, Лазаря, Федора и соловецкого инока Епифания предал анафеме, осудил на лишение сана и заточение в заполярном Пустозерском остроге. Перед отправкой из Москвы Лазаря и Епифания предали "градской казни": им отрезали языки, иноку также "поперек костей" отсекли четыре пальца на правой руке. А Лазарю, "положа правую руку на плаху, по запястье отсекли". Протопопа Аввакума от подобного наказания спасло лишь заступничество царицы Марьи Ильиничны.

Но одним Собором царь не ограничился. В феврале 1667 года он снова призвал в столицу архиереев. Им надлежало еще раз осудить старые обряды и старообрядцев, а заодно разобрать дело Никона, самовольно оставившего патриаршую кафедру. Для придания Собору "вселенского" масштаба на него пригласили греческое духовенство: Патриарха Александрийского Паисия и Патриарха Антиохийского Макария.

Их главным советником стал грек Паисий Лигарид, митрополит палестинской Газы, доверенное лицо Алексея Михайловича. Другим консультантом и переводчиком был грек Дионисий, архимандрит афонского Иверского монастыря. Глазами этих двух явно пристрастных людей глядели заезжие архиереи на русские церковные дела, в которых совершенно не разбирались.

Собор 1667 года лишил Никона патриаршества, а также предал анафеме старые обряды и их приверженцев. До сих пор грозным эхом отзывается над Русью это проклятие: "Кто не послушает повелеваемых от нас и не покорится святой Восточной Церкви и сему освященному Собору или начнет прекословить и противляться нам; и мы такового противника данною нам властью проклятию и анафеме предаем, яко еретика и непокорника... Да будет и по смерти отлучен, и часть его, и душа со Иудою предателем, и с распеншими Христа жидовы, и со Арием, и со прочими проклятыми еретиками. Железо, камение и древеса да разрушатся и да растлятся, а той да будет не разрушен и не растлен, и яко тимпан во веки веков".

А судьи кто?

Собор осудил не только "раскольников", но и всех древнерусских святых, державшихся старых обрядов, обвинив их в "невежестве" и "безрассудстве": "Глупы-де были и не смыслили наши русские святые, не ученые-де люди были - чему им верить? Они-де грамоте не умели!" Поэтому историк А.В.Карташев верно заметил, что иерархи "посадили на скамью подсудимых всю русскую московскую церковную историю, соборно осудили и отменили ее".

Но, рассказывая о Соборе 1667 года, невольно задаешься классическим вопросом: а судьи кто?

Патриархи Паисий и Макарий прибыли в Москву еще в ноябре 1666 года - вопреки воле Константинопольского Патриарха Парфения, запретившего им вмешиваться в чужие дела. Когда Парфений узнал, что Паисий и Макарий ослушались его и все-таки выехали на Русь, то он созвал Собор греческих епископов, который лишил их патриарших престолов. Таким образом, Никона и старообрядцев судили не патриархи, а частные лица, выдававшие себя за таковых.

Их советчики Паисий и Дионисий вообще оказались беспринципными авантюристами. "Житие" Паисия Лигарида похоже на средневековый плутовской роман. Будучи католическим миссионером, выучеником иезуитской коллегии св. Афанасия в Риме, он проповедовал униатство в Константинополе и Валахии. В Яссах с ним познакомился Иерусалимский Патриарх Паисий. Иезуит сумел войти в доверие к своему тезке, и Патриарх рукоположил его в православные митрополиты города Газы. Однако Лигарид не поехал в Палестину, а отправился в далекую Москву, благочестивую, но неразборчивую. Здесь его никто не знал, и грек быстро стал при царском дворе важной персоной, "великим учителем и переводчиком".

Таким же авантюристом был афонский архимандрит Дионисий. В Москву он прибыл по приглашению Никона и Алексея Михайловича для работы на Печатном дворе над новыми богослужебными книгами. И хотя Дионисий был заподозрен в тягчайших грехах, содомии и курении табака, он стал при дворе незаменимым человеком как переводчик. Именно его царь приставил к бывшим патриархам Паисию и Макарию. Но русские церковные дела мало волновали Дионисия. Его, как и Лигарида, интересовало только государево жалованье - золотые ефимки и соболя.

Жесточайшее преступление

Кощунственное проклятие Собора 1667 года как бы завершает церковную реформу, начатую Никоном. Как пишет Солженицын, итог ее был ужасен: "Это привело к жесточайшему преступлению анафемы собственному народу и войны против него за никонианскую реформу... Через 40 лет после едва пережитой народом Смуты всю страну, еще не оправившуюся, до самой основы, духовной и жизненной, потряс церковный раскол. И никогда уже - опять-таки на 300 лет вперед - православие на Руси не восстановилось в своей высокой жизненной силе, державшей дух русского народа больше полутысячи лет. Раскол отозвался нашей слабостью и в ХХ веке".

Впрочем, власть не ограничилась одной анафемой. Если Собор 1667 года подвел богословскую базу под преследования старообрядцев, то изданные в 1685 году "Двенадцать статей" царевны Софьи законодательно закрепили репрессии.

"Двенадцать статей" - беспримерный по своей жестокости закон. Согласно ему, "упорных раскольников" следовало казнить, сжигая в срубах. Если же они принесут покаяние, то отсылать под строгий надзор в монастыри, откуда не выпускать до самой смерти. Оговоренных в "расколе" пытать на дыбе, а тех, чья вина будет доказана, наказывать кнутом и ссылать. Наказанию подвергались и те, кто только укрывал "еретиков" или знал об их местонахождении, но не донес властям. Их следовало бить батогами и ссылать. Закон предусматривал передачу имущества казненных и сосланных старообрядцев в царскую казну.

"Двенадцать статей" были составлены при непосредственном участии Московского Патриарха Иоакима, что позволило историку Ключевскому утверждать: "Усиление карательных мер против старообрядцев нельзя ставить целиком на счет правительства царевны Софьи; то было профессиональное занятие церковных властей, в котором государственному управлению приходилось обыкновенно служить лишь карательным орудием".

Притеснения ужесточились при Петре I, который называл борьбу со старообрядчеством "равноапостольским" и "святым" делом. Современный историк Е.В.Анисимов пишет, что при этом государе "старообрядцы были поставлены за грань человеческого и гражданского сообщества". Им повелевалось записываться в казенные "переписные книги", платить тяжкий двойной налог и носить одежду особого покроя. Тех, кто уклонялся от исполнения данных законов, ждали пытки на дыбе "для изыскания истины", наказания батогами, конфискация имущества, ссылка или казнь.

В ожидании покаяния

В преследованиях староверов Петру I и его державным преемникам усердно помогало высшее духовенство: митрополит Рязанский Стефан (Яворский), митрополит Ростовский Димитрий (Туптало), архиепископ Новгородский Феофан (Прокопович), архиепископ Холмогорский Афанасий (Любимов) и прочие. В их лице официальная Церковь благословляла и оправдывала гонения. Ведь, как писал митрополит Стефан в книге "Камень веры", "Искус научает, что иного на еретиков врачевания несть, паче смерти".

Но эти репрессии были неоправданны и бессмысленны. По мнению Анисимова, "старообрядцы реально не угрожали царской власти. Неизвестно ни одного случая, чтобы старцы задумывали покушения на жизнь ненавистных царей и иерархов Церкви, а отчаянные одиночки их бы совершали. Сопротивление старообрядцев почти всегда было пассивным".

Русская Православная Церковь так и не покаялась перед староверами за неправедную анафему и многовековые гонения. Правда, в 1971 году ее Поместный Собор принял решение "о признании старых русских обрядов спасительными, как и новые обряды, и равночестными им" и "об отвержении и вменении, яко не бывших, порицательных выражений, относящимся к старым обрядам". Однако это признание не заменило соборного покаяния.

Современные иерархи все же понимают, сколь велика пропасть между их Церковью и старообрядчеством. Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) определил ее так: "Между нами лежит тяжкий исторический груз жестоких преследований старообрядчества, между нами - память о пролитой крови, невинной и напрасной".

Признание вины сделано, но до раскаяния еще далеко. И "гласом вопиющего в пустыне" остаются скорбные слова Александра Солженицына: "Боже, как могли мы истоптать лучшую часть своего племени? Как могли разваливать их часовенки, а сами спокойно молиться и быть в ладу с Господом? Урезать им языки и уши! И не признать своей вины до сих пор?.. Пока не выпросим у староверов прощения и не соединимся все снова - ой, не будет России добра!"

http://religion.ng.ru/history/2007-02-07/6_beast.html
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Дмитрий Урушев:
Патриарх Третьего Рима
Святитель Иов предал анафеме Лжедмитрия и до конца остался верным Годуновым
19.07.2007
Под знаком зверя
Церковный раскол XVII века обернулся величайшей религиозной драмой русского народа
10.02.2007
Яблоки на снегу
Обычай праздновать Новый год в январе ввел Петр I
22.12.2006
В новую жизнь со старой верой
Митрополит Андриан пытался перекинуть мост между Древней Русью и современной Россией
08.09.2006
Все статьи автора
Последние комментарии
Не судите...
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
27.03.2019
Незаметно отслеживая подлодки НАТО…
Новый комментарий от Питерский Никола
27.03.2019
Вино или Кровь
Новый комментарий от Наталия К.
27.03.2019
Репетиция Апокалипсиса
Новый комментарий от Сергей К2
27.03.2019
Рано хоронить деревню!
Новый комментарий от NNNN
27.03.2019