itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Горе поколению, которое воспитывается на идеализации таких людей, как Стенька Разин и Емелька Пугачев!..»

0
731
Время на чтение 10 минут

Николай Иванович ЧерняевОт редакции: В этом году исполнилось 340 лет со времени начала так называемой «Крестьянской войны под предводительством Степана Разина (1670-1671 гг.)».

Ниже мы публикуем несколько фрагментов «Из записной книжки русского монархиста» Н.И. Черняева (См. на РНЛ сочинения Н.И. Черняева: «Кое-что о Кольцове» ;

Теоретики русского Самодержавия. Лермонтов ;

Идеалы русского Самодержавия )

Публикацию, специально для Русской Народной Линии (по изданию: Черняев Н. И. Из записной книжки русского монархиста // Мирный труд. 1904.- №8.- С.69-75), подготовил доктор исторических наук, профессор Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина Александр Дмитриевич Каплин.

Название дано составителем.

+ + +

Об идеализации Стеньки Разина

и о памяти, оставленной им в народе

К каким диким и нелепым выводам может приводить сплошная идеализация всех исторических явлений старинной Руси, может слу­жить стихотворение г-на Навроцкого «Утес на Волге», ставящее на пьедестал... Стеньку Разина! Это стихотворение шероховато, нескладно по форме и вообще лишено всяких художественных достоинств. Не­смотря на то, оно сделалось чрезвычайно популярным и печатается во всех сборниках, добивающихся распространения среди большой публики, особенно среди учащейся молодежи.

И чего только нет в этом стихотворении!

Бугор здесь называется утесом, причем патетически замечается, что утес, осчастливленный пребыванием на нем почтенного атамана Степана Тимофеевича,

Ни нужды, ни заботы не знает.

Точно будто другие приволжские «утесы» не имеют покоя от нужды и забот.

Разбойничьи замыслы Стеньки Разина именуются великим делом.

Его пребывание на утесе воспевается таким тоном, как будто речь идет о Моисее и Синае.

Народные песни прилагают эпитет «буйная» к слову «голова», а у г-на Навроцкого Стенька Разин наделяется даже буйными костями.

Зверские, кровавые выходки Стеньки Разина величаются у г-на Навроцкого «удалым» житьем.

Поэт, очевидно, принял за чистую монету калмыцкую сказку, вложенную Пушкиным в «Капитанской дочке» в уста Пугачева.

Верхом безсмыслицы и лубочной декламации являются две пос­ледние строфы «Утеса»:

Но зато, если есть на Руси хоть один,

Кто с корыстью житейской не знался,

Кто неправдой не жил, бедняка не давил,

Кто свободу, как мать дорогую, любил,

И во имя ее подвизался,

Пусть тот смело идет, на утес тот взойдет

И к нему чутким ухом приляжет.

И утес-великан все, что думал Степан,

Все тому смельчаку перескажет.

Итак, воспоминанья о бунте залитого кровью Стеньки Разина, воспоминанья о его гнусных насилиях и разнузданности имеют чу­додейственную способность воспламенять умы и сердца лучших рус­ских людей, поддерживать их в борьбе с корыстью и неправдой!..

Что сказать по поводу приглашения русских общественных дея­телей предпринимать поездки на Волгу в видах поклонения утесу Стеньки Разина? Можно сказать только одно: бумага все терпит.

Горе поколению, которое воспитывается на идеализации таких людей, как Стенька Разин и Емелька Пугачев!..

Ведь и Разин, и Пугачев внесли в русскую историю самые пе­чальные и мрачные страницы, ибо они уверовали в злодейство и поклонились ему.

И г-н Навроцкий, и другие панегиристы Стеньки Разина (г-н Скиталец, например, в рассказе «Сквозь строй») ссылаются обык­новенно на мнимое уважение, питаемое народом к его памяти. Пос­ледняя глава известного исследования покойного Костомарова «Бунт Стеньки Разина» показывает, что это за «уваженье». Народ помнит Стеньку как воплощение страшной и злой силы. В народных преда­ниях Стенька Разин представлялся не только душегубцем и сущим зверем, но и врагом Христовой Церкви, каким-то предтечей анти­христа, проклятым «семью соборами».

Вот некоторые из преданий и рассуждений приволжского люда о Стеньке Разине, записанные Костомаровым, относившимся к Ра­зину без всякого предубеждения и видевшим в нем порождение казачества, ратовавшего во имя отжившего свой век удельно-вече­вого уклада, по своему существу враждебного началам Самодержа­вия и Единодержавия.

«Стенька дотронулся до кандалов разрывом-травою - кандалы спали; потом Стенька нашел уголек, нарисовал на стене лодку, весла и воду, все как есть, да, как известно, был колдун, сел в эту лодку и очутился на Волге. Только уж не пришлось ему больше гулять: ни Волга-матушка, ни мать сыра земля не приняли его. Нет ему смерти. Он и до сих пор жив. Одни говорят, что он бродит по городам и лесам и помогает иногда беглым и безпаспортным. Но больше говорят, что он сидит где-то в горе и мучится».

А вот легендарный рассказ каких-то русских матросов о том, что с ними произошло на берегу Каспийского моря, на пути в Россию из туркменского плена:

«Мы под гору сели, говорим между собою по-русски, как вдруг позади нас кто-то отозвался: «Здравствуйте, русские люди!» Мы оглянулись: ан из щели, из горы, вылазит старик - седой-седой, старый, древний, - ажно мохом порос. «А что, - спрашивает нас, - вы ходите по русской земле: не зажигают там сальных свечей вмес­то восковых?» Мы ему говорим: «Давно, дедушка, были на Руси: шесть лет в неволе пробыли; а как живали еще на Руси, так этого не видали и не слыхали!» - «Ну а бывали вы в Божьей церкви, в обедне, на первое воскресенье Великого поста?» - «Как же, де­душка, бывали!» - «А слыхали, как проклинают Стеньку Разина?» - «Слыхали». - «Так знайте же: я Стенька Разин. Меня земля не приняла за мои грехи; за них я проклят. Суждено мне страшно мучиться. Два змея сосали меня - один змей с полуночи до полу­дня, другой со полудня до полуночи; сто лет прошло - один змей отлетел, другой остался, прилетает ко мне в полночь и сосет меня за сердце; я мучусь, к полудню умираю и лежу совсем мертвый, а после полудня оживаю, и вот, как видите, жив и выхожу из горы; только далеко нельзя мне идти: змей не пускает. А как пройдет сто лет, на Руси грехи умножатся да люди Бога станут забывать и сальные свечи зажгут вместо восковых перед образами, тогда я пойду опять по свету и стану бушевать пуще прежнего. Расскажите об этом всем на Святой Руси!»

Весьма вразумительны и слова одного 110-летнего старика, жив­шего близ города Царицына и собственными глазами видевшего Пугачева:

«Тогда (говорил он) иные думали, что Пугачев-то и есть Стенька Разин; сто лет кончилось, он и вышел из своей горы». Впрочем, сам старик не верит этому; зато верит вполне, что Стенька жив и придет снова. «Стенька - это мука мирская! Это кара Божия! Он придет, непре­менно придет и станет по рукам разбирать... Он придет, непременно придет... Ему нельзя не прийти. Перед Судным днем придет. Ох, тяжкие настанут времена... Не дай, Господи, всякому доброму кре­щеному человеку дожить до той поры, как опять придет Стенька!»

Очевидно, что почет поволжского люда к памяти Стеньки Рази­на, воспетый г-ном Навроцким и раздутый г-ном Скитальцем, - весьма двусмысленный почет, которого не пожелает для себя ника­кой руководитель политическими движениями народа. Такой «по­чет» мало чем отличается от безславия и проклятия. А все-таки следовало бы снять печать таинственности со Стеньки Разина и ознакомить приволжский люд в целом ряде общедоступных, как по цене, так и по изложению изданий со Стенькой Разиным и его сподвижниками...

+ + +

О том, как эксплуатировал Стенька Разин в своих интересах преданность народа Царю и Династии

«Бунт Стеньки Разина» Костомарова подтверждает, что Стенька прекрасно понимал значение русского монархического чувства и старался пользоваться им в своих интересах, то есть морочить народ своей мнимой преданностью Царю:

«Стенька говорил, что казаки подклоняют его царскому величе­ству острова, которые завоевали саблей у персидского шаха».

Беседуя под Астраханью с немцами, состоявшими на царской службе, Стенька Разин пил за здоровье Царя Алексея Михайловича.

«Стенька дал знак, чтобы они сели, и при них же налил водки и выпил, сказав:

- Пью за здоровье его царского величества, великого Государя!

«О, какими лживыми устами, о, с каким коварным сердцем

произнес он эти слова!» - говорил свидетель.

Когда царицынские стрельцы сокрушались о том, что изменили Государю, Стенька сказал им:

- Вы бьетесь за изменников-бояр, а я со своими казаками сражаюсь за великого государя.

Взяв Астрахань, Стенька привел астраханцев, обращенных в ка­заки, к крестному целованию. Он велел им присягать стоять за великого государя и за своего атамана Степана Тимофеевича, войс­ку служить и изменников выводить.

Как ни неистовствовал Стенька в Астрахани, но он с толпой казаков, как будто ради торжества, приходил к митрополиту в гости в день тезоименитства царевича Феодора. Вообще, Стенька хотя и говорил, что он сожжет у Государя наверху все дела (Стень­ка с ненавистью относился к писаной бумаге), но притязаний на Верховную Власть не заявлял. «Я не хочу быть царем, - говорил он казакам, - хочу жить с вами как брат».

«Легко было возмутить народ ненавистью к боярам и чиновным людям; легко было поднять и рабов против господ; но было трудно поколебать в массе русского народа уважение к царской особе. Стень­ка, поправший и Церковь, и верховную власть, знал, что уваже­ние к ним в русском народе очень крепко, и решился прикрыться сам личиной этого уважения. Он изготовил два судна: одно было покрыто красным, другое черным бархатом. О первом он распрост­ранил слух, будто в нем находится сын Алексея Михайловича, ца­ревич Алексей, умерший в том же году 17 января. Какой-то черкес­ский князек, взятый казаками в плен, принужден был поневоле играть роль царевича. Стенькины прелестники толковали народу, что царевич не умер, а убежал от суровости отца и злобы бояр, и что теперь Степан Тимофеевич идет возводить его на престол. Царевич, говорили они, приказывает всех бояр, думных людей, дворян и всех владельцев помещиков, и вотчинников, и воевод, и приказ­ных людей искоренить, потому что они все изменники и народные мучители, а как он воцарится, то будет всем воля и равность. По­всюду эмиссары разносили эти вести, и в отдаленном от Волги Смоленске один из них уверял народ, что собственными глазами видел царевича и говорил с ним; с тем и на виселицу пошел. В другом судне, покрытом черным бархатом, находился, как говори­ли прелестники, низверженный царем патриарх Никон. Таким об­разом, Стенька этими двумя путями хотел поселить в народе не­удовольствие к царю Алексею Михайловичу».

Бунтовщики усвоили себе тактику своего предводителя и вну­шали новым товарищам, что бунт поднят в защиту царевича Алек­сея Алексеевича.

- Вот как Нижний возьмем, - говорили они, хвастаясь и за­влекая товарищей, - тогда вы, крестьяне, увидите царевича; а мы идем за царевича Алексея Алексеевича и за батюшку нашего, Сте­фана Тимофеевича! (Собрание сочинений Н.И. Костомарова, кн. I, стр. 442, 446, 454, 466, 468, 475).

+ + +

Тургенев о бунте Стеньки Разина

Русская художественная литература имеет гениальное воспроиз­ведение Пугачева и пугачевского бунта в «Капитанской дочке» Пуш­кина. Он дополняется и разъясняется романом графа Салиаса «Пу­гачевцы», «Историей пугачевского бунта» великого русского поэта, трехтомной монографией академика Дубровина и множеством ма­териалов, статей и заметок, относящихся к пугачевщине.

Бунту Стеньки Разина посчастливилось гораздо меньше. В ученой литературе, например, веские слова о нем сказаны только Костома­ровым и Соловьевым, справедливо считавшим Разина и его «работ­ничков» не сторонниками того или другого «уклада», а врагами госу­дарственности вообще, не защитниками униженных и оскорблен­ных, а гонителями всякого права и порядка, представителями гру­бой силы, произвола, хищнических и самых низменных инстинктов, не знавших вдобавок никакого удержу. В художественной литерату­ре бунт Разина еще не имеет верного отражения. Драма графа П. И. Капниста, весьма счастливо задуманная, судя по напечатан­ным сценам и наброскам, осталась неоконченной. Психология Стеньки Разина до сих пор не разъяснена. Костомаров, по своему обыкнове­нию, дал вместо живого лица эффектно освещенную, крупную фи­гуру, но не обнажил всех изгибов души Стеньки Разина.

Тем не менее, в нашей художественной литературе есть прекрас­но написанная страница, дающая отчетливое представление об общем характере бунта Стеньки Разина. Эта страница находится в XV- XVI главах «Призраков» Тургенева.

Повествуя о своем воздушно-волшебном появлении над Волгою с таинственной феею Эллис, Тургенев наглядно показал, чем был бунт Стеньки Разина в действительности, без прикрас.

« - Крикни: «Сарынь на кичку!» - шепнула мне Эллис.

...Губы мои раскрылись против воли, и я закричал, тоже против воли, слабым напряженным голосом: «Сарынь на кичку!»

Сперва все осталось безмолвным... - Но вдруг возле самого моего уха раздался грубый бурлацкий смех - и что-то со стоном упало в воду и стало захлебываться... Я оглянулся: никого нигде не было видно, но с берега отпрянуло эхо - и разом и отовсюду поднялся оглушительный гам. Чего только не было в этом хаосе звуков: кри­ки и визги, яростная ругань и хохот, хохот пуще всего, удары весел и топоров, треск, как от взлома дверей и сундуков, скрип снастей и колес, и лошадиное скакание, звон набата и лязг цепей, гул и рев пожара, пьяные песни и скрежещущая скороговорка, неутешный плач, моление жалобное, отчаянное, и повелительные восклицанья, предсмертное хрипенье и удалой посвист, гарканье и топот пляски... «Бей! вешай! топи! режь! любо! любо! так! не жа­лей!» - слышалось явственно, - слышалось даже прерывистое дыха­ние запыхавшихся людей, - а между тем кругом, насколько глаз доставал, ничего не показывалось, ничего не изменялось: река ка­тилась мимо, таинственно, почти угрюмо; самый берег казался пус­тынней и одичалей - и только.

- Степан Тимофеич! Степан Тимофеич идет! - зашумело во­круг. - Идет наш батюшка, атаман наш, наш кормилец! - Я по-прежнему ничего не видел, но мне внезапно почудилось, как будто громадное тело надвигается прямо на меня... Фролка! Где ты, пес? - загремел страшный голос. - Зажи­гай со всех концов - да в топоры их, белоручек!

На меня пахнуло жаром близкого пламени, горькой гарью дыма - и в то же мгновенье что-то теплое, словно кровь, брызнуло мне в лицо и на руки... Дикий хохот грянул кругом...»

Вот то, чего хотят наши анархисты, составляющие крайнюю левую лагеря врагов Самодержавия.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Николай Черняев
Все статьи Николай Черняев
Последние комментарии
Признать мощи Царственных мучеников подлинными!
Новый комментарий от Light9
30.05.2023 05:23
Сталин и Церковь
Новый комментарий от Hyuga
30.05.2023 04:50
«Времена самохвальства прошли»
Новый комментарий от Александр Волков
30.05.2023 04:49
Что происходит в Николаеве: Ждут ли тут русскую армию?
Новый комментарий от Ратников
30.05.2023 04:27
Большевизм родился в Лондоне
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
30.05.2023 02:54