Память все понимает

О судьбе крестьянского поэта Бориса Шумилова – в его стихах

0
422
Время на чтение 9 минут
Фото: М.В.Михайловой

Разбирая коробку с книгами в Союзе писателей (она несколько лет стояла в архиве, в стороне от входа), заметил сборник Бориса Шумилова «Жажда» 1966 года, выпущенный Волго-Вятским книжным издательством.

Я немного слышал об этом поэте от некоторых местных литераторов старшего поколения.

Крестьянский самородок. Совсем молодым пареньком прошёл Великую Отечественную войну. В 1943 году семнадцатилетний солдат попал на фронт.

После демобилизации десять лет работал в колхозе комбайнёром, окончил десять классов, учился в Литературном институте им. А.М. Горького в семинарах у классиков. Стихи публиковал в журналах «Новый мир», «Огонёк», «Крестьянка», газетах «Литературная Россия», «Советская Россия» – центральных всесоюзных изданиях с огромными тиражами.

У Бориса Шумилова вышло два стихотворных сборника: «Хромка» (1962) и «Жажда».

Но «оторванный от земли», от привычного повседневного крестьянского труда, окунувшийся в городское безделье профессионального провинциального писателя, крепко запил (об этом, собственно, все, кто ещё помнил Шумилова, больше всего и вспоминали) и в итоге, как поэт, погиб.

Хотя прожил ещё довольно долго – до 2000 года. Но уже не издал ни одной книжки. Да и писал ли стихи – неизвестно.

Похоронен Борис Шумилов в районном центре Большое Мурашкино, на местном сельском кладбище.

Имя поэта прочно забыто в Нижнем Новгороде. Оно не упоминается ни в одном из справочников местных литераторов, которые выходили тогда ещё в Горьком (их было четыре – 1970, 1976, 1978, 1984) – чего уж говорить о нынешних временах.

Странная и тяжёлая судьба.

Почему она так сложилась? Захотелось разобраться. А что лучше собственных стихов поэта расскажет нам об этом?

«Жажда» – тоненькая книжка в сорок страниц, отпечатанная на плотной добротной бумаге, а шрифт совсем маленький – читать только в очках.

Меня постигла редкая удача:

в семнадцать лет, в свою поверив силу,

понять, что на плечах держу Россию.

Это окончание первого стихотворения, открывающего сборник и посвящённого сразу и не состоявшейся первой любви («Мне не пришлось так рано целоваться. /В семнадцать лет я был в наряд назначен»), и войне, и ответственности солдата перед Родиной.

Невольно ожидаешь, что и дальше поэт станет развивать эти заявленные темы. Но он ещё лишь дважды вспомнит своих боевых товарищей в стихотворениях «Солдатский погон» и «Ничего не тая…».

Только слышу от них

указание справедливое:

ты во многое вник,

ты обмоткой орудовал ловко,

кудри русые стриг

не по-модному – под нулёвку.

Хватанул ты всего

и всего за войну навидался,

но счастливей того,

кто упал и уже не поднялся.

Но уже следующее произведение дышит иным чувством, и жизненные приоритеты тут иные. Автор словно сам себя хочет в чём-то уверить, победить сомнения в себе.

Понял я земли весенней запах,

понял лес. И травы на лугу.

И открылась тайна мне внезапно,

что красив парнишка на плугу.

Вот и весь секрет, как быть красивым.

Есть работа для горячих рук –

чтобы даром не пропала сила,

встану утром за железный плуг.

И заканчивает Шумилов стихотворение «Жажда» так:

Коль на то пошло – работать стану

так, чтобы завидовали все.

Так, чтобы другие догоняли,

чтоб задора в полный разворот,

чтобы шёл с работы – люди знали:

сразу видно – труженик идёт!

Труженик – это, по Шумилову, пахарь, а не поэт. Ему мечталось о трудовой славе, а судьба вывела его на иную стезю, одарив поэтическим талантам, который признал даже автор великого «Василия Тёркина» Александр Трифонович Твардовский.

Раздвоенность, поселившаяся в душе поэта – мучительна. Это состояние вошло в его стихи.

Лишившись работы «для горячих рук», «задора в полный разворот» – Шумилов словно потерял опору, словно ушла из-под его ног земля, хранившая в себе живительный «весенний запах».

Понятно – я не знал Бориса Харлампиевича, всё воспринимаю со слов других. Но воспринимаю внешние события его жизни. Стихи же говорят о состоянии души. И мне кажется, что тут правда в моих ощущениях есть.

Для русского человека невероятно много значит понятие родина. Это чувство живёт в нём беспрестанно. Особенно если случается уехать из родных мест. Помнит он о ней и самым сладостным чувством бережёт в сердце.

Мне самому приходилось покидать отчий дом. И как же тогда моя душа рвалась обратно – к знакомым улицам, речным берегам, старым тополям… Да точно так же, как об этом пишет Борис Шумилов в стихотворении «Рожь».

Ольха сутулится по-вдовьи.

Промчался светлый летний дождь.

Над нами – небо молодое,

а перед нами –

рожь и рожь.

По-русски

ясно и неброско

она, певучая, как бронза

уж наклонила колос вниз.

Идём, идём погожей тропкой.

И кто-то вымолвил негромко,

совсем негромко:

дождались…

Нет

не голодный ветер зимний

мы оставляли за спиной.

Но памятью далёкой,

дымной,

но пережитою войной –

когда в окопах

были пахари –

ещё по горло

мы полны.

Давно окопы перепаханы,

беда прошла,

оставив сны.

И рожь

взметнулась к солнцу снова

и полный колос клонит вниз.

Священней самого святого

Нам это слово:

Дождались…

Всю книжку, а стихи Шумилова наполнены особой национальной энергетикой, подпитываемой опытом и памятью предков, поэт объясняет сам себе, кается, предупреждает, что совершил трагический шаг, удалившись от труда на земле, завещанного свыше – от Бога. Это его непреложное, нет без этого жизни.

Лишь снега

апрельский ливень смоет,

лишь в лесу

зальётся соловей –

ждёт земля,

озябшая зимою,

солнцем налитых

июльских дней.

Так и я,

её вскормлённый соком,

слышу,

как зовёт

средь бела дня:

ты лети высоко, ясный сокол,

да смотри –

не забывай меня!

Так и я,

румяный словно слива,

мой апрель

неистов счастьем трав –

бей же,

бей меня, апрельский ливень!

Бей к земле,

и будешь в этом прав…

Он понимает, к чему этот кровный обрыв ведёт:

Наши парни,

лес из Волги чалили.

Наши парни

матерей печалили:

хвастались случайною добычею,

две недели

пили по обычаю.

Привыкали

к сну недорогому

Отвыкали

от родного дома.

Только мало

видели хорошего,

только их судьба ценила дёшево,

долго жить

красиво

не давала.

А потом их Волга отпевала…

(«Наши парни»)

В этом духовный трагизм всей русской деревни начала 60-х годов прошлого века. Период её раскрестьянивания, бегство из неё намучившихся за десятилетия людей, у которых было сломано всё, что только можно было сломать: история страны и их родового корня, вера (поруганные и осквернённые церкви в каждом селе), трудовой уклад (налоги, повинности, вместо получения результата труда – палочки в книжке трудодней), ведение собственного подворья… Лишь семейный быт ещё теплился в стародавних традициях, но и по нему уже были нанесены безжалостные удары.

Пошла, побежала молодёжь в город, который их до конца так и не принял, за своих полностью не признал.

Тогда у многих и заныла душа.

Вот и Борис Шумилов в стихотворении «Зовёт и тревожит» признаётся:

Память всё понимает,

видимо, не зря.

И вместе со мной вспоминает,

как ждали меня поля.

Было легко и трудно.

Знал я, что и почём,

делая круг за кругом

в поле золотом.

И заканчивает произведение такими строками:

Хочу назад оглянуться,

ласкаю колос тугой.

Видать, никуда не деться

от песни, запетой мной.

Никуда не деться, потому, что всё на родине милей, есть там чем полюбоваться:

Ласков август месяц. Солнце вволю.

Пей его весь день – не захлебнись.

Но сегодня, покружившись в поле,

Пал на землю первый жёлтый лист.

И не зря сегодня на рассвете

Сразу, неожиданно, рывком

Задышал с Заволжья свежий ветер

Непривычно жгучим холодком.

Есть чем и погордиться:

Мне утрами, как всегда, не спится.

Я иду по утренней стерне.

Это мой комбайн убрал пшеницу,

И легко на сердце нынче мне…

И тут встаёт противоречие воспоминаний с настоящей жизнью – поэтической судьбой:

Синие холодные рассветы

Просятся в лирическую грусть,

Только я в осенние поэты

Не хочу. И, видно, не гожусь.

(Из стихотворения «Ласков август…»)

В поэты не гожусь, комбайн тоже бросил…

Что же осталось?

Ведь не только хлебом насущным жив человек. Им-то худо-бедно город накормит. Нужна основа, незыблемость, нужна опора при разладе с самим собой – когда действительность неуютна, а всё светлое и доброе только в воспоминаниях. А в чём эту опору отыскать, где её взять?

Всё потеряно, всё оставлено в прошлом.

Потому эти строки из книжки и звучат, как эпитафия:

Жил я трудно, не в лёгких заботах,

хлеб давался не лёгкой ценой.

Хлеб – он будет всегда заработан,

только выращен будет не мной.

Так горько подвёл итог своего городского странствования русский крестьянский поэт советской эпохи Борис Харлампиевич Шумилов.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Валерий Сдобняков
Литература должна ни на шаг не отступать от своей цели – возвысить общество
По страницам критических статей Н.А. Некрасова
09.03.2024
Шелехов
Рассказ
29.02.2024
Бог есть любовь и потому смерть – такое же благо, как и жизнь
По книге «Переписка Л.Н.Толстого с сестрой и братьями»
19.02.2024
Русофобия героев в произведениях А.Ф. Писемского и Н.С. Лескова
Роман «Люди сороковых годов» и повесть «Заячий ремиз»
12.02.2024
Большой капитал не имеет отечества
Мемуары «Из моей жизни» Эриха Хонеккера
09.02.2024
Все статьи Валерий Сдобняков
Последние комментарии
Нужна политическая реформа!
Новый комментарий от Константин В.
19.04.2024 22:55
На картошку!
Новый комментарий от С. Югов
19.04.2024 22:28
Жизнь и деяния Никиты Кукурузника
Новый комментарий от С. Югов
19.04.2024 22:22
Православие на счетчике
Новый комментарий от Русский Иван
19.04.2024 20:36
От этого вопроса зависит здоровье наших детей
Новый комментарий от Могилев на Днепре
19.04.2024 19:35