itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Привлекательность» христианских ценностей в глазах российской молодёжи

Доклад на Круглом столе «Духовно-нравственные ценности современного российского общества: социологический взгляд», состоявшемся в рамках XIX Рождественских чтений

0
546
Время на чтение 7 минут

В современном российском обществе наблюдается ярко выраженное расхождение установок на удовлетворение сиюминутных «естественных» потребностей и установок на поддержание традиционных христианских ценностей, а афоризм «я человек, и ничто человеческое мне не чуждо» стал удобной и емкой формулой самооправдания в том числе и для многих из числа тех, кто причисляет себя к христианам.

Сегодня Православная церковь многими воспринимается, прежде всего, как социальная организация, несущая в первую очередь систему неясных запретов на естественные удовольствия и радости жизни и определенный уклад, требующий значительных усилий для выполнения предписаний (например, особую систему питания - посты). Люди не видят в церковной жизни Христа.

К числу вопросов, которые представляющих для наших соотечественников несоответствие с нормами, поддерживаемым обществом, относятся, к примеру, необходимость заключения единственного постоянного брака, чему противопоставлены совместная жизнь до брака, его гражданское заключение и возможность развода, а то и мимолетное сожительство без обязательств, защита жизни и родительские обязанности оказываются менее привлекательными, чем законная возможность аборта, к которой прибегает значительная часть россиян, в том числе и находящихся в браке, здоровый образ жизни не рассматривается как притягательная альтернатива употреблению алкоголя, а то и наркотиков... Замечу, что перечисленные ценности играют ведущую роль в обеспечении долгосрочного жизнеобеспечения общества.

Среди факторов, повлиявших на нормы современного российского общества без сомнения находятся светские преобразования, лежащие в рамках советского периода, как произошедшая в середине XX века, затронувшая, в том числе и советское общество, так называемая «сексуальная революция», которая привела к тому, что в сфере общепринятой морали добрачные связи стали нравственно приемлемыми, перестали порицаться, в настоящее время оказались приняты практически как норма. И хотя (за исключением нескольких российских регионов) при этом нежелательная беременность дочери уже не воспринимается как несмываемый позор семьи, подавляющее число родителей в этой ситуации настаивает на аборте как средстве «избавиться от забот». Вместе с тем, огромную роль в системе ценностей российского общества играют и сформированные за последние двадцать лет «новые» постперестроечные ценности, нацеленные на достижение успеха, выгоды и удовольствия (развлечения).

Характерно, что очень часто молодёжь, «вставшая на путь вооцерковления» противопоставляется «своим старым друзьям», продолжение общения с которыми представляет собой даже некую опасность именно потому, что те не разделяют христианские ценности и являются своего рода «якорем», тянущим христиан к старой жизни, а не наоборот. Но это показывает, что поддерживаемые этой «прежней» средой установки, продолжают оставаться более понятными и притягательными, отвечая на сиюминутные потребности. О том, чтобы самим исполнять роль миссионеров в такой нехристианской среде речи даже не идет.

За рамками широкого понимания общественного дискурса остаются такие явления как чистота, молитва, литургия, подвижничество, милосердие. Наблюдается активная подмена этих понятий рассуждениями о толерантности. При этом, например, С.Д.Лебедев отмечает, что «светские гуманисты наперебой критикуют религиозную культуру и мировоззрение за недостаток толерантности к другим религиям или к атеизму, абсолютно не думая о том, в каком отношении к толерантности находятся в этот момент они сами». [4]. Показателен протест либеральных гуманистов против преподавания основ религиозной культуры в школе, отрицающих христианские ценности, подменивших их «общечеловеческими». В отсутствие каналов социализации именно современная молодежь все чаще остается глуха к несомому Церковью посланию [7].

Характерно, что при дискуссии в интернет-форумах вопросов, связанных введением в школе дисциплин, связанных с религией, родителями чаще высказывались опасения не в том, что детей будут учить чему-либо неприемлемому для них или недовольство качеством обучения, но тем, что дети и так перегружены, а введение этих «неважных» дисциплин будет отвлекать детей от математики или иностранного языка, которые воспринимались родителями более важными для формирования ребенка.

В СМИ и общественном сознании активно рисуется весьма непрезентабельный образ «среднестатистического» верующего, близкий к картинкам малообразованного и зомбированного религиозного фанатика, чему, надо отметить, способствует формирование в большинстве приходов и культурных центрах особой православной субкультуры, выделяющейся на общем фоне, одеждой, привычками и поведением, а, следовательно, верующие в большинстве своем остаются в собственном секулярном замкнутом круге, закрытом «для непосвященных». При такой постановке вопроса оказывается невозможной свидетельство в мире о любви, мире и мудрости Христа [3].

В исследовательских работах по изучению ценностей характерно противопоставление христианских и других (ахристианских) ценностей у современной молодёжи, при этом интересен вывод Сидоренкова А.В., что христианские ценности «срабатывают» в бесконфликтных жизненных ситуациях, тогда как в необходимости борьбы молодёжь прибегает к иным ценностям:

«Таким образом, подтверждается предположение о том, что структура морально-нравственных ценностей поведения, общения молодежи, связанная с религиозными ценностями, включает в себя две составляющие: доминирующие взаимосвязанные христианские ценности и доминирующие взаимосвязанные ахристианские (термин исследователя - С.Т.) ценности. Они принципиально различаются по содержанию и незначительно - по объему и значимости.

Существование в структуре морально-нравственных ценностей двух разнонаправленных по содержанию подструктур можно интерпретировать как закономерное явление, которое возникает в процессе взаимодействия человека с социальной средой. Каждая из них выполняет определенную функцию в жизни человека и способствует более успешной его адаптации в тех или иных конкретных условиях жизнедеятельности. Христианские ценности предполагают установление бесконфликтных отношений с другими людьми, но также и уход от возникающих противоречий, отказ от активного разрешения жизненных трудностей. Такое отношение к себе, другим людям и ситуациям в одних случаях может иметь социально-адекватную, а в других - социально-неадекватную форму поведения. Например, когда между людьми устанавливаются доверительные, открытые отношения (например, отношения супругов в семье), то более приемлемым является следование христианским ценностям. В противном случае может произойти разрыв отношений между людьми (например, распад семьи). Однако абсолютная приверженность христианским ценностям ведет к дезадаптации человека, который перестает учитывать все требования жизни. Например, в случае агрессивного отношения со стороны другого человека или войны отказ от сопротивления может означать для человека физическую гибель. Поэтому в ряде жизненных ситуаций более приемлемым, с точки зрения самосохранения индивида, является следование ахристианским ценностям.

Их содержание заключается в активном противодействии трудностям, что часто приводит к обострению противоречий, возникновению конфликтов. Следовательно, христианские ценности являются главным фактором устойчивости межличностных и общественных отношений. Ахристианские ценности обеспечивают прогресс (или регресс) личности, группы или общества, потому что порождаемые ими противоречия являются главным источником (с точки зрения диалектики) изменения любой системы.

В соответствии со второй задачей исследования (изучение влияния степени выраженности христианских ценностей в сознании молодежи на их социализацию в современном российском обществе - С.Т.) было выдвинуто предположение, согласно которому определенная степень представленности христианских и ахристианских ценностей в сознании молодежи может оказывать существенное влияние на процесс их социализации в современном российском обществе» [5].

Поразительно, мнение исследователя, что «абсолютная приверженность христианским ценностям ведет к дезадаптации человека, который перестает учитывать все требования жизни. Например, в случае агрессивного отношения со стороны другого человека или войны отказ от сопротивления может означать для человека физическую гибель». Вместе с тем, очевидно, что выбор ценностей для такого вывода определен представлениями исследователя, являющегося представителем научного сообщества с характерными взглядами на церковь как сообщество и её роль в обществе. Очевидно, что за рамками такого понимания остается мученичество и подвижничество. Другие примеры исследовательских подобных гипотез приводит В.Чеснокова [8].

Шаги Православной Церкви для разрешения сложившейся ситуации до настоящего времени остаются достаточно осторожными и пока не могут ответить на вызов времени. Становится очевидным, что нельзя мимикрировать, пытаться приспособляться к молодежной аудитории, используя её жаргон, специфические понятия, образ жизни, стремиться быть «современными» любой ценой без потери не только собственного лица и достоинства, но и смысла учения. С другой стороны необходимы новые методы пасторальной и миссионерской работы, новые формулировки, не меняя самой сути представляющие христианский образ жизни притягательным. И прежде всего, необходимо изменить негативную «форму запрета» с которым ассоциируется сейчас христианская проповедь на положительную осознанную потребность в благодати.

Ведь грех - это отсутствие благодати. Так зачем запрещать топтаться на пустом месте, вместо того, чтобы показать желанный путь к Полноте?

Сергей Викторович Трофимов, заместитель декана социологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат социологических наук, доцент

Литература:

1. Программный документ XIII Всемирного Русского Народного Собора: «Будущие поколения - национальное достояние России», май 2009.

2. Концепция молодежного служения Русской Православной Церкви. Принята Священным Синодом Русской Православной Церкви в апреле 2000 года.

3. Игумен Петр (Мещеринов). Размышления о расцерковлении. // Православие и мир, 22-09-10 http://www.pravmir.ru/razmyshleniya-o-rascerkovlenii/

4. Лебедев С.Д., Социология: толерантность в отношениях светской и религиозной культур. // Известия Науки. 17-09-2003

5. Сидоренков А.В. Христианские ценности и социализация молодежи в современной России // Вопросы психологии. 2000 № 5.

6. Студенты МГУ о своей жизни и учебе: итоги пятнадцатилетнего мониторинга: В. Васильева, В. И; Добрынина, Т. Н. Кухтевич - М. Изд-во МГУ, 2005.

7. Чепель Алена. Церковь взяла курс на молодежь? // газета «Татьянин день» 29 сентября 2009 // http://www.taday.ru/text/220236.html

8. Чеснокова В. Тесным путем. Процесс воцерковления населения России в конце XX века. - М., 2005

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Последние комментарии
За право быть русским православным народом нужно бороться
Новый комментарий от Игорь Бондарев
24.11.2022 06:53
Нельзя обвинять только медицину
Новый комментарий от Евгений Х.
24.11.2022 06:16
Эволюция сознания: СССР закладывал основу будущего развития цивилизации
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
24.11.2022 05:19
Готовится сдача ЗАЭС врагу?
Новый комментарий от Константин В.
24.11.2022 01:27
Национализация культуры на основе традиционных ценностей
Новый комментарий от Сергей Григорьев
23.11.2022 23:13
Потомок Николая I из Франции служит добровольцем в зоне СВО
Новый комментарий от Адриан Послушник
23.11.2022 18:54