Как Илья Муромец меня с «нашими» поссорил…

В воюющей Сирии. Часть 16

1 часть

2 часть

3 часть

4 часть

5 часть

6 часть

7 часть

8 часть

9 часть

10 часть

11 часть 

12 часть

13 часть 

14 часть

15 часть

В келью постучала сестра Сейди и сообщила, что Марию разыскивают русские «генералы». Какое чудесное известие и какое великолепное начало дня! Это оказались военные операторы. Предложили вместе выйти в город для поиска сюжетов. Я с радостью согласилась.

Приезд русских переполошил всю Сайднаю. Сначала нас повели в кабинет мэра, доктора Абдаллы, потом в полицейское управление, где начальник полиции устроил целый патриотический митинг в нашу честь.

 

Позже состоялась встреча, опять же официальная, с местными военными и с жителями городка. Одним словом, приём оказался очень трогательным и по-арабски гостеприимным, но хотелось чего-то настоящего и живого. А поэтому сюжеты пришлось искать всё больше по сторонам.

В самый разгар торжественной части я вышла сделать звонок, а потом ко мне подошли двое сирийцев в военном. Один, пожилой, прекрасно говорил по-русски, второй средних лет, с добрыми глазами и стальным рукопожатием. Мы сели на диван и понемногу разговорились. Моими собеседниками оказались бригадный генерал из Алеппо по имени Фаваз и сайднайский снайпер Жорж Мансор.

 

 

Генерал Фаваз был начальником факультета военно-политической работы, служил в политуправлении САР и считался здесь большим человеком. В восьмидесятых годах он учился в России на военного журналиста, потом в Дрездене проходил курс по психологической войне, а в девяностых защитил в Москве диссертацию по спецпропаганде.

- В ходе войны у меня было свыше 1500 командировок в самых опасных местах, - рассказывал генерал. – То, что происходит сейчас, мы называем мирное время, а раньше уже в 60 километрах от Дамаска было очень опасно. Я занимаю активную гражданскую позицию, часто выступаю как аналитик по телевидению, меня много раз пытались подкупить, но я не поддался. О моей жизни прекрасно знал мой сын, у нас с ним друг от друга не было секретов. Я сам считаю себя патриотом и его воспитывал также.        

У генерала Фаваза было два сына. Старшего звали Тарек. Он родился в 1985 году, почти закончил магистратуру, стал прекрасным инженером и зарабатывал тем, что создавал дизайны интернет сайтов. Его даже приглашали работать заграницей, но он отказался. Когда началась война, Тарек оставил учёбу и сказал: «Мне - в армию». Хотя по сирийским законам мог продолжать обучение. На тот момент ему было 30 лет. Полгода тренировался в учебном центре, прошел курс молодого бойца спецназа, стал офицером, лейтенантом Сирийской армии. Его распределили в «пятый корпус», это был новый штурмовой корпус нападения, который организовали русские. Сначала его отправили в Пальмиру, и он участвовал в её освобождении. Генералу Фавазу часто звонили друзья Тарека и просили удерживать сына, который не отказывался ни от одного боевого задания. Но отец не мог повлиять на Тарека, который объяснял своё поведение тем, что Бог дал ему силы и здоровье именно ради того, чтобы служить Родине, и что он совсем не боится смерти.

Осенью 2017 года боевики захватили несколько населенных пунктов в Хаме. В это время Тарек был дома в отпуске, который получил как поощрение за отличную службу. Но он буквально сорвался на фронт, не захотел даже догулять положенного.

В половину одиннадцатого ночи накануне операции, когда сирийские спецназовцы должны были штурмовать важную высоту Уза Зуа в Аль Мадждаль под Хамой, Тарек позвонил отцу по телефону и, как обычно, сообщил о предстоящей операции, попросив молитв.

- На следующий день, когда мы позвонили Тареку, - продолжал свой рассказ генерал Фаваз, - трубку подняли уже боевики. Они требовали выкуп за сына, которого, по их словам, они взяли в плен. Но мы им не поверили. Я принялся искать в интернете и нашел его… боевики, обычно, выкладывают фото трупов. Я узнал сына по ботинкам и по лицу. Он очень любил русских, и я дал ему нашивку на рукав с флагом России, он так и погиб с этим флагом. Боевики звонили просили выкуп, но мы знали, что Тарека уже нет в живых. Я нашел специального человека, который умеет правильно разговаривать с террористами. И они признались, что сын действительно убит. Сослуживцы начали готовить операцию о возвращении тел погибших, а всего тогда погибло четырнадцать ребят. Так и хоронили его в форме с российским флагом.

Рассказывая эту историю, генерал плакал. Рана ещё не зажила и сочилась живой болью от невосполнимой утраты. Но, как выяснилось позже, было ещё нечто, о чем генерал предпочел скрыть. Оказалось, что Тарека убили не боевики! Находясь в засаде и до последнего патрона держа обороту, молодой лейтенант остался один, всех его товарищей убили. И вот, когда боевики ворвались в здание, раздался смертельный взрыв. Да, Тарека вместе с террористами – по роковой случайности, или умышленно - положили свои же!       

Жорж Мансор, мой второй собеседник, был из местных. Простой католик и прекрасный семьянин, в мирное время он промышлял продажами на авторынке. Но местной знаменитостью Жорж стал именно тогда, когда на высоту Шерубим пришли боевики из Джебхат ан-Нусры (организация, запрещенная на территории РФ. - Ред.). Мирный житель Сайднаи Жорж Мансор, в прошлом увлекавшийся охотой, взял в руки винтовку и ушел в горы. Четыре раза нападали террористы на монастырь Шерубим и все четыре раза Жорж оказывался незаменимым. Он стал супер-снайпером, слух о котором распространился среди всех террористов местности Каламун.

19 января 2014 года с двумя офицерами из правительственной армии мы дежурили на Шерубим, - рассказывал Жорж, - бандиты пришли со стороны церкви неожиданно: в четыре часа утра раздалась стрельба и началось наступление боевиков, которых, по приблизительным подсчетам, было не менее трёхсот. В ту ночь мы положили 72 террористов, именно стольких мы потом сумели найти, чтобы похоронить в общей могиле. В числе убитых были и европейцы.

Джихадисты буквально возненавидели Жоржа и всеми силами стремились его уничтожить. Четыре раза сайднайский снайпер был ранен, но каждый раз возвращался на Шерубим вплоть до полного отступления ан-Нусра* (организация, запрещенная на территории РФ. - Ред.).

Эти два человека глубоко тронули мою душу. Было в них обоих что-то родное и хорошо понятное, то, что можно было бы назвать «братья».     

Но в тот день Господу было угодно послать мне ещё одного «брата» для моей сирийской «летописи». С ним оказалась связана пусть и не очень приятная, но бесспорно промыслительная история, заставившая задуматься о многом.

Среди обеспечивавших безопасность «мухабарадчиков» к нам был приставлен прекрасный парень по имени Аббас. Лейтенант Сирийской армии, высокий и серьезный, своим могучим телосложением он напоминал русского богатыря. Поэтому, в один из подходящих моментов я и завела с ним разговор об Илье Муромце, о подвигах во славу Киевской Руси, о Соловье-Разбойнике, о том, как Русская земля давала Илье силу богатырскую, ну и так далее, по сюжету… Аббас внимательно и с интересом выслушал мой рассказ, а потом вдруг спросил: «Мария, а ты можешь меня с ним познакомить?». Я сначала не поняла, но Аббас продолжил: «Ты знаешь, нам сейчас такие парни очень нужны. Мы бы этого вашего «богатыря» у себя генералом сделали! Не бойся, наша земля ему много силы даст, ведь она у нас тоже, как и ваша… священная».

Да, вот такая история! И это, прошу учесть, не из-за плохого переводчика (он был первоклассным), а исключительно оттого, что Илья Муромец прекрасно вписывается в мистическое мировосприятие арабов - конечно далеко не всех, но тех избранных, благодаря которым жива страна и жив народ. Мы не будем сейчас говорить о тяжелых духовных потерях, понесенных странами Востока со времен подъема Запада, поскольку и мир Востока претерпевает от агрессивного насаждения инородных ценностей. Но в любом случае жизненная философия здешних людей в своей основе противоположна западным идеям и образу жизни. В их сознании, как и тысячу лет назад, нет четкой грани между прошлым и настоящим: тут всё едино, всё реальность. Сила ушедших поколений переходит в силу ныне живущих: ровно, поступательно и неизбежно. Им ничего друг другу не нужно объяснять. Они таковы, таков их род. Их внутреннее устроение подобно монолитным пушечным ядрам, в нём напрочь нет «Европы»! Для самой же «просвещённой и цивилизованной» это лишь «третий мир», недолюди, пережитки исчезающей цивилизации, которые не достойны того, чтобы войти в новый технологический век, а поэтому навсегда должны исчезнуть с лица земли.

Подлинная религия современного Запада, религия, которая правит его умом и духом, уже давно нерелигиозна, она материалистична. Автор местного бестселлера «Ислам на распутье» Мухаммад Асад говорит: «Нет сомнения, что на Западе есть еще много людей, которые думают и чувствуют в соответствии с религией и предпринимают отчаянные усилия, чтобы примирить свои верования с духом своей цивилизации, но они представляют собой не более чем исключения. Средний человек Запада - будь то демократ или фашист, капиталист или большевик, рабочий или интеллектуал - знает одну только положительную “религию”, а именно - поклонение материальному прогрессу, веру в то, что единственная цель в жизни - это постоянно делать жизнь более легкой или, как теперь говорят, “независимой от природы”. Храмы его “религии” - гигантские заводы, кинотеатры, химические лаборатории, танцевальные залы, гидроэлектростанции, а ее священники - банкиры, инженеры, кинозвезды, капитаны промышленности, финансовые магнаты. Неизбежным результатом этого стремления к власти и удовольствиям является возникновение враждующих групп, вооруженных до зубов и твердо намеренных истреблять друг друга везде и всегда, как только их интересы сталкиваются между собой. А в области культуры результатом является создание человека, мораль которого ограничивается только вопросами практической пользы, а высшим критерием добра и зла считается материальный успех».

В восточном же характере всегда было и остаётся нечто глубоко духовное. «С незапамятных времен, - писал известный исламовед и проповедник шейх Надви, -  тысячи мыслей тревожили ум человека Востока. Каков конец этого мира? Будет ли жизнь продолжаться после смерти? Где мы должны искать наставления, касающиеся грядущей жизни? В чем секрет вечного счастья? Человек Востока никогда не оставлял без внимания этих вопросов, даже и в тех случаях, когда он был глубоко погружен в житейские нужды и интересы. Он безоговорочно ставил их на первое место среди множества дел в своей жизни. Во всех своих интеллектуальных и культурных стремлениях он не переставал искать удовлетворительный ответ на эти вопросы. Его аскетизм, его покаяния, его философия, его метафизика, его мистицизм, - все было направлено к этому. Иногда эти поиски приводили его на неверный путь. Иногда он ошибался и оступался. Но никогда он не был глухим к голосу своей души».

Последователи шейха Надви и сегодня убеждают свою умму, что, если Арабскому миру придется бороться с кем-либо из своих врагов, он вряд ли сможет сделать это с помощью поддержки, которую получает от Англии, или Америки, или даже с помощью денег, которые он получает от продажи нефти западным державам. Нет! «Он может сражаться только с помощью той веры, духовной силы и рвения, с которыми он боролся одновременно против Рима и Персии и нанес обоим сокрушительное поражение. Он не может сражаться, если его сердце влюблено в жизнь и боится смерти, если его рука ослабела от жизни в беззаботности и роскоши, и если его ум одолевают сомнения и скептицизм и в нем происходит постоянная борьба между высокими принципами и мелкими страстями, благородными мыслями и низменными инстинктами. Надо помнить, что нельзя сражаться в битве жизни, если оружие взято напрокат, вера слаба, ум раздирают сомнения».

Послушайте, но по нынешним меркам это поистине «антикварные» люди! Такого девственно чистого мышления, о котором всерьёз говорят сегодня на Востоке проповедники и которое с поразительной лёгкостью продемонстрировал мой, пронёсшийся как молния и исчезнувший в сирийской круговерти, юный герой лейтенант Аббас, я уже давным-давно не встречала в России. И где, спрашивается, война: здесь, или у нас? Увы, она – везде. Только одних убивают физически, других изничтожают духовно.

Позже, когда я поделилась с нашими военными этим восхитительным и до глубины души потрясшим меня сюжетом про «генерала» Илью Муромца, они долго смеялись, а потом сказали, что Аббас глупый, страна отсталая, а я «наивная, инфантильная девочка» (в скобках читалось «дурочка»)… Далее состоялся крайне неприятный разговор, когда на почве национального самоосознания схлестнулись два враждебных мировоззрения: русское мистическое (духовное) и западное материалистическое (мещанское). И на Сирийской земле словно разделилась Россия…

- Мария, романтическими идеалами уже давно никто не живёт, - сказал старший лейтенант В., - ну какая «священная земля»? Мы же современные люди! Ты, конечно, хороший человечек и очень трогательно, что приехала в Сирию и всячески переживаешь за христиан. Но, поверь, кроме тебя это никому не нужно.   

Эх, соотечественники! Кто вы? Откуда вы взялись такие? Что для вас Родина и зачем вы пошли в офицеры? Что защищаете вы своим оружием, если у вас нет идеалов? Капиталы олигархов? Потребительский рай? Неужели со своим «взрослым прагматизмом», со своею практической расчётливостью и умением жить собственным умом вы не смогли просчитать элементарного: что отдавать жизнь за мещанское счастье – это глупо? Шли бы в торгаши! Никогда, вы слышите, никогда офицер в России не был мещанином! Офицер в России – испокон века высокая поэзия и христианская полнота смыслов. Духовенство и воинское сословие - подлинная русская высота.

- Гибнет моя жизнь, - говорил когда-то русский офицер, - но растёт и крепнет общая жизнь, поднимается и утверждается человеческое спасение; страдания, слёзы и отчаяние в прошлом залегают как нерушимый фундамент для будущей радости, а бессмыслица и тьма прожитой жизни отмирают и забываются как тяжёлый сон. Или есть что-нибудь над нами родное, великое, светлое, общее для всех русских, внутреннейшее наше, насущно и неизбывно наше, то это и есть Родина, а иначе – жизнь наша бессмысленна, страдания наши неискупимы и рыданию человеческому не предстоит конца.  

Вот, что говорил русский офицер и был он сам воплощённой в жизнь государственной «идеологией», носителем духа христианской доблести, чести и жертвенности, догматы которой не писали на бумаге, но так жили и этого было достаточно для здоровья целой нации. И вот, на тридцатом году по трагической смерти великой империи, её новый «император» наконец взялся за разработку идеологической матрицы для «новой России». Он вспомнил о патриотизме! О, мир полный абсурда! Какой патриотизм может быть в капиталистическом обществе, идеалы которого в самой своей сути чужды России и всему русскому? Быть может он имел в виду доллар с надписью «мы веруем в бога» (“IN GOD WE TRUST”)? Но никогда у нас не была возможна наёмная армия: русские не умирали за деньги, они отдавали жизнь за Веру и Отечество, служили нравственным мерилом и непререкаемым идеалом для всего общества. Русское мещанство, возникшее сегодня как следствие государственной политики, - какое это подлое вырожденство, какой духовный и социальный развал, какое ничтожество и слабоумие!

Да! Я буду говорить о любви бескорыстной, и прежде всего о любви к своему родному, к тому, что создало меня и других, что примет меня после смерти, - о любви к Родине. Любить только и можно бескорыстно. Да! Любить только и стоит идею. Жалкое недомыслие – у тех, кто думает о какой-то иной любви, о любви эгоистичной, мещанской. Любовь к Родине открывает глаза человеку на то, что не видно ему обычно, что не видно никому чужому и что вызывает насмешку у равнодушных и сытых. Отвратительно видеть и наблюдать сытое равнодушие вокруг великого предмета*. Поймите же наконец, русский человек не может быть по-настоящему свободен и счастлив, если его занимают «вещественные» интересы, а не поиск вечных истин, Бога и добра.

Ну как Вам, мой дорогой читатель, подобная «экзегеза» священных для всякого русского человека смыслов? Звучит слишком патетично, не так ли? Как-то несвоевременно, не правда ли? И немного даже неврастенично… Ну простите мне мою блажь! Что взять с «наивной и инфантильной» особы? Да и не нужно с меня ничего брать, поскольку приведённые выше слова, да и вообще все тезисы, которые я в тот день транслировала моим оппонентам, принадлежали не мне, но выдающимся русским мыслителям, а в данном случае профессору Алексею Фёдоровичу Лосеву, в постриге монаху Андронику, с коими-то подспудно и сражались, называя их «наивными дураками», мои горе-соотечественники.

…По возвращении в Россию я узнала, что двое из тех, которые спорили со мною горячее остальных, из армии уволились и пошли в бизнес, чего и следовало ожидать.

Но всё-таки, что это было? Кем для современной России являлись эти люди? Роковой случайностью, исключением из правил? Или же «мы» уже не «мы»?

Помнится, в феврале восемнадцатого года мне вдруг стали приходить из Сирии десятки соболезнований в связи с кончиной русского майора Романа Филипова, героически погибшего тогда в провинции Идлиб. Последний бой Романа увидел весь мир. На попавших в сеть кадрах можно было видеть, как катапультировавшийся из сбитого самолёта летчик упорно отстреливается от боевиков, а потом со словами "Это вам за пацанов!" подрывает себя и окруживших его боевиков гранатой. Сирийцы были потрясены до слёз.

То, за что умер майор Филипов в Сирии, он чётко сформулировал сам: «за пацанов», а это обозначает не что иное, как заповеданное нам в Евангелие «за други своя»! Так значит есть ещё порох в русских пороховницах?

* Алексей Фёдорович Лосев, цитата из написанной в конце 1941 г. философской повести «Жизнь», глава «Родина».

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Мария Мономенова:
Как Илья Муромец меня с «нашими» поссорил…
В воюющей Сирии. Часть 16
21.11.2019
«Пещерные русофобы», или Чтобы карась не дремал…
О лекции профессора В.Н. Расторгуева в лектории Троицкого храма при МГУ им. М.В. Ломоносова
11.11.2019
Богатыри немы
В воюющей Сирии. 15 часть. 15 июня
10.11.2019
Феномен Ежовой
О русской мусульманке
01.11.2019
Все статьи автора
"События в Сирии, Ливии, Ираке и цветные революции на Ближнем Востоке"
Все статьи темы
Последние комментарии
Еще раз о могиле «екатеринбургских останков»
Новый комментарий от Русский Иван
10.12.2019
Сергей Чапнин как «церковный контрреформатор»
Новый комментарий от Капитон
17.09.2019
Правда о неправедном развале СССР
Новый комментарий от Советский недобиток
12.12.2019
Национальное унижение в спорте как возможная причина революции
Новый комментарий от Советский недобиток
13.12.2019
Потерянный выход
Новый комментарий от Русская из Средней Азии
20.11.2019
Возбудить дело против депутата Оксаны Пушкиной
Новый комментарий от S. O.
11.12.2019