itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Проблема языка богослужения требует честной и открытой дискуссии

Диакон Владимир Василик считает, что задача русификации церковно-славянского языка не имеет ничего общего с обновленчеством

0
88
Время на чтение 4 минуты
Епископ Венский и Австрийский ИларионПроблема языка церковных служб назрела не только за рубежом, но и в России, и поэтому ее разрешение уже давно требует честной и отрытой дискуссии, считают участники круглого стола, посвященного актуальным церковно-практическим вопросам православной сакраментологии, V Международной богословской конференции Русской Православной Церкви "Православное учение о церковных таинствах". "Вопрос о церковно-славянском языке стал каким-то жупелом, каким-то табу, потому что в начале 90-х гг. как-то неудачно стартовала дискуссия на эту тему, но нам от этого вопроса никуда не уйти", - заявил, в частности, епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев), выступивший на конференции с докладом, передает Благовест-инфо.

Владыка Иларион считает, что проблема богослужебного языка особенно остро стоит в русских приходах в Западной Европе. "Наши русские молодые прихожане - дети наших эмигрантов, говорят на ломаном русском, и по-славянски не понимают ни слова", - пояснил владыка. В таких приходах ищут разные возможности, например, читают Евангелие и Апостол и по-славянски, и по-русски. Поэтому, полагает владыка, "для тех епархий, которые находятся в миссионерской ситуации, где люди слабо связаны со славянским языком и даже с русским языком", необходимы специальные рекомендации на этот счет со стороны священноначалия РПЦ. При этом, он с сожалением отметил, что в недавно принятой Св. Синодом "Концепции миссионерского служения", нет рекомендаций о возможности использовании русского языка в богослужении.

Вопрос богослужебного языка очень сложен и неоднозначен, его решение потребует, "может быть, десятилетней работы", считает епископ Иларион. В этой работе надо учитывать проблемы не только собственно перевода богослужебных текстов, но и вопрос их восприятия. В связи с этим владыка предложил "параллельно с нашим богослужебным суточным кругом создать систему подготовительных богослужений для начинающих". По его словам, эти молитвенные встречи могут включать катехизические беседы. "Они могут существовать в приходах на уровне кружков, катехизических курсов, где самые простые молитвы и песнопения на славянском языке с переводом на русский язык сочетались бы с проповедью". "Таким образом, мы создали бы мост между внутренней церковной действительностью и тем миром, который становится все дальше и дальше от нас", - заявил епископ Иларион.

"Проблема богослужебного языка, действительно, существует и поэтому ее обсуждение требует углубленного внимания и экзегезы", - заявил в интервью "Русской линии" один из участников круглого стола, профессор Санкт-Петербургской духовной академии, кандидат филологических наук диакон Владимир Василик. "Лично я считаю, что здесь возможно два подхода: во-первых, речь должна идти об адаптации, некотором, если хотите, "обрусении" церковно-славянского языка (этот процесс происходил в течение всей истории Киевской и Московской Руси, и он не должен искусственно останавливаться сейчас), а во-вторых, надо говорить о допущении на правах второго текста-изъяснения русского перевода Синодальной Библии, в частности, прочтения за богослужением сначала текста на церковнославянском языке, а потом - на русском. В некоторых приходах такая практика уже существует и в этом нет ничего плохого", - пояснил отец Владимир.

о.Владимир ВасиликГоворя об адаптации церковнославянского языка, он подчеркнул, что "богослужебные тексты и до и после XIV века в значительной степени русифицировались". "Так было задолго до XIV века, в течение XV-XVI века этот процесс продолжался. Но особенно активно он проходил в конце XIX - начале XX века, когда стало ясно, что богослужебные тексты просто непонятны. В частности, в 1911 году была издана новая Триодь, в значительной степени русифицированная, но, тем не менее, тексты в ней оставались церковнославянскими", - отметил отец Владимир. При этом он добавил, что "в Церкви вполне возможно чтение Евангелия, Апостола и паремий на двух языках, как это было в Ветхозаветной Церкви, и есть свидетельства, что это было в Церкви Новозаветной".

"Понятно, что текст должен быть торжественным, намоленным и церковным, но при этом есть ещё одно, главное свойство - он должен быть понятным. Пока не создана целостная система церковных школ, в которых обучались бы не только дети, но и взрослые, мы не имеем права судить наших прихожан, потому что существует проблема элементарного непонимания. И это далеко не новая проблема, она существовала и до революции, при том, что знание основ церковнославянского языка давала тогда любая приходская школа. Сейчас же, когда язык развивается гигантскими шагами, а Церковь, к сожалению, не может дать своим прихожанам достойного языкового базиса, необходимы некоторые миссионерские шаги, чтобы церковный народ на службе не занимался самим собой, не погружался в собственные эстетические переживания, а внимал Слову, как и говорили святые Кирилл и Мефодий: "Слушай, славянский народ, Слово, ибо Слово - оно от Бога". Если же мы будем настаивать на всецелом примате церковнославянского языка, да ещё времён Кирилла и Мефодия, то чем мы будем отличаться от язычников? Боюсь, мало чем", - заявил отец Владимир.

По его словам, наряду с этим существует еще одна проблема - проблема качественного прочтения текста. "Чтение у нас в храмах просто ужасное и здесь есть целый ряд проблем. Во-первых, та традиция чтения Апостола, когда первые слова произносятся давящимся басом, едва ли ни шёпотом, затем происходит подъём, и, в результате, все заканчивается непонятным рёвом в конце, носит просто порочный характер. Или, например, однотонное бубнящее чтение иных пономарей себе под нос - все это не способствует вниманию, тем более, когда чтецы совершенно не ориентируются на народ. В иных литургических позициях, как, например, чтение канона, можно было бы повернуться лицом к верующим, а они этого абсолютно не делают. Я ничего не говорю, у нас прекрасное богослужение, но иногда мы настолько упиваемся эстетическими моментами, когда музыка подавляет слово, когда переливы дьяконских и чтецких голосов совершенно замазывают суть. Я уже не говорю о нашем пении с его эстетическим и совершенно непонятным многоголосьем", - отметил профессор Санкт-Петербургской духовной академии.

Отвечая на вопрос о том, не станут ли такие нововведения шагами в сторону обновленчества, отец Владимир подчеркнул, что "обновленчество состоит не в русификации, а в антиканоническом поведении, предательской политике и попрании основ православных канонов". "Сторонниками же русификации, между прочим, в известном плане были и многие деятели Патриаршей Церкви, и многие из тех, кто сохранили верность Святейшему Патриарху и Церкви. В данном случае об обновленчестве говорить абсолютно неправильно и нелогично, тем паче, что во время 1917-18 годов бытовал целый ряд мнений: за русификацию высказывались и многие из тех, которые позже окончили свои дни как новомученики и исповедники", - заявил отец Владимир. "Я думаю, что нам стоит хотя бы немного повернуться к народу Божиему и понять, что мы служим не только Богу, но и народу, и народ сослужит и сомолится с нами. Наше богослужение изначально было миссионерским, и оно вновь, в XXI веке, должно приобрести миссионерское звучание, а не быть вещью в себе", - заключил отец Владимир.
Русская линия
Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Последние комментарии
Блеск и нищета официозных «военных экспертов»
Новый комментарий от Александр Миронов
05.10.2022 12:39
Мы возвращаемся в православную Россию
Новый комментарий от Советский недобиток
05.10.2022 11:21
Крестный путь крестьянских поэтов
Новый комментарий от С. Югов
05.10.2022 10:47
Убиенной Марине Цветаевой
Новый комментарий от Александр А.Б.
05.10.2022 10:36
Стрелков сегодня
Новый комментарий от С. Югов
05.10.2022 09:54
Война должна стать народной, Отечественной
Новый комментарий от Советский недобиток
05.10.2022 09:40