«Так совершилось это событие, признательная память о котором будет переходить между жителями Казани из рода в род»

Посещение в 1871 г. Императором Александром II Освободителем г. Казани

27 августа 1871 г. губернский город Казань посетил путешествовавший по Волге (проездом на Кавказ и в Крым) на пароходе «Цесаревна Мария» Император Александр II (1818 - 1881), в сопровождении двух своих сыновей: старшего - Наследника Цесаревича Александра Александровича (будущего Императора Александра III) (1845 - 1894) и третьего сына - Великого князя Владимира Александровича (1847 - 1909).

Сам Император Александр II приехал в г. Казань уже во второй раз: первый раз он был здесь в 1837 г. - в качестве Наследника Цесаревича, в сопровождении своих воспитателей и наставников - поэта В.А. Жуковского, генерал-лейтенанта А.А. Кавелина, флигель-адъютанта С.А. Юрьевича и др. Будущий Император Александр III посещал г. Казань трижды - в 1866, 1869 и 1871 гг.(1)

 

«Государь Император, в сопровождении Их Императорских Высочеств, изволил прежде всего посетить кафедральный Благовещенский собор...»

 

Пребывание Императора Александра II и его сыновей в г. Казани, хоть и длилось в общей сложности всего около девяти часов, оказалось весьма насыщенным важными, запоминающимися событиями. При этом особо торжественно выглядела «церковная встреча» высоких гостей и последовавшее вслед за этим посещение ими расположенного в Казанском Кремле («Крепости») Благовещенского кафедрального собора.

В десять часов утра 27 августа 1871 г. на пароходной пристани на Волге, где причалил пароход Акционерного общества «Кавказ и Меркурий» «Цесаревна Мария», Его Императорское Величество с Их Императорскими Величествами были встречены Казанским губернатором Н.Я. Скарятиным, командующим войсками Казанского военного округа генерал-адъютантом Б.Г. Глинкою-Мавриным, попечителем Казанского учебного округа (КУО) тайным советником П.Д. Шестаковым, Казанским губернским предводителем дворянства, действительным статским советником П.Г. Осокиным, «прочими военными и гражданскими чинами» и Казанским городским головой К.И. Романовым «с купечеством», «который и удостоился тут поднести Его Величеству хлеб-соль».(2)

Как сообщали «Казанские губернские ведомости»: «Огромные толпы народа покрывали весь берег Волги и восторженно приветствовали обожаемого Монарха громким "ура"».(3) Практически теми же словами описывал встречу царя «Н.Р.» в «Известиях по Казанской Епархии»: «По всему берегу Волги было громадное стечение народа, который приветствовал своего Царя-Освободителя нескончаемыми восторженными кликами "ура"».(4)

«С раннего утра, - писал "Казанский биржевой листок", - массы народа - жителей Казани и уездов наполняли весь берег у пароходных пристаней на Волге и оттуда весь шестивёрстный путь по шоссе, дамбе и городским улицам до крепости».(5)

По прибытии в город, который «по всем главным улицам был разукрашен флагами, коврами и гирляндами из дубовых листьев», «Государь Император, в сопровождении Их Императорских Высочеств, изволил прежде всего посетить кафедральный Благовещенский собор».(6)

Примечательно, что во время своего первого визита в г. Казань - в 1837 г., последовавшего вслед за приездом сюда в 1836 г. Императора Николая I (1796 - 1855), он уже посещал этот известный храм,(7) который впоследствии - по предложению последнего - подвергся масштабной реконструкции и несколько раз «подновлялся» в 1841 - 1855 гг.

Согласно описанию, приведённому в «Известиях по Казанской Епархии» (и перепечатанному затем «Казанскими губернскими ведомостями»): «Церковная встреча Их происходила следующим образом: за час до прибытия Его Величества, с Их Высочествами, на пароходную пристань на соборной колокольне начался благовест в большой колокол; при въезде Его Величества на последний мост дамбы, на колокольне Успенского собора дан сигнал к трезвону во всех церквах г. Казани; по начале трезвона на соборной колокольне, духовенство, назначенное ко встрече, вышло на соборное крыльцо в следующем порядке: певчие в полном параде, по два в ряд; два псаломщика с выносными подсвечниками; два диакона с кадилами и свечами; священники по два в ряд; протоиереи по два в ряд; ректор академии и кафедральный протоиерей; архимандриты по два в ряд; протодиакон; иподиаконы с дикирием и трикирием; Его Высокопреосвященство, с крестом, и преосвященный викарий [...]».(8)

Около Благовещенского кафедрального собора Императора Александра II и Великих князей встретили архиепископ Казанский и Свияжский Антоний (Я.Г. Амфитеатров) и епископ Чебоксарский, викарий Казанской епархии Викторин (В.Д. Любимов). По выходе августейших особ из коляски казанский архиерей «осенил Их крестом, и по поднесении его каждому для целования, каждого окроплял святою водою», а «первый архимандрит» окроплял ею путь в собор.(9) При этом «хор архиерейских певчих» исполнил тропарь «Спаси, Господи, люди твоя».(10)

Помимо казанского и чебоксарского архиереев, во встрече участвовали «архимандриты: зилантовский Ювеналий, ректор семинарии Варсонофий, архиерейского дома Самуил; протоиереи: ректор академии Александр Владимирский, кафедральный Виктор Вишневский, покровский Стефан Адоратский, воскресенский Василий Бережковский, петропавловский Гавриил Мелановский; священники: соборные Александр Хрусталёв и Михаил Потехин, Грузинской церкви Андрей Яснитский, гостинодворский Николай Близновский; протодиакон Семён Пешехонов; соборные диаконы: Пётр Буртасовский и Евгений Ягодинский; в должности иподиаконов диакон архиерейского дома Иван Буртасовский, студент академии иеродиакон Гурий; со святою водою иеродиакон архиерейского дома Нифонт; при Его Высокопреосвященстве посошник Гавриил Хрусталёв и чиновщик Николай Евсевьев; псаломщики соборные Андрей Болдырев и Александр Рождественский».(11)

Благовещенский кафедральный собор «был весь освещён», «путь для Его Величества и Их Высочеств устлан был красным сукном, олтарь, вся солея, кроме красного сукна, ещё убраны были великолепными коврами».(12) После занятия Императором Александром II и Великими князьями в соборе специально приготовленных мест протодиакон начал сугубую ектению, «по отпуске же краткого молебствия, возгласил многолетие всему Царствующему Дому».(13)

«По выслушании литии и многолетия», как сообщал «Н.Р.», «Его Императорское Величество, равно как и Их Императорские Высочества, изволили прикладываться ко кресту, к местным иконам и ко св[ятым] мощам святителя Гурия, почивающим в соборе, где выставлены были фелонь и посох святителя Гурия и современное ему рукописное евангелие».(14) При этом «певчие пели тропари храму и св[ятителю] Гурию».(15)

Император Александр II «спрашивал о времени построения собора, о святителе Гурии», после чего, «обратив внимание на стенную иконопись, изъявил желание осмотреть св[ятой] олтарь». Войдя в него, он обратил особое внимание на «изящнейшие украшения престола и стенные священные изображения». «По осмотре же, - отмечалось, в частности, в "Известиях по Казанской Епархии", - как о соборе, так и о благолепии в оном отозвался очень одобрительно, сказав, что стенная иконопись совершенно соответствует древности храма».(16)

По выходе из алтаря, «когда Его Величество и Их Высочества изволили стать снова пред амвоном среди храма», архиепископ Казанский и Свияжский Антоний (Я.Г. Амфитеатров), «приняв от кафедрального протоиерея», поднёс Императору Александру II икону святителя и чудотворца казанского Гурия, а епископ Чебоксарский Викторин (В.Д. Любимов) - просфору, «приняв оную от ключаря». Затем, «осмотрев изображения, украшающие стены соборной трапезы, и выразив милостиво одобрительный отзыв вообще о обновлении собора», высокие гости направились в расположенный около него губернаторский дворец.(17)

«По отбытии Высочайших Особ из собора в квартиру, - указывалось в "Известиях по Казанской Епархии", - преосвященные, с участвовавшим во встрече духовенством, совершили благодарственный молебен, с обыкновенным звоном».(18)

Во дворце Император Александр II «принял почётный караул», после чего ему «благоугодно было удостоить принять высших чинов военного и гражданского ведомств, дворянство и купечество». Здесь же ему поднесли «хлеб-соль» Чистопольский и Чебоксарский городские головы, «приехавшие по этому случаю с депутациею». После приёма «Его Императорское Величество милостиво принял поднесённую хлеб-соль волостными старшинами, собравшимися из всех уездов губернии».(19)

 

«Воспитанницы восторженною толпою окружили Его Величество, просили передать Государыне Императрице их детский привет...»

 

       Следующим пунктом в программе визита Императора Александра II в г. Казань стало посещение первого в городе женского среднего учебного заведения - Казанской Мариинской женской гимназии (КМЖГ), открытого в день тезоименитства царя - 30 августа 1859 г. - как Казанское женское училище (20). В марте 1860 г. оно было принято под покровительство супруги Императора Александра II - Императрицы Марии Александровны (1824 - 1880) и стало именоваться Казанским Мариинским женским училищем 1-го разряда, а 8 июля 1869 г. по Высочайшему повелению получило статус гимназии. Первоначально КМЖГ не имела своего собственного помещения и располагалась в одном из домов «купца Крупеникова» на Воскресенской улице, половина которого снималась первоначально за шестьсот рублей в год (затем арендная плата значительно увеличилась).(21)

       До Императора Александра II из представителей Царствующего Дома Романовых училище уже посещали: 20 июня 1861 г. - Его Императорское Высочество Принц Пётр Георгиевич Ольденбургский (1812 - 1881) и 17 августа 1861 г. - старший сын Императора Александра II Наследник Цесаревич и Великий князь Николай Александрович (1843 - 1865).(22)

       В изданном в 1884 г. «Историческом очерке Казанской Мариинской Женской Гимназии за двадцать пять лет её существования (1859 - 1884 г.г.)» (составитель - П.И. Смирнов), посещение «занимаемой ею квартиры» Императором Александром II называлось «самым важным событием» в жизни гимназии в 1871 г.

«История этого заведения, - сообщалось там, - с любовью и благодарностью должна остановиться на моменте, когда незабвенный Царь, по мановению которого создалось в России настоящее просвещение и образование женщины, удостоил своим приветливым взглядом и Казанский рассадник женского образования, возникший по Его державной воле, и провёл несколько минут в его, к сожалению, ещё чужих, наёмных тогда, стенах».(23)

       Император Александр II и Великие князья удостоили своим посещением гимназию («квартиру гимназии»), по сообщению «Казанских губернских ведомостей», «в 11 ½ часов утра» (в «Историческом очерке Казанской Мариинской Женской Гимназии...» приводилось более позднее время - «в 1 ч. 45 мин. утра»).(24)

       При этом «Его Величество, пройдя по всем классам, милостиво изволил разговаривать» с начальницей гимназии А.Г. Волковой (25), председателем её Попечительного Совета, Казанским уездным предводителем дворянства Н.Е. Боратынским (Баратынским), «учительницею приготовительного класса, Сергеевою, и с некоторыми ученицами».(26)

       Гимназистки пропели государственный гимн «Боже, Царя храни!». «Когда Государь Император сходил с лестницы, - отмечалось в той же газете, - воспитанницы восторженною толпою окружили Его Величество, просили передать Государыне Императрице их детский привет и с радостными криками "ура" провожали Его Величество до самого выхода».(27)

       Царский визит в КМЖГ оказал существенное влияние на её дальнейшее развитие. В преддверии его - 20 июля 1871 г. - Казанская городская дума (КГД), по ходатайству гласного П.А. Костливцева,(28) постановила «в ознаменование Высочайшего посещения г. Казани Государем Императором пожертвовать из запасного городского капитала десять тысяч рублей на приобретение собственного дома для Мариинской гимназии», о чём Казанский городской голова К.И. Романов 24 августа проинформировал Казанского губернатора Н.Я. Скарятина, присовокупив составленный «по сему предмету адрес для поднесения Государю Императору».(29)

       Адрес был поднесён Императору Александру II от имени КГД городским головой К.И. Романовым. «Государь Император при общем приёме, - отмечалось в местной прессе, - изволил милостиво благодарить городского голову за таковое пожертвование городской думы».(30)

       12 декабря 1873 г. КМЖГ переехала в специально приобретённое в декабре 1871 г. за 11,5 тысячи рублей и затем перестроенное здание на углу Петропавловской улицы и Петропавловского переулка (ныне - угол улиц Рахматуллина и Мусы Джалиля, дом № 2/18), расположенное «в нескольких десятках шагов от Воскресенской улицы».(31)

       В 1877 г. в «верхней рекреационной зале» нового здания гимназии были установлены четыре портрета, выполненные с участием известного русского живописца, академика П.С. Тюрина (1816 - 1882), - согласно описанию, содержащемуся в «Историческом очерке Казанской Мариинской Женской Гимназии...»: «Государя Императора Александра II, Государыни Императрицы Марии Александровны и, тогда Наследника Цесаревича, ныне благополучно царствующего Императора Александра III с Его Августейшею Супругой, ныне Государыней Императрицею Мариею Феодоровной».(32)

 

«Государь Император с Их Высочествами изволил прикладываться к местной святыне - чудотворной иконе Казанской Божией Матери...»

 

       После посещения гимназии Император Александр II и Великие князья направились в Казанский Богородицкий первоклассный женский монастырь, где пребывала явленная в 1579 г. чудотворная Казанская икона Божией Матери.

В конце XVIII - XIX вв. эту знаменитую монашескую обитель посещали многие представители Царствующего Дома Романовых, в том числе: 28 мая 1767 г. - Императрица Екатерина II (1729 - 1796), 30 мая 1798 г. - Император Павел I (1754 - 1801) и его сыновья - Наследник Цесаревич и Великий князь Александр Павлович (1777 - 1825) (будущий Император Александр I) и Великий князь Константин Павлович (1779 - 1831), принявшие участие в закладке нового собора Казанской иконы Божией Матери, 28 августа 1817 г. - четвёртый сын Императора Павла I Великий князь Михаил Павлович (1798 - 1849), в 1834 г. - Его Императорское Высочество Принц Пётр Георгиевич Ольденбургский (1812 - 1881), в 1836 г. - Император Николай I, в 1845 г. - Герцог Максимилиан Лейхтенбергский (1817 - 1852), 17 августа 1861 г. - старший сын Императора Александра II Наследник Цесаревич и Великий князь Николай Александрович (1843 - 1865), 22 августа 1866 г. - Наследник Цесаревич Александр Александрович (будущий Император Александр III) и Великий князь Владимир Александрович, 19 мая 1868 г. - Великий князь Алексей Александрович, 17 июля 1869 г. - Наследник Цесаревич Александр Александрович (будущий Император Александра III), его супруга - Цесаревна Великая княгиня Мария Феодоровна и Великий князь Алексей Александрович, в 1870 г. - Великий князь Константин Николаевич, позднее - в 1879 г. - внук Императора Николая I Великий князь Пётр Николаевич (1864 - 1931), 23 июня 1887 г. - четвёртый сын и внук Императора Николая I Великий князь Михаил Николаевич (1832 - 1909) и Великий князь Сергей Михайлович (1869 - 1918).(33)

Сам Император Александр II также уже бывал в Казанском Богородицком монастыре в 1837 г. - в качестве Наследника Цесаревича.(34)

27 августа 1871 г. в знаменитой монашеской обители Императора Александра II, Наследника Цесаревича Александра Александровича и Великого князя Владимира Александровича встретили игумения Анфия (Тюлькина) (1801 - 1880), «со всеми монахинями и послушницами монастыря», и настоятель Казанского собора (собора Казанской иконы Божией Матери) Богородицкого монастыря протоиерей А.Н. Иорданский (1811 - 1880), «с прочим монастырским духовенством».

«После краткой литии и многолетия, - сообщал "Н.Р.", - Государь Император с Их Высочествами изволил прикладываться к местной святыне - чудотворной иконе Казанской Божией Матери, снимок с которой в изящной оправе тут же был поднесён игумениею Его Императорскому Величеству, а казначея монастыря имела счастие поднести Августейшим Посетителям просфору».(35)

       Затем Император Александр II и Великие Князья отбыли на расположенное на городской окраине Арское поле, «где собраны были: 2-я пехотная дивизия с своего артиллериею, 40 баталион местных войск и рота резервного 54 баталиона».

       Ранее, согласно объявлению Казанского полицмейстера Х.Н. Мосолова, «по случаю Высочайшего смотра войск на Арском поле» проезд по нему был прекращён с 9.30 часов утра, а с 10.00 часов до окончания смотра - перекрыты Грузинская и Лядская улицы.(36)

       «Пропустив войска два раза церемониальным маршем, - писали "Казанские губернские ведомости", - Государь Император изволил отправиться в Родионовский институт благородных девиц и оттуда в школу крещёных татар. В это время войска перешли за город на поле, находящееся возле Сибирской дороги».(37)

       Во втором часу по полудни высокие гости прибыли в Казанский Родионовский институт благородных девиц (КРИБД), так же, как и КМЖГ, открытый в день тезоименитства Императора Александра II - 30 августа 1841 г. «Войдя в здание института, - сообщали "Казанские губернские ведомости", - и проходя между воспитанницами, расположенными по классам, вдоль лестницы, вплоть до церкви заведения, Его Величество вошёл в церковь, где был пропет воспитанницами тропарь "Спаси Господи люди Твоя".

       При выходе из церкви воспитанница старшего класса Мария Умова имела счастие поднести Государю букет, сказав при этом приветствие Его Величеству. После сего воспитанницами был пропет гимн "Боже, Царя храни"».(38)

       Затем Император Александр II в сопровождении воспитанниц института осмотрел рекреационную залу, классы, дортуары, столовую и библиотеку, «где соизволил обратить внимание на портрет учредительницы [А.Н.] Родионовой».

«По выходе оттуда, - писала та же газета, - Государь Император пожелал осмотреть сад Института. В саду Его Величество соизволил милостиво расспрашивать воспитанниц о некоторых подробностях относительно их содержания в заведении. Вернувшись из сада, Его Величество осмотрел лазарет Института. Затем Его Величество удостоил своим посещением начальницу, где, пробыв несколько минут, милостиво распростился с ней и до ворот сопровождаемый воспитанницами, оставил заведение».(39)

После посещения КРИБД Император Александр II и Великие князья нанесли визит в находящуюся недалеко от него Казанскую духовную академию (КДА), а затем направились в Казанскую крещёно-татарскую школу.

 

«Такого счастия, такого постоянного внимания не удостаивалось ни одно учебное заведение...»

 

       Одним из наиболее торжественных и запомнившихся казанцам событий Высочайшего визита стало посещение августейшими особами Казанской крещёно-татарской школы (ККТШ) (впоследствии - Казанской центральной крещёно-татарской школы /КЦКТШ/), созданной в 1863 - 1864 гг. трудами выдающегося русского миссионера, педагога, учёного-востоковеда Н.И. Ильминского (1822 - 1891/1892) и его ученика и ближайшего соратника - священника В.Т. Тимофеева (1836 - 1895).

В опубликованной в № 69 от 4 сентября 1871 г. «Казанских губернских ведомостей» неподписанной заметке отмечалось, в частности, что: «В последнее четырёхлетие Казанская крещёно-татарская школа ежегодно удостаивалась (40) посещения Августейших Членов Царской семьи и даже самого Государя Императора. Кто только из Царской Фамилии не приезжал в Казань, все и каждый посетили крещёно-татарскую школу. Такого счастия, такого постоянного внимания не удостаивалось ни одно учебное заведение не только в Казани, но вероятно и в целой России».(41)

19 мая 1868 г., во время своего пребывания в г. Казани, в ККТШ нанёс визит четвёртый сын Императора Александра II - Его Императорское Высочество Великий князь Алексей Александрович (1850 - 1908). 18 июля 1869 г. он вновь посетил школу, в сопровождении своего брата Наследника Цесаревича Александра Александровича (будущего Императора Александра III) и его супруги - Цесаревны Великой княгини Марии Феодоровны (1847 - 1928). Несколько ранее - 31 мая 1869 г. - в ККТШ побывал Его Императорское Высочество Принц Пётр Георгиевич Ольденбургский (1812 - 1881). 8 июня 1870 г. в школу нанёс визит младший брат Императора Александра II Его Императорское Высочество Великий князь Константин Николаевич (1827 - 1892).(42)

При этом внимание представителей Царствующего Дома Романовых автор вышеозначенной заметки объяснял: «Тем, что в ней воспитываются дети крещёных татар в христианском законе. Государю Императору, конечно, известны бедность, слабость и шаткость многих крещёных татар, и вот Он, несмотря на бесчисленная заботы и важные государственные дела, помнит и приходит видеть крещёно-татарских детей, обучающихся в христианской вере, высказывает родителям свою радость и надежду, что их дети будут хорошими христианами. Это значит, что Государь Император отечески печётся и сердечно желает, чтобы крещёные татары уважали христианскую веру и держали её от искреннего сердца, твёрдо и нерушимо».(43)

Помимо этого, своим визитом в ККТШ и выраженной кряшенам («крещёным татарам») поддержкой Император Александр II лично рассеял активно распространявшиеся тогда среди них мусульманскими миссионерами нелепые ложные слухи о том, что якобы «сам Царь велит всем инородцам переходить в магометанство, - теперь будет только две веры - русская и мусульманская»,(44) по поводу чего будто был даже издан специальный «царский закон» (указ) (45).

Следует особо отметить при этом, что Император Александр II и представители царской семьи сыграли исключительную роль в учреждении и развитии ККТШ - «центральной школы для крещёных татар», которая, по выражению Н.И. Ильминского, к 1887 г. уже представляла собой «не отдельное учебное заведение, а средоточие и сущность системы христианского просвещения крещёных татар» (46).

«Казанская школа, - отмечал, в частности, в своём труде "История Казанской Духовной Академииˮ известный русский историк, профессор КДА П.В. Знаменский (1836 - 1917), - собственным опытом выработала положение, что самое действенное средство к возбуждению и воспитанию в инородцах христианского религиозного чувства есть пение церковных молитв на родном языке и особенно полное на нём церковное богослужение. Ещё до открытия школы на татарский язык были переведены утренние, вечерние и другие обычнейшие молитвы, помещающиеся в Букварях. Потом, по поводу первого говения школы, переведены были некоторые великопостные стихиры, покаянный канон Андрея критского, последование к причащению и благодарственные молитвы по причащении св[ятых] Таин, а к Пасхе - весь пасхальный канон. Всё это усердно читалось и пелось в школе, одушевляло её и полагало в ней основание татарскому богослужению. В 1866 г. переведена была вся сполна литургия св[ятого] Иоанна Златоустого и многие свящ[енные] песни и стихиры для всенощного богослужения. Переводы эти осмысливали для воспитанников и славянское богослужение, которым они должны были пока довольствоваться в православных церквах. Они неопустительно являлись к богослужению, большею частию в академическую церковь, и воспитывались в духе искренней церковности. С 1867 г., с благословения преосвященного Антония, татарское пение стало отчасти входить и в церковное богослужение в некоторых татарских сёлах, - пелись пока некоторые немногие молитвы. Наконец в 1869 г. татарская школа в первый раз услышала полное богослужение на своём родном языке».(47)

Согласно отчёту о деятельности Совета «Братства святителя Гурия» (БСГ) с 4 октября 1871 г. по 4 октября 1872 г., в то время действовала 61 «крещёно-татарская школа», из которых под покровительством БСГ находились 39 школ (где обучались 1042 мальчика и 121 девочка), остальные содержались «на счёт разных учреждений: Святейшего Синода, министерства народного просвещения, православного миссионерского общества, местных земств, и частных лиц».(48)

Первоначально сама ККТШ существовала на пожертвования благотворителей и помещалась «на частной квартире», а с 1867 по 1871 гг. - в собственном деревянном доме (в котором потом располагалось женское отделение) на Арском поле - напротив Куртины (Арского кладбища).(49)

В 1868 - 1871 гг. произошло её существенное расширение. На «вновь уступленной городским обществом прибавке к школьной усадьбе» был воздвигнут «обширный каменный дом для школьного помещения» (ныне - дом 18 по улице Николая Ершова), построенный «на сумму десяти тысяч рублей, отпущенных просвещённым покровителем инородческого образования, министром народного просвещения графом Дмитрием Андреевичем Толстым, из сумм министерства».(50) Помимо этого, были выделены ещё: одна тысяча рублей - на пособие ККТШ и священнику В.Т. Тимофееву, а также «500 руб[лей] на построение дома для апазовской школы и 4 тысячи руб[лей] на поддержание 24 школ в казанской губернии».(51)

«Но всего дороже для школы и всего полезнее для возвышения её авторитета среди крещёно-татарского населения, - указывал профессор П.В. Знаменский, - были знаки внимания и благоволения к ней Высочайших Особ, которых она удостоилась видеть в своих стенах».(52)

27 августа 1871 г. Императора Александра II и Великих князей принимали уже в только что отделанном каменном доме. «Так как все члены Августейшего Семейства, посещавшие Казань в прежние годы, - писал "Н.Р.", - всегда удостаивали своего посещения крещёно-татарскую школу г. [Н.И.] Ильминского, весьма скромную по своему положению, но имеющую огромное значение для образования инородцев, в особенности же крещёных татар здешнего края: то и ныне как ученики и ученицы этой школы, так и учители её отраслей - инородческих школ, а также многие из их родителей и родных и наконец даже учители чувашских и черемисских школ, в надежде видеть обожаемого Монарха, - собрались в огромном числе во вновь отстроенное училищное каменное здание».(53)

Как уточнялось в отчёте о деятельности Совета БСГ с 4 октября 1870 г. по 4 октября 1871 г., «все расположились в верхнем этаже нового дома (54) в следующем порядке: крещёно-татарские учителя и ученики, более ста человек, заняли одну комнату, тут же особой группой стояли чуваши с черемисами; в коридоре стояли крещёные татары - отцы учащихся; затем в другой комнате стояли воспитанницы с учительницами, и отдельно от них крещёно-татарские женщины - матери и родственницы учащихся».(55) «Самый вид высоких, чистых и светлых комнат, - отмечалось там же, - в сравнении с прежним тесным помещением роскошных, предрасполагал всех к радостным впечатлениям».(56)

Высоких гостей встретили попечитель КУО П.Д. Шестаков, Н.И. Ильминский и священник В.Т. Тимофеев. «Когда Августейшие Посетители вступили в первую комнату, - писали "Казанские губернские ведомости", - ученики запели "Спаси Господи люди Твоя" по-татарски, потом чуваши и черемисы пропели тот же тропарь на своих языках. Между тем государь Император изволил осведомляться об устройстве и назначении школы, которые имел счастие объяснять г[осподин] попечитель учебного округа. Потом Государь император перешёл к воспитанницам, которые пропели также "Спаси Господи люди Твоя" по-татарски и, по желанию Его Величества, по-русски».(57)

После этого Император Александр II «обратил внимание на группу крещёно-татарских женщин» и вышел в коридор, где, «подошедши к отцам учащихся, изволил высказать им своё удовольствие, что их дети обучаются в этой школе, и надежду, что они выдут отсюда хорошими христианами».(58)

«Крещёные татары были глубоко тронуты назидательными словами Монарха, - констатировалось в том же отчёте. - Когда Августейшие Посетители сходили с лестницы, все крещёно-татарские питомцы обоего пола с восторгом провожали Их торжественным пением многолетия на татарском языке».(59)

Здесь же отмечалось, что посещение Императором Александром II «действительно должно иметь великое значение для христианского образования крещёных татар и прочих инородцев здешнего края». «27 августа 1871 года, - указывалось далее, - останется навсегда незабвенным днём и для братства: в школе Государь Император благоволил обратить внимание на главнейшую сторону деятельности братства. Это должно поощрить братство к большим трудам по развитию христианского образования между инородцами и в особенности между крещёными татарами».(60)

       Один из деревенских «крещёно-татарских учителей», участвовавших в торжествах по случаю посещения Императором Александром II ККТШ, отмечал также в своём письме от 20 сентября 1871 г.: «Что казанскую школу посетил Государь и изволил её одобрить, это принесло нашему народу великую радость. Крещёные татары говорят: прежде ни один человек из крещёных татар не видал не только Государя, но никого из Царского рода, и, чего не видывали ваши отцы и деды, теперь Бог привёл пред самые глаза наши и показал нам самого Царя; значит обучение наших детей в христианских школах угодно Богу».(61) Теперь, добавлял учитель, «крещёные татары» (кряшены) ещё охотнее готовы отдавать в ученье своих детей.(62)

       Впоследствии - 12 октября 1871 г. - на Общем собрании БСГ Н.И. Ильминский посвятил описанию посещения Императором Александром II и Великими князьями ККТШ начало прочитанного им ежегодного отчёта о деятельности братства. На том же заседании, после речи председателя БСГ епископа Чебоксарского Викторина (В.Д. Любимова) певчими архиерейского хора совместно с учениками ККТШ на русском, а затем - «уже одними учениками школы» - на церковно-кряшенском («татарском») языке, была пропета «церковная молитвенная песнь за Царя и отечество»: «Спаси Господи люди твоя и благослови достояние твое, победы Благоверному ИМПЕРАТОРУ нашему АЛЕКСАНДРУ НИКОЛАЕВИЧУ на сопротивныя даруя и твое сохраняя крестом твоим жительство».(63)

       Позднее - мнением Государственного Совета, утверждённым 28 февраля 1878 г. Императором Александром II, школа была преобразована «в двухклассный состав, с объёмом преподавания не ниже определённого для двухклассных сельских народных училищ Министерства Народного Просвещения», с оставлением её на правах частного учебного заведения. Помимо этого, из казны было назначено «ежегодное на жалованье преподавателям пособие» в размере шестисот рублей.(64)

       Следует отметить, что большое внимание школе уделяли также сын Императора Александра II - Александр III и его супруга.  

       «Посещение покойным Государем Александром III со вдовствующей ныне Императрицею Мариею Феодоровною, - писал, в частности, в 1895 г. в "Уфимских Епархиальных Ведомостяхˮ один из выпускников КЦКТШ, будущий священник С.М. Матвеев (1871 - ок. 1942), - также оставило школе дорогую память, тем более, что с тех пор Его Императорское Величество до самой кончины своей согласно милостивому обещанию, выраженному в обращённых к Василию Тимофеевичу [Тимофееву] словах: "ваша школа не останется без вниманияˮ, ежегодно присылал по 250 р[ублей] на содержание 10 мальчиков, а Её Императорское Величество такую же сумму и доныне продолжает присылать для 10 девочек. В нынешнем году высылаемая покойным Государем сумма получена школой от Канцелярии Его Императорского Величества Государя Императора Николая Александровича».(65)

 

«Невозможно выразить тот восторг народа, который огромными массами повсюду встречал и сопровождал своего монарха...»

 

       После посещения ККТШ «Его Императорское Величество изволил произвести односторонний маневр» («за городом против центрального дома умалишённых»), после чего, посетил военный госпиталь и возвратился «во Дворец», располагавшийся в Казанском Кремле («Крепости»).(66) При этом, проезжая на обратном пути мимо КРИБД, «Его Величество соизволил у ворот остановиться, не выходя из коляски подозвал к себе воспитанниц, говорил с ними и, ещё раз распростившись с воспитанницами, Государь поехал далее».(67)

В шестнадцать часов в губернаторском дворце в честь высоких гостей был дан большой торжественный обед, на который «удостоились приглашения архиепископ Антоний, епископ Викторин, высшие чины военного и гражданского ведомств, губернский и уездные предводители дворянства и городской голова».(68)

       После обеда - «в половине седмого часа» - Император Александр II и Великие князья отправились на пристань, откуда в шесть часов вечера отбыли на пароходе «Цесаревна Мария» по Волге дальше - в г. Симбирск.(69)

       Помимо прочего, во время их пребывания в г. Казани царю поднесли: «воспитанник 2 Казанск[ой] гимназии 12-летний Виктор Шидловский - сочинённый им марш на тему "Боже Царя храниˮ и фотограф Локке - альбом с видами г. Казани и типами инородческого населения Казанской губернии». При этом: «Его Императорское Величество соизволил подарить Шидловскому золотые часы, а Локке 400 р[ублей] сер[ебром]». Кроме того, Император Александр II «Всемилостивейше изволил отпустить 1.500 рублей на бедных города Казани».(70)

       Он также подарил Казанскому полицмейстеру Х.Н. Мосолову «драгоценный перстень», городовому врачу В.И. Колонтаеву - «золотые часы с цепочкой», а нижним полицейским чинам было пожаловано по пятьдесят копеек на человека.(71) Были отмечены и некоторые духовные лица, получившие: «регент архиерейского хора священник Пётр Миловидов - 50 рублей, протодиакон здешнего кафедрального собора Пешехонов - 50 рублей, и архиерейские певчие - 75 рублей».(72)

«Невозможно выразить тот восторг народа, - отмечалось в "Казанских губернских ведомостях", - который огромными массами повсюду встречал и сопровождал своего монарха, бежал за коляскою и везде раздавались восторженные громкие крики "ураˮ. Все здания в городе украшены были флагами, гирляндами, коврами. Все жители улиц, где предполагали, что Государь Император изволит проехать, осчастливленные посещением Августейшего Гостя, украсили свои дома».(73) По случаю Высочайшего визита вечером «город был великолепно иллюминован».

       «Так совершилось это событие, - заключал "Н.Р.", - признательная память о котором будет переходить между жителями Казани из рода в род».(74)

Как сообщали месяц спустя - 29 сентября 1871 г. - «Казанские губернские ведомости»: «ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, во время Своего пребывания в Казани, заметив в сём городе отличный порядок, чистоту и благоустройство, Высочайше повелеть соизволил объявить за это Монаршее благоволение Казанскому Губернатору, действительному статскому советнику Скарятину и всем тем лицам, которые принимали участие в наблюдении за порядком во время Высочайшего пребывания в г. Казани».(75)

 

Доски и памятники

 

       Через несколько месяцев после посещения Императором Александром II ККТШ - 12 декабря 1871 г. - в ней была освящена домовая церковь во имя святителя Гурия, первого архиепископа и просветителя Казани,(76) приготовления к созданию которой, как отмечал П.В. Знаменский, начались ещё в 1869 г.(77)

Дабы увековечить знаменательное событие посещения Императором Александром II ККТШ, Н.И. Ильминский выступил с инициативой изготовления и установки в школе памятной доски. На ней он предложил разместить сказанные родителям учащихся «драгоценные слова» царя: «Я очень рад, что ваши дети учатся здесь и уверен, что они выдут отсюда хорошими христианами».(78) В данной связи «было исходатайствовано Высочайшее соизволение на то, чтобы слова Его Величества с объяснением случая, по коему они высказаны, были начертаны по-русски и по-татарски на мраморной доске и поставлены в школе».(79)

       Однако, из-за отсутствия на это в ККТШ средств, до 1877 г. памятная доска оставалась только в проекте. Наконец, деньги нашлись, и, благодаря участию священника Н.М. Варушкина, в школу была доставлена и помещена на церковной паперти (у входа в церковь) «мраморная доска (2-х аршин длины, 1 ½ арш[ина] ширины и 2-х вершков толщины, а весом более 20 пудов) с вырезанной и вызолоченной обширной надписью на двух языках», изготовление и установка которой обошлась БСГ в 250 рублей.(80)

       Надпись на памятной доске гласила: «Его Императорское Величество Государь Императоръ Александръ Николаевичъ II съ Государемъ Наслѣдникомъ Цесаревичемъ Александромъ Александровичемъ и Великимъ Княземъ Владимiромъ Александровичемъ 27 Августа 1871 года осчастливилъ Всемилостивѣйшимъ посѣщениiемъ Казанскую крещено-татарскую школу и соизволилъ обратиться къ крещенымъ татарамъ, отцамъ воспитывающихся въ школѣ дѣтей, съ слѣдующими достопамятными словами:

Я ОЧЕНЬ РАДЪ, ЧТО ВАШИ ДѢТИ УЧАТСЯ ЗДѢСЬ, И УВѢРЕНЪ, ЧТО ОНИ ВЫДУТЪ ОТСЮДА ХОРОШИМИ ХРИСТIАНАМИ.

       Оло Патшабыз Императоръ Александръ Николаевичъ, Наслѣдникъ Цесаревичъ Александръ Александровичъ белян, Оло Князь Владимiръ Александровичъ белян, 1871 жылда Августъ айынын 27 кöнендя Казандагы кряшен баларары укый торган школга кереб малайларга кызларга татарча да урысча да иманнар жырлатыб карагач укыучыларнын аталары кряшен картлары жанына килеб онотмаслык изгелек сюзен блай диб айтеб сöйöндöрде:

Сезнен балаларыгызнын мында укыб торганнарына Минем кюҥелем бик сöйöнде, Мин аларнын мыннан Христосъ денен белеб чын кюҥеляренняннык тотоуты булыб чыгарларына ышанамын».(81)

С.М. Матвеев писал также в 1895 г., что, помимо самой доски, которая была «вставлена в стену у входа в церковь» в 1877 г.: «Другим памятником посещения школы Августейшими Особами служит книга для посетителей, в которую они изволили вписать свои имена».(82)

К сожалению, в советское время вместе с церковью исчезла и памятная доска. Не известна и судьба «книги для посетителей», где оставили свои автографы многие представители Царствующего Дома Романовых. 

Кроме этого, вскоре после трагической гибели 1 марта 1881 г. Императора Александра II КГД приняла решение соорудить в г. Казани памятник почившему Царю-Освободителю, для чего в том же году была открыта подписка на сбор добровольных пожертвований. По ряду причин изготовление монумента, автором проекта которого являлся известный русский живописец и скульптор В.И.(О.) Шервуд (1832 - 1897) - автор памятника Императору Александру II в г. Самаре, затянулось до 1894 г. Его открытие и освящение предполагалось совершить 22 октября 1894 г. - в день чествования Казанской иконы Божией Матери, на что было получено Высочайшее соизволение Императора Александра III. Однако безвременная кончина последнего 20 октября того же года расстроила эти планы.(83)

«В настоящем своём виде памятник, - описывал его внешний вид 23 августа 1895 г. "Казанский Телеграфˮ, - представляет во весь рост величественную фигуру Государя. Государь изображён в общегенеральском сюртуке и в мантии, с открытой головой. [...] Во всей позе фигуры выражается дарование России освободительного акта Великодушным Монархом. Здесь же представлены атрибуты Императорской власти - скипетр и корона. Форма пьедестала монументальна - 4 короны с лавровыми венками украшают 4 мраморные доски с золотыми надписями. Внизу, на углах постамента - казанские драконы, составляющие герб г. Казани, держат венки "Славыˮ, соединённые гирляндами. Бронзовая фигура Императора, имеющая в вышину 4 арш[ина] 9 вершк[ов], оксидирована в чёрно-зеленоватый цвет. Весь памятник представляет довольно грандиозный вид, вышиною около 10 арш[ин]».(84)

Долгожданный памятник Царю-Освободителю был открыт 30 августа 1895 г. («в день празднования тезоименитства в Бозе почившего Государя Императора Александра Николаевича») в центре г. Казани - на Ивановской площади (около Кремля и здания КГД).(85) В торжественной церемонии, превратившейся в настоящий общенародный праздник, в числе прочих, приняли участие и учащиеся КЦКТШ.

Предваряя это событие, газета «Казанский Телеграф» сообщала, в частности: «Ивановская площадь, несмотря на свои размеры, оказывается тесной для размещения войск, депутаций, воспитанников и воспитанниц учебных заведений. Последних будет более 1200, кроме 1000 детей начальных школ, большая часть которых составит особый хор, расположенный на подмостках и в палисаднике около Думы. Последние дни идут усиленные спевки. Вместе с тысячью детей будут петь ученики инородческой семинарии, крещёно-татарской школы, регенты земских сельских школ и 60 инородческих учителей, прибывших на съезд. Это будет представительный и массивный хор, какого ранее не было организовано в Казани».(86)

В одном из адресов, поднесённых КГД по случаю открытия в г. Казани памятника Императору Александру II, отмечалось, в частности: «Да будет благословенна эта память из рода в род, да будет из века в век священным для русского народа Его дорогое Имя, а памятник, сооружённый добровольными приношениями казанского населения, да знаменует из глубины сердец исходящую благодарность позднейших поколений этого города и края - Законодателю Человеку, осенённому ореолом неугасаемого величия для всех людей земли русской».(87)

Памятник Царю-Освободителю простоял на Ивановской площади (ныне - «Площадь 1 Мая») до 1918 г., после чего был демонтирован и впоследствии переплавлен...

Очевидно, что с учётом выдающейся личности Императора Александра II и его вклада в развитие кряшенской миссии было бы правильным восстановить в г. Казани сооружённый на народные деньги памятник Царю-Освободителю, а также разместить на фасаде бывшей КЦКТШ памятную доску с оригинальным текстом. Однако, к сожалению, даже размещение на чудом сохранившемся, хоть и до неузнаваемости перестроенном, главном здании школы мраморного аналога последней в настоящее время представляется крайне проблематичным.

Ныне о том, что в нём когда-то располагалась КЦКТШ напоминает только доска с надписью на русском и татарском языках: «Объект культурного наследия регионального (республиканского) значения / ГЛАВНОЕ ЗДАНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ КРЕЩЁНО-ТАТАРСКОЙ ШКОЛЫ, 1871 г. / Охраняется государством. - Төбәк (республика) күләмендә өhәмияткә ия мәдәни мирас объекты / ҮЗӘК КЕРӘШЕН ТАТАР МӘКТӘБЕНЕҢ ТӨП БИНАСЫ, 1871 ел / Дәүләт тарафыннан саклана».

10 июля 2014 г. на Арском кладбище г. Казани, по инициативе Казанского отделения «Русского Собрания», прошла «акции памяти», участники которой, помимо прочего, посетили могилу выдающегося кряшенского просветителя, ученика и соратника «апостола кряшен» Н.И. Ильминского протоиерея В.Т. Тимофеева и одобрили инициативу установить к его 180-летию, отмечавшемуся в 2016 г., в сквере у здания бывшей КЦКТШ памятник или бюст.(88)

Однако данная инициатива, поддержанная участниками проходившей 25 сентября 2014 г. г. Казани научной конференции «Школьное и религиозное образование у кряшен: история и современность», так и не была реализована. Сначала местными властями была отвергнута идея создания и установки памятника в сквере рядом с бывшей КЦКТШ, после чего вместо памятника было предложено установить памятную доску, затем - информационный стенд. Однако из-за резко отрицательной позиции нынешнего собственника здания и это не было реализовано.(89)

В данной связи было бы справедливым вернуться также к предложению об установке в сквере рядом со зданием бывшей КЦКТШ памятника (бюста) В.Т. Тимофееву.

 

Алексеев Игорь Евгеньевич, кандидат исторических наук (г. Казань)

 

Иллюстрации:

1.   Благовещенский кафедральный собор (фото конца XIX - начала XX вв.).

2.   Казанский Богородицкий женский монастырь (вид с кремлёвского холма) (фото конца XIX - начала XX вв.).

3.   Родионовский институт благородных девиц (фото начала XX в.).

4.   Перестроенное здание бывшей КЦКТШ (13 февраля 2019 г.) (фото Л.И. Алексеевой).

5.   «Памятник Императора Александру II-му в г. Казани» (Памятник Императору Александру II-му в г. Казани // Волжский Вестник. - 1895. - № 216 (30 августа /11 сентября/). - С. 3.).

 

       Сноски:

 

       (1) См.: Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города. Под редакциею профессора Н.П. Загоскина. - Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1895. - С. 212 - 213, 218 - 222.

       (2) См.: Н.Р. О посещении г. Казани Его Императорским Величеством, Государем Императором Александром Николаевичем, в сопровождении Их Императорских Высочеств Государя Наследника Цесаревича Александра Александровича и Великого Князя Владимира Александровича // Известия по Казанской Епархии. - 1871. - № 19 (1 октября). - С. 596 - 597.

       (3) Пребывание Государя Императора, Государя Наследника и Великого Князя Владимира Александровича в Казани // III Местный отдел / Казанские губернские ведомости. - 1871. - № 67 (1 сентября). - С. 5.

       (4) Н.Р. Указ. соч. - С. 597.

       (5) Казань // Казанский биржевой листок. - 1871. - № 68 (29 августа). - С. 1.

       (6) Н.Р. Указ. соч. - С. 597.

       (7) См.: [Рыбушкин М.С.] Краткая история города Казани. Соч. Михаила Рыбушкина. - Часть II. - Казань: В типографии Л. Шевиц, 1848. - С. 109.

       (8) Архиерейские служения в августе // Известия по Казанской Епархии. - 1871. - № 18 (15 сентября). - С. 571 - 572.; Церковная встреча Государя Императора, Наследника и Великого Князя Владимира Александровича // III Местный отдел / Казанские губернские ведомости. - 1871. - № 73 (22 сентября). - С. 4.

       (9) См.: Архиерейские служения в августе. - С. 572.

       (10) См.: Н.Р. Указ. соч. - С. 597.

       (11) См.: Архиерейские служения в августе. - С. 572 - 573.

       (12) См.: Н.Р. Указ. соч. - С. 597.

       (13) См.: Архиерейские служения в августе. - С. 572.

       (14) См.: Н.Р. Указ. соч. - С. 597.

       (15) См.: Архиерейские служения в августе. - С. 572.

       (16) Там же.

       (17) См.: Н.Р. Указ. соч. - С. 597.

       (18) Архиерейские служения в августе. - С. 572.

       (19) См.: Пребывание Государя Императора, Государя Наследника и Великого Князя Владимира Александровича в Казани. - С. 5.

       (20) Весьма примечательными, помимо прочего, являются обстоятельства торжественного акта открытия гимназии 30 августа 1859 г., начавшегося с отслуженного архиепископом Казанским и Свияжским Афанасием (А.Г. Соколовым), в сослужении двух архимандритов и четырёх священников, молебна. При этом: «По окончании молебствия, Архипастырь сказал ученицам несколько приветственных слов и осенил их троекратно Казанскою Иконою Божией Матери, принесённою им в дар училищу. Ученицы троекратно же поклонились в землю». (Исторический очерк Казанской Мариинской Женской Гимназии за двадцать пять лет её существования (1859 - 1884 г.г.). Составил по поручению Попечительного Совета Гимназии П. Смирнов. - Казань: Типография Губернского Правления, 1884. - С. 20.)

       (21) См.: Там же. - С. 18 - 19, 25, 33, 55.; Казанская Мариинская женская гимназия // Архивы Республики Татарстан / Татарстан Республикасы Архивлары [Электронный ресурс]. - URL: http://татархивы.рф/ru/content/казанская-мариинская-женская-гимназия (дата обращения: 11.02.2019).

       (22) См.: Исторический очерк Казанской Мариинской Женской Гимназии за двадцать пять лет её существования (1859 - 1884 г.г.). - С. 33 - 34.; Спутник по Казани. - С. 214.

       (23) Исторический очерк Казанской Мариинской Женской Гимназии за двадцать пять лет её существования (1859 - 1884 г.г.). - С. 67.

       (24) См.: Там же.; Посещение Государем Императором, Наследником Цесаревичем и Великим Князем Владимиром Александровичем Мариинской гимназии и Родионовского института // III Местный отдел / Казанские губернские ведомости. - 1871. - № 67 (1 сентября). - С. 5.

       (25) Вдова штабс-капитана Анна Григорьевна Волкова (1828 - 3 марта 1875) была избрана начальницей училища (гимназии) после увольнения 22 октября 1867 г. прежней начальницы - П.О. Бакаевой, прибыв к месту нового служения 7 января 1868 г. До этого - с 1863 г. - она являлась начальницей Вологодской женской гимназии. Умерла в возрасте 46 лет. «Много говорит в пользу нравственной характеристики покойной Начальницы и то обстоятельство, - указывалось, в частности, в "Историческом очерке Казанской Мариинской Женской Гимназии...ˮ, - что она пользовалась замечательною расположенностью и уважением со стороны тогдашнего Архиепископа Казанского, Преосвященного Антония (скончался в 1879 г.). Правда, это был Святитель, замечательно сердечно относившийся к людям вообще, но к покойнице он питал такое преимущественное уважение, что, по кончине её, сам ездил с Н.Е. Боратынским лично выбрать ей место для могилы в стенах Спасо-Преображенского Казанского Монастыря». (См.: Исторический очерк Казанской Мариинской Женской Гимназии за двадцать пять лет её существования /1859 - 1884 г.г./. - С. 79 - 80, 83).

       (26) См.: Посещение Государем Императором, Наследником Цесаревичем и Великим Князем Владимиром Александровичем Мариинской гимназии и Родионовского института. - С. 5.; Исторический очерк Казанской Мариинской Женской Гимназии за двадцать пять лет её существования (1859 - 1884 г.г.). - С. 68.

       (27) Там же. - С. 5.

       (28) См.: Исторический очерк Казанской Мариинской Женской Гимназии за двадцать пять лет её существования (1859 - 1884 г.г.). - С. 71.

       (29) См.: Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 1. Оп. 3. Д. 2652. Л. 22.

       (30) Пребывание Государя Императора в Казани // Казанский биржевой листок. - 1871. - № 69 (2 сентября). - С. 3.

       (31) См.: Исторический очерк Казанской Мариинской Женской Гимназии за двадцать пять лет её существования (1859 - 1884 г.г.). - С. 72 - 73, 75.

       (32) См.: Там же. - С. 96 - 97.

       (33) См.: [Малов Е.А.] Казанский Богородицкий девичь монастырь. История и современное его состояние. Священника Евфимия Малова. - Казань: Типография Императорского Университета, 1879. - С. 106 - 109.; Спутник по Казани. - С. 196, 202, 208, 214, 224.; Алексеев И. Последний бой Нефёда Кудрявцева (Из истории Казанского Богородицкого монастыря...) // Информационно-аналитическая служба «Русская народная линия» [Электронный ресурс]. - URL: http://ruskline.ru/analitika/2017/12/06/poslednij_boj_nefyoda_kudryavceva/ (дата обращения: 12.02.2019); Он же. «Приложившись к чудотворному образу казанской Богоматери, он заложил соборную церковь...» (Посещение Императором Павлом I Казанского Богородицкого монастыря и строительство второго Казанского собора...) // Информационно-аналитическая служба «Русская народная линия» [Электронный ресурс]. - (дата обращения: 12.02.2019)

       (34) См.: [Малов Е.А.] Указ. соч. - С. 107.

       (35) Н.Р. Указ. соч. - С. 598.

       (36) От полициймейстера // III Местный отдел / Казанские губернские ведомости. - 1871. - № 66 (25 августа). - С. 8.

       (37) Пребывание Государя Императора, Государя Наследника и Великого Князя Владимира Александровича в Казани. - С. 5.

       (38) Посещение Государем Императором, Наследником Цесаревичем и Великим Князем Владимиром Александровичем Мариинской гимназии и Родионовского института. - С. 5.

       (39) Там же.

       (40) В оригинале - «удостоилась». - И.А.

       (41) По поводу всемилостивейшего посещения Казанской крещёно-татарской школы Его Императорским Величеством Государем Императором // III Местный отдел / Казанские губернские ведомости. - 1871. - № 68 (4 сентября). - С. 9.

       (42) См.: Казанская центральная крещёно-татарская школа. Материалы для истории христианского просвещения / Сост. Н.И. Ильминский. - Казань: Типография В.М. Ключникова («напечатано иждивением попечителя школы казанского 1-й гильдии купца П.В. Щетинкина»), 1887. - С. 392 - 397.

       (43) По поводу всемилостивейшего посещения Казанской крещёно-татарской школы Его Императорским Величеством Государем Императором. - С. 9.

       (44) См.: [Багин С.] Об отпадениях в магометанство крещёных инородцев Казанской епархии и о причинах этого печального явления (Доклад исправляющего должность Казанского епархиального инородческого миссионера священника С.А. Багина епископу Мамадышскому Андрею /князю Ухтомскому/ от 21 июля 1909 г. ...) // Информационно-аналитическая служба «Русская народная линия» [Электронный ресурс]. (дата обращения: 28.02.2019)

       (45) См.: По поводу всемилостивейшего посещения Казанской крещёно-татарской школы Его Императорским Величеством Государем Императором. - С. 9.

       (46) См.: Казанская центральная крещёно-татарская школа. Материалы для истории христианского просвещения. - С. II.

       (47) [Знаменский П.В.] История Казанской Духовной Академии за первый (дореформенный) период её существования (1842 - 1870 годы). П. Знаменского. - Выпуск II. - Казань: Типография Императорского Университета, 1892. - С. 468 - 469.

       (48) См.: Отчёт о деятельности Совета Братства св. Гурия от 4 октября 1871 года по 4 октября 1872 г. // Известия по Казанской Епархии. - 1873. - № 3 (1 февраля). - С. 84, 88.

       (49) См., например: Матвеев С. Религиозно-нравственное состояние крещёных татар Уфимской епархии до 70-х годов. - Инородческое образование и Казанская крещёно-татарская школа. - Значение её для Уфимской епархии в миссионерском деле. (Миссионерская заметка) // Уфимские Епархиальные Ведомости. - 1895. - № 13 (1 июля). - Отдел неофициальный. - С. 430.

       (50) См.: Отчёт о деятельности Совета Братства св. Гурия с 4 октября 1869 по 4 октября 1870 г. // Известия по Казанской Епархии. - 1871. - № 1 (1 января). - С. 20.

       (51) См.: Там же. - С. 23.

       (52) [Знаменский П.В.] Указ. соч. - С. 464.

       (53) Н.Р. Указ. соч. - С. 598.

       (54) В «Казанских губернских ведомостях» об этом сообщалось так: «Верхний, лучший этаж этого дома состоит из двух обширных комнат, разделённых широким и светлым коридором. В одной из этих комнат собрались воспитанники и с ними учители школ-отраслей с своими уже учениками, и несколько человек чуваш и черемис. В другой комнате находились воспитанницы и учительницы и особо от них - матери учащихся. В коридоре стояли пожилые крещёные татары - отцы учащихся». (Посещение Его Императорским Величеством Государем Императором Казанской крещёно-татарской школы // III Местный отдел / Казанские губернские ведомости. - 1871. - № 67 (1 сентября). - С. 5.)

       (55) См.: Отчёт о деятельности Совета Братства св. Гурия, с 4 октября 1870 года по 4 октября 1871 года // Известия по Казанской Епархии. - 1872. - № 4 (15 февраля). - С. 106 - 107.

       (56) Там же. - С. 107.

       (57) Посещение Его Императорским Величеством Государем Императором Казанской крещёно-татарской школы. - С. 5.

       (58) См.: Отчёт о деятельности Совета Братства св. Гурия, с 4 октября 1870 года по 4 октября 1871 года. - С. 107.

       (59) Там же.

       (60) Там же. - С. 108.

       (61) Там же. - С. 107.

       (62) См.: Там же. - С. 106 - 107.

       (63) См.: Протокол Общего собрания Братства святителя Гурия 12 октября 1871 года // Известия по Казанской Епархии. - 1871. - № 24 (15 декабря). - С. 756 - 757.

       (64) См.: Казанская центральная крещёно-татарская школа. Материалы для истории христианского просвещения. - С. 460.

       (65) Матвеев С. Указ соч. - С. 431 - 432.

       (66) См.: Пребывание Государя Императора, Государя Наследника и Великого Князя Владимира Александровича в Казани. - С. 5.; Н.Р. Указ. соч. - С. 600.

       (67) См.: Пребывание Государя Императора, Государя Наследника и Великого Князя Владимира Александровича в Казани. - С. 5.

       (68) См.: Там же. - С. 5.

       (69) См.: Казань // Казанский биржевой листок. - 1871. - № 68 (29 августа). - С. 1.; Н.Р. Указ. соч. - С. 600.

       (70) См.: Пребывание Государя Императора, Государя Наследника и Великого Князя Владимира Александровича в Казани. - С. 5.

       (71) См.: Там же.; Н.Р. Указ. соч. - С. 600.

       (72) См.: Н.Р. Указ. соч. - С. 600.

       (73) Пребывание Государя Императора, Государя Наследника и Великого Князя Владимира Александровича в Казани. - С. 5.

       (74) Н.Р. Указ. соч. - С. 600.

       (75) Часть официальная // Отдел первый / Казанские губернские ведомости. - 1871. - № 75 (29 сентября). - С. 1.

       (76) См., например: Матвеев С. Указ. соч. - С. 430.

       (77) См.: [Знаменский П.В.] Указ. соч. - С. 471.

       (78) См.: Отчёт о деятельности Братства св. Гурия за десятый братский год от 3-го октября 1876 года по 30-е октября 1877 года // Известия по Казанской Епархии. - 1878. - № 4 (15 февраля). - С. 88.

       (79) См.: Там же.

       (80) См.: Отчёт о деятельности Братства св. Гурия за десятый братский год от 3-го октября 1876 года по 30-е октября 1877 года. - С. 88 - 89.; Казанская центральная крещёно-татарская школа. Материалы для истории христианского просвещения. - С. 401.

       (81) Казанская центральная крещёно-татарская школа. Материалы для истории христианского просвещения. - С. 401.

       (82) Матвеев С. Указ. соч. - С. 431.

       (83) См.: Памятник в Бозе почивающему Императору Александру II в г. Казани // Казанский Телеграф. - 1895. - № 781 (23 августа). - С. 2.; Памятник Императору Александру II-му в Казани // Волжский Вестник. - 1895. - № 216 (30 августа /11 сентября/). - С. 3.

       (84) Памятник в Бозе почивающему Императору Александру II в г. Казани. - С. 2.

       (85) См., например: Открытие памятника // Волжский Вестник. - 1895. - № 217 (1 /13/ сентября). - С. 2 - 3.; Торжество освящения и открытия памятника Императору Александру II-му // Казанский Телеграф. - 1895. - № 789 (1 сентября). - С. 3.

       (86) К предстоящему торжеству // Казанский Телеграф. - 1895. - № 785 (27 августа). - С. 2.

       (87) От Казанского городского мирового съезда // Адреса, поднесённые Казанской Городской Думе / Волжский Вестник. - 1895. - № 219 (3 /15/ сентября). - С. 3.

       (88) См.: «Добрый человек будет вечно живым, и добрые дела будут вечно живыми» («Русское Собрание города Казани» и представители общественности провели на Арском кладбище столицы Татарстана первую «акцию памяти»...) // Информационно-аналитическая служба «Русская народная линия» [Электронный ресурс].  (дата обращения: 28.02.2019)

       (89) См.: Алексеев И. «Духовно-религиозное развитие кряшен между II и III Форумами православной общественности Республики Татарстан // Информационно-аналитическая служба «Русская народная линия» [Электронный ресурс]  (дата обращения: 28.02.2019)  

 

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Игорь Алексеев:
«И в этом добром деле в пользу человечества не оставит Общество помощь Божия, которая выше всяких средств...»
Из истории первой в Российской Империи специализированной больницы для алкоголиков при «Казанском Обществе Трезвости»
17.09.2019
Загадки «тамги Мамая»
Выступление на VI Международном Золотоордынском Форуме
03.07.2019
«Событие сие отпраздновано было в нашем городе с небывалою для Казани торжественностию...»
Празднование в 1879 г. трёхсотлетия обретения чудотворной Казанской иконы Божией Матери
18.06.2019
Шнуровщина
Стихотворение
10.06.2019
Все статьи автора