itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

«Я – с теми, кого бомбили»

Поэт и военкор

Освободительный поход Русской армии на Украину  Украинские националисты  Новости Мариуполя  Новости Новороссии 
0
317
Время на чтение 13 минут

Источник: Нижегородская правда

 

Анна Долгарева: «Я – с теми, кого бомбили»

Фото: Александр Воложанин

Анна Долгарева встретилась с нижегородцами в Доме народного единства

Фотобанк

Юлия Полякова

Анна Долгарева – химик, политолог, психолог. Это по образованию. А по призванию, состоянию души и делу в жизни – поэт и военкор. Она несколько лет работает на Донбассе. Её пронзительные, до мурашек, стихи и репортажи искренни и правдивы, потому что всё – через себя, на разрыв, потому что Донбасс для неё изначально – личная история, личная трагедия. Свои удивительные, ни на чьи не похожие стихи Анна прочитала на поэтическом вечере в Нижнем Новгороде. Её приезд буквально только что с линии фронта стал событием для множества поклонников. «НП» удалось расспросить героиню о том, что сейчас происходит на Донбассе и почему.

 

Собственное мнение

- Анна, ваши родители родом из Белгородской области. Сами вы родились и выросли в Харькове. Где вы ощущаете себя дома — в России или на Украине?

- Ничего плохого не вижу в том, чтобы быть украинкой, но я русская. Моя родина – Россия. С детства с родителями ездила в Белгородскую область. И именно в дедушкином доме в Козинке ощущала домашнюю атмосферу… Хотя Харьков любила и люблю.

 

- Вы пошли в школу в середине 1990‑х. Отношение к России на Украине уже стало меняться. Точнее, его стали менять. Как вам удалось разобраться, где белое, где чёрное, когда в тех же учебниках истории тех, кто был предателями, стали делать героями?

- Школьная программа – да, настраивала на разделение Украины и России, настраивала против России. Главная мысль была такой: Украина несчастная, её все обижали. В первую очередь, конечно, Россия. Внушалась мысль: мол, раз мы такие несчастные, то нам теперь всё можно. Следствием этого потом стал Майдан… Но я научилась читать задолго до того, как пошла в школу. Меня воспитали книги, которые я читала, – повести Аркадия Гайдара, «Как закалялась сталь»… Учебники истории были для меня далеко не единственным источником информации. Над школьной программой я смеялась. Показывала учебники маме. Она тоже смеялась.

 

- Но вам же по ним приходилось урок отвечать.

- Я была круглой отличницей, олимпиадницей и могла позволить себе высказывать собственное мнение, спорить с учительницей. Благо у нас был физико-математический лицей с очень хорошими учителями. Учительница истории вполне с уважением относилась к моему мнению, когда я говорила что-то идущее вразрез со школьной программой.

 

- Однако другие ученики наверняка учебникам верили.

- У нас в классе была группировка мальчиков-националистов, поклонников дивизии СС «Галичина». Да, всё это уже тогда было. Мы с ними были опасно близки к драке.

 

- К драке?

- Знаете, в школе я была аутсайдером. Надо мной смеялись, издевались. Я была бедно одета. У меня были другие взгляды. Но я молчала, а лезла в драку. Однажды одноклассник сломал мне ребро, а я сломала ему нос. Что примечательно – учебником русского языка.

Любовь и смерть

- Вы упомянули о Майдане. А как вы отнеслись к тем событиям?

- В 2013 году я уехала в Санкт-Петербург. Когда случился Майдан, мы с друзьями обсуждали это, были разные мнения. Мне казалось, что это как-то всё контрпродуктивно… Но вообще меня тогда это не очень интересовало. Украина была мне культурно чужда, и уехав, получив возможность жить в русском культурном пространстве, я почувствовала себя счастливой. Оборачиваться назад мне не хотелось. Так было до 2 мая, до Одессы. Это встряхнуло меня.

Но и тогда я не поехала воевать, я ничего предпринимать не стала. У меня была своя жизнь. Те события казались мне всё-таки бесконечно далёкими. Я была юной, мне было 25 – 26 лет. Мне не хотелось в это всматриваться. Это такие вещи, которые очень съедают. Ты не можешь жить спокойно, если впустил в себя знание о том, что в XXI веке люди убивают, расстреливают, мучают, сжигают других людей, которые «виноваты» лишь тем, что у них другая позиция. И я не вглядывалась.

 

- Что же изменило вашу жизнь?

- Да, я не вглядывалась, пока не узнала, что молодой человек, который… (Анна отводит взгляд, несколько секунд молчит. – Авт.). У нас начинался роман, когда я была ещё на Украине. Но он не был достаточно настойчив, я не была достаточно уверена в себе…

Лёша Журавлёв. Он неожиданно написал мне на украинскую симку, которую я тогда зачем-то вставила в телефон. У меня была к ней привязана какая-то из соцсетей, и я просто случайно вставила её буквально на день. И вдруг на неё приходит смска: «Привет, родная! Как ты? А я тут в Луганской Народной республике». И оказалось, что он артиллерист, воюет за наших. Я тогда ужасно разволновалась, не могла успокоиться. Я поняла, что всё ещё люблю его…

Я думала, что он приедет ко мне. В итоге сама поехала к нему. Думала – на встречу. Оказалось – на похороны. Он погиб. Это был март 2015 года.
После похорон я уехала обратно в Санкт-Петербург. Раздала свои вещи. Я поняла, что они мне больше не понадобятся. И через три недели вернулась на Донбасс. Скажу честно: я ехала умирать. А вообще смутно помню то время – таким было моё состояние.

Я приехала в Луганск, туда, где служил Лёша. Нашла людей, которые взяли меня работать на свой сайт. Мне хотелось писать. Но ещё больше мне хотелось умереть и поскорее. Как верующий человек я не могла что-то сделать с собой. Но я надеялась, что как-нибудь так получится: буду на позициях, и мне прилетит.

Однако время шло, а мне всё не прилетало.

- Видимо, у кого-то свыше имелись на вас другие планы.

- Я писала обо всём, что видела. Сначала это были тексты послабее. Просто когда ты сталкиваешься с огромной трагедией, у тебя нет слов, чтобы это передать. Ты используешь штампы, какие-то пафосные формулировки. А они не нужны.

 

- Вы нашли в итоге нужные слова, стали писать о Донбассе по-своему, без громких фраз, но каждый раз бередя душу читателя. И всё же в 2018 году вы уехали оттуда. Почему?

- В 2017‑м я встретила молодого красивого снайпера. А поскольку с Лёшкой «протормозила», то когда этот снайпер позвал меня в ЗАГС, я сразу пошла. На третий день знакомства. Но… тоже не сложилось. Понимаете, я больше не могла там находиться. У меня сдавали нервы. Смотреть каждый день на гибель мирных людей…

 

- Что-то стало последней каплей?

- Я помню момент, когда поняла, что больше не могу там оставаться. На Трудовских, в пригород Донецка, прилетел снаряд, в дом, где жили старушка лет 80-ти с сыном-афганцем. Он ходил на костылях. Когда начался обстрел, они стали выбираться к погребу. Сын почти дошёл, а мать только вышла на крыльцо. Там они и погибли. Он – у погреба, она – на крыльце. Когда их увезли, у меня перед глазами остались небольшой домик с посаженными вокруг цветочками и костыли. Они лежали аккуратно сложенные – окровавленные костыли. И я тогда поняла, что очень устала.

 

Анна Долгарева. Поэма конца (отрывок)

Если бы две недели назад
случайный осколок прилетел в мою рыжую голову
в поселке шахты Трудовская (ДНР)
или на позициях ЛНР под Славяносербском,
моя этическая позиция
осталась бы безукоризненной.

Быть на стороне слабого -
так нас учили буквари,
так нас учили мама и папа
и вся великая русская литература.

Семь лет я была с теми, кого бомбили,
семь лет я воевала за них с целым миром
и особенно с собственными штабными.
Как же мне не остаться с ними?

Я родилась и выросла в Харькове,
я не разговариваю с собственным братом с 2014 года.
Я даже родителей прошу не упоминать его в разговорах.
Я — с теми, кого бомбили.
Мой брат – с теми, кто их бомбил.

Так вот будет: я приеду с походным рюкзаком на плечах,
пройду по двору, где семь лет не была,
где не надеялась уже побывать при жизни,
сяду на лавочку перед окнами,
из которых будет пахнуть жареной картошкой,
и сердце мое станет огромным и жарким.
И разорвётся.

 

И снова в бой

- Вы вернулись в Санкт-Петербург. Как вы после всего пережитого стали жить дальше?

- Я была как замороженная. Меня начало отпускать, только когда я летом поехала на Ладогу. Я села среди кустов черники, начала есть ягоды… Были только черника, Ладога, небо и сосны. И меня наконец отпустило. С 2018-го по 2022 год я ездила на Донбасс, отвозила помощь. Но меня не тянуло вернуться. Жизнь моя была здесь, в России.

 

- А потом началась спецоперация…

- Потом началась спецоперация. Я поехала в Мелитополь. Сделала репортаж. И теперь, когда я приезжаю в Россию, я не могу расслабиться, отдохнуть. Меня как будто всё время что-то подгоняет, мне тяжело, мне нужно возвращаться, нужно на Донбасс, как будто что-то важное пропускаю, когда нахожусь здесь.

 

- Вспоминаются слова Юлии Друниной: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне». Почему вы снова и снова возвращаетесь туда, где страшно?

- «Я была тогда с моим народом
Там, где мой народ, к несчастью, был».

 

- Что было бы, если б Россия не начала спецоперацию?

- Было понятно, что Украина готовится к наступлению. Группировки были стянуты огромные. Началась массированная артобработка линии фронта. События могли развиваться так: Украина идёт в наступление, а мы даём «ответочку». Но отвоёвывать обратно города было бы чудовищно тяжело. Я очень рада, что Россия решила не ждать, когда туда зайдёт Украина. Если бы ВСУ успели зайти в Донецк, то выбивать их было бы так же сложно, как из Мариуполя. Тот же «Азов» (запрещённая в России организация. – Авт.) идеально натаскан и экипирован для городских боёв. Если бы мы выбивали его из Донецка, город превратился бы в такие же дымящиеся развалины, как Мариуполь. Этого нельзя было допустить. Да, в глазах мировой общественности сейчас – «Россия-агрессор». Но если бы мы выбрали «имиджевый» вариант, это стоило бы жизни многим и многим хорошим людям.

 

- Что будет дальше?

- Донбасс освободят полностью. Но вообще воздержусь от прогнозов.

О людях, котах и стихах

- Анна, вы не можете спокойно смотреть на страдания не только людей, но и животных. Спасаете котов. Что это за история?

- Когда началась эвакуация, многие стали бросать домашних животных. А для них это трагедия. Брошенных собак, котов стали спасать героические девочки из приютов для животных. Я вывезла в Россию шесть брошенных котов. У них появились новые хозяева. Иначе эти животные просто умерли бы от голода.

Помогаю приюту «Кошкин дом» в Луганске. Оттуда, из этого приюта, – мой кот Феликс. Я взяла его крохотным котёночком. Он у меня в Москве. Сейчас он огромный. Шесть килограммов кота. У меня даже вышла книжка про него – «Мурмуары».

 

- А как пережитое на Донбассе повлияло на вас как поэта?

- Именно там я научилась видеть людей. Не все поэты умеют видеть людей. Многие видят себя и своё отражение. Я научилась. И это умение, к сожалению, со мной уже навсегда.

 

- К сожалению?

- Это очень тяжёлое умение.

«Делаю то, что должна»

- Анна, судя по сотням и сотням откликов в интернете на ваши творчество, позицию, очень многие вас поддерживают, восхищаются талантом, смелостью. Но немало и оскорблений, немало тех, кто пишет вам с ненавистью. Надо ли в таких случаях спорить, доказывать?

- Я ничего не собираюсь доказывать. Это бессмысленная трата сил. Такие люди только этого и хотят. Я молча их баню, и всё.

 

- Очевидно, что общество разделилось…

- Да, и боюсь, что это всерьёз и надолго. Нас глубинно раскололо. Но я не жалею об этом. Я поехала на фронт. Увидела, что там происходит, послушала, что говорят люди. Мне много писали – из Харькова, Одессы, Запорожья. Я поняла: то, что происходит, правильно.

- Какая у вас цель?

- Я хочу, чтобы люди оставались людьми. Моя цель – сохранение человечности.

 

- Что вы можете для этого сделать?

- Я могу показывать мариупольских стариков, их лица. Напоминать, что в этом страшном мире есть время спасти котёнка, накормить старика. Не нужно сходить с ума. Не нужно ненавидеть. Всегда можно сделать что-нибудь хорошее.

 

- В ближайшие дни снова на фронт?

- Да, в Луганск. ВСУ применяет запрещённые фосфорные бомбы. И об этом, я считаю, надо просто кричать! Во время одной из атак пострадал мой друг, командир батальона. Я сначала к нему, потом в Донецк.

 

- Было ли для вас совсем «горячо»: ранения, риск для жизни?

- У меня очень хорошая интуиция, и паника в мозгу не включается понапрасну. В Мариуполе меня как-то попросили вывести людей из подвала. Я иду, фотографирую. Слышу: снайпер работает. Думаю: ладно, не по мне. Захожу во двор. Штурмовая группа: «Девушка, вы с ума сошли, снайпер работает!» Мне, говорю, людей забрать. «Они не выйдут, обстрел!» Людей забрать тогда действительно не удалось. Но я забрала кота.

 

- Что вам даёт силы?

- Я просто делаю то, что должна.

 

- О чём вы мечтаете?

- Чтобы боевые действия закончились, я поехала бы в санаторий и выспалась. Я буду, наверное, месяц спать. А потом возьму маленького котёночка. Феликс его воспитает.

 

- Анна, вы по первому образованию химик. Что же за реакции такие в вашей жизни произошли, что она вот так повернулась?

- Вероятно, дело было в том, что я не поступила в Киеве в аспирантуру. Тогда вышла компьютерная игра World of Tanks, и вместо того, чтобы готовиться к поступлению в аспирантуру, я играла «в танчики». (Удивительным образом игра потом трансформировалась в реальность. – Авт.). Не поступила. Но махнула рукой и стала журналистом. Так что возможно, какая-то неудача – это шанс заняться тем, чем тебе действительно нужно заниматься.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Анна Долгарева
Все статьи Анна Долгарева
Освободительный поход Русской армии на Украину
Папа Римский – пуп земли евразийской?
Понтифик едет в Казахстан и жаждет встречи с Русским Патриархом
05.08.2022
Уго Чавес был убит, COVID-19 создан в США
Почему не озвучиваются должным образом преступления США?
05.08.2022
Все статьи темы
Украинские националисты
«Украинство не имеет отношения к
празднику Крещения Руси»
01.08.2022
Избавить Донецк от постоянных обстрелов
Народная милиция ДНР при поддержке российских военных начала штурм авдеевского укрепрайона
29.07.2022
Освободительный поход Русской армии на Украину
Хроника событий. День сто пятьдесят шестой
29.07.2022
Все статьи темы
Новости Мариуполя
«Бюро откровенно подыгрывает украинским неонацистам»
По словам Марии Захаровой, очередной доклад БДИПЧ ОБСЕ о нарушениях прав человека на Украине содержит массу непроверенной информации
28.07.2022
«К войне с Россией готовились основательно и заблаговременно»
О сходствах и различиях между Советско-финской войной 1939-1940 гг. и специальной военной операцией на Украине
28.07.2022
«На Западе врут сами себе»
По словам постпреда России при ОБСЕ Александра Лукашевича, судорожно стремясь увековечить ускользающее доминирование, США методично расшатывают систему международного права
27.07.2022
«Россия жила, задыхаясь, с топором в спине»
На наших глазах разворачивается новый театр — русский театр духовных военных действий
25.07.2022
Все статьи темы
Последние комментарии
Хуснуллин снова рекламирует миграцию
Новый комментарий от Калужанин
06.08.2022 08:22
Возвращение к «традиционным семейным ценностям» – это блеф
Новый комментарий от Полтораки
06.08.2022 07:47
«Одноэтажная Россия. Азов»
Новый комментарий от Адриан Послушник
06.08.2022 01:42
Русский мир Николая Ефимова
Новый комментарий от Мирянин
06.08.2022 01:30
Папа Римский – пуп земли евразийской?
Новый комментарий от учитель
06.08.2022 01:12
Уго Чавес был убит, COVID-19 создан в США
Новый комментарий от Калужанин
05.08.2022 21:40