В ожидании сумерек

Из книги «Путешествие за звездами». Июль 2021 год

0
549
Время на чтение 34 минут

1 июля

Звонок незнакомого мужчины. Голос совсем пожилого человека. Сегодня умер Евгений Галкин. После инсульта, долго не приходя в сознание, он пролежал в больнице, и вот сегодня жизнь Евгения Ивановича оборвалась.

Впервые пришло ясное осознание того, что круг довольно давних знакомых стремительно сужается, словно тает время, и вместе с ним исчезают небезразличные мне люди. И это для сердца всё неспокойнее и больнее, тревожнее.

О Галкине я услышал, узнал, а потом и с ним самим познакомился при начале издания «Вертикали». В своё время связанный с областным комитетом комсомола, служивший офицером в пожарной охране и т.д. Пиком его карьеры стали 90-е годы. Евгений организовал тогда юридическую фирму, стал представлять интересы своих клиентов в судах. Из появившихся свободных денег помогал художникам и поэтам. Об этом оставили устные воспоминания его друзья.

Мы познакомились, когда у Галкина ни фирмы, ни свободных денег уже не было. Но осталась неизменная страсть к собиранию всего, что связано с жизнью и творчеством А.С. Пушкина. На эту тему он писал крайне редкие статьи для местных газет. Но именно при мне он начал выпускать серию своих книг, посвящённых А.С. Пушкину. Первые две пришлось издать за свой счёт («Пушкин в былях и небылицах», «Игра несчастливая родит задор. Картёжник Пушкин» — 2012 г.), последующие финансировал Пушкинский музей Большого Болдина. Там эти книги и продавались: «Верное эхо пушкинских строк», «Способ благопристойной независимости. Деньги в жизни Пушкина», «Досье на Пушкина», «Персоны Пушкинской поры», «Пушкин, как зеркало», «Нижегородские вёрсты, дни и труды А.С. Пушкина. Эпистолярный дневник Поэта (с дополнениями и комментариями)».

Самая последняя книга Евгения Ивановича «Нижегородское досье на Пушкина. Популярный краеведческий словарь» вышла в свет в 2019 году в издательстве «Вертикаль. XXI век» вновь за счёт средств автора.

Ну, а последняя им подготовленная работа — именной указатель, составленный Евгением Ивановичем после прочтения трёх томов моей книги «Искры потухающих костров». За что я его искренне поблагодарил.

Несколько статей Евгений приносил в журнал. Они появились на страницах «Вертикали. XXI век». Именно он принёс машинописную рукопись книги неизданных стихов пушкиноведа профессора Грехнева. Совместно с Евгением подготовили и опубликовали большую подборку из этих стихов. Именно я всё сделал для того, чтобы Галкина приняли в члены Союза писателей России.

Мне нравилось выпивать с Евгением Ивановичем — правда, этому минуло уже лет десять. И хоть случаи эти можно пересчитать по пальцам, но вот запомнились. Может, оттого, что всё происходило зимами, когда хочется тепла и для тела, и для души. Потому тянуло в тепло кабачка. А выпить — для душевной беседы. Он, как и я, любил при этом прогуливаться по городу, заходить в недорогие кафе или распивочные, брать сто граммов водки с немудрёной закуской, выпивать и идти дальше, не торопясь разговаривая. Галкин не был спорщиком, напротив, довольно добродушным человеком. В деловых вопросах он был собран и обязателен. Потому и ввязался в работу при создании новой партии М.С. Горбачёва — теперь уже не помню, как она называлась. Кажется, в её названии было что-то социалистическое — входил в какие-то руководящие её структуры.

Судьба Евгения — показатель ушедшего времени. Он родился 10 апреля 1947 года в деревне Михайлово Гагинского района. С моим отцом они настоящие земляки. Четыре курса отучился на историко-филологическом факультете Горьковского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. После закончил Всесоюзный юридический заочный институт. В Горьковском обкоме ВЛКСМ (комсомола) руководил стройотрядами, работал (как мне рассказывал) инспектором в пожарной охране, в новые времена возглавлял собственную юридическую фирму.

Любовь к А.С. Пушкину Галкин пронёс через долгие годы. Собирал книги, публикации, картины и всякое другое, связанное с именем гениального поэта. А в итоге безвозмездно подарил всё собранное Пушкинскому музею в Большом Болдино. Когда мне попадало в руки то, чего ещё не было в коллекции Евгения Ивановича, я тоже приберегал для него и при случае отдавал.

Но было у него и ещё одно увлечение — протопоп Аввакум. В итоге Евгений собрал и издал «Словарь языка Аввакума».

Последние года он болел. Появилась сильная одышка — задыхался, пройдя совсем небольшое расстояние. Плюс к этому обнаружилась онкология.

Кажется, совсем недавно мы говорили с Галкиным по телефону, хотели встретиться, если он станет немного лучше себя чувствовать… и вот горькая новость.

Многих близких знакомых потерял я за прошедший год. И всё больнее и больнее становится ощущение, что завершается в Нижнем Новгороде в его значительной части культурной составляющей — писательской, журналистской, художественной, театральной — «советская эпоха», оставляющая после себя глубокий след делами и судьбами творцов, памятью ими прожитого и пережитого.

Прощай и ты, дорогой Евгений Иванович. Никакие слова не уймут смятения от этой потери в моей душе.

Для своего блога, чтобы проиллюстрировать прощальное слово с Евгением, искал в компьютере фотографию Галкина. Он один из немногих писателей, кто приходил на творческие встречи коллег, вообще с интересом откликался на подобные приглашения. Евгений Иванович был любопытен до всего нового, происходящего в городе. При этом оставался скромен и почти незаметен. Вот и на фотографиях он везде где-то сзади, на периферии, случайно запечатлённый фотографом. Это ли не дополнительная характеристика к образу человека?

4 июля

Иду давно нехоженым маршрутом: через Канавинский мост к Благовещенскому монастырю и вдоль Оки до Молитовского моста.

Жарко, но спасает подгоняющий в спину ветерок. Думается всё об одном и том же — только когда у человека окажется позади основная часть жизни, он в состоянии понять, насколько она быстротечна и коротка.

И в днях раздумий

Шумит ветрами осень,

Расшвыривая

Мой душевный листопад.

Это из одного из стихотворений Евгения Анатольевича Расторгуева. Я готовлю подборку для 70-го выпуска «Вертикали», беру стихи из подаренной художником мне в Москве, в мастерской, самиздатовского сборника. В книжице все тексты обращены к памяти о прошлом. Двадцатые годы для него, это всё равно, что для меня шестидесятые. Так время при нашей встрече соединилось длиною в век.

На нашей ёлке,

В детстве –

Наивные игрушки:

Конфеты,

Фантики

И погремушки,

Ландрин, завёрнутый в кульки,

…………………………………..
и маски, сделанные из бумаги,

И цепи,

Ленты

И банты

То красные,

То голубые,

А на вершине – яркая звезда…

Не будет меня, но всё так же будет течь Ока, а на Новый год будут наряжаться ёлки (только искусственные, синтетические), которые станут украшать по моде новых наступивших времён. Ничем не отличающиеся от нас люди, со своей радостью и грустью, с опытом прожитых лет, с грузом памяти прошлого…

5 июля

Вот и завершена работа над видео повести «Колька». Когда всё началось, никак не думал, что это потребует столько времени. Теперь произведение заимеет свою особенную судьбу — не только читательскую, но и зрительскую. Насколько будет увидено и услышано — предсказать невозможно. Плохой я ему в этом помощник. Однако, всё созданное по промыслу Божьему — не пропадает, остаётся людям.

Что-то невероятное продолжает твориться с погодой. После дождей вновь топит набережные Крыма и особенно Краснодарского края — с разрушениями и (в Сочи) с жертвами. Разбухшие реки сносят дома, уносят в море легковые автомобили, людей. Телевидение показывает апокалипсические кадры разрушенных дорог, поваленных деревьев, перекрытых для движения мостов.

Поток смыл мальчика, двое мужчин бросились его спасать. Позже всех троих нашли погибшими. От таких новостей сжимается сердце.

Сегодня умер режиссёр и актёр Владимир Меньшов, снявший «Москва слезам не верит», «Любовь и голуби» и сам снявшийся в ста фильмах. Совестливый русский человек, поднявшийся из низов глубины России. Две недели проболел коронавирусом. Владимиру Валентиновичу шёл 82 год.

6 июля

На Камчатке разбился пассажирский самолёт Ан-26. Погибли 28 человек. Среди них двое детей. Воздушное судно не долетело до посадочной полосы четыре километра. Трагедия произошла на том же месте, где и подобная в 2012 году. Тогда при падении Ан-28 погибли 10 человек.

Американцы в спешке покидают Афганистан. Кадры брошенной авиабазы Баграм впечатляют: оставлены сотни автомобилей, оружие, броневики, склады всякого имущества — от мебели и обмундирования до продуктов питания и напитков. Боеприпасы, — гранатомёты и снаряженные патронами ленты для пулемётов. Да чего только нет на этой огромной территории.

Талибы взяли под контроль 900-километровую границу страны — с Таджикистаном, Узбекистаном, Туркменией. Появились в сети видеозаписи: бьют палками женщин, укутанных в паранджу — наказание за то, что вышли из дома без сопровождения мужчин; вышедших сдаваться солдат правительственной армии тут же расстреливают…

7 июля

Ночью на резиденцию президента Гаити Жоневеля Моиза совершено нападение. Глава государства убит.

8 13 июля Кунавино

Утром в Союз писателей о. Евгений Юшков с помощниками привёз картины Г.А. Скотиной. Одна большая на подрамнике (её сразу повесили на стену в зале собраний), три холста скручены в рулоны. Пока не очень понимаю, как тут навести порядок. Кого-то просить, чтобы натянули холсты на подрамники?

Проехали с Юшковым на площадь В.И. Ленина. Тут скульпторы из разных городов (Уфы, Санкт-Петербурга, Москвы, Нижнего Новгорода, Белоруссии) работают с камнем, вырубают скульптуры, которые затем установят на набережной у Речного вокзала (так, вроде бы, решено главным архитектором).

Я и раньше видел, когда только завезли на площадь каменные глыбы. догадался, что для городской скульптуры. Затем за работу принялись скульпторы, и к памятнику В.И. Ленина было не пройти – белая пыль маревом стояла над площадью, покрыла её плиты.

Сегодня предпоследний день, отведённый для работы. Завтра торжественная приёмка. Некоторые скульпторы и вовсе уже уехали. Но наш Сергей Мальков что-то поправляет, стучит молотком по зубилу (или как там у них называется этот инструмент). Композицию назвал «Вперёд смотрящий»: Мальчик на стуле с биноклем. Рядом девушка из Москвы создаёт, как я понял, что-то наподобие дерева. Любопытно. На площадке есть скульптуры авангардистского направления (но этим не раздражающие, несущие в своей замысловатости некое обобщение, зарождение фантазии для зрителя), есть сугубо реалистические. Нужно бы всем этим по-хозяйски распорядиться.

В деревенском доме прохладно. Вошёл в него — словно в иной мир окунулся, где тишина, книги, стол у окна ждёт, соскучившись по работе. Но сегодня мне писать не хочется. Лучше поборюсь с травой у веранды.

Под солнцем, обливаясь потом, выдёргивал из земли высокие стебли крапивы, каких-то колючек. Срубил лопатой единственный разросшийся лопух с уже засветившимися бутонами цветков…

Такое ощущение, что в этот раз ничего писать не стану. Тянет прожить дни другой жизнью — у земли. Освободить от дурнотравия кусты смородины, стволы яблонь, редкие оставшиеся цветы. Дать участку волю июльского солнца.

Из последней статьи Ильи Эренбурга в книге «В одной газете…»

«Недавно Франция отметила трауром годовщину уничтожения Орадур-сюр-Глин. Президент Бенеш выезжал на пепелище Лидице. Я думаю о наших Орадурах, о наших Лидице. Сколько их? Если пойти из Москвы на Запад, к Минску, или на юг, к Полтаве, или на север, к Ленинграду, увидишь повсюду развалины, пепел, могилы… И повсюду уцелевшие жители будут рассказывать о том, как качались на виселицах старики, как матери пытались спасти младенцев от палачей, как горели дома с живыми людьми…

После Первой мировой войны Западная Европа жаждала одного: забвенья… Уже Дуче готовился к захвату Рима, уже показался Шлагеттер и немецкие путчисты… а люди, жаждавшие быть обманутыми… восклицали: «Войны больше не будет!» (…) В те годы на стенах Парижа можно было увидеть «человека с ножом в зубах». Русские тогда считались варварами, жаждущими уничтожить цивилизацию, а фашисты — шаловливыми, но благородными юношами. Болезнь роста. (…) Нужно помнить, что путь в Освенцим лежал через Мюнхен» (16 июня 1945 года).

Читаешь такое, и жутко становится от закономерности повторения истории, которая, увы, ничему не учит.

Можно не гадать, а с уверенностью утверждать, что нас ждёт впереди.

9.07. Вот уже много-много лет, когда тяжело даётся сон и приходится долгое время крутиться в кровати, переворачиваясь с одного бока на другой, в памяти, в глубине сознания возникает одна и та же картина: солнечный день, одинокая берёза в поле. Это дерево росло (а может, и сейчас растёт) в той части поля, что с двух сторон окружало нашу деревню, которая уходила в сторону просеки, ведущей в совхоз. Поле было засеяно многолетней травой, которую съедали стада коров, сюда пригоняемых из совхозных скотных дворов.

Но постепенно скот в совхозе исчезал (наступили 90-е годы), поля дичали и в итоге заросли березняком и молодыми соснами — самосевом, хаотично. В прошлых записях я упоминал, как не узнал дорогу в совхоз, немного поплутал, сбившись, пока не вышел на просеку, которая мало в чём изменилась.

Всё это будет позже.

Мне вспоминается поле вольным, а на нём одинокая, «коренастая», крепкая берёза. Единственный раз, выйдя из леса всей семьёй, мы подошли к ней. Берёза оказалась на нашем пути. Девчонки мои тогда были совсем маленькими. Под деревом мы устроили что-то наподобие привала — недолгого: вытряхнули из обуви набившуюся туда хвою, поправили одежду, посидели в теньке…

Да, у берёзы я был всего один раз, но видел её множество раз: и идя в совхоз за молоком; и проходя на автобусную остановку, чтобы ехать к городской электричке; и отправляясь на рыбалку — на мыску у леса было мною облюбованное место, тут озеро сходило на нет, болотилось, зарастало осокой… Душа моя будто как-то связана с этим случайным деревом.

Нет в этой связи ничего конкретного. Однако, появляется оно в моём сознании, и душа откликается далёким, размытым затаённым беспокойством. Конечно, времена тогда (это я о вспомнившемся сейчас времени) для меня наступили непростые… А когда они были простые?

Уходя от видения этой берёзы как бы в разные временные стороны, везде ощущаю беспокойное душевное томление. Вся жизнь — ощущение неясной горечи, которую не объяснить и не осмыслить, в каком бы ты возрасте не находился. Но для меня невольной точкой этого душевного томления является видение в памяти одинокой берёзы в давно исчезнувшем поле у нашей деревни.

Подспудно думал об этом даже тогда, когда на чердаке с большими мучениями, в неудобстве (ни встать в рост, ни опереться плечом) и много десятилетней пыли изнутри пытался поправить поехавший вниз навес карниза. С разными выдумками, ошибками и их исправлениями навес я поправил. Одному пришлось поднимать его распорками: постепенно увеличивая высоту, подкладывать чурбачки; забивать между нижним толстым бревном и несущей всю основную тяжесть жердью выпиленные из досок небольшие распорки. Когда вылез из темноты и духоты в верхнюю комнату, вельветовая рубашка на мне была полностью сырая.

Прежде чем пойти на озеро (искупаться, смыв с себя пот), после обеда ещё почистил участок у веранды, попутно полакомившись чёрной и красной смородиной, малиной. Решил — каждый день стану есть ягоды. Что же они из года в год пропадают почём зря.

В озере блаженствовал на закате. Сверху вода тёплая, прогретая, так я её специально взбаламутил, чтобы снизу проточная прохлада поднялась. Купаться с дамбы этим и хорошо — сюда скрытая речка приносит свои не слишком обильные воды, чтобы уронить их, перелившись, в бетонный колодец под дорогой.

Днём почитывал, да и перед сном себя занимал «Оводом» Этель Войнич. И этого произведения, как оказалось, толком не знал. В советское время нас всё склоняли при чтении «Овода» к революционной и антиклерикальной сути романа. Однако в книге не всё так просто. Ну, да об этом напишу после, дочитав текст до конца.

10.07. Умер Андрей Стариченков. Невозможно, не хочется в это верить. Сколько же этот ковид уносит человеческих жизней!

Перед моим отъездом, мы разговаривали с Андреем об окончании вёрстки 69-го номера «Вертикали. ХХI век». Он уже был в больнице, домашнее лечение под наблюдением участкового врача закончилось госпитализацией. Поражение лёгких не очень значительное, но Андрей обмолвился о возникающих неудобствах по поводу диабета. И всё-таки чувствовал он себя неплохо, температуры не было. Я уехал в деревню с чувством, что максимум через неделю он из больницы выпишется. И вот такой стремительный итог.

Теперь я понимаю радость врача из 2-ой больницы, когда она сообщила, что предыдущий врач случайно подобрала тот антибиотик, который остановил развитие бактериологической инфекции в моих лёгких. Больной может ничего не чувствовать, не понимать опасности, а в нём стремительно набирает мощь бомба, которая внезапно убивает жизнь.

Мы познакомились с Андреем Стариченковым, когда он работал в Братстве св. Александра Невского. Об этом наверняка есть записи в моей книге «Искры потухающих костров». Особой товарищеской близости между нами не было, но общение наше было хоть и не частым, но доброжелательным. У меня сохранился сборник стихов Стариченкова, который он мне подарил в день крушения небоскрёбов торгового центра в Нью-Йорке. Я тогда по какой-то надобности оказался в Братстве.

Андрей закончил Нижегородский государственный университет, работал в газете, поступил в Литературный институт им. М.Горького, но не закончил его.

Изредка я обращался к нему с какими-то мелкими просьбами по нуждам журнала — срочно что-то отсканировать, поправить в вёрстке, подготовить деловую бумагу (это чтобы не терять время на поездку в свой офис — Андрей работал рядом с моим домом, на Стрелке). В один из таких случаев он и предложил прочитать повесть, написанную им о своём детстве. Я заинтересованно согласился и довольно быстро прочитал свёрстанный в виде книжки текст.

Повесть мне понравилась. Пожалуй, она была не совсем художественна, тут больше сказывалась рука журналиста, однако язык её чист, грамотен, аккуратен. Жизнь мальчишки в центре тогдашнего города Горького, на улице Минина. Она мало чем отличалась от моей, но ведь никто о том времени так по-настоящему и не рассказал — о нашем горьковском детстве.

Я сказал Андрею, что готов напечатать его произведение в двух номерах журнала. В ответ попросил его помочь с вёрсткой этих номеров — тогда с деньгами совсем было плохо. Стариченков с готовностью согласился. С тех пор наше тесное сотрудничество не прерывалось. В журнале опубликованы и лучшие избранные стихи Андрея, и все его новые статьи и рассказы. Он, безусловно, обладал талантом критика, полемиста, биографа. Рассказы его большей частью также сводились к полемике. К сожалению, написанного им не так много.

Стариченков привлёк к сотрудничеству с «Вертикалью. ХХI век» свою супругу Елену Труфанову — журналистку, несомненно обладающую талантом прозаика. Из номера в номер мы публикуем её рассказы обострённо социальной тематики.

Как и большинство одарённых людей, Стариченковы скромны и доброжелательны, отзывчивы и начитаны. Андрей и вовсе без книги не бывал. Я сам у него брал для чтения наиболее интересное из современной прозы. Стариченков за этим следил, захаживал в книжные магазины, покупал. Как-то он зашёл ко мне в рабочий кабинет радостный — наконец-то купил давно разыскиваемую им книгу. Такого человека невольно определяешь, как «родного по крови» (литературной). Теперь его нет.

Не могу не думать о смерти Андрея. Так она неожиданна. Так горько осознавать это.

Поздно вечером Татьяна Антипова прислала сообщение на телефон: «Андрею в справке о смерти поставили причину ковид и инфекционная пневмония, а ещё перитонит. В последние дни он упал духом, перестал бороться за жизнь…» В какие «последние дни», если я с ним недавно разговаривал и ничего подобного в его словах не заметил.

Перед сном ходил на привычное место искупаться. Там гурьба мальчишек: прыгают с дамбы, ныряют, стараются друг друга подбросить из воды, хотя силёнок для этого не хватает.

Один, увидев, что я раздеваюсь, спросил:

— Вы к нам? А чего с дамбы не ныряете.

— Боюсь. Когда был в таком возрасте, как вы — нырял. Теперь так не делаю.

Вошёл в воду, отплыл от мальчишек, наслаждаясь водой, смывающей с тела пот (до этого потрудился у дома). Вернулся к дамбе. Ко мне подплыл всё тот же паренёк. Начал показывать, какая в этом месте глубина, уходя под воду вместе с поднятыми вверх руками.

На вопрос, люблю ли я купаться, ответил ему, что теперь редко это делаю.

— Я постоянно купаюсь.

— Так чем же тебе сейчас ещё заниматься.

— Почему, у нас много дел. Я сегодня в поле окучивал (видимо — картошку), траву полол.

Я поплыл к берегу.

— А быстро, вот так вы умеете плавать?

— Умею.

Подплыв к дамбе, встал на уходящее под наклон бетонное основание плотины. Вода по грудь.

— Давайте, мы вас обрызгаем.

— Ну, если хочется — брызгай.

Несколько раз он ударил ладошкой по воде, обрызгав мне спину и плечи.

— Нет, лучше бурление.

Руками под водой он начал работать «винтом», но быстро устал. Я поблагодарил и вышел из воды, и мальчишки тут же обо мне позабыли. Один стоял на плотине, укутавшись в рубашку, и трясся. Другой, рыженький, в веснушках, плавал невдалеке — не очень смело. Третий, немного постарше остальных, единственный имел на шее серебряную цепочку с крестиком и образком.

Я услышал, как кто-то из мальчишек его спросил, приглушив голос:

— Ты верующий?

Пока одевался, стал невольным свидетелем, как ребятня уговаривается, кто кого повезёт на багажнике велосипеда. На берегу лежало всего два велосипеда, а мальчишек купалось человек шесть-семь.

Уходил от них по белой, пыльной, в высохших яминах остывающей к вечеру дороге к своей деревне — всего-то метров пятьдесят от дамбы. Мне приятно, что повстречал мальчишек. Неясную отраду, после получения горького известия о кончине Андрея Стариченкова, вселила эта встреча в моё сердце. Ненадёжное, на час-другой, успокоение.

Но дома всё вернулось. Теперь предстоит жить и с этой памятью.

11.07. Написал текст короткого извещения о смерти Стариченкова для 69-го многострадального номера. Надеюсь, наконец, завершить его вёрстку в «Радонеже».

«Когда этот выпуск был практически полностью свёрстан, нас постигла горькая утрата — ушёл из жизни наш товарищ, знаток отечественной и зарубежной литературы, прозаик и замечательной души человек, много и бескорыстно сделавший для нашего издания — Андрей Игоревич Стариченков. Этот номер «Вертикали. XXI век» мы посвящаем его памяти».

Ирина, позвонив, рассказала о присланном Таней эссе. Это работа, которую она написала на английском языке для сдачи экзамена в норвежском университете. Тема — сохранение на планете (в частности в Бразилии) лесов, как неотъемлемой части экосистемы Земли, и связанные с этим социальные проблемы. Всё это уяснил из вступления, которое по телефону прочитала для меня Ирина.

Я рад, что Сдобнякова-Стенерсен становится автором моего журнала.

В это время боролся с травой на дальнем участке. Заросла ею земля немилосердно, высотой чуть не в человеческий рост. Уминал её у яблонь, пробивался дальше, к посаженному нами с Ириной когда-то леску. Теперь там не лесок, а полноценный лес (и это-то из крохотных, вкопанных в землю ростков сосен и елей), под которым никакой травяной вольности.

Можно сказать — эти мощные стволы доказательство, свидетельство мною прожитых лет. И вот весточка от Тани. Тоже «подросший лес» — дождался, что дочь стала полноценным автором «Вертикали. XXI век».

Дополнение об А. Стариченкове. Спорщик он был безудержный, ярый. При первой возможности бросался в словесную схватку. Чужое мнение выслушивал, только пересилив себя. Самого его остановить было сложно. Но когда стали чаще встречаться, делиться мнением о прочитанном (повторюсь — нас сблизил журнал), мы легко преодолели эти разногласия в общении, давая возможность высказаться друг другу в равной степени.

Во многом наши оценки совпадали. Разногласия были крайне редки и не становились препятствием в уважительном отношении друг к другу.

Я безмерно благодарен Андрею за работу над вёрсткой моих книг, вышедших в 2019-2020 годах. А объём работы тут не маленький — три тома «Искры потухающих костров»; «Записки истерзанного времени» и «Когда душа плачет»; «За тайной гранью». Стариченков в это время оказался без работы. У меня с деньгами не лучше. И, тем не менее, когда разговор коснулся оплаты, Андрей сказал: «как в церковную кружку — сколько можешь, столько и заплати». За двадцать лет моей издательской деятельности — редчайший случай.

12.07. О реалиях сегодняшнего времени.

Звонок А.М. Коломийца. Он перевёл книжку стихов украинского поэта Григория Коваля. Когда-то поэт был его учителем в Ужгороде, в обыкновенной школе, преподавал литературу. Впоследствии переехал в Киев, стал известным литератором, на родине которого в нынешней Украине создали музей поэта. Алексей Маркович связался с человеком, возглавляющим музей, договорился о посылке туда книжки Коволя в своём переводе. И вот бандероль вернулась назад. Она была вскрыта на таможне, по всей видимости, проверена и возвращена отправителю. На бандероли стоит штамп: «Мытня».

Вчера вечером после купания перебирал книги на стеллажах верхней комнаты, натолкнулся на сборник статей и выступлений Нины Андреевой «Неподаренные принципы» (автора, когда-то в перестройку прославившегося статьёй «Не могу поступиться принципами»). Книга вышла в 1993 году — оказывается, в моей библиотеке есть и такой том.

Заглянул на свою пометку на последней странице: «2 мая 1996 г., пл. Минина». Вспомнил — тогда у подземного перехода, что ведёт к кремлю, частью продавали за бесценок, частью раздавали бесплатно газеты и иную литературу местные коммунисты — старики и старушки. Стал перелистывать 350-страничный сборник (и автор, и то время — всё кануло в прошлое, оставившее невероятно горький, кровавый след в истории страны, её разрушения и разграбления) и тут натолкнулся на заголовок статьи «Антикоммунизм — дорога к реакции и фашизму».

В этом автор прав, подумал я, в первую очередь имея ввиду Украину последних семи лет. Начали с запрета компартии, сожжения её офиса в Киеве, сноса памятников Ленина, а закончили нацистскими батальонами, свастикой, факельными шествиями, памятниками фашистским палачам и т.д. Это произошло стремительно. Ну, и в лучших традициях за «умы народа» — борьба с книгами, особенно если они написаны на русском языке. Статья же Н. Андреевой 1990-го года начинается так:

«Сегодня все мы являемся свидетелями крайнего обострения классовых и национальных противоречий в нашем обществе. Ежегодно более 40 тыс. человек становятся в СССР жертвами политического, хозяйственного, националистического бандитизма, сотни тысяч получают ранения, увечья, теряют здоровье и трудоспособность. Ежегодная трагическая цена «перестройки-расстройки» во много раз превышает людские потери многолетней афганской войны. В экономическом отношении реставрация капитализма в целом уже обошлась советским людям дороже Великой Отечественной войны. Не случайно на Победу советского народа в этой войне «жёлтая» пресса торопится вылить ушаты грязи и лжи. Всё больше и больше борьба… в стране приобретает содержание и методы гражданской войны. Все потуги М.С. Горбачёва и его окружения предотвратить… эту схватку являются половинчатыми, обременёнными оглядками на Запад, который шантажирует нас такими санкциями, как снижение продовольственных поставок и «помощи перестройке». Кровь продолжает литься во всё возрастающих масштабах».

Но главные разрушения, главная кровь, главные смерти и главные санкции Запада были ещё впереди. Впереди были такие события, которые не мог представить никто из тогда живущих в СССР. В том числе и непропускание на территорию незалежной Украины книг хоть и украинского поэта, но изданных на русском языке.

13.07. На дальнем участке устроил лесоповал. Два дня вырубал всяческий древесный мусор, который вольно разросся и ввысь и вширь, пользуясь невниманием к этой земле хозяина. Во второй половине нынешнего дня устал до невозможности. Да ещё жара беспредельная.

Закончил трудиться, ушёл в дом. Одежду, насквозь промокшую от пота, развесил сушиться на солнышке. Себя отпаивал водой, сдерживался, чтобы не вбухнуть в желудок разом несколько ковшей. Все двери в доме открыты. Сел у окна, из которого порывами тянет ветерком, напоённым запахом разогретых трав — горьковато-пряным. Над этими травами кружат бабочки. Я раньше и не замечал, что их так много и они столь разнообразны размером и расцветкой. Наконец-то вблизи рассмотрел махаона. Неужели такая красота в природе явилась сама собой, из хаоса частиц, случайно собравшихся вместе без всякого логического, разумного начала?

Вчера прочитал «Песнь о Гайавате» Г. Лонгфелло в переводе И.А. Бунина (это в пятом томе его собрания сочинений 1956 года). Тут жизнь североамериканских индейцев вся пронизана поклонением разнообразным божествам (и борьбой с ними) — но всё это не имеет отношения к разумности мира от неизученного до конца человеком микро и не постижимого никогда макро.

Перед сном взялся за чтение «Подпольной России» Сергея Михайловича Степняка-Кравчинского (долгие годы откладывал, но и эту часть русской истории надо знать, как бы она нам не была неприятна). Напомню: впервые книга появилась на итальянском языке в Милане в 1882 году. Как отмечается в предисловии, «обошла всю Европу, была издана в Англии, Франции, Германии». Во все времена антирусско-государственные книги в Европе восторженно приветствовались. Так и в этом сугубо политическом труде всё начинается с религиозной темы.

«Материализм стал своего рода господствующей религией образованного класса, и едва ли нужно говорить о том значении, которое освобождение от всяких религиозных предрассудков имело для всего дальнейшего развития революционного движения».

Ну хорошо, для революционного возбуждения масс это значение имело. Но как быть вот с бабочкой махаон. Как объяснить её появление, красоту, значение для природы и в конечном счёте для существования человека?

Всё существование человечества будто бы имеет в своей сути осмысление этой загадке. В «Песне о Гайавате» главный герой поднимается от земли ввысь. Но перед этим он встречает представителей новой религии.

И когда наставник вышел,

Громко, радостно воскликнув,

Так промолвил Гайавата:

«Светел день, о чужеземцы,

День, в который вы пришли к нам!

Всё селенье наше ждёт вас,

Все вигвамы вам открыты.

Чем это пришествие впоследствии обернулось для индейцев, мы знаем (книга была издана в 1855 году, перевод И.А. Бунина появился в 1896 г.), но сейчас не об этом.

И наставник бледнолицых,

Их пророк в одежде чёрной,

Отвечал ему приветом:

«Мир тебе, о Гайавата!

Мир твоей стране родимой,

Мир молитвы, мир прощенья,

Мир Христа и свет Марии!»

И вот Гайавата уходит от своего народа, оставляя его на попечение нового Бога, к своим богам.

Так в пурпурной мгле вечерней,

В славе гаснущего солнца,

Удалился Гайавата

В край Кивайдина родимый,

Отошёл в Страну Понима,

К Островам Блаженных, — в царство

Бесконечной, вечной жизни!

Степняк-Кравчинский пишет о новой вере для образованного класса России — атеизме.

«Характерно то, что зараза распространилась даже на людей зрелых, с обеспеченным положением, на приобретение которого они затратили свои лучшие молодые силы, — судей, врачей, офицеров; и такие были не из наименее преданных делу. Движение это едва ли можно назвать политическим. Оно было скорее каким-то крестовым походом, отличаясь вполне заразительным и всепоглощающим характером религиозных движений».

Итак, всё кипит, всё изменяется, одно свергается, другое воздвигается… А тем временем никем не объяснимое чудо — бабочка Махаон — пролетает, трепеща крыльями, с одного красного цветка на другой, и я зачарованно слежу за её движением, не в силах оторвать взгляда от этого простого повседневного чуда, сотворённого вопреки желанию человека.

Но почему я взялся за чтение «Подпольной России» именно сейчас?

В предисловии к роману «Овод» рассказывается о сподвижнической работе Э.Л. Войнич с организатором «Общества друзей русской свободы» («Для привлечения общественного мнения Англии на сторону русской освободительной борьбы».) и ежемесячного журнала «Свободная Россия», начавшего выходить в Лондоне «с середины 1890 года», Сергеем Михайловичем Кравчинским (псевдоним «Степняк»).

Их знакомство произошло в декабре 1886 года в Лондоне. «В книге «Подпольная Россия» Этель Лилиан нашла ответы на свои вопросы». Так чтение одной книги тянет за собой чтение другой. Благо всё под рукой, в моей библиотеке. Впрочем, эту мысль в своих заметках я уже высказывал.

14 июля

За прошедшую неделю в Москве провела встречи в МИДе делегация от талибов. Её члены заявили, что никогда с территории Афганистана не будет угрозы соседним странам и движение не допустит в свою страну террористов игил. Сейчас талибан контролирует 85 процентов Афганистана.

Звонок Анатолия Строкина. Сам болен, супруга сильно больна — но ни работу, ни землю бросить не в силах. Вот с написанием стихов сложнее… Про свой огород Анатолий Андреевич говорит так:

— Если бы вы видели, какая капуста у меня в огороде! Вижу, как из земли всё растёт, и ощущаю, что сам живу.

Евгений Юсов принёс в подарок углем написанный мой детский портрет, нарисованный с фотографии, сделанной в первом классе — умилительные чувства пробуждает этот рисунок в душе. И воспоминание — а ведь уже тогда я оказывался, в общепринятых отношениях, не ко двору хоть в школе, хоть на улице.

15 июля

Катастрофа в Германии. После ливня города страны затопили вышедшие из берегов реки. Подтверждена гибель 80 человек. Много пропавших без вести. Хлынувшие стремительные бурные потоки всё сметали на своём пути. Разрушены дома, мосты, дороги. Люди спасаются на крышах домов.

Завершена работа над № 69 «Вертикали. XXI век». Посвятил его памяти Андрея Стариченкова. Совсем немного он не успел довести вёрстку до конца сам. В этом выпуске последний его рассказ.

Как всё сложится с журналом дальше — сейчас сложно сказать. Попробую договориться с прежним специалистом по вёрстке. Вопрос неизбежно «упрётся» в финансовую сторону дела.

16 июля

Достигнута договорённость с А.Н. Гуляевым о возобновлении им вёрстки журнала после трёх с половиной лет, когда этим занимался Андрей Стариченков. Произнёс я этот срок — три с половиной года — и осёкся: «Боже мой, — в тысячный раз хочется воскликнуть, — как быстротечен срок нашей жизни!»

В Германии объявлен режим военной катастрофы. В пострадавших районах масштаб разрушений ужасает. На месте поселений — хаос разрухи: вперемешку, в месиве стволы деревьев, разрушенные дома, уничтоженная инфраструктура электроснабжения и связи, рухнувшие мосты и повалившиеся автобаны, провалы огромных оползней. Растёт количество обнаруженных трупов людей. Сейчас их 133. Населению помогают военные на специальной бронетехнике.

Пришло приглашение от профессора В.Т. Захаровой принять участие в предстоящей традиционной конференции «Нижегородский текст русской словесности», которая пройдёт в Мининском университете. Надо подумать над темой, но принять участие следует обязательно: можно взять за основы мои очерки о русских советских классиках. Или что-то из переписки с писателями.

17 19 июля Ромашково

Вечером за столом, отвечая на поздравления с днём рождения, сказал:

— Сейчас у меня хороший возраст, за что благодарен судьбе. Увидел, когда мои дети обрели самостоятельность, живут своей состоявшейся жизнью. И я не боюсь разочарований в общении с людьми. Кажется, уже ничто не может удивить до глубокой сердечной боли — ни предательство, ни осознанная подлость.

Зачитывался в эти дни «Островом в океане» Эрнеста Хемингуэя. Вот где литература и жизнь писателя в самом естественном смысле составляет нечто неотъемлемое, единое. Дело даже не в похожести сюжетных и биографических перипетий. Дело в состоянии души и героя, созданного писателем, и самого творца романа.

Перед отъездом с дачи птица в лесу так странно, то ли кричала громко и надрывисто, то ли жалобно и призывно пела. Никогда до этого не слышал такого жутковатого призыва.

20 июля

Позвонил Елене Труфановой, супруге Андрея Стариченкова. Впрочем, что же я написал — вдове. Она рассказала, что стало причиной (действительной) ухода Андрея. И причина эта не на поверхности, а в глубине души, в страдании, в тоске, в ощущении потери всего и своей ненужности, лишности в жизни.

Вот и я начинаю понимать (хотя ещё не ощущаю этого), что вокруг будет образовываться пустота. Уходят люди, с которыми был как-то по-настоящему связан памятью, общением, делом, эмоциями, нервами, обидами и примирениями, спорами и долгими застольями.

Елена напишет рассказ, посвящённый памяти Андрея. Я его опубликую.

21 июля

Теперь из-за ливней жуткое наводнение в провинциях Китая. Вода хлынула в метро, затопила поезда, в которых погибли люди. Остальные разрушения, как и везде.

В Европе под наводнение попала Австрия.

22 июля

Россия подала в Европейский суд по правам человека на Украину — впервые в истории. В жалобе перечислены и подтверждены доказательствами все те преступления, что совершены с момента переворота в 2014 году: от сожжения людей в Одессе и убитых детей на Донбассе до сбитого Боинга и перекрытия канала в Крым. Думаю, тут сказывается продуманная тактика шагов РФ в отношении европейских институтов, с одной стороны, и дальнейшей судьбы киевского режима с другой. Похоже, Россия переходит в осмысленную информационную атаку, из которой европейскому суду будет непросто выбираться без потерь на дальнейшую перспективу.

Что называется — хитрый Путин выждал свой час.

Другая новость — премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление об отмене внесения в паспорта граждан РФ записи о нахождении в браке и наличии детей. После отмены записи о национальности, это второе принципиальное вторжение в главный документ гражданина страны.

С А.М. Коломийцем вносили правку в эссе Сдобняковой-Стенерсен по поводу сохранения лесов Амазонии. Алексей Маркович проделал большую работу, чтобы разобраться во всех заложенных в тексте смыслах. В итоге, сделал, на первый взгляд, совсем незначительные, но качественно уточняющие поправки. Закончилось всё тем, что я предложил профессору дополнить статью нового автора своим комментарием, на что получил согласие. Ведь в России проблема сохранения лесов и сбережение образа жизни коренных народов (особенно Севера) стоит не менее остро, чем в Бразилии.

Теперь под удар стихии с затоплениями и разрушениями попала Турция. Сюжеты в новостных программах будто не из разных концов планеты, а из одного места — так схожи друг с другом.

Читаю присланную Галиной Данильевой статью «Сновидица Цветаева». Очень любопытный взгляд на жизнь и творчество поэта через его сны, осмысливания их, с приведением цитат не только из стихов, но и из писем, записок, дневников.

Марина Цветаева — это поэтический нерв, это жизнь, растворённая в поэзии — особенная, подавляющему большинству людей непонятная, внерациональная. Это особенное состояние души, нервного возбуждения. Я не являюсь большим поклонником стихов Марины Цветаевой. Моей душе не близок её творчески взбудораженный стиль восприятия окружающего мира. Но я понимаю — это не искусственное возбуждение, а природное. Иными словами — такой она явилась на свет. (Например, сестра её Анастасия — совсем иной человек, написавшая интереснейшие книги в прозе и прожившая долгую жизнь до глубокой старости.) Но Данильева (по всему видно) влюблена в полный образ поэта — и человеческий, и творческий. Оттого её текст воспринимается с пониманием и доброжелательностью.

В статье автор замечает: «Есть те, кто не принимают, не понимают — не любят Цветаеву, её человеческое и творческое явление. И есть те, для которых это невозможно не любить, но для этой любви необходимо иметь и душу, и сердце… и силы, нет, не равновеликие (это невозможно!), а соприродные любимому поэту».

Этим замечанием Данильева определяет свою позицию в отношении Цветаевой.

24 июля

Суббота, во всём здании никого, только я и Евгений Юсов. В зале Союза писателей Евгений Иванович прикрепляет на подрамники холсты картин Г.А. Скотиной. Размеры картин большие. Первую оформили — натюрморт с написанными цветами и овощами. По центру и справа — больше цветов. Слева и внизу — плоды земли. Верхнюю часть пространства слева — до конца не оформившийся, с раскинутыми зелёными листьями кочан капусты. Потому эта часть картины кажется пустоватой, но в целом работа мне нравится. Запрятана в ней ощутимая, хотя явно и не выраженная, радость. Что-то жизнеутверждающее, доброе. Долго любовался этим полотном, созданным, как и остальные работы, темперой. Размер: 80х135 см (сам измерил).

Вторая картина имеет и вовсе для нынешнего времени необычно большие размеры: 110х260 см. С внутренней стороны на холсте есть надпись: Н-Новгород, Г.А. Скотина, 1937 г. «В лодке» 1974 г.»

Тут сюжет чистой молодости. Большая лодка, загруженная яблоками (они и в цветных корзинах, и высыпаны на дно её до бортов), плывёт по реке мимо деревни. За вёслами двое по пояс раздетые юноши. Девушки на носу, в центре, на корме. Те, что на корме, убирая по ходу движения, придерживают ветки дуба, склоненные над водой. (Тут вопрос — разве дубы, подобно ивам, растут по берегам рек у воды?) Остальные с яблоками в руках: опускают их в реку, любуются ими, приподняв в ладони, протягивают друг другу…

И эта картина Галины Алексеевны содержит позитивный, жизнеутверждающий заряд. Решил повесить её в своём кабинете. В длину заняла она большую часть стены, что напротив моего рабочего стола. Теперь, когда отрываю взгляд от компьютера, то ею любуюсь. Краски мягкие, затушёванные, с желтизной — словно ранне закатные, потерявшие свою резкость, контрастность. Так бывает в природе в преддверии угасания дня… Впрочем, возможно, это мне только чудится.

Евгений Иванович довольно быстро, ловко справился с работой. Без него, если бы я взялся за неё сам, то всё сделал бы неправильно. Не начал крепить с центра холста, не завёл его углы без морщин. Но как же порадовали эти произведения Галины Алексеевны, как душевно взбодрили!

До прихода Юсова читал присланную небольшую повесть автора из Нью-Йорка Аркадия Мара «Кошка Мурка, которую зовут Шепсит».

В письме автор сообщает: «На мой взгляд, «Вертикаль» придерживается сугубо «классического направления». Моя же «Кошка…» написана в несколько ином жанре. Кстати, во многом повесть биографична».

Вот биографическое начало я пока и прочитал с неослабевающим интересом, только коснувшись дальнейшего «кошкиного» (фантастического) сюжета. Не скажу, что это произведение духоподъёмно — по заявленной, просматривающейся впереди теме. Но любопытно. И после этого — картины Скотиной. Как хорошо!

Опять бушуют потопы из-за прошедших ливней. В Забайкалье разрушен мост на Транссибирской магистрали. На несколько дней остановлено движение всех поездов. Пассажиров отправляют на другие станции — перевозят автобусами, чтобы они могли дальше следовать к пункту назначения.

В Сочи нарушено электроснабжение — вода затопила улицы, унесла машины и т.д.

В Индии потоп. Уже погибло 138 человек. На востоке и в центральной части страны затопило более ста деревень. На помощь населению пришла армия.

28 июля Горбатовка

Хозяин дома рассказывает о своём детстве (или юношестве) в родной деревне. С любовью о родителях, у которых и вся жизнь-то была — работа и работа. Выработали два стажа: и колхозников, и рабочих.

— В хозяйстве многое заготавливали две семьи: мясо, овощи, лесные запасы. А вот с тем, что необходимо достать в магазине, дело обстояло плохо — денег не хватало, костюм, обновки не купишь. Детей с малолетства приучали к труду. Мужики идут на покос, кричат: «Фёдор, сам с нами не ходи, Саньку пошли». И Санька наравне с мужиками, со знанием дела, метал стога, забирая на трёхрогатые вилы чуть не по копне. Знал, как сено правильно набрать, как с умом поднять тяжелейшую ношу, как её опустить на стог, чтобы тот приобрёл правильную форму, очертания, размер…

Вот бы о чём писать картины хозяину дома. Из той, главной, прошедшей, но не позабытой жизни. Живые эмоции, чувства, природу — всё бы память вернула, насытила этим пережитым (от первой любви до первой потери — какой бы она ни была) полотно. Здесь могла случиться главная победа художника.

Мы часто идём в искусстве проторённым кем-то путём, более понятным, лёгким, совсем не понимая, что тем самым теряем свою самость. Идти же от себя: от своей памяти, от своего переживания — сложнее и даже мучительнее. Но иного не дано, если ты мечтаешь сделать в творчестве хоть один полностью самостоятельный шажок, который навеки в истории человечества останется только твоим.

30 июля

Третий день цветущие поля Бразилии заваливает снегом. Температура опустилась ниже нуля градусов.

Окрестности курортов Турции на средиземноморском побережье объяты пламенем. Горят леса, жилые посёлки. Пламя подбирается к отелям на побережье. Генконсульство России в Анталье призывает отдыхающих быть готовыми к эвакуации. Телевизионные кадры — небо затянуто чёрным дымом, в котором красные отблески огня.

Земля начинает отвечать людям за то безумие, что творят они на ней. Всё в нашем существовании взаимосвязано и форм, миров этого существования, множество. Это мы способны видеть только то, что подвластно нашим чувствам, а остальное сокрыто от нас.

«…рано утром 4-го марта Вера Ивановна проснулась от голоса, ясно говорившего: «В этой семье будет Божие благословение». А немного спустя после этого 8 марта в 7 часов утра она видит, совершенно ясно, не во сне, как в её комнату открылась дверь и вошёл о. Иоанн Кронштадтский, в облачении, в митре и с крестом в руке. Подойдя к ней, батюшка молча благословил её и удалился».

Выписано из книги Митрополита Иоанна (Снычева) «Жизнь и служение митрополита Мануила. Биографический очерк».

Вера Ивановна — матушка Виктора Лемешевского, будущего митрополита Мануила, духовного отца и наставника митрополита Иоанна. Рассказанный случай произошёл в 1910 году до того, как будущий инок ушёл в монастырь — Николо-Столпенскую пустынь.

Подобных примеров в книге немало, когда разные миры по особенному случаю соприкасаются. Так можем ли мы отрицать, что и нагрянувшие природные катастрофы, это не случайность, а нечто взаимосвязанное с нашей деятельностью, с принципами нашей жизни.

31 июля

В Союз писателей приехали литераторы из Сарова. Цель — представить двух поэтов, достойных вступления в СП.

Шёл по Нижневолжской набережной и улице Рождественской, полностью перекрытым для транспорта. Теперь каждые выходные в летние месяцы устраивают концерты приезжих «звёзд», для чего на набережной у Речного вокзала сооружена сцена. Сколько на это развлечение тратится денег, никто точно не знает, но очень много. Бедный городской бюджет успешно, таким образом, осваивается — так я думаю.

К 800-летию Нижнего Новгорода из федерального бюджета выделены значительные средства. Теперь весь центр города перекопан, дома в строительных лесах. Меняют на брусчатку вполне приличный асфальт, красят фасады домов, на Стрелке огромную автомобильную стоянку (сколько миллионов рублей на её строительство было потрачено) полностью уничтожили. Теперь на её месте будет прогулочная зона с цветниками. Что-то сооружают у Канавинского моста и под мостом. Расковыряли всю территорию у Главного ярмарочного дома — тоже создают зону отдыха для горожан. И прочее, прочее, прочее…

Наверное, это всё нужно: приводить город в порядок, облагораживать, делать более удобным для жизни. Только не правильнее было бы потратить выделенные огромные деньги не на покраску домов, предназначенных к сносу, и на фонтаны, а на что-то более фундаментальное — строительство метро, например, или замену изношенных теплосетей, или в развитие местной культуры (немного «отщипнуть» от затрат на оплату заезжей попсы)… Да мало ли без спешки на что более полезное их можно было потратить. Хотя бы на виадук над железной дорогой в Автозаводском районе по дороге в Дзержинск, там стоят бесконечные пробки, или на строительство новой городской дороги вдоль Оки. Ведь вот схлынет предъюбилейный ажиотаж, и город вновь задремлет, погрузится в десятилетний летаргический сон, так и не «выздоровевший», не получивший толчок для развития в новом качестве.

Такие мои ощущения от увиденного этим летом. Возможно — ошибочные и не объективные. Тут только время покажет.

А встречу с поэтами я провёл. Выслушали стихи, большей частью похвалили и рекомендовали их авторов для вступления в Союз писателей России.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Валерий Викторович Сдобняков
Размышления о Западе и российском нигилизме
Н.Н. Страхов и Ф.М. Достоевский
16.06.2024
«Высказывать такие мысли, значит обречь себя на роль пария»
Из письма Ф.М. Достоевского цесаревичу Александру Александровичу
23.05.2024
Всё пережитое так огромно, что довоенными очами вы не можете смотреть на жизнь
Несколько замечаний по воспоминаниям Виктора Некрасова
24.04.2024
Литература должна ни на шаг не отступать от своей цели – возвысить общество
По страницам критических статей Н.А. Некрасова
09.03.2024
Шелехов
Рассказ
29.02.2024
Все статьи Валерий Викторович Сдобняков
Последние комментарии
Михаил II – был ли он Императором Всероссийским?
Новый комментарий от Zakatov
15.07.2024 20:18
История с бутафорией покушения в США
Новый комментарий от Рабочий
15.07.2024 19:45
«Мастера семейного счастья»
Новый комментарий от Сергей иванович
15.07.2024 18:09
Сократить их присутствие до крайнего минимума
Новый комментарий от Владимир С.М.
15.07.2024 16:31
Ухо Трампа и задачи России
Новый комментарий от Рабочий
15.07.2024 15:32
Не надо фарисействовать!
Новый комментарий от Рабочий
15.07.2024 15:25