Юань хочет обыграть доллар на цифровом поле

Китай в полушаге от того, чтобы запустить цифровой юань в массовое обращение

0
850
Время на чтение 8 минут
Юань хочет обыграть доллар на цифровом поле

Пекин давно вынашивает планы сделать юань мировой валютой. Формально китайская денежная единица такой статус получила пять лет назад, когда за это проголосовал совет директоров МВФ. 1 октября 2016 года решение вступило в силу, и с тех пор юань входит в корзину валют, с помощью которой рассчитывается курс SDR (виртуальная валютная единица «специальные права заимствования», эмитируемая МВФ). В этой корзине стало пять валют, и юань сразу по удельному весу занял третье место после доллара США и евро, опередив британский фунт стерлингов и японскую иену. Однако у юаня до сих пор очень скромные позиции в мировой экономике и международных финансах.

По итогам 1 квартала 2020 года доля китайского юаня в совокупных валютных резервах всех стран-членов МВФ составила лишь 2,02% против 61,99% у доллара США и 20,05% у евро. Да и другие валюты, входящие в корзину СДР, имеют более высокие доли: у японской иены – 5,70%, у британского фунта стерлингов – 4,43%.

Доля юаня в общем объёме операций, проходящих через систему международных платежей СВИФТ, в мае 2018 года была равна всего 1,88%. Впереди шли доллар США (30,40%), евро (34,19), британский фунт стерлингов (7,45), японская иена (3,54). А спустя два года, в мае 2020 года, доля юаня даже снизилась до 1,79%, и он с пятой строчки опустился на шестую. Впереди его swift.com/our-solutions/compliance-and-shared-services/business-intelligence/renminbi/rmb-tracker/document-centre" rel="nofollow" target="_blank">находились (доля в общем объёме платежей через систему СВИФТ, %): доллар США – 40,88; евро – 32,91; британский фунт стерлингов – 6,75; японская иена – 3,53; швейцарский франк – 1,88.

В то же время по доле в мировом ВВП, рассчитанной по паритету покупательной способности юаня (ППС), Китай обошёл США и занял первое место в мире ещё в 2014 году. По данным МВФ, в 2019 году доля Китая в мировом ВВП, рассчитанная по ППС, составила 19,25 %, доля США – 15,11%.

Пекин уже несколько лет готовит серьёзную денежную реформу, которая, по замыслу партийно-государственного руководства КНР, позволит решить целый ряд важных социально-экономических и валютно-финансовых проблем. Речь идёт о введении официальной цифровой валюты – цифрового юаня, который должен эмитироваться Народным банком Китая (НБК).

Тема официальной цифровой валюты (цифровой валюты Центрального банка – ЦВЦБ) волнует сегодня денежные власти большинства стран мира. Несколько центробанков уже готовят эмиссию ЦВЦБ. Среди них – центробанки Швеции, Южной Кореи, Китая. Судя по всему, ФРС США от негативного отношения к любым цифровым валютам перешла на позицию активной поддержки проекта введения цифрового доллара. Денежные власти Америки из состояния «цифровой спячки» вывели не только Китай и другие страны с их проектами ЦВЦБ, но также Марк Цукерберг, генеральный директор Facebook, который в прошлом году объявил о запуске криптовалюты Libra и считает, что она может заменить традиционные резервные валюты в международных расчётах.

Дальше всех в подготовке к введению ЦБЦБ продвинулся Китай. Внутри страны цифровой юань должен подавить попытки использования частных криптовалют типа биткойна, не допустить размывания монополии НБК на эмиссию денег. Вовне цифровой юань нужен для обслуживания внешней торговли и экспорта китайского капитала (пока они опираются на преимущественное использование доллара США). С помощью цифрового юаня Пекин рассчитывает провести дедолларизацию экономики и внешнеэкономических связей.

Задача эмансипации Китая от американского доллара приобрела особую актуальность в связи с тем, что Вашингтон стал вводить экономические санкции против Пекина в связи с событиями в Гонконге. Пока санкции выражаются в составлении чёрных списков китайских чиновников, но нет никакой гарантии, что завтра Вашингтон не блокирует платёжно-расчётные операции китайских банков и компаний через систему СВИФТ.

Для Китая в реализации проекта цифрового юаня очень важен фактор времени. Пекин стремится первым в мире ввести официальную цифровую валюту, операции с которой окажутся невидимыми для финансовой разведки США. В Пекине рассчитывают, что цифровой юань окажется востребован не только китайскими резидентами, но и нерезидентами, которые находятся под экономическими санкциями (Иран, Венесуэла, КНДР, Куба, Россия и др.) или могут под такие санкции попасть (например, европейские банки и компании, которые боятся вторичных санкций за сотрудничество с компаниями и банками государств-«изгоев»).

Исследования по теме введения официальной цифровой валюты в Китае начались в 2014 году. Акцент делался на платёжную систему, которая должна быть создана на базе новой валюты. В англоязычной литературе этот проект часто обозначается аббревиатурой DCEP (Digital Currency / Electronic Payment). Если все долларовые транзакции контролируются Федеральным резервом и Вашингтоном через платёжные системы СВИФТ, Fedwire, CHIPS, то у Китая задача создать платёжную систему, в которой операции с цифровым юанем контролируются Народным банком Китая и Пекином.

Большое внимание в этом проекте уделено технологиям blockchain (распределённый реестр протоколов операций), которые первоначально использовались в проектах частных криптовалют (биткойн, эфириум и др.). Если в частных проектах технологии blockchain обслуживают горизонтальные отношения всех участников, гарантируя им анонимность, то китайскому Центробанку эта технология должна позволить видеть всё, что происходит в мире цифрового юаня и в вертикальном, и в горизонтальном измерениях.

Переход на цифровую валюту резко усилит позиции государства в мире денег. Банки для проведения транзакций с официальной цифровой валютой окажутся ненужными. Счета владельцам цифровой валюты открываются в Центральном банке, а операции между держателями счетов в цифровой валюте будут происходить быстрее, чем раньше. Да и возможность хищений денег будет исключена. Станет ненужной гигантская контрольно-оценочная инфраструктура, которая возникла вокруг частных банков: рейтинговые агентства, аудиторские фирмы, банковский надзор, финансовый мониторинг.

Ещё несколько лет назад Пекин подготовился к плохому сценарию развития событий на случай блокировки системы СВИФТ. Была создана система международных платежей CIPS (China International Payments System), которая включает 33 прямых и 936 непрямых участников и охватывает 96 стран. Однако она не стала полноценной альтернативой SWIFT. О системе CIPS известно очень мало; некоторые полагают, что CIPS – пилотный проект, связанный с проектом DCEP.

Китай, отмечают многие эксперты, более готов к введению официальной цифровой валюты, чем большинство других стран мира, даже таких, как США, Германия, Франция, Великобритания. В Китае уже несколько лет действует программа технологического развития, цель которой к 2025 году сделать КНР сверхдержавой в сфере передовых технологий. Робототехника, искусственный интеллект, блокчейн – это часть направлений, где Пекин хочет доминировать.

И есть ещё одна причина, по которой Китай может опередить другие страны в введении ЦВЦБ. Китайцы успели отвыкнуть от наличных денег. Электронные платежи для них – привычное дело. Не только в городах, но и в сельских районах жители почти не использует бумажные деньги, совершая оплату с помощью мобильных телефонов через платёжные системы Alipay или WeChat Pay. НБК не собирается тянуть с упразднением наличных денег. НБК заявляет прямо, что цифровой юань призван заменить юань наличный. Глен Ву (Glenn Woo), глава подразделения Ledger Vault в АТР, говорит, что китайцы даже не почувствуют замены наличного юаня на цифровой: «Рядовой пользователь не обязательно поймет, что что-то изменилось. Они все еще будут использовать WeChat, посредством него совершать онлайн-покупки, вызывать такси, переводить деньги и использовать другие возможности... Никто не почувствует разницу, что платежи будут уже в ЦВЦБ».

Гриф секретности с исследований по теме цифрового юаня был снят 9 декабря 2019 г., когда НБК раскрыл детали пилотных программ тестирования цифровой валюты. Масштабное тестирование цифрового юаня началось в апреле 2020 года. В нём участвуют четыре государственных банка (главный из них – Сельскохозяйственный банк Китая), а также ряд крупных компаний, включая корпорацию Huawei и телекоммуникационных гигантов China Telecom, China Mobile и China Unicom. В общей сложности к проекту подключены 22 компании. На этом этапе поставлена задача разработать мобильные приложения для хранения цифрового юаня и SIM-карты со встроенными кошельками для новой валюты.

Тестирование новой валюты происходит на четырёх площадках: в Шэньчжэне (провинция Гуандун, Южный Китай); в новом экономическом районе Сюнъань (центр индустриального района Пекин – Тяньцзинь – Хэбэй, Северный Китай); в Чэнду; в Сучжоу (восточная провинция Цзянсу). О деталях эксперимента известно немного. Предполагают, что ряд торговых учреждений и организаций по оказанию услуг будут принимать от граждан в оплату цифровые юани. В Сянчэне, районе на востоке города Сучжоу, правительство начало выплачивать госслужащим половину субсидий на транспорт в цифровой валюте.

Следующая фаза тестирования запланирована на 2022 год, на время Олимпийских игр в КНР (преимущественно в Пекине). Иностранным гостям будут предложены электронные кошельки с цифровыми юанями и специальные SIM-карты китайских операторов связи. Кандидатами на следующий раунд испытаний могут стать Шанхай и крупные города острова Хайнань, где сосредоточены значительные объёмы внешней торговли и капитала.

Глава инвестиционной компании Sino Global Capital Мэтью Грэм (Matthew Graham) оценивает ситуацию в мире цифровых валют следующим образом: Америка практически не имеет шансов стать пионером в деле введения национальной цифровой валюты. Им станет Китай; он уже в полушаге от того, чтобы запустить цифровой юань в массовое обращение.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
Подписывайте на телеграмм-канал Русская народная линия
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав; Блогер Николай Соболев; Ведущий Александр Макашенц; Писатель Елена Прокашева; Екатерина Дудко; Политолог Павел Мезерин; Рамазанова Земфира Талгатовна (певица Земфира); Гудков Дмитрий Геннадьевич; Галлямов Аббас Радикович; Намазбаева Татьяна Валерьевна; Асланян Сергей Степанович; Шпилькин Сергей Александрович; Казанцева Александра Николаевна; Ривина Анна Валерьевна

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/reestr-inostrannyih-agentov-10022023.pdf

Валентин Катасонов
Россия выходит из-под долгового гнёта
О внешнем долге РФ и других стран
09.04.2024
ВВП в эпоху ВВП: Росстат мастерски жонглирует цифрами, но дело не только в нем
На первые места в создании общественных благ выходят финансисты, торговцы и 2,4 млн чиновников
09.04.2024
«Развод» двух мировых держав будет долгим и мучительным
Антироссийские санкции Вашингтона способствуют схлопыванию двусторонней торговли США и Китая
08.04.2024
Все статьи Валентин Катасонов
Последние комментарии
Не исповедник, но мученик?
Новый комментарий от С. Югов
11.04.2024 16:36
Гумпомощь бойцам СВО – на помойке
Новый комментарий от АБС
11.04.2024 16:17
Крокус Сити: уроки и выводы
Новый комментарий от учитель
11.04.2024 14:25
«Доброе имя нельзя "выкупить" у общества»
Новый комментарий от Владимир С.М.
11.04.2024 14:21
Беда дочерей о. Даниила Сысоева
Новый комментарий от Владимир Петрович
11.04.2024 13:29