Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Весна Патриарха

Валерий  Коновалов, Известия

08.05.2002

Автор этого текста Валерий Коновалов - специальный корреспондент "Известий". Вы часто встречаете на страницах газеты его очерки и беседы. В прошлом году он шерстил ряды российских губернаторов, недавно совершил экспедицию на Таймыр. В "Известия" Валерия позвали в 1988 году из "Комсомолки". Он был редактором отдела социальных проблем, экономики. Атмосфера в редакции ему нравилась, а должность - нет. И он очень обрадовался, когда его вновь отпустили на волю - ездить и писать.
На вопрос, чем тебя больше всего привлекает работа в "Известиях", Коновалов ответил: "Именно возможностью ездить, узнавать людей и рассказывать о них. Я в людях не разочаровался".

+    +    +

Ни одна неделя не обходится без того, чтобы слово или деяние Патриарха Московского и всея Руси Алексия II не привлекло внимания СМИ. Вот и вчера многие из них сообщили о божественной литургии и молебне, совершенных им 24 мая - в праздник Вознесения Господня и в память равноапостольных святых Кирилла и Мефодия. Патриарх, с точки зрения масс-медиа, - классический ньюсмейкер, то есть человек, производящий значимые события и, значит, привлекающий к себе повышенное внимание общества и прессы. У журналистов есть естественное право интересоваться подробностями чужой жизни, особенно тех личностей, чья роль в обществе весьма велика. В этом суть нашей профессии. Вот почему журналисты настойчиво стремятся узнать, каков глава Русской православной церкви в частной, закрытой от большинства посторонних глаз жизни. Корреспонденту "Известий" Валерию Коновалову удалось увидеть часть этой жизни патриарха. 
Нынешней весной, так уж случилось, несколько раз мы встречались и подолгу беседовали с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Это происходило в разных местах и в разной обстановке, большей частью - в неформальной, непринужденной...
В Переделкине рядом с дачей патриарха расположился сельский двор: курятник и коровник, псарня и амбар. Как только он появляется на дворе, к нему бегут собачонки и кошки. А в вольере встают на задние лапы и басовито напоминают о себе две калмыцкие овчарки. Он угощает всех.
История патриаршего сельхозпредприятия сложилась так. Когда в Москве открылось подворье Пюхтицкого монастыря, несколько монахинь для его обустройства и обслуживания приехали сюда из Эстонии. И - заскучали. Монастырь Пюхтицкий давно преуспевал в крестьянском бизнесе. Сестры сами себя кормят, поднаторели в сельхозпрофессиях, привыкли к ним. А тут, в Москве, без привычных забот монахиням стало неуютно. Просили патриарха поспособствовать созданию привычной среды. Поспособствовал. Теперь несколько монахинь во главе с матушкой Филаретой, настоятельницей подворья и экономкой патриарха, успешно фермерствуют.
На другие былые пристрастия и привычки времени почти не остается. Раньше, говорит, любил и хоккей, и фигурное катание смотреть по телевизору. В юности даже частенько бывал на мотогонках. А вот по грибы, в чем он большой знаток, последний раз ходил в эстонских лесах в 1989 году. С тех пор ни в Эстонии ни разу не был, ни грибы толком не собирал. Впрочем, нет, вспоминает, был еще один забавный случай. В одной из европейских стран шел он со своим референтом по лесной дороге, и вдруг открылась поляна с таким ковром рыжиков, какого, говорит, в жизни не видел. А рыжики - как раз его любимые грибы.
- Надо немедленно эмалированные ведра покупать, - сказал он референту.
- Здесь эмалированных ведер нет, - попытался увернуться референт.
- Если есть рыжики, значит, есть и ведра, - заметил патриарх и оказался прав. Грибной сбор удался.
Солит рыжики патриарх самолично и охотно, со знанием дела, с мельчайшими деталями рассказывает, как это делается.
О художественной литературе, кино, музыке и прочих удовольствиях он тоже большей частью говорит в прошедшем времени. И с сожалением, ведь сейчас только на деловые бумаги остается время. А в отпуске теперь предпочитает лишь духовную литературу. Однако запас прочитанного им огромен. Предпочтения вполне традиционны: Чехов, Тургенев и, несмотря ни на что, Лев Толстой, которого он считает гениальным писателем, но трагически самоотлученным, отпадшим от Церкви и Истины. И про Михаила Афанасьевича Булгакова, что неожиданно, говорит с симпатией: однозначно его судить не стоит - в знаменитом его "Мастере..." много есть и верного.
Удручает патриарха культ насилия в современном кино. Раньше, на его взгляд, фильмы у нас были светлее и добрее. Впрочем, и сейчас случаются исключения. Вот недавно удалось ему посмотреть по телевизору фильм "Вор" Павла Чухрая, который очень понравился, особенно как мальчик там сыграл.
При внешней сдержанности, даже строгости патриарх достаточно сентиментален. Когда речь заходит о детстве и о родителях, он теплеет на глазах. Любимое воспоминание из детства - о поездке с родителями на остров Валаам в 1938 году. Тогда его на всю жизнь поразила, как говорит, "суровая красота северной природы в сочетании с необыкновенными сооружениями". Еще больше поразили валаамские старцы. Каждого человека они принимали как самого дорогого, значительного. И к нему, девятилетнему мальчику, отнеслись как к личности. Потом переписывались с ним абсолютно серьезно о самом важном и глубоком в жизни.
Рассказывает о некоторых своих крестниках. Они у него в последнее время большей частью из "начальников" - круг общения таков. Крестил он, например, несколько лет назад Примакова. Тот долго готовился к обряду. И патриарх был поражен, как искренне и своеобразно строил Евгений Максимович свой диалог с Всевышним: "Он тогда работал министром иностранных дел. И загружен был крайне. Даже в мыслях отвлечься от служебных забот не было времени. Единственная отдушина - раз в неделю бассейн. Так вот приучился: когда в одну сторону плывет - о живых близких вспоминать и молиться, когда в обратную - об умерших".
А не так давно крестил Михаила Касьянова. И он порадовал патриарха своим ответственным отношением к этому событию: знал все чинопоследование при крещении и наизусть читал "Верую..."
Для самого патриарха начало возрождения Церкви в России и перемены в обществе стали чудом, хотя и предсказанным. Родители читали много эмигрантской литературы. И он вместе с ними. С детства врезались в память записки одного белого генерала. Тот перед эмиграцией посетил Оптину пустынь и попросил у последнего ее настоятеля благословения на то, чтобы покинуть Родину и собрать за границей силы для ее освобождения. Старец благословил генерала на эмиграцию, но сказал, что все попытки реванша до времени бесполезны. А когда время придет, сказал, тогда все само повалится, как мачтовый лес.
Еще одно важное для личности детское воспоминание патриарха: посещение мавзолея Барклая де Толли в Эстонии. На гербе девиз: "Терпение и верность". На всю жизнь запомнилось. И всю жизнь, признается, вел он внутри борьбу с раздражительностью. И везде напоминал людям и себе слова Серафима Саровского: "Стяжи дух мирен, и тысячи спасутся вокруг тебя".
Патриарх, разумеется, обязан быть в курсе происходящих в стране и мире событий. И ему регулярно готовят обзоры важнейших материалов в газетах. Но только две газеты, признался он, уже несколько десятилетий выписывает и читает лично - "ВечЈрку" и "Известия".
Договорились, что ближе к осени, после летних отпусков и путешествий Патриарх Московский и всея Руси Алексий II посетит нашу редакцию для встречи с журналистами и читателями. Готовьте вопросы.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме