«Церковь может и должна обличать неподобающе ведущих себя членов общества»

Известные пастыри о модели взаимоотношения Церкви и общественности

26.05.2014 51
Один из вопросов, который приходится решать современной России - определить место и функции религии в обществе, пишет портал Regions.Ru. Уже очевидно, что тенденция, преобладающая на нынешнем Западе – постепенное «выдавливание» религии из общественного пространства и противодействие любому ее влиянию на общественную жизнь – Россию не устраивает. С другой стороны, после 70 лет государственного атеизма многое, что в странах Запада всегда было и остается естественным – присутствие религиозных деятелей на государственных церемониях, а представителей власти – на религиозных, упоминания о религии в официальных речах, капелланы в армии, религиозные предметы в средней и высшей школе, церкви при университетах и т.п. – в России до сих пор встречает сопротивление части общества и вызывает возмущенные разговоры о клерикализации, нарушении Конституции и сращении Церкви с государством. 

Этой теме был посвящен круглый стол «Религия и религиозные организации в общественной жизни современной России», прошедший в Общественной палате. Участвовавший в нем председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в своем выступлении сказал: «Церкви как институту, как религиозной организации, религиозной академии не нужны властные полномочия… Она не стремится обладать аппаратом принуждения. Он ей не нужен». 

По его словам, это не значит, что верующий человек, будучи президентом, генералом, художником, кем угодно еще, не имеет права поступать в своей жизни согласно своим религиозным убеждениям, передает его слова РИА «Новости». Общество необходимо приучить к тому, что верующий человек, что бы он ни делал в государстве или общественных организациях, имеет право поступать как верующий, считает отец Всеволод. 

«Это вовсе не значит, что он должен навязывать свои убеждения, - прежде всего, своим подчиненным», — добавил он. 

Отец Всеволод отметил, что современная общественная реальность меняется — многие прежние правовые, политические и идейные конструкции устарели. «Нам не нужно бояться подстраивать политические конструкции и риторику под ту меняющуюся жизнь, которая нас окружает. Нам не нужно бояться делать упор здесь, в России, как и в любой светской стране, на религиозные общины, которые укоренены в нашей истории, на культуры, которые показали свою полезность нашему обществу», — заявил пастырь, отметив, что общество на самом деле знает, какие религиозные доктрины привычны и конструктивны, а какие явно таят в себе опасность. 

Вице-президент Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России Зиновий Коган посетовал, что сегодня в России есть проблема отсутствия инструментов для блокировки регистрации нетрадиционных и деструктивных религиозных организаций. «Общество — это ребенок, ради которого существуют религии и государство», — сказал Коган, подчеркнув, что религии должны объединять российскую нацию, как «клей», а не разобщать. 

«Какие отношения религии, государства и общества в современных условиях вы считаете правильными? Нужны ли государству дополнительные инструменты противодействия нетрадиционным и деструктивным религиозным организациям?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям

Протоиерей Александр Добродеев, заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, заявил: «Религия и общество – не две отдельных сущности, при соединении которых получается вкусный компот. Нет. Традиционная религия - это единственный способ выжить: в семье, в обществе, во всех сферах человеческой деятельности. И если мы к религии будем относиться как к чему-то чуждому, то просто вымрем. Без Бога ничего не будет вообще. Это естественный путь выживания человека. А если мы будем увлекаться деструктивными сектами, гей-парады устраивать и прочее, мы сами себе подпишем смертный приговор. Это как вместо чая и кофе пить цианистый калий. Так что если мы не сохраним свою веру, очень быстро от нас ничего не останется». 

Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, считает, что нужны инструменты для борьбы с тоталитарными сектами и деструктивными религиозными организациями. «Деятельность, которая стремится жестко подчинить человека, лишить его свободы и имущества, должна подпадать под Уголовный кодекс, - убежден он. - Так что должным образом надо дополнить уголовно-административное законодательство». 

«Что касается взаимодействия Церкви и общества, то Церкви и христианам вовсе не нужны модели, которые сложились до революции, в Синодальный период, когда Церковь жестко была подчинена государству, которое исповедовало во всех сферах Православие. Кстати, превращение Церкви в министерство стало одной из причин революции, - полагает пастырь. - Вот на Западе при общей секуляризации религиозные институты сохраняются, например, капелланы в армии, - но это скорее ради соблюдения частного права человека на реализацию его религиозных потребностей. Это правильно, но в России нужна и не такая модель, а соработничество.  Неплохо бы, чтобы государство себя декларировало как светское, но христиански ориентированное в нравственном понимании, и в идеологии в том числе. Исходя из этого можно выстраивать свободные и независимые отношения государства и Церкви. Это было бы наиболее уместно - без прямого диктата, а как декларация нравственных предпочтений. И если это оформлять на законодательном уровне, то в законодательстве можно будет что-то прописывать, - ту же службу капелланов, например». 

Священник Михаил Артеменко, клирик Свято-Владимирского храма пос. Разумное Белгородского района Белгородской области, психолог, руководитель семейно-консультационного центра св. блгв. кн. Петра и Февронии в пос. Разумное, сказал: «Я полностью согласен с отцом Всеволодом Чаплиным. Навязывание религиозных взглядов действительно случается - а человек сам должен решать, во что он хочет верить. Со своей стороны Православие должно помочь ему увидеть пример для подражания – это самое главное». 

«Я думаю, - продолжил он, - дополнительные инструменты противодействия деструктивным организациям нам не нужны. Самое лучшее противодействие – собственный пример. Человек всегда уходит не куда-то, а откуда-то. Если мы станем загонять его в христианство палкой, толка не будет. Нужно просто жить по-христиански, показывая: вот это хорошо, а вот то - недопустимо. Христианство не должно заканчиваться порогом храма, человек должен следовать нравственным законам везде - дома, в институте, на работе». 

Протоиерей Константин Головатский, священник храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте, глава Православного молодёжного клуба «Встреча», председатель Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, отметил: «То, о чем говорит отец Всеволод, очень актуально: выстраивание в современной России отношений Церковь-государство. Сейчас Церковь активно участвует в жизни общества, она и должна это делать, помогая утверждать традиционные нравственные ценности, способствуя нравственному оздоровлению. При этом религиозные взгляды, конечно же, никому не нужно навязывать. Человек свободен в религиозном выборе». 

«Что касается нетрадиционных религиозных организаций, механизмы, чтобы им противодействовать, обязательно нужны. Необходимо, в первую очередь, противодействовать легитимизации организаций, представляющих опасность для нормальной общественной жизни. Позиция Церкви в этом вопросе такова: нужны законодательные акты, которые могли бы препятствовать появлению новых деструктивных организаций и пресекать деятельность уже существующих сект. Они за много лет своего существования в России причинили уже достаточно вреда и продолжают причинять, активно привлекая адептов, в том числе, и молодежь. Чтобы привлечь людей и удержать их, эти организации используют различные способы манипуляции, психологическое давление, парализуя волю. Это не добровольный выбор человека. Потом зачастую ему требуется медицинская помощь, реабилитация», - заключил отец Константин. 

Священник Стефан Домусчи, кандидат философских наук, кандидат богословия, доцент, заведующий кафедрой нравственного богословия Православного института св. Иоанна Богослова, задался вопросом: «Каким образом можно выстраивать отношения между религиозными людьми и обществом, если они часть этого общества?» «Они могут быть служащими, рабочими, чиновниками или кем угодно еще, и никак не противопоставлять своего гражданского положения своей религиозности, - подчеркнул пастырь. - Мне кажется искусственной такая постановка вопроса. Это идет со времен советского прошлого, когда общество по преимуществу было атеистическим. К верующим в нем относились как к отдельной специфической группе. Сегодня такого противопоставления не должно быть. Все люди должны относиться друг к другу с уважением, учитывать свободу личности и выбор своих ближних. Любовь к ближнему и уважение к нему лежит в основе любых отношений». 

«А в противодействии нетрадиционным и деструктивным религиозным организациям, мне кажется, можно пойти по очень опасному пути. Делать это нужно аккуратно. Можно создать такие критерии, под которые попадут и традиционные религии. Например, один из таких критериев - люди уверены в единственной истинности своего вероучения. Иногда считают, что это сектантское мышление, нужно шире смотреть на вещи, быть толерантными. А потом оказывается: мусульмане уверены в единственной истине своего учения, христиане уверены, иудеи… Такие критерии использовать нельзя. Мне кажется, нужны не религиозные, а, скорее, психологические и юридические критерии: используют ли люди специальные приемы давления на личность, обман и ложь, угнетают ли свободу человека и т.д. Такое недопустимо вообще, и не только в религиозной организации», - убежден отец Стефан. 

Иерей Святослав Шевченко, руководитель пресс-службы Благовещенской епархии, сказал: «Сегодня Церковь часто обвиняют в «сращении» с государством. А как быть, если даже за получением всевозможных разрешений на строительство храмов мы вынуждены обращаться в различные госструктуры? Хочется, чтобы Церковь и государство были равноправными, уважающими друг друга партнерами. Церковь часто обвиняют и в том, что она "лезет, куда не нужно". Мне кажется, это происходит от недопонимания. О том, что касается духовности, нравственности общества, Церковь молчать не может. Мы хотим, чтобы Церковь была максимально удалена от политики, - в принципе, так оно и есть. Но если в обществе игнорируются духовно-нравственные ценности – Церковь может и должна обличать неподобающе ведущих себя членов этого общества, будь то чиновники самого высокого уровня или "вип-персоны". Церковь должна быть эталоном морали, и, разумеется, блюсти чистоту в своих рядах. А сегодня в обществе моральная планка опускается сейчас все ниже и ниже…» 

«Как показала ситуация на Украине, у истоков формирования деструктивной обстановки в стране стояли нетрадиционные религиозные организации. Эти организации зачастую финансирует Запад. И не только на Украине, но и в России они насаждают ценности Запада, получая оттуда финансовую поддержку, в том числе - гранты западных фондов. Насколько я знаю, даже русскую Арктику сейчас активно заселяют сектанты американского и канадского происхождения. Вообще американские политики видят в религиозной миссионерской деятельности серьезное подспорье осуществлению своих планов. Они об этом открыто говорят, их высказывания можно найти в интернете. Чтобы в России такого не произошло, необходим правовой фильтр, который бы "задерживал" такие организации», - считает отец Святослав. 

Иерей Иоанн Воробьев, клирик Николо-Кузнецкого храма, преподаватель ПСТГУ, зам.директора по воспитательной работе Православной Свято-Петровской школы, сказал: «Многие нравственные принципы, на которых до сих пор стоит российское общество, пришли к нам из Евангелия. А Церковь - хранитель этих принципов. Например, мы говорим, что будущее русского народа возможно, только если будет восстановлено понятие семьи в сознании людей, - но откуда берется настоящее понимание семьи? Кто стоит сегодня на страже сохранения традиционной семьи? Только Церковь. И именно в таких аспектах государству надо не просто сотрудничать с Церковью, а всеми силами прислушиваться и поддерживать ее». 

«К сожалению, - продолжил он, - в так называемом демократическом обществе очень сильно противодействие любым усилиям Церкви. Почему – ответить логически сложно. Любое церковное слово звучит как некий укор современному обществу, которое развивается по законам греха. Церковь много говорит о том, что общество паразитирует на страстях человеческих, а добродетели никаким образом не поддерживаются, поэтому ее слова воспринимают в штыки, а сама Церковь оказывается объектом агрессивных нападок. Если бы государство прислушивалось и поддерживало разные церковные общественные инициативы, это уже было бы очень здорово». 

«Что касается деструктивных религиозных организаций, здесь необходимо четкое понимание, что все эти секты в первую очередь обманывают народ. И у государства должна быть четкая позиция по этому поводу. Но порой непонятно, кто вообще занимается этим вопросом. Знают, что происходит, или нет? Тоталитарные секты отбирают у людей последнее, обещая непонятные преференции, которые человек никогда в жизни не получит. Так что внимание со стороны государства тут необходимо», - заключил отец Иоанн.
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Последние комментарии
Отыгрываться на студентах – низко
Новый комментарий от Владимир Стрела
2020-05-30 08:51
Ахиллесова пята России
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-05-30 08:27
«Корона» против семьи – кто победит?
Новый комментарий от Алина
2020-05-30 08:00
«Чипирование через шприц»: возможно ли оно технически?
Новый комментарий от Сергей Абачиев
2020-05-30 07:26
«Это стратегический удар по России»
Новый комментарий от Сергей Абачиев
2020-05-30 07:07
Где грань между доносом и борьбой за чистоту Церкви?
Новый комментарий от София7
2020-05-30 06:11
Не ожидал
Новый комментарий от учитель
2020-05-30 06:07