«Владыка Иов пытался бороться с проявлениями модернизма и волюнтаризма»

Диакон Владимир Василик об освобождении архиепископа Иова (Гечи) от управления Русской архиепископией Константинопольского Патриархата

Как сообщалось, архиепископ Иов (Геча) освобожден от управления Русской архиепископией (Архиепископией Православных Русских Церквей в Западной Европе) Константинопольского Патриархата. В свою очередь, секретарь Брюссельско-Бельгийской епархии РПЦ протоиерей Сергий Модель выразил мнение, что будущее «Парижской» архиепископии теперь неопределенно.

Ситуацию проанализировал в интервью «Русской народной линии» кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии диакон Владимир Василик

С большим огорчением я услышал весть об отставке архиепископа Иова (Гечи). Я его знал как благочестивого, деятельного, глубокого и духовного человека, хорошего богослова. Если православные парижане не удовлетворены таким владыкой, то кем они будут довольны? 

Причина его отставки следующая: владыка Иов попытался расставить все точки над I и навести прядок в «Парижской» епархии – поставить епископскую власть на должную высоту, поскольку духовенство и миряне относились к епископству в высшей степени пренебрежительно. Владыка Иов пытался бороться с проявлениями модернизма и волюнтаризма, поэтому его и освободили от занимаемой должности. 

Изначально «Парижская» епархия Константинопольского Патриархата возникла как своеобразный бунт и феномен церковного либерализма. Эта епархия отделилась от Матери-Церкви, хотя существовали возможности ее сохранить в рамках Московского Патриархата. После войны «Парижская» епархия не присоединилась к Московскому Патриархату. В 1925 году образуется Свято-Сергиевский институт, который в скором времени становится гнездом нетрадиционного, а жестче говоря, неправославного богословия, например, «софианство» отца Сергия Булгакова, торжественно осужденного Собором зарубежных Церквей и Синодом Московской Патриархии в 1935 году. Но, тем не менее, все ереси отца Сергия и других богословов не получили надлежащей оценки митрополита Евлогия и тем более Константинопольского Патриарха. На всё смотрели более, чем благосклонно. 

Если взглянуть на «кочетковщину», но не только на ее волюнтаризм в области Богослужения, а и на грубейшие и циничные попирания святых догматов, то заметим, что «кочетковщина» корнями прорастает в парижскую школу богословия. В частности, в творчество отца Сергия Булгакова, Николая Бердяева и иных деятелей. События в «Парижской» епархии вызывают глубокое и горестное удивление.
Загрузка...