Ялта читает Чехова

В декабре этого года повсеместно в библиотеках Крыма прошел читательский марафон «Получи радость чтения», организованный при поддержке Министерства культуры АРК. Ялтинская Центральная городская библиотека им. А.П. Чехова провела свою акцию под названием «Ялта читает Чехова». Накануне в различных местах города - у театра им. Чехова, у отдела музея Чехова - дачи «Омюр», у скульптурной композиции «Чехов и Дама с собачкой» на набережной и на улице, носящей имя писателя, состоялись рекламные мероприятия для жителей и гостей курорта. А 5 декабря с утра в Центральной библиотеке стартовал читательский марафон, проведенный в три этапа: для младших классов, для старшеклассников и для читателей старшего поколения. Завершением марафона стала виртуальная прогулка по Ялте, совершенная вместе с героями знаменитой чеховской «Дамы с собачкой». Этот рассказ по праву называют самым «крымским» произведением писателя: не только написан в Крыму, когда Чехов уже поселился в Ялте, но и действие его начинается в Ялте, узнаваемой и по сохраненным поныне, и по другим - увы - уже утраченным приметам.

Вспомним начало чеховского рассказа: «Говорили, что на набережной появилось новое лицо: дама с собачкой. Дмитрий Дмитрич Гуров, проживший в Ялте уже две недели и привыкший тут, тоже стал интересоваться новыми лицами. Сидя в павильоне у Верне, он видел, как по набережной прошла молодая дама, невысокого роста блондинка, в берете; за нею бежал белый шпиц».

Открытка нач. ХХ в.

Среди особых местных примет первым у Чехова назван «павильон Верне». Долгое время он оставался ялтинской достопримечательностью. В 1880-1890-е годы жителем Ялты был французский подданный Ю.Верне. В 1886 году Верне стал владельцем Парижской кондитерской на Набережной в доме Казимира Бентковского. Напротив кондитерской на берегу открытой бухты, прямо в море, на сваях был установлен летний павильон в виде шестигранного шатра. Просторная деревянная терраса была заполнена легкой изящной мебелью. На шпиле крыши развевался флаг Российской империи. В павильоне продавали лечебные и столовые воды, мороженое, позже чай, кофе, шоколад.

Набережная чеховской Ялты

С первого же своего приезда в Ялту летом 1889 года Чехов стал завсегдатаем павильона на сваях. В июле 1889 года здесь подкараулила его пятнадцатилетняя Елена Шаврова, мечтавшая стать писательницей. Она приготовила на суд Чехова рукопись своего рассказа о курортных нравах, но юной барышне было неприлично встречаться со взрослым мужчиной наедине, а говорить о своем писательстве в присутствии родных и знакомых не хотелось. Выбрав момент ранним утром, Шаврова со стороны наблюдала, как Чехов, выйдя из ворот дачи, расположенной по соседству, направился прямо к павильону Верне, чтобы напиться кофе. Решительными шагами девушка вошла в кафе и опустилась на первый попавшийся стул у входа, оказавшись на самом припеке. Чехов, сидевший в глубине, узнал ее и пригласил: «Пожалуйте сюда, в тень. Здесь прохладнее и ближе к морю». Писательская судьба Елены Михайловны Шавровой окажется незначительной, но эта встреча не пройдет бесследно ни для нее, ни для него.

Е.М.Шаврова

В позднейших воспоминаниях Шаврова отмечала, что Чехов, сидя в павильоне, всё смотрел в бинокль на лодку, пытавшуюся поставить парус и выйти в открытое море. В отличие от него, любившего смотреть на море, герой его рассказа Гуров смотрит в противоположную сторону, на берег, на Набережную, на которой впервые увидит прогуливающуюся «даму с собачкой».

Панорама Ялты с павильоном Верне

Тем же летом интересную литературную зарисовку павильона Верне сделал московский журналист Сергей Филиппов. По его наблюдениям, это место особенно оживлялось к шести часам вечера, после того как спадала дневная жара. Филиппов так описывал свои впечатления: «Разодетая Ялта фланирует, сидит на балконах, носится в фаэтонах взад и вперед. Частичка ее на веранде кондитерского павильона Верне - стеклянный киоск, терраска которого повисла над морем. Тут что-то европейское, элегантное. За мороженым или содой с сиропом вы проводите изящно оживленные минуты веселой болтовни и смеха. Во время разгара сезона это один из модных pointe'ов ялтинского вечера. Тогда здесь нарядно, шумно, пестро... Под ногами прелестное море, когда оно тихо, красивое - когда чуть рассердится. В месячные вечера перед вами фантастическая картина восхода луны, которая поднимается из воды ярко-багровым шаром, огромным и низким. Иногда между вашим взглядом и им возникает силуэт парусного судна, и оно кажется таким близким, таким странным на фоне этого раскаленного красного огненного шара...»

Набережная Ялты. Справа - дом Бентковского, слева - павильон Верне

Эта зарисовка вошла в роман Филиппова «По Крыму. Отражения», изданный в Москве в конце 1889 года. Приведенный отрывок оказался отмечен особой поэтичностью, в общем не свойственной ироничному тону остальных «отражений» под пером этого автора. Выразительность и фантастическая прелесть подобной картины оставалась в памяти всех побывавших здесь. Писатель Владимир Набоков, чьи крымские впечатления выпали на суровый период 1917-1919 годов, много позже читал американским студентам лекции по русской литературе и, анализируя «Даму с собачкой», акцентировал чеховское описание вечернего моря: «...вода была сиреневого цвета, такого мягкого и теплого, и по ней от луны шла золотая полоса». При этом Набоков замечал: «Тот, кто жил когда-нибудь в Ялте, знает, насколько точно это описание передает впечатление от летнего вечера».

В мае 1896 года деревянный павильон на сваях был уничтожен пожаром. Но его быстро восстановили, и путеводители за 1897 год вновь рекламируют Парижскую кондитерскую Верне на набережной, напротив меблированных комнат гостиницы «Мариино». С февраля 1898 года новым владельцем павильона становится Эмиль Флорен. Но жители Ялты именуют его по-прежнему: в «Даме с собачкой», написанной в конце 1899 года, Чехов называет «павильон у Верне», а в январе 1901 года в письме к матери из Ниццы советует: «...покупайте у Верне пирожные...»

Реклама Парижской кондитерской, 1903 г.

Флорен, как и Верне, французский гражданин, был жителем Ялты в 1890-1910-е годы, арендовал у города землю, на которой находилась кондитерская, и сохранил ее прекрасную репутацию. На рубеже 1890-1900-х годов в кондитерской Флорена стакан чая или молока стоил 10 коп., большая чашка черного кофе - 15 коп., чашка шоколада с бисквитами - 25 коп., порция мороженого - 25 коп. Спиртные напитки никогда не продавались, доходы росли за счет количества продаж. Флорен принимал участие в благотворительных мероприятиях, жертвовал деньги на постройку санатория для бедных, оказывал помощь детскому приюту. В июне 1913 года он был принят в число действительных членов Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного клуба, что означало признание его в числе лучших представителей ялтинской интеллигенции.

Кондитерская Флорена упоминается в романе Вениамина Каверина «Перед зеркалом» (1970), действие которого частично происходит в Ялте, а некоторые герои в той или иной степени причастны к судьбе и личности Чехова. В 1914 году героиня Каверина Лиза Тураева пишет из Ялты: «Что же сказать о знаменитой кондитерской Флорена? Напротив нее, вдаваясь в море, стоит на сваях поплавок, тоже Флорена, тот самый, который (по слухам) описал Чехов в «Даме с собачкой». Впрочем, Чехов его как-то переименовал, не помню».

Чехов именовал его по первому владельцу Верне, в памяти следующего поколения как эмблема Ялты остался павильон с именем Флорена. В 1910-е годы другие ялтинцы и приезжие разглядывали с его террасы Набережную или мол с гуляющей нарядной толпой, встречающей пароходы, любовались необычным освещением вечернего моря, наслаждались парижскими лакомствами. Инерция этой жизни сохранится даже в период немецкой оккупации Крыма в 1918 году. В дневнике актрисы Веры Судейкиной 5 сентября 1918 года записано: «Проезжая по набережной, было шесть часов, мы видели много народу - дамы выползли после жары, разодетые, даже в мехах - Florin весь полный».

Ялтинский мол с прогулочной террасой. Открытка нач. ХХ в.

Очень скоро всё это станет восприниматься как утраченная идиллия. Находясь с 1920 года в эмиграции, Иван Бунин, работая над книгой о Чехове, восстановит в памяти мирную картинку: «Маленькая Ялта, розы, кипарисы... Кофейня и купальня Верне на сваях возле набережной. Мои утра там. Купальщицы - не в костюмах, а в рубашках, вздувающихся в воде». В разгар террора Гражданской войны та же бухта наполнится иными, страшными «купальщиками» в вздувающихся рубашках. Об этой трагической странице истории напишет Владимир Набоков - сначала в стихотворении «Ялтинский мол» (1918), а затем - в мемуарном романе «Другие берега» (1954): «На ялтинском молу, где Дама с собачкой потеряла когда-то лорнет, большевистские матросы привязывали тяжести к ногам арестованных жителей и, поставив спиной к морю, расстреливали их; год спустя водолаз докладывал, что на дне очутился в густой толпе стоящих навытяжку мертвецов».

Набережная Ялты. Открытка нач. ХХ в.

А после одна за другой окажутся стертыми с лица города и многие его достопримечательности. И павильон-кафе на сваях останется только в строке получившего необычайную популярность чеховского рассказа да на старых открытках, запечатлевших его внешний облик в разное время и сохраненных в редких коллекциях.

Автору этой заметки довелось быть не только участником акции «Ялта читает Чехова», но и свидетелем того, как горячо и искренне участники читательского марафона благодарили библиотекарей за организованный культурный праздник. Ведь чеховская Ялта - это то общее культурное пространство, которое напоминает о неразрывности духовных корней России, Крыма и Украины. И главная ценность нашей духовной памяти - не просто в сожалениях об утратах прошлого, а в уроках, извлеченных из этих утрат. Такие уроки не должны позволять крушить сгоряча то, что пока еще удаётся сохранить в истории и культуре, что не только для предшествующих поколений, но и для миллионов наших современников составляет понятие «Одна Родина».

http://odnarodyna.com.ua/content/yalta-chitaet-chehova
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Алла Головачёва
Все статьи Алла Головачёва
Последние комментарии
«Человечество втягивается в "светлое цифровое будущее"»
Новый комментарий от Андрей Козлов
03.12.2020 12:07
Коммунисты сохранили в народе способность верить
Новый комментарий от Владимир Николаев
02.12.2020 11:57
Добровольный мученик и гордец
Новый комментарий от Андрей Козлов
02.12.2020 11:33
«Избавиться от затёртых шаблонов не получилось»
Новый комментарий от Владимир Николаев
02.12.2020 07:47
Вечная память
Новый комментарий от Владимир Николаев
02.12.2020 05:04