Православные истоки педагогического опыта А.С. Макаренко: к 120-летию со дня рождения

Новости Москвы 
0
380
Время на чтение 46 минут

Семья А.С.Макаренко была воистину патриархальная

Антон Семенович родился 13 марта 1888г. на Украине в г. Белополье. На следующий день ("страха ради смертного") был крещён. Дело в том, что мать несла вёдра на коромысле, поскользнулась, упала навзничь... Вот и родился он недоношенным и был "болезненным ребёнком" (Там же). Но выжил и наречён Антонием. Как говорилось в народе: "Младенец Бога не знает, а Бог его любит". Так появился на Днепре ещё один Антоний, которому суждено было стать тоже весьма и весьма известным и на Руси, и далеко за её пределами. Антон долго болел, ходить стал лишь в полтора года. Лет восемь был очень болезненным и слабым. Но к взрослым годам окреп.

Отец Антония Семён Григорьевич родился в Харькове. Там говорили на русском языке, и он говорил так же. Формально не получивший никакого образования (рано осиротев, он уже мальчиком вынужден был работать маляром в каретной мастерской) выучился читать, свободно писал. Умел рисовать. Позже выписывал журнал "Нива", читал Достоевского. Ко времени рождения долгожданного сына (до этого родилось две дочери) стал хорошим "цеховым" в железнодорожных мастерских г. Белополье, а позже, переехав в Крюков (пригород Кременчуга), стал бригадиром, мастером железнодорожных мастерских. (8, с. 6) И уважаемым в городе человеком.

Брат Виталий пишет: "жили почти так же, как жили в XY или XYI веке - по церковным праздникам: от Рождества до Масленой, потом до Пасхи, потом до Троицы, потом до Рождества. На Пасху всей семьёй ездили в город к Пасхальной заутрене... в главной комнате висела в углу икона, и перед ней накануне воскресных и праздничных дней зажигалась лампада. Отец каждое утро и каждый вечер совершал перед иконой короткую молитву. В Белополье он даже был церковным старостой". (12, с. 14 -29).

А.С. Васильев-Макаренко (внучатый племянник Макаренко) справедливо замечает, что "...в старосты община выбирала человека всеми уважаемого и, безусловно, верующего" (15). 26 апреля 1910 года отец Антона был пожалован званием личного почётного гражданина (8, с. 8).

Как отмечает биограф Макаренко, его православный отец всегда "был примером для сына" (7, с.3). Став взрослым, когда Семёна Григорьевича уже не будет в живых, Антон Семенович отметит чрезвычайные честность, принципиальность и прямолинейность отца (7, с.3). Его вспоминали как человека, который наставлял детей: " Правду всегда в глаза резать" (8, с. 6).

Вспомним: "Но да будет слово ваше: "да, да", "нет, нет", а что сверх этого, то от лукавого " (Мф. 5, 38).

Отец всегда был немного замкнутым, молчаливым, никогда не называл сына уменьшительными именами. Только сурово и сдержанно: "Антон".

Мать Антона Татьяна Михайловна. В девичестве Дергачёва. Её мать из обедневшего дворянского рода. Отец её служил мелким чиновником в Крюковском интендантстве, имел большой дом, пятерых детей. Занималась домашним хозяйством. "Каждое утро, на заре, Татьяна Михайловна провожала мужа до ворот мастерских, затем целый день хлопотала по дому" (7, с. 6).

Мать Антона "была шутница, вся пронизанная украинским юмором, подмечавшим у людей смешные стороны" (12, с.29). Она была талантливой женщиной, до глубокой старости сохранила блестящую память. Обладала прекрасным даром рассказчицы и тонким юмором.

"Вот картина, - пишет А.С.Васильев-Макаренко, - красноречиво свидетельствующая о том, какое влияние на душу будущего педагога могла оказывать деятельная любовь моей прабабушки... к ближним своим, среди которых было, кстати, немало лиц инославных, как это в Евангелии описано в случае с милосердным самаритянином.

По воскресным дням прабабушка держала на дворе обеденный стол для бедных, сама готовила пищу, накрывала и угощала нищих и голодных со всей ближайшей округи Крюкова, на что некоторые, в частности слободской дурачок Еська, отплатили семье самой чёрной неблагодарностью. В такой обстановке рос Антон" (15).

Вспомним: "Если хочешь быть совершенным, пойди и продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за мною". (Мф.19, 21)

Могут сказать, что родители не продавали имение, чтобы кормить по воскресеньям нищих. Да, им нечего было продавать. Они тратили деньги, которые собирали, чтобы построить дом, ведь их многодетная семья много лет ютилась в комнатах, которые они снимали у чужих людей. Они мечтали построить собственный дом, экономили даже на керосине. Антону, которого отец научил читать в пять лет, приходилось часто читать... при лучине! И это в конце 19-го-то века... Тогда-то он и испортил своё зрение. Но благотворительные обеды для нищих семья устраивала. А свой дом удалось построить лишь в 1905 году, когда Антон уже стал учителем...

Добавим: дети после еды целовали руку отца, что в те годы на Руси было вообще уже очень большой редкостью.

" Антон в 1895году поступил учиться сначала в Белопольскую школу, а затем, в 1901 в Кременчугское четырёхклассное училище. И в Белополье, и в Кременчуге Антон учился отлично, заметно выделяясь среди соучеников глубиной знаний, широтой кругозора" (7, с. 6)

На уроках учителя словесности Г.П.Каминского Антон "впервые узнал прелесть вдохновенной поэмы "Слово о полку Игореве" (7, с 7).

Антон полюбил украинский язык, любил читать Гоголя.

"В документе об окончании училища у Антона стояли только пятёрки" (7, с. 7).

Но сверстники во дворе над ним жестоко издевались, часто избивали. Отличников и слабеньких не любили. Случалось, что за Антона заступалась соседская девочка...

Брат, который был младше на 7 лет, вспоминал: "в играх той банды, к которой принадлежал и я (от 4 до 10 лет), он никогда участия не принимал... для Антона его младенческие и детские годы представляли почти непрерывную цепь физических страданий" (8, с. 5-6).

Его мучили золотуха, хронический насморк, ангина, воспаление надкостницы и миндалин, фурункулы (8, с. 5). От фурункулов на его шее навсегда остались глубокие шрамы.

Не удивительно, что Антона заинтересовала судьба и книги великого полководца и православного человека А.В.Суворова, который в детстве тоже был слабым, которого отец даже не хотел приобщать к военной службе. И которому позже принадлежали слова: "Плох тот солдат, который не хочет стать генералом". Макаренко не станет известным генералом, но его слава будет не меньшей и в педагогических сражениях за души малолетних преступников и беспризорников этот детоводец (а в словаре есть и такое слово) не будет иметь себе равных...

В третьем классе Антон хорошо пел в школьном хоре. Особенно ему нравились народные песни и произведения П.И.Чайковского " Был у Христа младенца сад" и "Соловушка". Учитель посоветовал купить скрипку. Отец купил, и Антон выучился хорошо играть, и любовь к скрипке пронёс через всю жизнь.

Вопрос о будущей профессии для Антона был трудным.

По здоровью он не мог заниматься физическим трудом. Но, к счастью, открылись одногодичные педагогические курсы. Проучившись ещё год, в августе 1905г. Макаренко получил свидетельство "...на звание учителя начальных училищ, с правом преподавания в сельских двухклассных училищах Министерства народного просвещения и обучения церковному пению".

"Новый учитель - Антон Семёнович Макаренко" стал работать "в сентябре 1905 года в двухклассном железнодорожном училище небольшого посада Крюков, что расположен на правом берегу Днепра" (7, с.7).

По воспоминаниям брата Антон был тогда сосредоточен, замкнут, серьёзен, порою грустен и молчалив. Его жизнь складывалась так, что "трудно было допустить, что она приносит ему "наслаждения, " он никогда не был то, что называется "жизнерадостным человеком". Таким он станет позже...

"В 1905 году Антон Семёнович Макаренко принимает активное участие в организации съезда учителей Южных железных дорог. И в речи, с которой выступает он на съезде, и в резолюции, которую составили делегаты при непосредственном его участии, чувствуется твёрдость убеждений, определённость требований, живая заинтересованность в том деле, которому взялся служить А.С.Макаренко" (7, с. 8).

"Ученики Макаренко - дети железнодорожников, мастеровых сначала немного дичились своего нового наставника. Но как-то незаметно для них самих вышло так, что всё чаще и чаще им хотелось задержаться около молодого учителя, послушать, о чём рассказывает Антон Семёнович, какую книжку советует почитать, а то и поиграть с ним в снежки, городки и другие весёлые игры, до которых учитель оказался большим охотником" (7, с. 9).

Вспомним: " В это время ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царстве Небесном?

Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них. И сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное. И так, кто умалится, как дитя, тот и больше в Царстве Небесном. И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот меня принимает".

"И уроки у него были не такие, как у других учителей (преподавал Антон Семёнович русский язык, черчение и рисование)" (7, с. 10). "Антон Семёнович в классе был всегда весел, бодр. Сразу умел он увлечь учеников рассказом, а рассказывать он был большой мастер. И при этом каждому, сидящему в классе, казалось, что именно с ним ведёт беседу учитель, к нему обращается, от него ждёт ответа. Ученики говорили " Антон Семёнович взял меня к себе". С этого "взял к себе" начинался каждый урок. А затем, затаив дыхание, слушали ученики чудесные строки пушкинских стихов, повести Гоголя, Чехова, Короленко" (7, с. 10).

"Антон Семёнович искренне, по-настоящему любил детей. Его живо интересовали ребячьи дела и заботы, он мог помочь в беде, дать совет, развеселить шуткой, он был с ними и в минуту отдыха" (7, с. 10-11).

Прекрасные портреты, выполненные рукой Антона, представлены в музее А.С.Макаренко в Крюкове (в доме его отца). "А сколько весёлых, смешных карикатур рисовал Антон Семёнович!"" (7, с. 11). Брат считал, что "в то время он, конечно, в Крюкове был самым образованным человеком на все 10000 населения".

" Макаренко был набожным, по воскресеньям аккуратно ходил в церковь". Такое, удивившее многих, свидетельство о Макаренко тех лет появилось ещё в советские годы в журнале "Народное образование" (18). Это директор 79-й московской школы С.Богуславский в своей статье привёл интересные свидетельства своего деда Соломона Богуславского, который был известным в Крюкове портным и у которого Макаренко заказывал себе костюмы, и воспоминания своей тетки Анны Еремеевны Тамариной, которая была ученицей Макаренко в крюковской школе (18). До этой публикации уже было известно, что Макаренко в те годы учил детей церковному пению. Родственники Богуславского подтвердили, что "об Антоне Семеновиче осталось впечатление как о человеке авторитетном, всеми уважаемом".

Однако, успешно проработав 6 лет в Крюковском железнодорожном училище, ему пришлось искать другое место работы и приступить к работе учителя в железнодорожном училище на станции Долинская. Перевод этот не был случайностью для Макаренко. "Молодой учитель... "воевал" с заведующим Крюковской школой, получившим эту должность в 1909 году" (7, с. 11). Он объявил на педсовете нового директора взяточником, но доказать, что тот брал взятки у родителей отстающих учеников, Антон не смог, и ему грозило судебное разбирательство по обвинению в клевете. Вот и пришлось молодому учителю отправиться в добровольно-принудительную ссылку ("согласно прошению от 24 сентября 1911 года" и распоряжением г. инспектора народных училищ 6-го района Херсонской губернии") на долгие для него три года на станцию Долинская Южной железной дороги, в маленькую степную станицу. По свидетельству брата, навещавшего там Антона, он попал в "дыру...среди голой степи, вдали от культурных центров... депо, церковь, училище, 3-4 небольшие лавчонки и с сотню небольших домишек. Ни клуба, ни кинематографа, и ни одного книжного магазина" (12, с.45).

Вспомним: " Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся" " (Мф. 5, 5). " Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство небеснео" " (Мф. 5,10)

Небольшая школа на станции Долинская была создана для детей железнодорожников, многие ученики жили в интернате при школе "в приютском стиле". Были там и сироты.

Это давало возможность Антону Семёновичу, работавшему учителем и воспитателем ("надзирателем" - как официально именовалась его должность), "значительную часть времени проводить со своими воспитанниками" (7, с. 11). Жил Антон в небольшой комнатёнке при училище.

"Молодой воспитатель увлёк школьников идеей создания театра, духового оркестра, организацией интересных вечеров самодеятельности. Часто в Долинской устраивали экскурсии. Причём каждый участник спектакля и экскурсии чувствовал себя нужным и важным для успеха общего дела" (7, с. 12). Макаренко начал традицию проведения в школе театрализованных праздников Рождества Христова.

Через год столетний юбилей Бородинского сражения Макаренко с воспитанниками отметил... Бородинским сражением. Все мальчишки степной станицы стали на один день участниками войны 1812 года. И, к удивлению коллег по школе (а их было человек восемь) и всех станичников юные герои взяли в плен... Наполеона! А кто всё затеял? "Тоська-горчичник" - так его называли друзья-учителя. А кто-то называл "Тосик-долгоносик", "Антоша Чихайте". Степанченко (коллега из соседней земской школы) придумал Антону кличку "Ростик" (за его малый рост), а тот - в отместку назвал "Скифом". Степанченко пишет, что в компании учителей-друзей их "никто иначе почти не называл". К воспоминаниям Скифа-Степанченко мы ещё вернёмся.

Так вот, ещё больше чем "Бородинское сражение" Ростика, Скифа поразил случай с Ростиком, о котором он потом вспоминал всю жизнь.

О том, как Антон учился "сдвигать горы"

"Сидим мы с ним на скамейке. Подходит оборванец.

- Баре, подайте на кусочек хлеба.

- Да ведь не на хлеб, а на водку тебе нужно, - говорит ему Антон.

- А ведь правда, барин! Как же ты моё нутро увидел? - удивился попрошайка.

- Вот тебе трёшка: купи, сколько требуется, а сдачу принеси, - последовал ответ.

Взял человек трёшку, как-то внимательно, будто впервые видя, осмотрел её, потом посмотрел на удивительного "барина" и пошёл. Не поспешил от нас, как-то тяжело поплёлся, не пряча деньги, а всё время держа их навесу. Человек скрылся, а я напустился на "барина", назвал его сумасш