itemscope itemtype="http://schema.org/Article">

Усадьба уйдет за рубль

Росимущество выставит памятники на продажу

0
282
Время на чтение 8 минут
Эти старинные суздальские мельницы продавать не будут, а бесплатно отдадут региональному музею. Фото: РИА Новости
Эти старинные суздальские мельницы продавать не будут, а бесплатно отдадут региональному музею. Фото: РИА Новости Невостребованным усадьбам и особнякам найдут хозяев, а муниципальные музеи получат здания бесплатно. В России в этом году пройдут первые аукционы, на которые Росимущество выставит культурное наследие, которое находится в плохом состоянии.

Такое право у ведомства появилось после внесения поправок в федеральный закон о приватизации. Например, Росимущество может продавать ветхие памятники старины с начальной ценой рубль за объект.

Аналогичная норма, введенная недавно в закон об объектах культурного наследия, позволяет сдавать ветхие памятники в аренду по такой же цене - рубль в год за памятник (при этом арендатор принимает на себя обязательство за семь лет восстановить его).

Специально для "Российской газеты" грядущие перемены и подготовку к ним прокомментировал заместитель руководителя Росимущества Игорь Бабушкин.

Игорь Юрьевич, с чем связаны такие радикальные изменения?

Игорь Бабушкин: В первую очередь с важностью сохранения культурного наследия, передачи его в надежные руки, которые обеспечат за памятниками старины надлежащий уход.

В Венеции, например, пустые дворцы активно продают, потому что у властей и частных владельцев нет денег, чтобы их содержать. В России за рубль будут выставлять на аукционы памятники старины. И тоже из-за финансовых дыр в бюджете. Где логика?

Игорь Бабушкин: Я обращаю внимание, что это не цена продажи, а начальная цена аукциона. С учетом востребованности она может вырасти на порядки. Но тем не менее такой подход упрощает процедуру.

А если с объектами все в порядке?

Игорь Бабушкин: Для них в этом случае другой порядок приватизации: начальная цена для торгов отталкивается от оценочной стоимости.

Какое имущество считается объектом культурного наследия?

Игорь Бабушкин: Очень разнородное. Разумеется, здания, административные, культовые и жилые, - это особняки и усадьбы. Объекты археологии - курганы и могильники, памятники павшим воинам, деятелям государства, культуры и искусства. Многие советские памятники также имеют статус объектов культурного наследия - братские могилы, бюсты, монументы. Это и памятные места, обелиски, ограды, ворота.

Например, разрушенные устои моста в городе Екатеринбурге относятся к таким объектам. В Республике Ингушетия это знаменитый Джейрахский каменный комплекс, насчитывающий более тысячи объектов.

Но далеко не все памятники могут быть проданы. Как вы понимаете, курганы, братские могилы и храмы приватизировать никто не собирается. В этом году Росимущество закончило инвентаризацию федеральных объектов культурного наследия, в целом, мы систематизировали сведения об их составе. Это необходимо для принятия дальнейших решений, что с ними делать.

Кстати, всего в федеральной собственности находится около 12 тысяч памятников, из них 5300 закреплены за министерствами и ведомствами, государственными организациями и предприятиями, которые по закону обязаны поддерживать их должное состояние. 6700 относится к имуществу казны, то есть не имеет таких "хозяев".

И стереотип, что то, что не нужно государству, может быть приватизировано, для памятников работает далеко не всегда. Судите сами - большая часть памятников из казны по закону приватизации не подлежит, поскольку это: религиозное имущество (2300); памятники археологии, могилы, захоронения (более 700); памятные места, монументы, обелиски (почти 600), комплекс Джейрах в Ингушетии (более 1100 памятников) - приватизация была бы социально недальновидным поступком, есть об этом и письмо от Республики.

Около 400 памятников используются местными социально значимыми учреждениями - музеями, библиотеками, гимназиями, художественными школами, клубами областного и муниципального подчинения. И по таким объектам наша позиция в том, что они должны быть переданы им, а де-юре - в собственность регионам и муниципалитетам. Это позволит настоящим "хозяевам" объектов надлежащим образом содержать их и в полную силу развивать учреждения. Минкультуры нас также поддержало. Сейчас Росимуществом развернута широкая кампания по передаче этих объектов, в их числе есть целые музейные комплексы. Недавно, к слову, начали передачу в Вологодской области, где памятников таких более 50, на очереди Пермь, Псков... Поддержке региональных музеев уделяем повышенное внимание, лично держу на контроле этот вопрос.

К приватизации же из нашего списка потенциально пригодно пока менее 600 памятников.

А есть критерии отбора по износу объектов? Кто оценивает?

Игорь Бабушкин: Среди критериев - наличие трещин в стенах и фундаменте. Отсутствие кровли. Конкретные критерии утверждены правительством.

Покупая ветхий терем, собственник может сделать из него ресторан, но обязан сохранить особенности памятника

В минкультуры их разрабатывали. Процедура непростая, за классификацию объекта на "удовлетворительное" или "неудовлетворительное" состояние отвечают региональные органы по охране памятников.

Чтобы выставить ветхие объекты на продажу, нужно по каждому еще собрать и большой пакет правоустанавливающих документов. Важно не кто владеет, а какие требования к охране установлены. И насколько добросовестно владельцы их исполняют, а орган по охране памятников следит за исполнением. Напомню, что с 2015 года охранные обязательства выдаются не юрлицу, а "привязываются" к объекту.

Что это дает?

Игорь Бабушкин: С момента перехода прав владелец обязан продолжать или начинать сохранение своего владения. До этого можно было здание купить, а охранные обязательства не подписать и уклоняться от них годами. Теперь охранные обязательства выдают органы по охране памятников, собственник может их просто по почте получить.

В этом музее деревянного зодчества более 20 памятников старины, которые Росимущество хочет передать в собственность региона. Фото: РИА Новости

Но будут ли эти ветхие постройки востребованы?

Игорь Бабушкин: Если не предложить, то никто и не купит. А купит кто-то из физлиц или бизнес-сообщества конкретный объект или нет, будет волеизъявлением покупателей.

Затраты на их реставрацию и последующее сохранение, конечно, часто многократно превышают цену объекта. Поэтому круг тех, кто хотел бы инвестировать в объект с таким обременением, достаточно узок. И подходит не для всех объектов.

Кто же потенциальные покупатели и арендаторы?

Игорь Бабушкин: Отдельные предприниматели, физлица, иногда потомки бывших владельцев исторических зданий, которые эмигрировали. Возможно, бизнес-структуры, гостиничный бизнес. Есть примеры восстановления старых усадеб для отелей и гостиничного хозяйства. Например, на озере Селигер есть усадьба Толстых. Ее купил туристический бизнес, привел в порядок, отдых здесь пользуется спросом. В Воронежской области усадьбу купили и отреставрировали для туристической цели.

Срублено в России

Избушка помнит Левитана

Памятники деревянного зодчества значатся в ваших планах как отдельная категория. Почему?

Игорь Бабушкин: По тому вниманию, которого они требуют. К большому сожалению, эти памятники наиболее быстро теряются. Плюс во многих городах России кварталы, которые исторически были застроены прекрасными деревянными домами, снесены или продолжают сноситься для строительства современных и, с точки зрения бизнеса, более выгодных зданий. Поэтому на сегодняшний день мы, к сожалению, уже районы сплошной деревянной застройки почти потеряли.

Город Плес возьмите. В старом духе в массе своей деревянные дома там стоят. Есть и деревянная церковь на пригорке, которую писал знаменитый Левитан. Сам Плес - историческое поселение. Часть строений там в частной собственности. То есть деньги на их эксплуатацию выделяют сами хозяева. Они по закону должны содержать в порядке свое имущество.

Покупая с торгов старый резной терем, будущий собственник памятника может делать из него офис, ресторан или гостиницу, но при этом обязан сохранять со всеми его затейливостями и деревянными особенностями. И уж не вправе его снести, чтобы построить на выгодном месте современную гостиницу.

Сколько Росимущество насчитало в федеральной собственности памятников деревянного зодчества?

Игорь Бабушкин: 502 объекта в 33 регионах. Из них 358 - в удовлетворительном техническом состоянии. И 88 - в неудовлетворительном, это в основном имущество религиозного назначения. Церкви, часовни, скиты. И школы могут быть, и сельсоветы. Но это данные только по федеральным памятникам.

В хорошем состоянии их довольно много. В первую очередь, музеи - Кижи, Малые Корелы. Есть среди таких комплексов и региональные музеи деревянного зодчества: Семенково в Вологде, Хохловка в Перми и другие. А вот по зданиям деревянного зодчества муниципальной и региональной собственности ситуация хуже, их состояние внушает тревогу. Да и количество их в разы больше.

И здесь могло бы помочь добровольческое движение. Элементарно найти такие здания, расчистить, скосить возле них траву, это по силам волонтерам. Важно, чтобы в работе участвовали профессионалы, специалисты по деревянному зодчеству.

Много еще "неопознанных объектов" деревянного зодчества в регионах?

Игорь Бабушкин: Трудно ответить. Найти где-нибудь на Севере деревянную церквушку в покинутой жителями деревне, где не бывает никаких инспекторов, довольно сложно.

В России есть ряд музеев деревянного зодчества, куда свезены объекты из таких деревень или из деревень, которые подлежали затоплению при строительстве водохранилищ ГЭС.

С одной стороны, музеи позволяют сохранять такие объекты наследия, с другой - изучать их, с третьей - популяризировать нашу культуру, историю. Было бы здорово, если бы такие музеи стали центрами волонтерства. А волонтерское движение получило развитие.

Есть, к примеру, прекрасная усадьба или запущенный парк. Местные волонтеры - школьники, студенты, члены исторического клуба могут взять шефство, расчистить этот парк на добровольных началах. По зову души. Кстати, волонтеры могут выявлять и заброшенные памятники. Но координировать их должны опять же профессионалы.

12 тысяч памятников находится в федеральной собственности, но больше половины не имеет "хозяев"

Так же и с археологическим наследием. Как один из вариантов, Академия наук или минкультуры, словом, госорганизация, могла бы брать на баланс памятники археологии в целях их сохранения, изучения. Просто охранять их - недостаточно. Они таят в себе очень много знаний, сокровищ в буквально смысле...

Одна из задач на 2017 год - определить дальнейшую судьбу для бесхозных памятников деревянного зодчества, "пристроить" их в хорошие руки. Две других - передать памятники старины региональным и муниципальным музеям. Завершить отбор памятников для приватизации.

Одна из задач Росимущества на 2017 год "пристроить" памятники культуры в хорошие руки.
Фото: Валентин Соболев / Фотохроника ТАСС / ТАСС

https://rg.ru/2017/01/11/rosimushchestvo-vystavit-pamiatniki-stariny-na-prodazhu.html

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".
РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн»; Батальон «Азов»; Meta

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; Альбац; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Мирон Федоров; (Oxxxymiron); активистка Ирина Сторожева; правозащитник Алена Попова, социолог Искэндэр Ясавеев, журналист Евгения Балтатарова; писатель Дмитрий Глуховский; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне; Артемий Троицкий; Артур Смолянинов; Сергей Кирсанов; Анатолий Фурсов; Сергей Ухов; Александр Шелест; ООО "ТЕНЕС"; Гырдымова Елизавета (певица Монеточка); Осечкин Владимир Валерьевич (Гулагу.нет); Устимов Антон Михайлович; Яганов Ибрагим Хасанбиевич; Харченко Вадим Михайлович; Беседина Дарья Станиславовна; Проект «T9 NSK»; Илья Прусикин (Little Big); Дарья Серенко (фемактивистка); Фидель Агумава; Эрдни Омбадыков (официальный представитель Далай-ламы XIV в России); Рафис Кашапов; ООО "Философия ненасилия"; Фонд развития цифровых прав

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/uploaded/files/kopiya-reestr-inostrannyih-agentov-20-01-2023.pdf
https://ria.ru/20230120/inoagenty-1846393284.html

Татьяна Зыкова
Восемь шагов из кризиса
Россия предложила свою повестку дня на саммит "двадцатки"
17.03.2009
Шотландская история "Варяга"
Вчера российская делегация отдала воинские почести на месте последнего затопления легендарного российского крейсера
31.07.2006
Все статьи Татьяна Зыкова
Последние комментарии
Почти что исповедь с проповедью
Новый комментарий от Валерий Медведь
06.02.2023 06:45
Нерусские русские
Новый комментарий от Александр Миронов
06.02.2023 06:39
«Чебурашка» как потомок «Последнего богатыря»
Новый комментарий от Советский недобиток
06.02.2023 06:12
Невозможно соизмерить человеческий грех и Божий дар
Новый комментарий от Виктор
06.02.2023 05:54
Вместо декоммунизации – рекоммунизация?
Новый комментарий от Потомок подданных Императора Николая II
06.02.2023 05:22
Наша брань
Новый комментарий от Денис Никонов
05.02.2023 22:17