«Сын твой никого не подведет…»

Как погибло Ржевское подполье

 

 

 

Стела на месте казни А. Телешова, В. Новоженова, А. Белякова

 

 

Готовили удар в тыл фашистам

Известно, организаторами одной из групп были А.П. Телешов и В.И. Новоженов. В число подпольщиков входили жители Ржева и воины Красной Армии, оказавшиеся в окружении и бежавшие из плена. В их числе назывались К.П. Беляков, К.П. Латышев, А.В. Беляков, В.И. и М.И. Некрасовы, А.М. Жильцов, Н.А. Персиянцев, Е.П. Култашева, Б.В. Лузин, Н.В. Чернышов, Н.С. Тетерина, Н.С. Трепучкова, Л.А. Тимофеева, другие.

Действовать патриотам приходилось в исключительно сложных условиях. Численность немецких войск в городе достигала 15 тысяч солдат и офицеров. Здесь  обосновались штабы VI-го и XXIII-го армейских корпусов 9-й армии, полевая жандармерия, тайная полевая полиция (ГФП), отдел по борьбе со шпионажем и саботажем (отдел 1-ц).

 До наших дней дошел текст, принятой подпольщиками присяги:

«Я, гражданин Великого Советского Союза, клянусь, что не выпущу из рук оружия, пока последний фашист на нашей земле не будет уничтожен. Я обязуюсь хранить тайну подпольной организации, беспрекословно выполнять все задания и поручения, строго соблюдать дисциплину. За сожженные города и села, за смерть женщин и детей наших, за пытки, насилие и издевательства над моим народом я клянусь мстить врагу жестоко, беспощадно и неустанно. Кровь за кровь и смерть за смерть! Я клянусь всеми средствами помогать Красной Армии уничтожать бешенных гитлеровских псов, не щадя своей крови и своей жизни. Если же по своей слабости, трусости или по злой воле я нарушу эту присягу и предам интересы народа, пусть умру я позорной смертью от руки своих товарищей».

По одной из версий, листок с текстом свернули, опустили в бутылку, и Алексей Жильцов ее спрятал.

Известно, что, установив регулярную связь с частями Красной Армии, подпольщики передавали разведданные о расположении объектов и наличии живой силы противника.

Сообщалось о нескольких успешных операциях, проведенных группой. Были устроены несколько диверсий. В частности, взорваны два склада с оружием и горючим.

23 декабря 1941 года в город прибыла немецкая автоколонна с боеприпасами и обмундированием. Когда появились наши самолеты, подпольщики ракетами указали место ее расположения. Авиация разбомбила колонну. Уцелевшие машины подпольщики сожгли.

В одну из ночей Алексей Жильцов вырезал около двухсот метров телефонного кабеля, соединяющего вражеский штаб с аэродромом.

Когда в первых числах января 1942 года немцы отступили из Ржева, подпольщики взломали склад на улице Урицкого и взяли четыре станковых пулемета, несколько автоматов, винтовок и два ящика с патронами. Оружие перенесли на чердак одного из домов. В эти же дни Новоженов выкрал из немецкой комендатуры 300 бланков паспортов. Через врача Г.И. Земскова они передавались в лагерь военнопленных.

20 января 1942 года советская авиация, по сигналам подпольщиков, уничтожила позиции дальнобойных и зенитных орудий.

Вооружившись трофейным оружием, подпольщики намеревались при наступлении Красной Армии ударить в тыл фашистам. Увы, этому замыслу не суждено было осуществиться.

Строки из биографий

Благодаря поиску краеведов, стали достоянием гласности биографии участников ржевского подполья. В первую очередь – наиболее активных.

Алексей Петрович Телешов родился в 1915 году на станции Берново Старицкого района. Рано остался без отца. Мать вторично вышла замуж, отчимом юноши оказался житель Ржева Николай Еремеев. В 1931 году Алексей окончил Ржевскую железнодорожную неполную среднюю школу, в 1933 году – фабрично-заводское училище. Работал осмотрщиком вагонов на станции Ржев-1. В 1937 году призван в Красную Армию. После окончания полковой школы  - командир танка Т-26. С мая 1939 года – командир взвода, с июля – старшина воинской части 133 отдельного разведывательного батальона при 32-й стрелковой дивизии. В декабре 1939 года направлен в автомобильное училище. По данным Центрального архива Министерства обороны, командир взвода 126-й стрелковой дивизии младший воентехник Алексей Петрович Телешов числится пропавшим без вести в августе 1941 года.

Владимир Иванович Новоженов родился в 1922 году в д. Ивановская Горицкого района. Его отец был священнослужителем, но после революции работал счетоводом в Удомле. Семья проживала в Ржеве. В пору, когда в городе находился штаб 31-й армии, Владимир записался в Красную Армию. 23 августа 1941 года с напарником направлен разведотделом штаба армии в район Зап. Крестовая, Пузьково, М. Пузьково. К назначенному сроку разведчики не ввернулись.

Александр Васильевич Беляков родился в 1922 году. Родители рано ушли из жизни, поэтому воспитывался в семье дяди. Окончив школу, поступил в пехотное училище в городе Калинковичи. В октябре 1941 года попал в плен. Из лагеря в Дорогобуже совершил побег.

Алексей Михайлович Жильцов родился в 1923 году в д. Цыганово Кимрского района. Отец его  был сапожником. В довоенное время семья переехала в Ржев. Мечтая стать летчиком, Алексей занимался в аэроклубе. В 1941 году находился на оборонительных работах. В Красную Армию призван не был.

Михаил Александрович Персиянцев родился в 1923 году в Ржеве. Перед оккупацией вступил в партизанский отряд «За Родину», сформированный разведотделом штаба 31- армии.

Константин Петрович Дмитриев родился в 1914 году в Ржеве. Окончил железнодорожную школу фабрично-заводского обучения №1 и поступил в фабрично-заводское училище. Горкомом комсомола направлен на склад №40 (Арсенал). Затем работал помощником машиниста и машинистом на городской электростанции. Решением бюро горкома ВКП(б) рекомендован в дорожно-транспортный отдел НКВД Калининской железной дороги. Сержант госбезопасности. 22 апреля 1941 года уволен по сокращению штатов. Незадолго до оккупации мобилизован в Красную Армию. Короткое время находился в Кашине, откуда с двумя товарищами направился в партизанский отряд под Ржев. По дороге, недалеко, от Сахарова, ребят задержали немцы. Из Ржевского лагеря военнопленных Дмитриев был  освобожден по заявлению родственников.

Борис Васильевич Лузин родился в 1923 году в Ржеве. Направлен разведотделом штаба 31-й армии из села Медное в район г. Калинина. Оттуда эвакуировался вместе с мирным населением в Старицу. В ноябре 1941 года появился в оккупированном Ржеве.

Их выследил переводчик Котц

В публикациях о том, как фашистам удалось разоблачить ржевских подпольщиков, как правило, шла речь о предательстве отчима Алексея Телешева – Еремеева. Он донес о них квартальному старосте. 26 марта 1942 года Еремеев был вызван к начальнику 2-го полицейского участка, где назвал конкретные фамилии участников подполья. В тот же день Телешова арестовали. Утром следующего дня задержали остальных участников группы.

Однако со временем вскрылись новые факты и обстоятельства. В книге «Правда о военном Ржеве» ее автор полковник КГБ в отставке Евгений Степанович Федоров привел сообщение о вскрытии шпионской и партизанской банды в Ржеве, подготовленное отделом 1-ц (разведывательно-контрразведывательное подразделение вермахта) 6 АК (армейского корпуса), от 30 марта 1942 года:

«В феврале появились признаки наличия шпионской организации красных в Ржеве. В связи с этим было дано поручение отд. 1-ц переводчику Котц в сотрудничестве с ГФП провести соответствующие поисковые мероприятия. Котц приобрел сначала несколько доверенных лиц среди гражданского населения, а затем в соответствующей экипировке внедрился в среду местных жителей. Ему удалось завоевать доверие в кругах ненавидящих немцев и получить доступ к конспиративным встречам этих людей. Он выяснил следующее: под руководством бывшего старшего лейтенанта технических войск Телешова и бывшего лейтенанта Белякова, которые с конца октября находились в Ржев, образована банда, цель которой состояла в проведении шпионской деятельности, и с наступлением весны перейти в сельскую местность как партизанская группа. Первоначально им недоставало оружия. Некоторые ружья и автоматы были взяты на вооружение еще во время расквартирования немецких войск. Банда состояла из прочного ядра, из 12 мужчин и 2 женщин, вокруг которых постоянно формировалось значительное количество самоактивизировавшихся. Связь с большевиками они поддерживали с помощью доверенных лиц, которые в труднодоступных местах пересекали линию фронта. В этих целях использовались и женщины, из которых все должны быть расстреляны.

Затем Беляков пытался использовать мальчиков в возрасте 12-14 лет, чтобы направлять их к красным. Они должны были заучивать наизусть  добываемую развединформацию.

Банда была вскрыта 27 числа и доставлена в тюрьму. Под давлением при допросе признались все, за исключением Жильцова, Новоженова, Телешова. Последнего можно рассматривать в качестве духовного руководителя всей организации. Следует предположить, что Телешов находился в контакте с другими большевистскими доверенными лицами и получал задание извне о создании этой банды. Его вина довольно четко подтверждается показаниями других…»

Через кого Котц вышел на след группы? Версии, возникшие в ходе расследований, проведенных нашими чекистами, разные. Мужество и стойкость Жильцова, Новоженова, Телешова, подтверждаются изложением немецкого текста допросов:

«Новоженов, несмотря на жестокий допрос 26 марта 1942 года, показаний не дает. Признал позднее, что был на одном собрании, однако ничего не знает. Все предъявленные обвинения отрицает и больше ничего не говорит.

Жильцов Алексей 26 марта 1942 года, несмотря на жестокий допрос, ничего не говорит. Утверждает, что не знает никакой организации и названных лиц.

Телешов Алексей показал, что он техник-инструктор Красной Армии. В октябре 1941 года пришел в Ржев. Не знает ни о какой организации. Несмотря на острый допрос, ничего не сказал и отрицал все, что может его уличить».

Известно содержание записки Алексея Жильцова, переданной им из заточения своему отцу:

«Дорогой мой отец. Не плачь. Будь уверен, что сын твой никого не подвеет. Останешься жив – расскажи о нас другим. Не хочется умирать: еще мы мало сделали».

В ряде публикаций сообщалось о словах, написанных на стене камеры Александром Беляковым: «Я вынесу все нечеловеческие пытки, у меня хватит на это силы. Клянусь вам комсомольским словом, мои дорогие товарищи, что буду молчать до конца. Молчите и вы. Начатое нами большое дело закончат наши товарищи. Саша Беляк». Но, как пишет Е.С. Федоров, документально подтвердить их не представилось возможным. В актах чрезвычайно комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в  г. Ржеве это не отражено. При этом Федоров отмечает: «Правда, ржевитянка Сафронова Анна Ивановна говорила, что эту надпись видела Капустина и другие».

31 марта 1942 года гитлеровцы согнали на Советскую площадь большое количество ржевитян. В 11 часов под усиленным конвоем привели Алексея Телешева, Владимира Новоженова и Александра Белякова. Немецкий офицер зачитал приговор. Повесили Телешова, затем - Новоженова. Беляков руками сделал попытку освободиться от петли и кричал, что таких, как они, много, и всех не перевешают. Тела не разрешали снимать три дня, затем бросили их в подвал разрушенного дома.

В ночь с 31 марта на 1 апреля за городом фашисты расстреляли членов подпольной группы Жильцова, Соколова, Дмитриева, Морозова, Персиянцева, Некрасова, Лузина, Львова. Место захоронения их тел не установлено.

В 1963 году останки Телешова, Новоженова и Белякова были перезахоронены в братской могиле у памятника советским воинам и партизанам на Соборной горе. Их именами в Ржеве названы улицы и переулок. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года Алексей Петрович Телешев был награжден орденом Отечественной войны I степени, Владимир Иванович Новоженов и Александр Васильевич Беляков – орденами Отечественной войны II степени (посмертно).

Трагедия группы Жижилкина

Весной 1942 года в Ржеве начала действовать подпольная группа под руководством И.А. Жижилкина. В нее в нее входили машинист Константин Гончуков, ржевитянин Петр Терентьев, уроженец деревни Быхова Слобода Иван Кротов. Фамилии остальных неизвестны. К концу 1942 года большинство подпольщиков были арестованы гитлеровцами и после жестоких пыток расстреляны. Только Ивану Кротову удалось избежать ареста. После освобождения Ржева он был призван в Красную Армию и сложил голову на фронте.

Когда, по доносу старосты улицы Михаила Балобанова, Жижилкина с 16-летним сыном Юрием помещают в лагерь на улице Декабристов, немецкие контрразведчики направляют сюда под видом рабочего своего агента Боголюбова. Доверившись ему, Жижилкин переправляет супруге Анне записку: «Предъявитель сей записки является нашим человеком. Если имеется возможность, то нужно будет его устроить у себя на квартире на несколько дней и познакомить с Костей». Так Боголюбов знакомится с Константином Гончуковым. Впрочем, тот отнесся к Боголюбову с подозрением и ничего ему не сказал.

Тогда немцы направляют к Жижилкиной агентов Уварова и Баранова, якобы разведчиков Красной Армии. Боголюбов знакомит их с Гончуковым, тот согласился на переход линии фронта. По просьбе агентов Анна Жижилкина шьет маскировочные халаты. Во время облачения в них у Казанского кладбища Константин Гончуков и Петр Терентьев были схвачены фашистами  и после допросов и пыток расстреляны. Не дал показаний и был расстрелян также Борис Ловягин. Целую неделю подвергалась пыткам Анна Жижилкина. Враги устраивали ей очную ставку с Боголюбовым, показывали карту, которую она передала «советскому разведчику Яковлеву».

В лагере И.А. Жижилкин заболел сыпным тифом и скончался. Трупы Анны Жижилкиной и Константина Гончукова обнаружили после освобождения Ржева в воронке от снаряда во дворе комендатуры. Там же находились еще восемь изуродованных извергами до неузнаваемости тел. На лбу Анны Жижилкиной была вырезана звезда. У Константина Гончукова отрезаны уши и содрана кожа с рук.

Установлено, Иоль Александрович Жижилкин родился в 1901 году в Кронштадте. В 1920 году, будучи красноармейцем, оказался в Ржеве вместе с агитпунктом Западного фронта. Участвовал в боях против белополяков. После демобилизации работал в коммунальном хозяйстве г. Ржева. В 1929 году призван в ряды Красной Армии. В1936 году получил звание техника-лейтенанта 1-го ранга. В 1939 году, после присвоения звания интенданта 3-го ранга, назначен помощником командира полка по материально-техническому снабжению. Участвовал в освобождении Западной Украины и Белоруссии. Был членом ВКП(б). В 1941 году служил в 287-м легком артиллерийском полку 143-й стрелковой дивизии в Гомельской области. В конце января 1942 года, с обмороженными ногами, в летнем обмундировании, добрался до Ржева.

О результатах деятельности группы майора М.А. Жижилкина известно немногое. Сошлюсь на немецкий источник. В отчете комендатуры 1/532 отмечалось: «В ноябре-декабре 1942 года в Ржеве было привлечено к сотрудничеству с «СД» три агента. Им удалось выявить ряд лиц, пользовавшихся фальшивыми паспортами и готовившимися оказать помощь беглым пленным. Среди них одна женщина, которая изготовила план расположения огневых точек. Эти же агенты позже использовались в проверке подозреваемых и обвиняемых лиц, в том числе подающих световые сигналы для наведения вражеской авиации. Враждебные элементы из числа гражданской рабочей команды арестованы и переданы в расположение ГФП г. Ржева».

Судьба Савкова и его товарищей

Представляет интерес еще один немецкий документ:

«ГФП, группа 580, полевая почта 17 604. Дневник №166/42. Отчет о деятельности в мае 1942 г.

22.05.42 г. старший аптекарь Райбелинг из АСП 550 в Ржеве  сообщил в местную ГФП – наружная служба, что он узнал от работающей у него бывшей русской агентесы, что ее знакомый вынашивает намерение перейти на сторону Красной Армии и захватить с собой при этой возможности какие-то зарисовки записи, которые им передал какой-то переводчик. По совету Райбелинга девушке удалось заполучить копию этих записок и, кроме того, пистолет, владельцем которого был один из переводчиков.

На основании этих данных были арестованы 5 человек. Уже в этот же день был установлен исполнитель записок – бывший русский в/пленный, работающий переводчиком в наружной службе, Савков Игорь, 18.3.1919 г.р., урож. Москвы.

Савков передал записи двум арестованным, которые намеревались вместе с другими арестованными перейти к русским.

В результате первого ареста Савков увидел, что дело было предано. Он бежал из-под ареста, после того, как извлек из своего тайника пистолет. В результате обширных поисковых мероприятий на следующий день он был задержан недалеко от линии фронта.

Савков в октябре 1941 года попал в германский плен. В силу прекрасных знаний немецкого языка, он был направлен в качестве переводчика в роту по снабжению. С этой частью в феврале с.г. он через Ржев-Муравьево попал в Ладыгино.

Из-за близости фронта в начале марта он бежал, чтобы возвратиться назад к русским. При этом он заблудился и был снова схвачен западнее Ржева и доставлен в 1-ц при VIAK для допроса. Здесь он выдал себя за поволжского немца, присвоил себе имя Альбрехт Майер и выразил готовность работать на благо интересов германского вермахта. Через 1-ц он был сначала передан подразделению полевой жандармерии, а в начале апреля – ГФП – наружная служба. По имеющимся до сего времени данным, можно достоверно предположить, что Савков был кем-то ошеломлен уже при первой попытке передачи развединформации. До настоящего времени он, предположительно, не смог нанести ущерба.

Из числа тех, кто намеревался перебежать к красным, отсутствует еще Алексей Ковалев, который, между тем, был переправлен для отбытия трудовой повинности в Германию. Его арест крайне необходим, в том числе для проведения очной ставки с Савковым.

Для определения его теперешнего пребывания необходимы розыскные мероприятия в Смоленске и Суздале. Осуществление розыскных мероприятий, а также арест и доставка Ковалева, поручена сотруднику Грюнберг.

Комиссар полевой полиции командир соединения Грамш. 2.VI. 42»

А в документе VIAK от 31.5. 42 г. сообщалось о расстреле бывшего красноармейца Савкова-Мейер.

Проведенный Е.С.Федоровым поиск открыл некоторые подробности биографии Игоря Владимировича Савкова. По словам его супруги Риммы Алексеевны, Игорь родился в семье врача, учился на историческом факультете МГУ. Получал Сталинскую стипендию. В 1939 году был на сборах под Серпуховом, где проходили военную подготовку добровольцы Финской войны. Со сборов отправлен домой по состоянию здоровья и получил «белый билет». Это не помешало ему добровольно отправиться на фронт. Служил Игорь в 8-й дивизии народного ополчения, в 975-м артполку. Последнее письмо от него пришло в конце сентября 1941 года. Университетским товарищем Игоря Савкова был Михаил Яковлевич Гефтер, который одно время даже жил в квартире Игоря.

Савкова расстреляли в тюрьме 1 июня 1942 год. Членов его группы Шитикова, Соловьева и Лошакова связали одной веревкой и повели в сторону Казанского кладбища. По словам очевидцев, они по улице Калинина, распевая песню со словами о Родине и о Сталине. Расстреляли их на станции Мелихово.

Несмотря на короткий срок действия группы, подпольщики нанесли оккупантам серьезный урон: подорвали продовольственный склад около пивзавода, подожгли цистерны с бензином в районе современной химчистки, собирали и передавали за линию фронта данные о расположении немецких войск в городе, после чего эти места подвергались бомбежке нашей авиацией.

После освобождения Ржева патриотов перезахоронили на Смоленском кладбище.

Забытый подвиг разведчика Федорова

В снежной круговерти со стороны немецких позиций неожиданно вспыхнула стрельба. Сквозь нее прорвался отчаянный крик:

- Русские, спасите!

Снова заработали вражеские пулеметы, автоматы…

Так погиб неподалеку от переднего края наших войск разведчик особого отдела штаба 30-й армии Андрей Петрович Федоров.

Он был заброшен в тыл противника под Ржев 5 ноября 1942 года. Согласно легенде, добровольно сдался в плен. На самом деле имел ответственное задание. Федорову предстояло собрать сведения об изменниках из числа бывших военнослужащих Красной Армии и гражданского населении, а также о расположении оборонительных сооружений и количестве войск врага.

Как показал начальник полиции Ржевского лагеря военнопленных Курбатов, в конце декабря 1942 года или в начале февраля 1943 года он, возвращаясь из санитарного барака, встретил военнопленного, которого ранее не знал. Военнопленный попросил его остановиться и задал вопрос: «Каким образом ему поступить в отряд по борьбе с партизанами? «Курбатов выругался, сказал: «Пиши и подавай» и собрался уходить, как тот произнес: «Вам привет от Архиреева, Турманова и Истратова». Он повторил это еще раз. Тогда Курбатов понял, что ему надо поговорить с этим человеком, так как названных им людей он хорошо знал и содействовал им в переходе на сторону Красной Армии.

На другой день, по словам Курбатова, состоялась новая встреча. Федоров сообщил, что послан в расположение врага особым отделом 30-й армии, персонально – капитаном Мишиным и старшим лейтенантом Лифщицем. Под видом перебежчика попал в немецкий батальон, где восемнадцать дней носил воду и колол дрова. От простуды у него образовался флюс, и немцы отправили его в санчасть лагеря. Федоров сказал, что Курбатов должен передать ему для особого отдела армии списки предателей и изменников, данные о формированиях, созданных для борьбы с партизанами, о расположении артиллерийских позиций и огневых средств, складов, штабов противника.

В это же день Курбатов взял список, в котором числились 290 изменников, и приказал санитару Михаилу Смирнову переписать его левой рукой. Завернув список в немецкую газету, на другой день он передал пакет Андрею Федорову. Затем, по просьбе Федорова, включил его в группу, которая ежедневно посылалась на передовую для расчистки траншей от снега.

Четыре дня стояла хорошая погода. Федоров не осмелился переходить линию фронта. На пятый день разразилась метель, и он попытался сделать это. Но попытка завершилась его гибелью. Курбатов попросил военнопленного Малышева, включенного в группу для очередной расчистки траншей, посмотреть, нет ли на передовой раненого. Вечером Малышев сообщил: немцы притащили труп Федорова к одному из своих блиндажей. Украдкой обыскав одежду убитого, он обнаружил в кармане бумажку из немецкой газеты, но в ней ничего не было.

По данным Центрального архива Министерства обороны, рядовой Андрей Петрович Федоров родился в 1923 году в деревне Нестерово Высоковского района Калининской области. Числится пропавшим без вести в марте 1943 года. Мать разведчика Меланья Петровна проживала в деревне Барсуки. Она так и не узнала, что ее сын погиб и захоронен недалеко от родных мест.

Е.С. Федоров, рассказывая о своем однофамильце, отмечает: «По тем временам это был героический поступок, причем не случайный, а осознанный. Но в затянувшемся Ржевском сражении, видимо, боялись говорить о солдатских подвигах».

О маршевых агентах

В публикациях и разведчиках, направляемых в тыл врага, маршевые агенты составляли особую категорию. Они отбирались (как правило, из числа девушек-комсомолок) особистами дивизий и армий по рекомендации райкомов партии и комсомола. Основной их задачей было изучение обстановки в тылу противника – расположение воинских частей, боевых позиций.

Зачастую маршевые агенты взаимодействовали с партизанскими бригадами и отрядами, отчего их порой относили к партизанам. Бывало, и наоборот: когда партизан  считали маршевыми агентами. Например, Лизу Чайкину. Между тем, по архивным документам, она проходит как партизанка Пеновского отряда. 

По-разному складывались судьбы этих людей. Одни совершали по несколько рейдов и благополучно возвращались. Другие оказывались во вражеских лапах и погибали. Отдельные становились на путь предательства.

К сожалению, спустя много лет после войны мы крайне мало знаем о них. Короткой строкой вспомним о тех из них, кто сложил свои головы в борьбе с врагом.

Разведчица Анастасия Николаевна Морозова из д. Иван-Труд Ильинского района. Убита 13 ноября 1941 года.

Разведчица 22-й армии Мария Яковлева, переброшенная через линию фронта седьмой раз. Предана и расстреляна в январе 1942 года.

Разведчица 22-й армии Лидия Андреевна Тимофеева, 1922 г. рождения, уроженка станции Пено. При очередном возвращении с задания в конце февраля 1942 года подорвалась на мине.

Разведчица Калининского фронта Нина Сергеевна Трепучкова, 1920 г. рождения, из г. Торжка. Переброшенна в тыл противника 21 декабря 1941 года. Расстреляна в г. Ржеве 30 марта 1942 года.

Разведчица 29-й армии Ольга Алексеевна Никитина. При переброске через линию фронта 30 апреля 1942 года смертельно ранена.

Разведчица Анна Удальцова. Умерла в мае 1942 года от тифа в Ржевском лагере военнопленных.

Разведчицы Расины (Росины). Расстреляны летом 1942 года в деревне Мануйлово.

Разведчики 30-й армии уроженцы Ярославской области Аркадий Данилов, Павел Михалютин, Александр Кутузов, Юрий Карпов. Расстреляны в г. Сычевка.

Разведчица 30-й армии уроженка Нелидовского района Екатерина Ивановна Булатова, 1923 г. рождения. Убита при побеге из плена в 1943 году на территории Смоленской области.

Разведчица УНКВД по Калининской области Мария Семеновна Поплавская, 1923 г. рождения, уроженка г. Витебска, по легенде Наталья Ивановна Чугунова со станции Чертолино. Заподозрена как еврейка. В ходе проверки немцы установили, что на станции Чертолино ранее проживал Чугунов, у него были две дочери. Находясь в Сычевском лагере для военнопленных, разведчица познакомилась с военнопленным, представившимся лейтенантом Красной Армии. Военнопленный оказался провокатором, полицейским. По его доносу Марию расстреляли.

7 сентября 1941 года особым отделом НКВД 246-й стрелковой дивизии были задержаны Сергей Николаевич Дуплинский и Татьяна Ивановна Малышева. Уроженка д. Никоново Куньинского района, она хорошо знала местность и помогла Дуплинскому в переходе линии фронта. До 1938 года Малышева работала на станции Кунья помощником мастера кондитерских изделий. Затем была осуждена «тройкой» НКВД на три года лишения свободы. Наказание отбывала в Комсомольске-на-Амуре. После освобождения вернулась в Никоново. Особисты установили, что Дуплинский является советским разведчиком. С тех пор разведчицей 29-й армии стала и Татьяна Малышева. Девять раз выполняла она ответственные задания. Десятая вылазка за линию фронта оказалась трагичной. Татьяна погибла в результате предательства.

Можно назвать и других разведчиков, погибших от рук фашистских палачей. Среди них и мои землячки Лида Сидоренко (были расстреляны также ее мать и сестра) и Ольга Стибель. Именами героинь в Андреаполе названы улицы.

Впрочем, многие из маршевых агентов остались безвестными, не были отмечены государственными наградами. Было бы справедливо вспомнить в канун 75-летия Победы этих патриотов, воздав им должное хотя бы задним числом.

Валерий Яковлевич Кириллов, русский писатель, г. Андреаполь, Тверская область

 

На снимках: руководитель Ржевского подполья Алексей Телешов; подпольщик Владимир Новоженов; подпольщик Александр Беляков; подпольщик Алексей Жильцов; подпольщик Константин Дмитриев; подпольщик Кузьма Латышев.

 

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Валерий Кириллов:
В поддержку закона и правды
Прекратить ажиотаж вокруг демонтажа доски якобы расстрелянным в Калинине более чем 6 тысячам польским военнопленным
28.05.2020
«Здравствуй, Варя…»
Партизанский подрывник Геннадий Зайцев стал лауреатом Госпремии СССР
13.05.2020
По правде говоря...
Чтобы противостоять лжи извне, надо изжить её в России
12.05.2020
«Вирус вирусом, а жить надо…»
Беспристрастная фиксация времени в жанре дневниковой прозы
24.04.2020
Тупик «глобальной перспективы»
Что скрывается за коронавирусной телевизионной шумихой
23.04.2020
Все статьи автора
Последние комментарии
Безмолвие, затвор и молитва вместо публичных проповедей
Новый комментарий от рБ Борис
2020-05-28 22:30
«Чипирование через шприц»: возможно ли оно технически?
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-05-28 22:21
Не ожидал
Новый комментарий от С. Шараков
2020-05-28 21:11
Ахиллесова пята России
Новый комментарий от романтик
2020-05-28 18:32
Цусимский бой в историческом интерьере
Новый комментарий от Hyuga
2020-05-28 16:52
Никита Михалков без мата смотрелся бы убедительнее
Новый комментарий от электрик
2020-05-28 16:16
Восстание Игнатьева свидетельствует о слабости режима
Новый комментарий от Русский Иван
2020-05-28 14:39