itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Мое поколение

Размышления о времени и о себе

0
2904
Время на чтение 21 минут

И наша жизнь стоит пред нами,

Как призрак на краю земли,

И с нашим веком и друзьями

Бледнеет в сумрачной дали;

И новое, младое племя

Меж тем на солнце расцвело.

А нас, друзья, и наше время

Давно забвеньем занесло!

Ф.И. Тютчев

Священник Александр ШумскийПредлагаемый очерк - не столько фрагмент воспоминаний, сколько попытка осмыслить себя в своем «малом» времени и соотнести его со временем «большим», то есть понять, чем мы, люди 1950-х годов рождения, отличаемся от других поколений, и что ждёт нас впереди.

Много написано и сказано о военном поколении или о так называемых «шестидесятниках», а вот о нас, условно говоря, «семидесятниках», - почти ничего. Между тем наше поколение, как и всякое другое, имеет свой неповторимый, уникальный облик. Я полностью отвергаю хемингуэевскую теорию «потерянных поколений». Она абсолютно не соответствует учению Церкви о Промысле Божием. У Бога нет ни мёртвых, ни потерянных, у Бога все живы и актуальны, и, следовательно, каждое поколение призвано выполнять свою уникальную задачу, иначе рассыпалась бы вся цепь жизни.

Уникальность исключает сравнение явлений по принципу: «выше - ниже, лучше - хуже». Только при таком подходе можно избежать кичливости («да, были люди в наше время») и презрения к другим («не то, что нынешнее племя»). Без осознания уникальности каждого из поколений невозможны ни любовь, ни диалог между ними. А без последних немыслимы творчество и созидание.

Чтобы лучше понять себя и своё время, естественно начать с детства-отрочества. Мои сверстники вошли в мир в пятидесятые годы, в период так называемой «оттепели».

Бабушка

В нашей семье, как и в большинстве тогдашних российских семей, о Боге не говорили. Н.С. Хрущёв обещал вскоре закрыть последний храм на территории СССР. Моя бабушка, Татьяна Александровна Власова, работала в ту пору в ЦК КПСС по линии кураторства всех педагогических вузов страны. Её сын и мой отец, Владислав Станиславович Шумский, был перспективным журналистом в ТАССе. Естественно, оба они были членами КПСС. Но в то же время я никогда не слышал, чтобы в нашем доме хулили Бога, веру и Церковь. Бабушка предпочитала вопросы такого рода просто обходить. Потом, много лет спустя, я узнал, что она тайком от всех в день великомученицы Анастасии Узорешительницы ходила в один из московских храмов и ставила свечку за упокой души своей матери и моей прабабушки Анастасии Спиридоновны Власовой, отличавшейся глубокой верой и благочестием. Родом она была из городка Буинска, что недалеко от Казани. Уже перед смертью бабуля Таня (так мы её называли дома) рассказала мне следующее.

Отец бабушки и мой прадедушка, Александр Фёдорович Власов, был личностью впечатляющей, роста невысокого, но при этом очень плотный, с крупными чертами лица, сочетал в себе большую физическую силу с неординарным умом и начитанностью. Однако при всех своих достоинствах прадедушка страдал типично русским недугом - периодически впадал в запои. Они длились до полугода. За это время из дома выносилось всё, что можно было обменять на спиртное. Смиренная Анастасия Спиридоновна (Настёнка, как звал ее прадед) вздыхала и говорила тихо: «Ну вот, мой Фёдырыч опять запил». Остановить Фёдырыча было невозможно, да никто и не решался на столь опасное дело. При всей своей доброте прадедушка мог, как говорят в народе, «отоварить без заменителя». Правда, Настёнку он никогда и пальцем не тронул, так как она, по словам бабули Тани, при всей своей смиренности и тихости, обладала какой-то пугающей внутренней силой, и если уж кого иногда и боялся прадед, так только её. Когда колесо запоя, исчерпав свой ресурс, останавливалось и замирало, Александр Фёдорович шёл в храм Божий, каялся и потом мог по два-три года в рот не брать. Чем-то он напоминает мне лесковского Ивана Северьяновича Флягина. В состоянии «нормы» прадед обычно нанимался поваром на один из волжских пароходов и на несколько месяцев уходил в плавание.

После революции, в двадцатые годы, юная Таня Власова повязала красную косынку на голову и пошла организовывать буинский комсомол. Прадед мрачно и терпеливо взирал на происходящее. Но однажды, когда Таня вернулась особенно возбуждённая с очередного комсомольского собрания, он молча встал, тяжело вздохнул и поманил её пальцем в сарай. Войдя туда, Танюша Власова чуть в обморок не упала: на неё с длинного шеста смотрела выпученными, белесыми глазами баранья голова с огромными рогами. (Откуда прадед приволок эту голову, одному Богу известно, так как семья Власовых никогда достатком не отличалась, и баранов у них сроду не водилось.) Александр Фёдорович, сделав паузу, пока дочь не успокоится и не придёт в себя, показал пальцем на своё наглядное пособие и медленно с расстановкой произнёс: «Вот, Танька, ваш бог, запомни!» На этом урок по антикоммунизму завершился, и прадед больше никогда, к удивлению Тани Власовой, не пытался её в чём-то переубеждать.

Когда в Поволжье разразился невиданный голод, Александр Фёдорович принёс откуда-то домой двух умирающих детишек, братишку с сестрёнкой, лет пяти-шести, «из благородных». Анастасия Спиридоновна слова не сказала и поделила между всеми то, что вроде никак нельзя было поделить. Детей спасли, сами выжили.

Сколько людей потом уберегла от тюремных уз моя «неверующая» коммунистка бабуля Таня, нередко рискуя собственной головой!

Всё это мне стало известно потом. А тогда, в далёком, счастливом и сытом детстве, я узнавал о наступлении Христовой Пасхи по двум вещам: мама с бабулей пекли куличи, делали творожную пасху и красили яйца. А в само Светлое Христово Воскресение (кстати, Воскресение по-гречески - Анастасис, Анастасия) раздавался звонок в нашу шикарную квартиру, и мама каждый раз радостно восклицала: «Ну вот, бабушка пришла!» Открывалась дверь, и на пороге стояла нищая старушка. Она поздравляла всех с Праздником, а бабуля Таня давала ей куличи, яйца и деньги. Так повторялось много лет подряд. Откуда взялась эта старушка, я не знаю, а бабуля не рассказывала.

Я присутствовал при последних минутах жизни Татьяны Александровны в больнице. Буквально за несколько вздохов до ухода она произнесла слова, которые я буду помнить до конца своих дней: «Внук, не бойся смерти, она тихая, милая и розовая, как весенний сад».

Мамкин

В жизни я никогда ни в чём не нуждался. Мне неизвестно, что такое голод, холод, эпидемия, свист фугасной бомбы. Бабуля Таня, сама пережившая всё это, старалась, чтоб у её внуков ни в чём не было недостатка. Уже в феврале Татьяна Александровна приносила из цэковского буфета клубнику. Об остальном, сами понимаете, и говорить нечего. Эти спецпродукты назывались в народе «авоськой». Контраст с уровнем жизни большинства моих сверстников бросался в глаза. В нашем большом доме на Зубовском бульваре подавляющая часть жильцов ютилась в коммуналках («на тридцать восемь комнаток всего одна уборная»). Отдельные квартиры, кроме нас, были ещё у двух-трех семей.

Я, конечно, тогда ещё плохо понимал, что другие дети зимой клубнику не едят и летом на спецдачу не ездят. Жил в нашем доме мальчик годом младше меня, по фамилии Мамкин. Имени его я не помню, поскольку все обращались к нему исключительно по фамилии: «Мамкин, давай пас», «Мамкин, пошли за мороженым», «Мамкин, полезли в старый дом» и т.п. Он был Мамкин в полном смысле этого слова, потому что отца в их семье не было. Мать Мамкина работала уборщицей со всеми вытекающими отсюда материальными последствиями. К тому же у Мамкина были ещё две или три малолетние сестрёнки. Едва ли в нашем дворе можно было отыскать более бедную семью. Нередко у Мамкина не хватало денег даже для покупки фруктового мороженого, которое стоило семь или девять копеек.

В конце лета и осенью самым желанным лакомством для детворы был, конечно, арбуз. Когда мы, те, у которых в карманах не переводились родительские деньги, покупали большой полосато-зелёный плод и начинали грязными руками делить его, Мамкин тихо стоял в сторонке и терпеливо ждал, пока кто-нибудь даст ему алый влажный кусочек. Непревзойдённым праздником для нас было, без сомнения, кино. До сих пор в ушах стоит крик кого-нибудь из наших: «Ребя! В «Стреле» «Фантомаса» показывают!» Все бежали по домам выклянчивать у родителей деньги на билеты, которые стоили недешево (если мне не изменяет память - от 25 до 50 копеек за билет в зависимости от места). Для Мамкина такие минуты становились настоящей трагедией, и если ему удавалось изредка собрать нужную сумму, то невозможно было представить себе более счастливого человека. Но чаще всего он довольствовался нашим авторитетным «художественным» пересказом типа: «Этот гад ему как дал, а наш гаду как врезал» и тому подобное. Мамкин завороженно слушал и только повторял: «Во, здорово!»

Самым из самых любимых был французский фильм «Три мушкетёра», который почему-то всегда показывали под Новый год. Естественно, после просмотра из выброшенных ёлок мы мастерили себе шпаги и делились на сторонников короля и кардинала. Мушкетёрами становились, понятное дело, старшие и сильные мальчишки, а слабые и младшие, разумеется, гвардейцами кардинала. Самый взрослый и здоровый парень Колька, по кличке Маршал, безапелляционно заявлял: «Мамкин! Будешь Рошфором». Мамкин вздыхал, но, что поделаешь, против силы не попрёшь. Дрались мы отчаянно, я до сих пор не понимаю, как у меня уцелели глаза. Мамкин-Рошфор был колоритен: тщедушный, маленького роста, с очень большой головой, на которую надета к тому же огромная цигейковая шапка с торчащими в разные стороны ушами, он походил на гигантского муравья-мирмика из мультфильма. Когда д'Артаньян (Маршал) бил со всей силы своей еловой шпагой по ушанке Рошфора, сердце замирало от ужаса.

Между прочим, этот Колька нас с Мамкиным однажды действительно чуть не убил. Как-то осенью мы играли в «войну». Колька был в тот раз гестаповцем, а мы с Мамкиным пленными партизанами, которые, разумеется, не выдавали местонахождения отряда и рации. «Кто еще с тобой работает, русиш швайн?» - орал Маршал и так врезал под дых, что вряд ли сильнее били в настоящем гестапо. Исчерпав все пыточные аргументы, Колька решил нас повесить, причем, как оказалось, не понарошке. Мы с Мамкиным настолько вошли в образ, что решили стоять до конца. Колька привязал веревки к крюкам, вбитым в стену домоуправления, сделал петли, надел их на наши шеи, а затем выбил доски из под ног. Мы натурально повисли, едва доставая кончиками пальцев до земли. Слава Богу, в этот самый момент моя мама по какой-то надобности шла в домоуправление, увидела страшную картину и вытащила нас буквально с того света.

Тогда весьма большой редкостью был телевизор. КВНы отживали свой век, а новые марки оказывались далеко не всем по карману. Мамкины, как можно догадаться, о телевизоре могли разве только мечтать. Однажды вечером, когда мы с родителями смотрели какой-то очень в то время популярный фильм, раздался звонок в дверь. Я открыл, на пороге стоял Мамкин в своей «фирменной» ушанке и, шмыгая носом, заикаясь, сказал: «Сань, можно кино поглядеть?» Я отказал ему, сославшись на то, что родители, мол, не разрешают, хотя даже и не пробовал их попросить за своего друга. Мамкин заплакал и ушёл. До сих пор я испытываю жгучий стыд за тот случай. Когда я потом читал и перечитывал рассказ Ф.М. Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке», где бедный мальчуган безнадёжно смотрит в окна барского дома, за которыми играют богатые дети, то всегда почему-то вспоминал этот грустный эпизод из своей жизни. Прости, Мамкин, и прощай!

Много лет спустя услышал я стихотворение, из которого в память запали строки, напоминающие Ф.И. Тютчева:

Те годы, как грустные дети,

Прощально столпились вдали.

Пожалуй, лучше не передать моё нынешнее ощущение той дивной поры.

Джон Ленин, Поль Макаренко и голубые левиса...

У детства-отрочества есть одно непреложное свойство - оно всегда завершается неожиданно и резко. В какой-то день просыпаешься утром и вдруг отчётливо понимаешь, что всё кончилось, словно кто-то неведомый приходил ночью и подменил тебя самого. Выходишь в свой любимый двор и видишь, что всё вроде бы «как всегда... то же небо опять голубое...», тот же старый дом с чёрными глазницами пустых окон, те же скелеты новогодних ёлок с обрывками серебряного дождя, но уже, как говорят в народе, «Федот, да не тот». Я хорошо помню свою тогдашнюю растерянность, потому что уже, как писал поэт, «к старому возврата больше нет», а о том, что «день грядущий» тебе готовит, ещё не имеешь ни малейшего представления. Так начинается пора, идущая вслед за детством-отрочеством. Она называется юностью.

Наше счастье в том, что пора эта пришла к нам в своё, природой определённое, время, в отличие от детей и подростков военного лихолетья, которые вынуждены были, гася зажигалки, взрослеть не по дням, а по часам. Хотя, конечно, вынужденно ускоренное развитие дало тому поколению и свои неоспоримые преимущества, развило в нем какую-то особую энергетику, столь необходимую для восстановления послевоенной жизни. Иногда это поколение упрекают в том, что оно свою незаурядную целеустремлённость связало почти исключительно с земным устроением. Но по-другому и быть не могло. Разорённая войной жизнь требовала дополнительных усилий и затрат, которые в стабильное и обустроенное время можно было бы использовать для налаживания своего душевного и духовного бытия. Кроме того, то поколение стремилось просто-напросто наверстать недоигранное, недоеденное, недолюбленное. Отсюда, видимо, такой потрясающий витализм у бывших детей и подростков военных лет. Помню, как покойный отец в период моей юности регулярно повторял: «Вы Саша, все какие-то дряблые, ослабленные, вам бы всё валяться, глядеть в потолок и балдеть под свое тум-тум-бам». Последними звуками отец пытался изобразить музыку, которую мы тогда слушали. Вот о ней-то я и хочу сказать подробнее.

Давно известно, что музыка играет особую роль в душевном формировании человека. Наши отцы и матери росли под руслановские «Валенки», бернесовскую «Тёмную ночь», утёсовского «Последнего матроса», шульженковский «Синенький скромный платочек». Для нас, чьё личностное формирование началось в конце шестидесятых - начале семидесятых годов, почти весь музыкальный горизонт исчерпывался словом The Beatles. И дело тут было не в наших плохих качествах. Просто наступила другая эпоха, и она диктовала свои условия восприятия жизни. Когда отец или бабушка пытались заставить меня слушать песни и мелодии их юности и молодости, то достигали результата, прямо противоположного желаемому, что, естественно, их раздражало. Я не хочу сказать, что мы вообще не слушали другой музыки, кроме The Beatles, но их удельный вес в наших пристрастиях безусловно доминировал. Эта английская группа, бесспорно, феномен, достойный пристального исследования.

БитлзВ православной литературе мне, к сожалению, не попадались серьёзные материалы, посвящённые The Beatles и другим явлениям подобного рода. В тех немногих статьях, которые я нашёл, всё, как правило, сводится к тому, что битлы, дескать, использовали какую-то закодированную обратную запись и в этом заключена одна из главных причин их успеха. Я не берусь со стопроцентной уверенностью утверждать, что это не так, но, во всяком случае, каких-то серьёзных доказательств наличия пресловутой записи мне нигде пока обнаружить не удалось. Когда в частных разговорах я высказывал сомнения по этому вопросу, то аргумент оппонентов всегда был примерно один: «Ну чего ты споришь, это же всем известно».

Вообще надо заметить, что многим людям сегодня, в том числе и православным, присуще стремление всё происходящее в нашей жизни объяснять некими тайными причинами. Например, сколько уже было сказано и написано о масонском мировом заговоре. Я, разумеется, не утверждаю, что в природе не существует, так сказать, специально организованного зла, но если человек будет рассматривать окружающую действительность исключительно с такой точки зрения, то он рискует совсем потерять способность мыслить. Это естественно, ведь раз установлена тайная причина того или иного явления, то думать больше незачем. Например, вам говорят, что Михаил Илларионович Кутузов был масоном и поэтому, дескать, сдал Москву Наполеону. Вы смеётесь? А между тем некие умельцы уже чуть ли не книги об этом пишут. Такой подход к изучению истории и культуры даже получил своё название - конспирология. На мой взгляд, этот метод познания, в сущности, ничего не объясняет, а, напротив, только запутывает дело при всей кажущейся ясности. Конспирология - это мнимая ясность. Но самое главное, повторяю, - апологет конспирологии перестаёт мыслить.

В свете сказанного вернёмся к ливерпульской четвёрке. В чём же главная причина их столь ошеломляющего и длительного успеха? Я полагаю, что феномен Beatles, как это ни покажется странным на первый взгляд, основан прежде всего на их народности. Да, да, битлы - это совершенно народный ансамбль, их музыка является естественным и органичным продолжением британского народного песенного творчества. Если бы они были маргинальной и сознательно космополитической группой со всякими тайными штучками, у них ничего не получилось бы. Сколько мы знаем таких однодневок в наше время! Корни творчества Beatles следует, по-видимому, искать, используя терминологию М.М. Бахтина, в «карнавальной» народной культуре Средневековья и Ренессанса Западной Европы и, в частности, Англии. Отличительной чертой народной карнавальной культуры Запада была ее внеположность и даже противоположность Церкви. Бахтин прямо пишет: «Все карнавальные формы последовательно внецерковны и внерелигиозны. Они принадлежат к совершенно иной сфере бытия... Он (карнавал) по своей природе всенароден... От него некуда уйти, ибо карнавал не знает пространственных границ...»

Естественно, с течением времени эти особенности западноевропейской народной, а впоследствии массовой, культуры только усиливались. И в Beatles, сделавших несомненно качественный шаг вперёд в развитии духа карнавальности и действительно сломавших все «пространственные границы», нет ни малейшего намёка на глубокий религиозный поиск. (Временное увлечение Джорджа Харрисона индуизмом не может в данном контексте рассматриваться серьёзно). А если учесть, что Джон Леннон и Пол Маккартни были к тому же одарённейшими мелодистами, то вот вам и ответ на вопрос, почему они имели такой потрясающий успех у русской молодежи, и особенно в студенческой среде. Студенты всех времён и народов, как известно, всегда отличались карнавальностью настроения. Что это такое, надеюсь, не стоит подробно расшифровывать. Битлы нанесли сокрушительный удар по стене, отделяющей Россию от Запада, и фактическое разрушение Берлинской стены при Горбачёве становилось уже лишь делом недолгого времени. Поэтому нельзя не признать, что при всём колоссальном таланте английских «жуков», их духовное влияние на нас носило негативный характер. Их песни действовали расслабляюще, и мы действительно надолго забыли о своем, кровном.

Я убеждён, что по всей нашей необъятной Родине не было ни одной школьной парты, ни одной стены в студенческом туалете или солдатской казарме, где не красовалась бы вырезанная ножом или выдавленная спичкой надпись - «The Beatles». Если в те времена вы въезжали в новую квартиру, то где-нибудь обязательно обнаруживали ту же надпись, оставленную рабочими. Битлы имели у нас и свои характерные клички. Джона Леннона называли Джоном Лениным, Ринго Старра - Ринго Сталиным, ну а Пола Маккартни, естественно, Полем Макаренко. Не найдя подходящего эквивалента среди великих исторических персонажей для Джорджа Харрисона, мы его именовали просто Жора Захаррисон. Обратными записями такого эффекта не добиться, это что-то куда более серьёзное. В лице Beatles мы столкнулись с тотальным, лавинообразным прорывом иной духовности и иной культуры. Не случайно, конечно, Джон Леннон на пике славы произнёс сколь страшные, столь и роковые для себя слова: «Теперь мы популярнее Иисуса Христа». Вот, судя по всему, квинтэсенция карнавальности. Символична, без сомнения, и смерть ведущего битла - его застрелил двойник. Вполне карнавальный финал, где одним из главных сюжетов всегда было так называемое увенчание-развенчание.

Beatles определяли не только наши музыкальные приоритеты, но и вообще образ жизни - это и длинные волосы, и, конечно, одежда, самой главной деталью которой были, разумеется, джинсы или «техасы», как их на жаргоне называли спекулянты. Если ты имел «клёвые», «штатовские» «джины» или «трузера», то смело мог идти на «психодром» (место рядом со старым университетом) и «балдеть» в кругу таких же «боев» и «герлов». Надо сказать, что в нашем молодёжном слэнге тоже безусловно доминировал английский язык. Например, ботинки назывались «шузами», волосы - «хайером», девушки - «герлами», родители - «перентсами». Умельцы с «психодрома» даже А.С. Пушкина умудрялись переделывать на английский лад:

Три герлицы под виндом,

Пряли поздним ивнингом,

Спичет первая герлица,

Кабы я была кингицей...

...Торговали мы джинами,

Голубыми левисами...

и так далее.

В соседнем доме жил мой одноклассник Лёха по кличке Торчок, который спекулировал джинсами, пластинками и сигаретами. При встрече он всегда произносил дежурную фразу: «Спекуль-привет! Техасы, пластинки нужны?» Лёха был парень предприимчивый и тем, кто не мог купить популярную пластинку, давал послушать напрокат, разумеется, за деньги. Самым «кайфовым», то есть престижным, считалось иметь джинсы марки «Levis», но котировались и другие, лишь бы были из-за «бугра», то есть с Запада.

Примеров можно приводить множество, но и из приведённых неопровержимо следует, что в брежневские времена, несмотря на, казалось бы, жёсткие запреты и меры (Торчок не раз удирал от милиции, бросая товар), шла полным ходом вестернизация советского общества, и, конечно, молодежь оказалась в авангарде этого процесса.

Возникает закономерный вопрос: а почему в СССР не нашлось ни сил, ни средств для отпора новой духовно-нравственной экспансии Запада. Вопрос большой, требующий специального рассмотрения. Я вижу три главных причины.

Первая - это оборотная сторона такого драгоценного свойства русской души, как «всемирная отзывчивость», о которой неоднократно говорил Ф.М. Достоевский. Мы зачастую слишком легко и некритично воспринимаем «не наше». И, видимо, есть большая доля правды в позиции К.Н. Леонтьева, предлагавшего вместо отзывчивости перейти к созданию оборонительных рубежей.

Вторая причина лежит в православной основе русской культуры в целом и песенной в особенности. Русская народная песня по своей сути всегда молитвенна, она отрывается от земного, в ней непременно присутствует более или менее явная обращённость к Богу. В русской народной песне нет и не может быть, по её природе, карнавальной шлягерности. Кто-то, может быть, спросит: «А как же русская частушка, ведь она как раз несёт в себе дух той самой карнавальности?» Частушка - это позднее и наносное явление, вульгаризация нашей песенной культуры, она не традиционна. Точнее, частушка - это побочная и тупиковая ветвь традиционного народного творчества. Никогда карнавальность в народной культуре Руси не приобретала такого размаха и не была самодовлеющей, как на Западе. Если подлинная русская народная песня всегда обращена к Небу, всегда глубоко нравственна, то частушка, напротив, всегда тяготеет, в конечном счете, к похабству. Не случайно великий Фёдор Шаляпин буквально ненавидел этот жанр.

Итак, не имея по своей природе карнавальной шлягерности, русская народная песня, как это ни странно, беззащитна, ей не привит иммунитет по отношению к «карнавализму». Но это беззащитность особого рода, она свидетельствует о небесном призвании нашей культуры. Ведь если окинуть мысленным взором всю мировую историю, то выявляется один непреложный факт - во все времена и у всех народов всё подлинно высокое всегда было уязвимо. Но такая уязвимость не тождественна смертности, а наоборот, свидетельствует о неизбежности конечной духовно-нравственной победы. Вспомним Христа Спасителя на Кресте и Его слова: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил? (Мф. 27, 46). Можно ли себе представить большую уязвимость?! Но ведь затем последовало Воскресение!

Людмила ЗыкинаМежду прочим, те же Beatles однажды, надо отдать им должное, по достоинству оценили русское песенное искусство. Где-то в конце 60-х - начале 70-х годов наша выдающаяся певица Людмила Зыкина посетила Лондон (Брежнев ей разрешал). Она была приглашена в один из самых престижных ресторанов английской столицы, и там её попросили исполнить русские песни. Когда Зыкина спела первую песню, к сцене подошли два молодых человека, в которых все узнали Джона Леннона и Пола Маккартни. Они выразили восхищение песней и исполнением, даже стали подпевать русской певице, а Пол, может быть, в шутку (но тем не менее) предложил Зыкиной вместе записаться на их музыкальной студии «Apple». Всё это рассказывала сама певица в одной из телепередач.

Третья причина - дубиноголовость сусловской идеологической системы. Она в семидесятые годы совершенно утратила гибкость и адекватность. Никто из кабинета «серого кардинала» не занимался самым элементарным анализом сложившихся к тому времени реалий, никто не прогнозировал возможное развитие событий, в том числе и в культурной сфере, и когда возникала проблема, они ничего не могли предложить, кроме запретов. Я думаю, разрешили бы наши правители тогда фирме «Мелодия» штамповать диски Beatles и других ансамблей, открыли бы производство и продажу джинсов, пустили бы на прилавки ещё два-три сорта пива, кроме «Жигулёвского», глядишь - перестройка у нас прошла бы иначе. Впрочем, это почти шутка, ведь для того, чтобы произвести самые незначительные перемены, система должна была обладать гибкостью и умом. В общем, получается песня про белого или серого бычка, а может быть, и козлика.

«Мы вращаем Землю»

Именно по причине своей внутренней пустоты и бездарности, советские идеологи не сумели воспользоваться мощнейшим резервом для противостояния потоку западной массовой культуры, прорвавшемуся сквозь разломы железного занавеса. Этот резерв имеет имя, отчество и фамилию - Владимир Семёнович Высоцкий. К сожалению, мне лично так и не удалось с ним познакомиться, хотя возможности были. Сначала мы с отцом больше слушали песни Булата Окуджавы, но постепенно и естественно они были вытеснены Высоцким. Отец выделял песню «Банька» за её антисталинскую направленность («ближе к сердцу кололи мы профили, чтоб он слышал, как рвутся сердца»). Особенно я проникся его творчеством в конце семидесятых, незадолго до смерти поэта в 1980 году. Кассеты с записями песен Высоцкого постоянно находились в моей спортивной сумке наряду с записями западных рок-групп. Дважды я был на его спектаклях «Пугачёв» и «Гамлет» в Театре на Таганке, правда, особого впечатления они на меня не произвели. Однажды я видел Владимира Семёновича выходящим из «мерседеса» возле его дома на Малой Грузинской. Хорошо помню, как он устало доставал ключи из кармана джинсов; так и запечатлелся в моей памяти - со спины, в чёрной рубашке, чёрных вельветовых джинсах, тяжело и медленно поднимающийся по ступенькам к дверям подъезда.

Владимир ВысоцкийЦековские и политбюрошные бонзы стыдливо приглашали поэта и актёра попеть на их закрытых вечеринках. Смеялись, похваливали втихаря - и только. А ведь при мудром подходе можно было бы сделать из творчества Высоцкого высокоточное и эффективное идеологическое оружие, способное заполнить образовавшийся вакуум. Вспомнили бы уроки Иосифа Сталина, который не постыдился опереться на плечи далеко не советских, по своей природе, писателей Максима Горького и графа А.Н. Толстого. Парадокс ситуации заключался в том, что Высоцкий своими песнями, особенно военным циклом, выполнял, по сути дела, ту работу, которую должна была выполнять, но уже не могла, советская пропагандистская машина, решал те задачи, которые мёртвые души сусловых не способны были решать. Власти же упорно лепили из Высоцкого образ полудиссидента и приблатнённого. Поясню свою мысль. Подавляющая часть культурной продукции соцреализма на рубеже 60-70-х годов отличалась довольно невысоким качеством. Все эти штампованные герои войны и труда из кинофильмов, книг и песен того времени (были, конечно, исключения) вызывали у нас лишь насмешки. Замечательные произведения довоенного, военного и послевоенного времени нами, как я уже говорил выше, не воспринимались, точно так же, как русская народная песня и вообще народное творчество. Об официальных «шлягерах» типа «Ленин всегда живой, Ленин всегда со мной...», исполнявшихся сдавленными тенорами, и говорить нечего. Что же касается творчества так называемых ВИА (вокально-инструментальных ансамблей), то оно, несмотря на достаточно высокий профессионализм, носило подражательный, то есть вторичный характер. И если перейти на военный язык, то получалось, что оборона нашей официальной советской массовой культуры трещала по швам под натиском вражеских дивизий: Beatles, Rolling Stones, Doors и тому подобных. И почти совсем уже близко была их победа, как вдруг раздался хриплый, энергетичный, ни на чей не похожий мужской голос:

От границы мы Землю вертели назад

(Было дело сначала),

Но обратно её закрутил наш комбат,

Оттолкнувшись ногой от Урала.

Это было совершенно неожиданно. Песни Высоцкого буквально вспороли («словно бритвой рассвет полоснул по глазам») плотную, пропитанную дурманом завесу, застилавшую нам наш «русский свет». Вдруг до нашего слуха донеслось:

В синем небе, колокольнями проколотом

Медный колокол, медный колокол -

То ль возрадовался, то ли осерчал...

Купола в России кроют чистым золотом,

Чтобы чаще Господь замечал.

Моему поколению, забывшему Бога и Православие, Владимир Семёнович властно напомнил, что есть Господь, Церковь, Россия. Вот сейчас пишу - и мурашки по коже и глаза затуманиваются, как в те далёкие годы, когда остолбенел от этих строк.

Наконец-то нам дали приказ наступать,

Отбирать наши пяди и крохи.

Теперь на удар корпуса маршала Джона Леннона со сладеньким расслабляющим названием «O, girl» («О, девушка») следовал контрудар комбата Высоцкого:

«Друг! Оставь покурить!»

А в ответ - тишина:

Он вчера не вернулся из боя.

На войсковую операцию генерала Мика Джаггера под кодовым героиновым названием «Satisfaction» («Удовлетворение») следовала контроперация «Чёрные бушлаты»:

Два провода голых,

Зубами скрипя, зачищаю.

Прорыв голубой танковой бригады Джимми Моррисона, призывающего к глуменнию над материнством, был остановлен оборонительным заслоном и мощным прицельным гаубичным огнём:

Материнства не взять у земли,

Не отнять,

как не вычерпать моря...

Владимир Семёнович дал нам точку опоры в тот страшный момент деморализации, когда всё, казалось бы, уже было кончено. Мы тогда не одержали победы, но враг был потеснён и понёс ощутимые потери.

Но за запад,

на запад ползёт батальон,

Чтобы солнце взошло на востоке.

Высоцкий позволил нам опомниться, и в этом его величайшая заслуга, пока ещё непонятая и неоценённая. Он бесспорно народный поэт. В нём, таком внешне далеко не богатырского сложения человеке, заключалась евразийская великорусская мощь комбата, оттолкнувшегося ногой от Урала. Вы только всмотритесь и вдумайтесь в этот эпический образ! Он, один, не уступал по энергетике всем Полам, Джонам, Джаггерам, Моррисонам, вместе взятым, и ведь без всякой рекламной раскрутки!

«Сказ про то, как царь Пётр арапа женил»На его концертах всегда было много молодёжи, но никто не бесновался и не закатывался в истерике, как на выступлениях западных рок-кумиров. Песни Володи, как ласково звали его по всей стране, заставляли плакать или смеяться, но они всегда взывали к смыслу и, что самое главное, - после них хотелось жить. Было в нём, не побоюсь сказать, истинно пушкинское начало, здоровое, светлое, широкое, собирающее и созидательное. Как видно, не случайно столь талантливо сыграл Высоцкий роль Ганнибала, предка А. С. Пушкина, в фильме «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил».

Нельзя не сказать и об уникальной манере исполнения Высоцким своих песен, которую он определял как «стихи, положенные на ритмическую основу». Его творчество - это неразделимое сочетание текста, неподражаемого голоса и ритма, оказавшееся наиболее адекватным восприятию современной ему аудитории.

Нередко поэта причисляют к бардам, что, на мой взгляд, неверно, поскольку данная исполнительская манера является плодом западной народной песенной культуры. Мне же представляется очевидным, что творчество Владимира Высоцкого непосредственно связано с древнерусской песенной традицией, олицетворяемой гусляром-сказителем, повествующим людям о жизни под аккомпанемент своего инструмента. Высоцкий - современный поэт-сказитель, только вместо гуслей у него гитара. Он коснулся нашей глубинной архетипической памяти. Вот где залог его всенародного успеха.

Парадоксально, но его надрывный хрипловатый баритон не раздувал в душе мятежный огонь, а напротив, умиротворял её и нравственно просветлял. Он пробуждал в нас стремление к доблести, благородству, мужественности, мобилизовал нашу волю.

Известны случаи, когда безнадёжно больные люди поднимались со смертного одра, благодаря песням этого человека. А однажды (этот факт подтверждается многими) президент США Джимми Картер, услышав запись песен Высоцкого, сказал: «Я не понимаю, о чём он поёт, но, если у России есть такой голос, это нам ещё один повод её опасаться».

Он звал, он продолжает звать нас на подвиг во имя Отечества, а такое, как известно, под силу только гению. Низкий Вам поклон, Владимир Семёнович!

(Продолжение следует)

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

3. Re: Мое поколение

Отец Александр, большое спасибо за мысли о Beatles. Всё правильно, их музыка от народа и сама ливерпульская четвёрка из народа. В музыке их энергетика, и это не удивительно. Энергетика, меньшая или большая, есть даже у слова. Энергетика слов в хорошей поэтической строке возрастает многократно. Когда же энергетика строки попадает в резонанс с музыкой – это уже сравнимо с энергией морской волны. Битлы любили свои песни и с удовольствием исполняли их всем благодарным слушателям. А эти слушатели в разных концах света могли даже и не понимать английских слов, но музыка была сильнее слов, по-своему благородна. И никто даже и не мог допустить сомнения, что в композициях «Girl» или «Baby in black» вдруг может оказаться что-нибудь унизительное для girl или baby. Битлы любили своих слушателей и едва лишь появлялись на сцене и прикасались к струнам, как энергетика переполненного зала давала дополнительный импульс самим исполнителям. Казалось, скажи они пойти за ними – и где гарантия, что многие тысячи за ними не пошли бы. Потому их побаивались в Британии, потому не любили и вожди СССР. В Британии их не заметили, их для мира открыла Америка (как в своё время Америка открыла талант Петра Ильича Чайковского, а на Родине прежде две первые оперы впечатления не произвели). Beatles не жаждали особой славы и королевских наград, вовремя ушли со сцены и порознь уже не смогли дать даже малой тени своего прежнего великолепия. Уважаемый мною Led Zeppelin вроде бы успеха в Америке имел даже больше поначалу (возможно, на волне ностальгии поклонников Beatles, но после резвого старта сразу сдал и по силе своего воздействия сравниться с четвёркой уже никак не мог. В далёком уже 1971 году после летних работ я наконец-то купил давно желанный магнитофон «Орбита-2», поставил на запись с супергетеродина «Беларусь-59» (нынешней молодёжи слово супергетеродин посложнее мудрёного китайского иероглифа) какой-то зарубежной станции и отлучился ненадолго. За время моего отсутствия с мутных волн эфира диапазона 31 метр сквозь шумы и помехи магнитофон записал потрясающую композицию длительностью в семь минут. Нет, это не битлы, порешил я, уж битлов я знаю, это нечто чуть выше. Битлы это романтики, песни их на одном дыхании, словно полёт, а тут разворачивается великий океан, дело более как серьёзное. Последующие тридцать лет я так и не ведал, что это за группа, но эта композиция продолжала восприниматься мною своеобразным шедевром. Я уже и не надеялся узнать, кто это, потому что времени прошло немало и многое позабылось, я готов был платить почти любые деньги, чтобы стать обладателем высококачественной записи этой композиции, ведь она превосходила даже самое лучшее у Led Zeppelin («Очень много любви», «Лестница на небеса»). И только когда на МР3 купил все записи «Биттлз», то с удивлением обнаружил, что это их произведение «I want you (She saw)». Но через минуту уже и не сомневался, ведь кто же мог создать такое, как не «Битлз». Ну и за Владимира Семёновича Высоцкого спасибо отдельное. Вы правильно в своём тексте не разделили их строками пространных рассуждений. Это равновеликие величины, замены которым за прошедшие десятилетия, так и не нашлось.
Hyuga / 15.04.2012, 04:39

2. Р. Сталинисту

@А почему Монархия в России пала за три дня и почти никто и пальцем не пошевелил ради защиты Государя?@?- о скорости грехоподения в Раю Адама с Евой не пробовали рассуждать ?
Лебедевъ / 27.01.2011, 11:18

1. Re: Мое поколение

"...ведь для того, чтобы произвести самые незначительные перемены, система должна была обладать гибкостью и умом",- удивляюсь нежаланию о.Александра выстроить причинно-следственные связи: системка-то сталинской была, батюшка. Худо-бедно, а Горький с Толстым А. были из кладовой русской культуры; через сорок лет кладовая опустела, "советских" запасов не оказалось, вот и пришлось поколению "дворников и сторожей" давиться изподтишка карнавальными "битлами".
Лебедевъ / 26.01.2011, 18:40
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Священник Александр Шумский
Смердящее дуновение с троцкистских курга<ня>нов
О клеветнической статье В.Павленко, посвящённой супругам Чавчавадзе
25.03.2020
«Адский» водитель
Задуматься бы некоторым нашим патриотическим писателям – что и кого они формируют своими «всепропальческими» и «путиносливческими» статьями
22.01.2019
Юбилей Солженицына превратился в бенефис Сталина!
Время, когда Александр Исаевич был «притчей на устах у всех», давно миновало, и все попытки вернуть солженицынскую «притчу» на народные «уста» полностью провалились
29.12.2018
Все статьи Священник Александр Шумский
Последние комментарии
Перспективы «белого» патриотизма
Новый комментарий от Смыслов М. Д.
29.01.2023 10:58
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Смыслов М. Д.
29.01.2023 06:48
«Мы проводим специальную операцию на своей территории»
Новый комментарий от Русский Сталинист
29.01.2023 06:12
Экономика войны должна быть экономной
Новый комментарий от Vladislav
29.01.2023 03:03
Может им не нравится моё православие?
Новый комментарий от Vladislav
29.01.2023 01:35
Возрождение монархии в России невозможно?
Новый комментарий от учитель
29.01.2023 01:31