Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Социальная мобилизация в эпоху перемен

Александр  Молотков, Русская народная линия

14.01.2011


По мотивам статьи А. Рогозянского «Какая власть необходима РОССИИ?» …

Последняя иллюзия

Наше время, без сомнения, есть время перемен. Не внемля известной китайской мудрости, а наоборот, дружно подпевая В.Цою, мы сознательно встали на этот путь в начале 80-х и до сих пор не можем вернуться к нормальной жизни. Общественное желание «перемен» было объективным и политически неизбежным, но мало кто представлял его возможные последствия и масштабы. Реформы длятся уже двадцать лет, а конца и края им не видно. Что это значит и где пути возвращения к стабильности - исторической, политической, социальной? Эти вопросы уже выходят за рамки чисто политического или экономического дискурсов и становятся проблемой социальной психологии, т.к. бесконечно пребывать в состоянии «перемен» никакое общество не способно: оно впадает в депрессию и начинает разлагаться. Размывается традиция, общественное самосознание, система социальных связей. Даже опора на религиозное основание в лице православной Церкви, как оказалось, не может компенсировать социальные издержки бесконечной либеральной модернизации - в экономике, политике, культуре, в системах образования, медицины, армии, ЖКХ ...и далее везде.

На этом фоне в обществе не может не возникать потребности в стабилизации как в социально-политическом, так и лично-психологическом плане. На определенном этапе это становиться потребностью номер один, невзирая уже на контекст идеологической мотивации. Интересно, что именно данный запрос общества на стабилизацию до небес поднял в свое время рейтинг Путина, провозгласившего «эпоху стабилизации» после революционной ельцинской десятилетки. Однако как оказалось, эта стабилизация была на самом деле лишь «стабилизацией реформ», как закрепление и легитимизация всех достижений либерально-рыночной революции с фактическим санкционированием их дальнейшего победного шествия. Что и стало уже символом очередной эпохи и очередного преемника. Либеральная революция продолжается! И есть подозрение, что на русской почве она вообще не может остановиться, так как слишком многое в «этой стране» надо еще перелопатить, чтобы она хоть как-то стала соответствовать западно-европейским стандартам. Более того, по своему преображающему качеству эта революция, кажется, не имеет зримого цивилизационного предела - она уходит в небытие, в полное исчезновение русской цивилизации как таковой! Поэтому стабилизация в ближайшее время нам не грозит.

Понимание этого обстоятельства на новом уровне опасений начинает всерьез беспокоить российское общество, достигая его самых политически конформистских слоев, набухая внутренним протестом. Дальнейшие перспективы медведевской эпохи, открывающиеся как фантастическая «перезагрузка стабилизации реформ» не могут уже, кажется, вдохновить никого кроме последних невменяемых либералов. Для простых же обывателей, которых абсолютное большинство, и которые ориентированы в первую очередь на параметры жизненной стабильности, обнаружение данной перспективы не вселяет никакого оптимизма. Наоборот, это становится определенным моментом «Х», моментом утраты последней иллюзии, что будто бы во «времена перемен» можно выжить в автономном режиме без участия, так сказать, в самом процессе. Это принципиальный момент социальной психологии, который рано или поздно достигает каждого, заставляя в конечном итоге делать выбор - быть или жертвой (объектом) эпохи перемен, либо ее сознательным социальным участником (субъектом). Из сочетания того и другого и формируется динамика переходного процесса, его цивилизационная направленность и драматургия. Можно даже предположить, что в момент массового освобождения от «последней иллюзии» в эпохе перемен и наступает оздоровляющий перелом (направляющий ее к завершению), когда все общество в своем тотальном большинстве становится сознательным агентом социальной стабильности, выбирая и утверждая новую форму социально-политической конфигурации.

Статья А.Рогозянского «Какая власть необходима РОССИИ?» , на мой взгляд, и замечательна помимо прочего именно тем, что непроизвольно и в то же время однозначно фиксирует этот таинственный момент «Х», раскрывая его личную и общественно-социальную психологическую механику. Незаурядный публицистический талант и интеллектуальная честность автора лишь проявляют здесь наиболее принципиальные вещи, выступая в качестве типологического социального феномена, отражающего объективную социальную динамику на базе субъективного поиска стабильности.

Логика этого процесса раскрывается в статье как последовательное освобождение от иллюзий: общественно-политических - на уровне официальной власти, идеологических - в пространстве патриотического сообщества, и психологических - на уровне личного обывательского самосознания. Сразу замечу, что данный диапазон и есть та полнота общественно-патриотического дискурса, где все реалии социально-политического процесса (проекты, идеи и манифесты) проверяются на прочность бытийным критерием обывателя. В идеальном состоянии общества все это должно соответствовать друг другу, но в реальной жизни и тем более в эпоху перемен, наоборот, пребывает в динамическом противостоянии. В этом существо любого социально-революционного перехода. Причем взаимной корректировке в этом процессе подвергается не только политические идеи, но и сама позиция обывателя, переводя его в конечном итоге из статуса наблюдателя в разряд политического деятеля. Только при таком социальном переходе он может рассчитывать в «эпоху перемен» на учет своих интересов. Понимание этого аспекта очень важно именно для православно-патриотического сознания, зачастую страдающего именно пассивностью политического самовыражения как якобы противоречащего смиренному устроению православного духа.

Социальная мобилизация

Для раскрытия этого важного социально-психологического момента в политическом самоопределении «обыкновенного обывателя» позволю себе небольшую методологическую аналогию из области природной социальности. Речь идет об особой жизнестойкости семейств пчел, демонстрирующих удивительную способность к самоорганизации при любом уровне внешних и внутренних неурядиц. Поражает готовность пчел к перераспределению социальных функций в зависимости от изменения ситуации в улье. В семействе пчел всегда уйма всякой работы: по поддержанию определенной температуры, строительству сотов, выращиванию молодняка, распределению нектара и т.д., и все пчелки по отношению к этим работам взаимозаменяемы, то есть делают в данный момент именно то, что нужно для всех. Какой «коллективный разум» определяет выполнение именно данной социально-значимой деятельности, остается загадкой, но очевидно лишь то, что всякое новое дело начинается с одной пчелки, с той, которая первой осознала его общественную необходимость. Особенно это поражает в момент защиты улья от непрошенного гостя (скажем, пчеловода), когда сквозь пелену дыма отдельные пчелки не прячутся как абсолютное большинство в глубину гнезда, а наоборот, взлетают и начинают угрожающе жужжать, призывая своих собратьев к жертвенной самозащите, словно только они и понимают масштаб нависшей угрозы. Что это, если не фактор личной социальной психологии как главный элемент социальной мобилизации?

К чему это я? А к тому, что и человеческий социум многофункционален, и его здоровое ядро составляют именно «обыкновенные обыватели» занятые процессом жизненного воспроизводства, где каждый на своем месте - и это главное. Но в моменты исторических перемен происходит перераспределение социальных функций и кому-то лично приходиться брать на себя ответственность нового направления действия, главного на данный момент. Из интегрального сложения этой  социальной ответственности и формируется конфигурация перехода. Так каждый из нас всегда пребывает между внутренним и внешним социальным планом: занимается спасением своей души и несет ответственность за спасение Отечества, является внутренним «обыкновенным обывателем» и потенциальным источником внешней гражданской активности. В эпоху стабильности превалирует первое, в эпоху перемен необходимо второе!

Тем и несносна эпоха перемен, что безжалостно ломает наше внутреннее - привычное, уютное, традиционное, и выкидывает нас во внешнее - новое, неустроенное, революционное. Эта безжалостная эпоха не спрашивает нас о нашем желании, она ставит нас перед фактом обрушения социальной стабильности, требуя ее восстановления и гармонизации. Если мы думаем, что это сделает кто-то за нас (президент, депутаты, партии) или «само собой рассосется», то мы жестоко ошибаемся - мы сами лично ответственны за все, что происходит в нашем «улье», и у нас есть все возможности изменить направление негативных процессов к лучшему.

Резервы мобилизации есть в каждом сознательном члене общества, но их активизация зависит от состояния социальной совести, от готовности перевести личное в масштаб общего. Это фактически главный момент социальной самоорганизации, о котором в наше постсоветское время как-то совсем не принято говорить. Чего вообще можно ждать, если идеологически уничтожается сам механизм социально-психологической мобилизации?! Повсеместное насаждение либерализма прямо ведет к социальному эгоизму - отказу от соучастия в общем деле на основе примата личных интересов. Но это же нарушение базовых условий существования общества в его традиционном понимании! Здесь в первую очередь надо ломать навязываемую парадигму, устанавливая на ее место солидаристские идеологические установки. Резервы социальной самоорганизации не ограничены, и не существует внешних факторов способных подавить данную общественную потребность. Вопрос лишь в воле к мобилизации - в готовности на личном психологическом уровне сделать шаг к необходимой социальной активности.

Каждый из нас в социальном плане - универсальная единица, в которую природой заложен весь спектр социальных функций: мы можем быть отцом семейства, тружеником, воином, политиком, аналитиком (...кто из нас не аналитик?) и даже президентом (тот же А.Лукашенко из простых). В стабильное время каждый занимает свое место, но в эпоху потрясений, социальная необходимость взывает к перераспределению функций - труженик должен стать воином, а колхозник политиком. И это не выбор по разнарядке, а глубокий императив социальной совести - «Родина-мать зовет!» Переключение общественного настроя с пассивного на мобилизационный есть сокровенный момент социальной психологии, где каждый за себя решает то, что касается всех; и в историческом плане это есть важнейший показатель духовного здоровья нации, ее наличной воли к жизни.

Кстати, у нас в этом отношении, несмотря на глубочайшую постперестроечную депрессию и деморализующую работу СМИ, еще не все потеряно. Недавние события на Манежной показали сохранность в глубинах русского духа мобилизационного инстинкта: психологический импульс к самозащите в той или иной степени срезонировал в каждой русской душе, откликнувшись всеобщим эхом на незримый призыв к социальной мобилизации. (О чем в частности свидетельствует 90%-ная поддержка участников манежных событий). Это говорит о том, что жизненные силы в нации живы и при переходе через момент «Х» они еще могут стать резервом национально-исторического возрождения.

Алгоритм деградации

Напомним, что момент «Х» в нашем понимании связан с освобождением от последних социально-психологических иллюзий общественно-политического и лично-обывательского свойства. Одной из первых и, наверное, самой важной иллюзией в этом ряду являлась надежда на «стабилизацию реформ» под руководством В.Путина, продолжавшая долгое время тешить общественно-патриотическое сознание. Первое достоинство статьи А.Рогозянского в том, что она, следуя элементарной логике непредвзятого анализа, честно расстается с этой иллюзией. Понимание того, что вместо стабилизации на новом этапе модернизации мы получаем «перезагрузку реформ», что в сумме трансформируется в совершенно абсурдную стратегию «перезагрузки стабилизации реформ», вводит в легкий шок обывательское сознание. Это и есть первое обрушение иллюзий.

Рано или поздно оно должно было произойти. Так как в сам алгоритм «реформ» изначально заложено принципиальное системное противоречие, искусно скрываемое от народа. Параметры реформ в начале 90-х изначально задавались не в целях внутренней гармонизации пришедшего в неустойчивое состояние постсоветского общества, а в интересах внешних сил, имевших собственные виды на будущее России. Здесь скрыта тайна «неудавшихся реформ»: фактически это не алгоритм органичной самоорганизации социума на основе внутренних потенциалов развития, а алгоритм трансформации российского общества по лекалам западных сил влияния. И это принципиально разные вещи! Можно под каким угодно соусом стабилизировать, модернизировать или перезагружать эти «реформы», но сам их порочный алгоритм будет всегда вести российское общество только в одну сторону - к потере стабильности, распаду социальных связей, утрате цивилизационной идентичности. То есть к утрате того, чего в первую очередь требует здоровая общественно-государственная самоорганизация.

Вот буквально свежий пример подведения  итогов: «Главной проблемой России, возникшей с 1991 года, известный экономист Михаил Хазин считает то, что страна не способна решать проблемы самостоятельно. «Не потому, что не хочет, а просто это невозможно, поясняет он. - Мы перестали быть самодостаточной страной и вынуждены учитывать внешние силы». И дело тут не в личности того или иного президента, и даже не в мере его патриотичности, а в порочности самого замкнутого круга, по которому идут реформы. Чем дальше мы заходим в эту ловушку, тем меньше шансов когда-нибудь из нее выбраться. Те же «президентские рокировки», как прошлые, так и будущие, независимо от антуража имеют в этой системе только один смысл - сохранение действующего алгоритма.

Естественно встает вопрос об альтернативе. Для думающей части патриотического сообщества вышеизложенная логика «реформ» давно уже не является откровением и фактически общепризнанна. Значительно более сложные вопросы встают дальше - в попытке осмысления данного положения вещей и разработке альтернативных моделей выхода. И здесь критический пафос А.Рогозянского переходит к анализу второго уровня иллюзий - различных идей и проектов по переустройству России, зреющих в  патриотической среде. Надо сказать, анализу достаточно беглому и поверхностному, но в целом интересному. Интересному прежде всего отвлеченной позицией обывателя, которую автор (сознательно или бессознательно?) не декларирует, но которая явно прослеживается во всем строе статьи: «я не белый, я не красный - я в стороне»! Отсюда определенная стройность выводов. В этой обывательской оптике многое упрощается, теряет свой идеологический пафос и гипнотическое патриотическое воздействие. Революции, диктатуры, кибальчиши кажутся досадным недоразумением не в меру разгоряченной реальности. Бурлящий мир общественно-политических страстей замирает и останавливается, обнажая искусственность и утопичность всех без исключения политических идей и прожектов. Все это лишнее. Успокойтесь, как бы взывает автор, все и так очень плохо и поэтому не надо нагружать реальность дополнительной политико-идеологической суетой: «Необходимо не спасательство - панические и нарочитые экстренные меры - но самые незамысловатые теплота и спокойствие. Чтобы русская душа после многих потерь смогла отогреться, поверила и снова захотела жить.»

Хорошее пожелание, кто бы спорил. Только с какого боку его привязать к реальной политике? И кто на скаку остановит горячего коня истории?...

Православие плюс советский строй

Камнем преткновения для всякого, кто берется судить о путях выхода из нынешней смуты и желаемом будущем для России, является советская эпоха. От того как интерпретируется ее смысл зависит все остальное - политические приоритеты, идеологические ориентиры, исторические перспективы, патриотическая стратегия. Не случайно на РНЛ эта тема является одной из ключевых, подспудно присутствуя в качестве наиболее обсуждаемого духовно-идеологического вопроса. Это хороший показатель, отражающий открытость происходящих здесь патриотических дискуссий. Между тем полноты осмысления этой темы, достойной ее масштабов, пока не наблюдается. Превалируют поверхностные подходы либо огульно отрицательного типа, либо условно положительного, с выделением локальных свидетельств советского величия (индустриализация, победа в ВОВ, полет Гагарина), подогревающих патриотическое чувство, но не касающихся самой сути эпохи в целом. Последнее объясняется известной настороженностью православного сознания по отношению к «богоборческой эпохе», не позволяющей в полную силу обратиться к системному осмыслению ее успехов на фоне всем очевидной либерально-рыночной разрухи. Общее позитивно-психологическое отношение к советской эпохе, поддержанное памятью непосредственного переживания, никак не находит полноценного вербального выражения, входя в противоречие с привычно негативными церковно-православными установками. Справится с этим внутренним духовно-психологическим раздвоением мало кому удается. Поэтому полноценного «единого патриотического концепта относительно российской истории XX столетия» (А.Савельев), крайне необходимого для политической консолидации патриотических сил, пока, к сожалению, нет.

В этом отношении статья А.Рогозянского опять представляет особый интерес, предлагая свой вариант компромиссного для патриотов понимания «советского вопроса». Признавая безусловную грандиозность и величие советской эпохи, автор тем не менее нивелирует ее значение для настоящего тем, что считает ее исключительным всплеском народно-государственной энергетики («абсолютным экстремумом цивилизационного усиления»), который по определению не может повториться еще раз, и тем более подряд, сразу по окончании предыдущего. «В XX веке русские удивили мир. Но именно потому, что мы знаем, как это было, мы знаем и то, что в своём нынешнем положении русские неспособны никого удивить» - пишет автор, подчеркивая полный упадок и депрессивность нынешнего состояния национального духа.

Исчерпанность народно-исторической энергетики, вложенной в энтузиазм советского периода, кажется автору самым убедительным основанием для отклонения всяких попыток его новой практической реабилитации в настоящем: будь то теоретический посыл «православие плюс советский строй» (д.В.Василик),  или идеологический концепт «православного социализма» (Н.Сомин, А.Молотков). И это действительно звучит убедительно, если ограничится фактом нисходящего депрессивного этапа нашей истории: всякая мысль о каком-то новом энтузиазме здесь психологически противоестественна. Однако если продолжить заданную трактовку в более динамичной исторической перспективе, то можно придти совсем к иным выводам. «Энергетический всплеск» предыдущей эпохи не может закончится просто ничем (энергия не исчезает!), а пройдя через спад и мнимую (отрицательную) фазу исторической синусоиды, вновь должен выйти на новый уровень реализации. И чем больше амплитуда предыдущего «энергетического всплеска», тем вероятнее повторение последующего. И вот в этой трактовке идеи православного социализма уже не покажутся не имеющими отношения к жизни. Более того, время прохождения мнимой фазы истории и есть необходимое время переформатирования идеи социализма в русле христианского понимания в горниле общественного сознания. Когда начнется фаза подъема эти идеи будут востребованы! А пока да, многим они кажутся никому не нужным и искусственным прожектерством.

Далеко ли фаза подъема? В некотором смысле она уже началась: ее главный признак это наступающий момент «Х» - освобождение от последних иллюзий «мнимой эпохи» как осознанное стремление к ее завершению. По мере отказа от ложных мнимостей настоящего свободное патриотическое сознание само начнет группироваться вокруг восходящих идей и проектов.

Причем идея христианского социализма здесь имеет наибольшие шансы. Так как с одной стороны правду социализма уже не выкинешь из общественного сознания (она стала имманентна русской истории), а с другой само возрождение христианского духа не сможет найти для себя иной достойной социально-экономической опоры кроме как в принципах социализма. Ведь не ожидать же христианского возрождения России на основе идеалов  «православного капитализма»? ...Впрочем, кто-то именно так все и видит; подменяя, правда, понятие «капитализм» на благозвучное «православное предпринимательство» и уходя тем самым от остроты застарелой идеологической проблемы. Здесь и происходит утеря смыслов, приводящая в итоге к немому оправданию катастрофы 90-х и нынешнего положения дел.

Наиболее откровенно эта тенденция (сброса идеологических смыслов) формулируется в призыве вообще избавиться от всяких «измов», словно этим снимается сама проблема (свежий пример В.Аксючиц).   Данный трюк, одним махом нивелирующий до нуля мировую общественную мысль и политическую историю двух последних столетий, не только полностью обессмысливает историю России XX века, но по умолчанию оправдывает и нынешнюю стратегию «либерально-рыночного развития», являющуюся именно капиталистической. Вот оно лукавство эпохи! Отказ называть вещи своими именами скрывает действительную логику происходящего, уводит патриотическую мысль в область политических мечтаний, делает ее беспомощной и бесперспективной .

Между тем, капитализм - это один из фундаментальных принципов «алгоритма трансформации» России в контексте мировой глобализации. Главное противостояние XX века (СССР и США) состояло именно в противостоянии систем - капитализма и социализма - и это объективный факт истории, а не условная терминология марксизма. Одно это говорит о наличии двух качественно разных направлений развития цивилизации и Советская Россия XX века, будучи преемницей Русской истории, олицетворяла один из них! Недопонимание этого аспекта в современной российской политике сразу наполовину обесценивает любые патриотические начинания и качественно ослабляет само патриотическое движение, лишая его как предметного социально-экономического основания, так и мощнейшей поддержки самой инерции национально-исторического развития. Отсюда и всеобщая утрата направления движения страны, которое, как констатирует В.Расторгуев, «пока не ведомо никому - ни вам, ни мне, ни тем, кто ведет корабль»...

Таким образом, уклонение от понятия «социализм» ведет не просто к идеологическому отмежеванию от «богоборческой эпохи», а к выхолащиванию всех важнейших политологических смыслов - патриотических, исторических, политических, социально-экономических и цивилизационных. А на таких опустошенных наполовину смыслах никакое патриотическое возрождение невозможно.

Как пример - проблема мигрантов. При всей массе патриотической аналитики по событиями на Манежной практически нигде не обсуждается тот лежащий на поверхности факт, что главным механизмом, открывшим шлюзы для неудержимого наплыва в Москву северокавказских и среднеазиатских мигрантов является либеральный капитализм! Бескрайний рынок, власть мамоны, дешевая рабсила, черкизон, коррупция, преступность, наркоторговля и прочее - все здесь, в одном флаконе! Мигранты необходимы капитализму, и капитализм стихия мигрантов. Об этой связи говорил еще В.Зомбарт: «переселенец - носитель духа капитализма». Поэтому в формате стихии «свободного рынка» никакие паллиативные меры Москву не спасут, она будет захвачена «новыми кочевниками».

Последний вывод

Чувство инерции, преемственности национальной истории для здоровья патриотического сознания необходимо. Если мы допускаем, что в силу усталости нам хорошо бы остановиться, перевести дух, отогреется после многочисленных потерь, то русская история на нас и закончится. Понимание пассионарной «вспышки» советской эпохи как основания для исторического покоя может иметь только траурную тональность. Если энергия русской цивилизации на этом исчерпана, то восстановить ее уже никто не сможет. Тогда да, ложиться и помирать - пусть придут американцы, китайцы, кочевники и наследуют землю. Тут уж действительно неуместны идеологические изыски, миропроекты, имперские амбиции и претензии на особую историческую миссию.

К сожалению, подобный исторический минимализм все глубже проникает в общественное сознание, словно принимая факт окончательной геополитической капитуляции. Вот уже и Д.Медведев заявил во всеуслышание об отказе России от претензий на статус сверхдержавы и какой-то особый путь развития. Видите ли, именно потому, что «все это приводит, как правило, к краху государства. Судьба СССР была связана именно с этими иллюзиями, иллюзиями о том, что Советский Союз настолько богат, самодостаточен и независим, что может развиваться по какому-то отдельному сценарию. Не вышло.»  ...Увы, каждый примеряет костюм истории по своему росту.

Причем, эта позиция Медведева очевидным образом перекликается с позицией нашего автора, что само по себе симптоматично. Историческая капитуляция и отказ от мобилизационной стратегии на властном уровне поддержаны позицией объективного обывателя - круг замкнулся. Дальше истории нет...

Есть лишь остаток охлажденной исторической реальности в ее наличном состоянии, которому противопоказаны усилие, мобилизация и развитие, где уже «смыслы национального бытия приходится формулировать в иных аспектах и срезах». И автору кажется, что это возможно: «России не нужны: реформы, перезагрузки, диктаторы, революции, кибальчиши и идеологические изыски. России нужна остановка реформы и нормальная русофильская власть. Та власть, которая будет любить страну и русский народ такими, какие они есть, в имеющемся наличном состоянии. Необходимо не спасательство - панические и нарочитые экстренные меры - но самые незамысловатые теплота и спокойствие. Чтобы русская душа после многих потерь смогла отогреться, поверила и снова захотела жить.»

...Но, увы, это не вывод объективного аналитика, а лишь справедливое требование обыкновенного обывателя, которое, при всей его внутренней  психологической правде, к сожалению, абсолютно невыполнимо в эпоху перемен.

В стратегическом же плане оно губительно. Установка на минимизацию перспектив: ограничение мобилизационного диапазона, опасения дальнейших исторических и социально-политических перегрузок, подчеркивание депрессивности и усталости народного духа носит однозначно пораженческий характер как в социально-психологическом, так и в цивилизационном плане. Обывательское желание оставить все как есть, не напрягая ни себя, ни народ на национальную мобилизацию, граничит с отказом от истории, словно в ней можно взять таймаут или отойти в сторону. Но это очередная иллюзия - последняя иллюзия инфантильно-патриотического сознания, ищущего уклониться от ответственности нового исторического усилия.

Как пишет в комментариях В.Семенко: «Отказавшись от развивающейся империи, от восходящего развития, от миропроекта, остановиться уже нельзя - пока не упадем в пропасть. Значит: либо скатывание в полную дикость и архаику, либо надо снова запустить нашу христианскую историю на новых началах... История - не может не иметь восходящего вектора! Либо все выше, либо в пропасть, на свалку истории!»

Такова жесткая реальность этого мира: историю делает тот, кто в ней участвует. Поэтому в нашей критической ситуации должны быть включены все мобилизационные факторы национально-исторической самоорганизации: духовные, психологические, социальные, политические, идеологические.

Поэтому: нужны и необходимы идеологические изыски для восстановления единства национального самосознания и чувства исторической перспективы; нужны и необходимы мобилизационные проекты для преодоления инерции исторического падения; нужна и необходима национальная диктатура для обуздания многочисленных проявлений смуты; нужен и необходим политический демонтаж «алгоритма трансформации» для перехода к подлинной национальной самоорганизации; нужны и необходимы протестные движения масс для смещения компрадорской элиты; нужна и необходима личная социально-психологическая активация для участия в завершении эпохи «реформ»; и наконец, нужна и необходима сильнейшая вера и Божья помощь для преодоления всех этих преград нового русского Возрождения.

Когда все это будет включено, «эпоха перемен» начнет неудержимо сворачиваться, собирая разбросанные камни русской истории для строительства ее нового более крепкого и прекрасного здания. Тогда только и появится та «нормальная русофильская власть», которая будет любить страну и русский народ не только «такими, какие они есть, в наличном состоянии», но и в том, к которому они призваны всей русской христианской историей.

--------------

P.S.

В заключении должен заметить, что с Андреем Рогозянским мы лично близко знакомы. Надеюсь, Андрей простит мне использование его персоны в качестве «типологического социального феномена». Слишком уж важные аспекты современного православно-патриотического самосознания скрываются за обсуждаемыми вопросами.

                          

 

 

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 177

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

177. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-31 в 11:10

"Даже задавать такие вопросы, значит обнаруживать свое невежество, а может даже чего похуже?" (Nemo)

Я и говорю, свободное течение жизни у нас ценят ровно до тех пор, пока оно не переходит в свободное развитие мысли.
176. Аноним : 172. Наблюдатель
2011-01-31 в 11:04

Да, попытайтесь в реальности восстанавливать начать, например, контроль за тарифами монополий (хоть с "-измами", хоть без них). И тут вылезет вся "национальная консолидация" в действии . Потому что общие возгласы о необходимости подлинно национальной власти - это "консолидация" на словах. А заденьте интересы и тут все начнут "консолидироваться" по-своему. Представления о действиях этой национальной власти у всех разные окажутся.
Пока же только беспомощные призывы к национальной консолидации типа "ну, как же вы с нами можете так поступать, мы же все соотечественники". "А в ответ - тишина..."

От соотечественника и единоверца я могу потерпеть многое, но не всё. (Точно также и он ради меня, видимо, не на всё готов). А дальше начинается уже более, чем кровь и почва - объединение по общему мировоззрению. Поэтому в видах национальной консолидации придется оговаривать пределы поведения,и прежде всего социального. (Потому как утрированное внимание к социальному - это не выдумка "социалистов", а естественная реакция на ситуацию. Вы же за "естественные реакции" на жизнь без догм).
Повторюсь, людей в нацию объединяет общая идея. Не может никто её пока предложить - ну, значит, не время. К этому действительно, нужно относится спокойно и принимать как данность. Но это не значит, что идею национального объединения можно подменить кашей размазней под лозунгом "Давайте жить дружно!" (Как говорится, если будем, то давайте.)
175. А. Рогозянский : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-28 в 23:36

Политического покоя и большого труда и воодушевления по другим аспектам.
174. Алексий : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-28 в 17:27

"если перед Апокалипсисом будет переходный период в 300 лет с тотальным рабством?"
Очередной шедевр не должен пройти незамеченным, господа!
173. Nemo : 166. Аноним
2011-01-28 в 17:11

" как-нибудь, само собой образуется, жизнь возьмет свое"
Удивительно, что невозможность приложить этот принцип к чему либо, помимо общества, очевидна. Хоть в семье, хоть в огороде надо сочетать как рациональный план, как и свободное течение самой жизни. Почему в обществе должно быть иначе, как-то не очень понятно.
Не говоря уже о том, почему даже задавать такие вопросы, значит обнаруживать свое невежество, а может даже чего похуже?
172. Наблюдатель. : 171. Аноним
2011-01-28 в 15:52

Ну, пусть будет так, как Вы говорите. Только идея "покоя" - это не моя, это Андрея Рогозянского.
Но я и не за сопротивление, потому как непонятно кому и как противиться нужно.
Я за то, чтобы сохранять и восстанавливать по мере возможности, хотя бы и совсем по чуть-чуть, национальную государственность, в т.ч. в экономике, безо всяких измов.
Или это тоже для Вас звучит пафосно и ни чем не лучше хрена?
171. Аноним : 170. Наблюдатель Предварительное замечание.
2011-01-28 в 14:27

\ Одним насилием, в данном случае интеллектуальным, которое Вы тут со своими единомышленниками демонстрируете?\

Ошибаетесь, я ничего не предлагаю строить по каким-то проектам (оставьте эти нули и единицы программистам и самолетостроению).
Просто думаю, никто сейчас не может обеспечить "больному покой". И приспособление к тому, что преподносит нам жизнь очень болезненно и тербует сил. И сопротивление под флагом любой идеи (будь то социализм или что угодно) также требует сил.
Поэтому не разделяю Ваш пафос по поводу того, что Ваши оппоненты "насильники", а Вы "добрый врач в белом халате". Хрен редьки не слаще.
О беспредметности слов "социализм-либерализм" разговор отдельный.
170. Наблюдатель. : 166. Аноним
2011-01-27 в 16:25

Аноним, похоже Вы действительно мыслите в рамках двоичной системы, описанной в 146 Андреем Рогозянским.
О - либерализм (отсутствие проекта);
1 - социализм (сделано по проекту).

Но по какому такому советскому проекту был сделан СССР?
Не было никакого такого советского проекта. Был проект Маркса, изрядно переработанный Лениным со товарищами, по которому государственность подразумевалась сугубо как временная и вынужденная мера (до момента реализации проекта во всем мире).
А советский проект был реализован практиками во главе со Сталиным без какой-либо проектной документации, именно так, как жизнь и Бог подсказывали.
С.Кара-Мурза совершенно справедливо называет советский проект - крестьянским проектом, которые свой опыт общинной жизни на земле (но под управлением государства!), перенесли на промышленный уклад.

А с кем Вы собираетесь повторно реализовывать новый социалистический проект? Крестьян, с их целомудрием и трудолюбием, больше нет. С кем?
С православными? Так сколько их у нас? В церковь 3-5 % ходит и большинство из них напрочь теряет смирение и самообладание при одном только упоминании слова "социализм". Как и при помощи кого остальных-то будете мобилизовывать? Одним насилием, в данном случае интеллектуальным, которое Вы тут со своими единомышленниками демонстрируете?

А ведь не забывайте, что социализм - это 1 (т.е. 100 %), он абсолютно всех должен охватывать, иначе это будет всего-лишь только социальность или недоделанный социализм...
169. А. Рогозянский : 164. А.Молотков
2011-01-27 в 15:43

Увидишь.
168. Простая Русская Баба : Люсии
2011-01-27 в 13:58

Я не желаю!!!!
167. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-27 в 11:09

\ От одного только "справедливого распределения" чокнуться можно, если это разворачивать в теорию.\

А «теплота и забота» они такие, хлопот от них... Только начни заботиться на деле, чокнуться можно. Невольно приходит в память современный тип управленца. Он страшно не любит заморачиваться. В отличии от управленца советского, который волей-неволей вынужден был по уши лезть в конкретику.
(С распределением вроде не все так пусто. Государственный характер распределения, соблюдая принцип обеспечения необходимым каждого. Крестьянин или советская система не свихнулись, распределяя «по числу едоков». А специалисты развернут в теорию что-угодно. И кто сказал, что «не развернуто». У них в загашниках, много чего - экономические дискуссии 20-х или 80-х гг. Только никто не востребует. Отсутствие воли к действию– да, а теоретической пустоты нет. «Смутные пожелания» вполне переводятся в слова)

\ Не заметил ничего такого ценного в изложении основ нового социализма… Если совсем прямо, то то, что мы видим, - набор трюизмов, наподобие того, что делиться лучше, чем жадничать..\

Может смешно, но у нас в социальной жизни громко сказать «делится лучше, чем жадничать» - это не трюизм, а почти революция в мозгах.
Если говорить прямо, то что мы слышим на проповеди – чаще всего набор истин, христианину хорошо известных. Прослушивание азбучных истин вызывает тем большее раздражение, чем больше мои поступки с ними расходятся.
Поэтому будем считать, что непрерывное повторение евангельских истин применительно к социальной жизни – часть амплуа «православного социализма», предмет его нудной заботливости.
166. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-27 в 07:12

Здесь спели такой гимн естественному свободному развитию жизни, неизуродованному схемами: " как-нибудь, само собой образуется, жизнь возьмет свое". Трогательнее только песня "Liberta".
Вообще, либерализм ведь всего лишь принцип свободного, нестесненного развития (в отличии от замороченного на "благоустройстве" и схемах регулирования социализма).
Большей естественности, чем сейчас в России и придумать сложно. Правда, в общественной мысли табу - осекаемся на слове "социальное". Естественность у нас конвертируется во что угодно, кроме независимой мысли.
165. Лесничий Александр Леонидович : На 162 Ракову
2011-01-26 в 23:46

Александр Григорьевич, а если перед Апокалипсисом будет переходный период в 300 лет с тотальным рабством? И мы тогда будем вспоминать про этот, сегодняшний день, как о времени, когда еще можно было что-то сделать, но мы опустили руки.
Нет, действовать никогда не поздно. Но надо знать КАК действовать и нужна уверенность в правоте. Церковь благословения ни на что не даст, вы это знаете.
Потом, любая полезная активность будет либо осмеяна, либо осуждена и, прежде всего, увы, своими.
Лидеры не появляются..
В сообщении 4 на этой ветке я написал о мерах, которые, по-моему, могли бы в кратчайшее время превратить народ в действующую силу. Если это не получится, значит остается личное сопротивление. Можно и нужно лично, без организации, без Минина и Пожарского делать малые дела, партизанить.
Малые дела создадут трение, которое удержит нас на склоне, они же избавят от позорной инфантильности.
Что за дела? Например, участие в митинге против чего угодно (выбор, к сожалению, широк)
Это может быть единичный пикет, финансовая поддержка и многое другое (здесь нет возможности сказать всего). В Апостоле на четверг 27 января говорится
“Ибо я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти” Что можно было сделать с такими людьми? Ничего. Это для нас пример. Сдаваться рано.
У гениального Маяковского есть и такие строки “Первым, боязнью одолен, снялся бабий батальон” Не к лицу нам паниковать.
Кто кем побежден, тот тому и раб(2Пет 2.19).
Значит надо не покоряться, а действовать. С уважением=АЛ
164. А.Молотков : 160. А. Рогозянский
2011-01-26 в 22:42

О смене логики и обстоятельств. (154)

Исторические обстоятельства формируются как механическое сочетание закономерных и случайных событий – инерции больших процессов, активности субъектов стратегического действия и промысла Божьего. В целом для большинства это воспринимается как внешняя объективная данность, в условиях которой обыватель (большинство) и определяет модель своего поведения. По отношению к историческому процессу это пассивная, субъективная, рефлективная и стратегически бессознательная позиция (апологетом которой ты фактически выступаешь).

При этом логика общественного сознания формируется как осмысление данных исторических обстоятельств в русле привычных идеологических представлений (в русле традиции). Это уже внутренняя (оценочная) деятельность общественного сознания, направленная на утверждение или изменение данных обстоятельств. Очевидно, это абсолютно необходимая деятельность, если общество еще имеет силы быть адекватным историческому процессу в качестве субъекта истории. Конечным результатом этой деятельности является идеологическое предопределение ближайшей исторической перспективы. Здесь, в области становления новой идеологии, и происходит основная «битва за будущее». Причем в условиях «смуты» интенсивность этого процесса максимальна, и именно публицисты тут на передовой… Они выразители и оппоненты всех существующих в недрах общественного сознания идеологических трендов. Так что, Андрей, прибедняться не надо…

Но дальше еще интересней…
В результате формирования новой идеологической доминанты, вокруг нее начинает собираться (консолидироваться) – субъект стратегического действия, который нацелен на изменение существующих исторических обстоятельств в пользу избранной стратегии. И опыт показывает, что история в таких случаях поддается…

И здесь нет никакой «линейности». Формирование новой идеологической доминанты – это пассионарная ориентация национального духа относительно новой исторической перспективы. На то и нужны интенсивные идеологические разборки… это интересно тем, кто готов к осмыслению и действию. А «волочь аудиторию на буксире», конечно, бессмысленно. Наше время (время перемен) исключительно именно подвижностью общественного сознания – нет ничего наперед твердого и однозначного. Все требует капитальной ревизии и переоценки – это и значит интенсивно поработать…

Вообще, мне кажется, мы пошли по второму кругу… Или еще нет? Ладно, если по спирали…
163. Аноним : 161. Наблюдатель
2011-01-26 в 20:51

"Вся активно развивающаяся промышленность была в руках частников и иностранцев, которые и породили все те нерешенные социальные проблемы"

Что же превратило весь этот клубок в советскую государственность?
162. Александр Раков : Сколько можно?
2011-01-26 в 19:44

20 лет пустозвонной болтовни потребовалось на то, чтобы осознать, что истинный лозунг патриотов должен быть таким: "Назад, Россия!" Теперь должно уповать на чцдеса Божии, палец о палец не ударив за это огромное время для создания русского патриотического движения, для выдвижения истинного вождя; теперь уже без боя воспринимают призыв, что России нужен «стране нужен хозяин - строгий, но справедливый». А хозяином стал футбол.
Все эти годы я занимался выпуском православных газет и как редактор внимательно следил за алгоритмом событий как внутри Церкви, так и на политическом поприще. Мой вывод будет неутешительным: Господь дал нам треть человеческой жизни отнюдь не на болтовню в форумах и прочее. Помните гениальное стихотворение Маяковского "Прозаседавшие"? Вот и просидели седалищами дырки в креслах, думая или делая вид, что так думают, "патриоты" различных мастей. Россия уже в пропасти - дальше будет только хуже. Не стоит уповать на внезапное появление лидера: такие люди взращиваются годами и из ничего не появляются. О какой Святой Руси может идти речь, если в России всего 2% верующих? Не ждите чуда, лучше молитесь Богу, чтобы Он облегчил хотя бы вашу личную участь. Наше поколение уже вступило в эпоху Апокалипсиса. Молитесь, чтобы в 2011 году возжёгся Благодатный Огонь - и довольно! Готовьтесь к худшему - не хватайтесь за то, что Господь помилует бездельников. Александр Раков.

ДЕРЖАВНОСТЬ
То узнавалось не из хроник,
Что скверно выглядят дела.
Шагнув ногой на подоконник,
Страна в испуге замерла.

Казалось, дело безнадёжным,
Казалось гибельным оно.
И духом вырварским, острожным
Пахнуло Родине в окно.

По ходу времени и жизни
Какой фигурой надо быть,
Чтоб погибающей Отчизне
Без оговорок послужить.

Чтоб, осторожно понукая,
Держа события в горсти,
Страну, стоящую у края,
На расстоянье отвести.

Утихомирить дух бунтарский.
Не дать отчаянью согнуть...
Когда-то Минин и Пожарский
Такой нащупывали путь.
Валерий Вьюхин, г.Сыктывкар
161. Наблюдатель. : 156. Аноним
2011-01-26 в 16:05

Аноним! Польщен вашим вниманием к моим комментариям, только для чего Вы в данном случае меня процитировали, перед тем, как дать свою ссылку? Для подтверждения или для опровержения?

Мною было сказано о том, что реализация социалистических принципов (я бы только еще добавил - необходимых) достаточно естественным образом (хотя, конечно, и не сама собой) происходит, если есть "национальная власть и государственность". (примеры? национально-освободительные движения во второй половине ХХ века, в результате которых страны вставали на путь социалистического развития).

А вы мне в пример приводите дореволюционную Россию, в которой соц.принципы не были реализованы, и дальше, видимо, Вы хотели сказать, "несмотря на то, что в дореволюционной России была национальная власть и государственность"...

Но так ли было на самом деле? Да, верховная царская власть вне всяких сомнений была национальной. Но была ли государственность в нужном, так сказать, объеме? В политике была, пожалуй и в землевладении была, а в финансово-промышленном базисе? Нет. Вся активно развивающаяся промышленность была в руках частников и иностранцев, которые и породили все те нерешенные социальные проблемы, которые внесли свой вклад в события 17-го года. И в статье, на которую Вы ссылаетесь, написано: "система государственного управления с трудом поспевает за изменяющимися реалиями", а если говорить без лишней дипломатичности, то она на самом деле откровенно НЕ поспевает за бурным промышленным развитием. Промышленность оказывается вне государственности, отсюда и значительная часть последствий.

И сегодня то же самое, о чем справедливо написано в статье, на которую Вы сослались, "приватизация" - ключевой процесс в разгроме социализма (социальности). Только сейчас еще хуже по причине достаточно очевидной национальной измены правящей (и местами не очень-то, мягко говоря, национальной) элиты...
160. А. Рогозянский : 157. А.Молотков
2011-01-26 в 14:56

Смена логической парадигмы в сфере общественного сознания - это и есть власть над обстоятельствами. "Проектирование будущего", как говорит Гидденс. Потому, что я давно работаю с текстами, говорю: здесь нет "исходника" - базы, предпосылок - чтобы пропагандистскими средствами нарастить КПД кратно. Или на порядки. Вы с Соминым давно пишете, мы уже разобрали проблему с этим. То же самое будет и с другими авторами в аналогичной линейной методологии. Интенсивно поработать - это линейность. Должна быть общая электризация. Чтобы не волочь аудиторию на буксире, клещами не тянуть из неё всякое положительное решение, а только обозначить место - и тотчас искра проскакивала. Это зависит от общих условий, талантливость публицистики вторична.
Тебя, например, вдохновляют такие формулы, как "собирание русской вселенной на основе традиционной онтологии" или "восстановление национально-государственного организма в его традиционном качестве". А в большинстве случаев их не хватит, чтобы человек пальцем пошевелил. Или встал и телевизор выключил.
159. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-26 в 14:04

"Если не социализм , то тогда капитализм. Такая... двоичность, как в компьютерных алгоритмах. Вообще - жизнь, а не машинные коды."

Непосредственные ощущения от жизни таковы: "тогда, не то что теперь".
Для имевших возможность сравнить жизнь в СССР и на Западе ощущения от жизни - "разные миры".
Это без оценок и без терминологии.
158. Аноним : В доп. к 145
2011-01-26 в 12:56

" Все, что связано с проектом - не от Бога"

А вот и формула русского исторического безмыслия.
157. А.Молотков : 154. А.Рогозянский
2011-01-26 в 12:28

Над обстоятельствами мы по большому счету не властны – это инерция больших процессов. Но что касается смены логической парадигмы в сфере общественного сознания, то здесь самое время интенсивно поработать. Особенно талантливым публицистам…
156. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-26 в 11:32

"Если у нас будет действительно национальная власть и государственность, то социалистические принципы вернутся достаточно естественным образом."

"Почитайте здесь о том, как обстояли дела в сфере труда и "социалки" у нас перед революцией: http://rusk.ru/st.php?idar=110943 Если знать это, то вообще удивительно, что социальный взрыв не случился раньше, а в 1917-м."

Нет, не хочется консолидироваться. Обманут, однако.
155. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-26 в 10:32

"Да, хочется быть богаче."

Хочется быть не в такой скотской системе отношений между людьми. Именно системе (ибо вне её те же люди демонстрируют вполне человеческий облик).
154. А. Рогозянский : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-25 в 23:33

Да, препятствия существуют не только для всеобщей патриотической консолидации на идее нового социализма, но для всякой, самой простой консолидации. Массовой политики не будет никакой до тех пор, пока потребность к "вместе" не проявится на самых разных уровнях жизни. Сейчас каждый сам по себе и кажется, что удобней. Должны смениться вся логика, обстоятельства. Поэтому я и говорю, что нужно ждать других условий.
153. lucia : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-25 в 21:56

не верьте ей! так наз.". Простая Русская Баба " - правнучка Маркса.
Марксом, говорят нам, владела одна идея — помочь угнетённым массам. Он считал, что угнетает их капитализм. Как только эта система будет уничтожена, то возникнет общество, в котором каждый будет трудиться по способностям и получать по потребностям. Чтобы добиться такого счастья, мало просто уничтожить капитализм. Маркс был против религии, т.к. она мешает полному воплощению коммунистических идеалов. Так объясняют свою позицию марксисты. Но многие факты его биографии раскрывают истинную причину его нелюбви к религии.
Обратимся к истории жизни Маркса. Его настоящее имя — Мардохей Леви. Ради выгод общественного положения юный Мардохей Леви, несколько поколений предков которого по мужской линии были раввины, был крещен и получил имя Карл Генрих Маркс. В ранней юности Маркс стал христианином. Первая из известных нам работ Маркса называется “Единение верующих со Христом” по Евангелию от Иоанна.
Вскоре, после получения аттестата, в его жизни происходит нечто таинственное. Ещё задолго до того, как Моисей Гесс в 1841 году привёл его к социалистическим убеждениям, Маркс стал глубоко и страстно антирелигиозным человеком. Этот образ стал проявляться в нём ещё в студенческие годы. В одном из своих стихотворений он писал: “Я жажду отметить Тому, Кто правит свыше”. Значит, он был убеждён, что “Правящий свыше” существует. Он спорил с Ним, хотя Бог не причинил ему никакого зла. Чем же была вызвана эта лютая ненависть к Богу? Личные мотивы нам не известны. Не был ли Маркс в этом вызывающем заявлении всего лишь рупором кого-то другого? В том возрасте, когда любой нормальный юноша увлечён прекрасными мечтами о делании добра, у него вырываются такие строки: (из стихотворения “Заклинания впавшего в отчаяние”)
Мне не осталось ничего, кроме мести,
Я высоко воздвигну мой престол,
Холодной и ужасной будет его вершина,
Основание его — суеверная дрожь.
Церемониймейстер! Самая чёрная агония!
то посмотрит здравым взором —
Отвернётся, смертельно побледнев и онемев,
Охваченный слепой и холодной смертью.
Слова “я воздвигну себе престол” и признание, что “от сидящего на престоле будут исходить только страх и агония” напоминают гордую похвальбу Люцифера: “Взойду на небо, выше звёзд Божиих вознесу престол мой”. Это мы узнаём из пророчества Исаии (гл. 14 ст. 13).
Разгадка ненависти к Богу — в малоизвестной поэме, написанной Марксом также в его студенческие годы. Поэма называется “Оуланем”. Характерно, что “Оуланем” — это искажение священного имени, анаграмма Еммануил, библейского имени Иисуса Христа, означающего по-еврейски “с нами Бог”. Подобные искажения имён считаются весьма эффективными в чёрной магии. Понять Драму “Оуланем” можно лишь познакомившись с ещё одним странным признанием Маркса, которое он сделал ранее в стихотворении “Скрипач”:
“Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг до тех пор, пока не сойду с ума и сердце в корне не переменится. Видишь этот меч? Князь тьмы продал его мне”.
Эти строки приобретают особое значение, если знать, что в ритуалах высшего посвящения в сатанинский культ кандидату продаётся заколдованный меч, обеспечивающий ему успех. Он платит за него, подписываясь кровью, взятой из его вен; договор, по которому его душа будет принадлежать сатане после его смерти. Теперь обратимся к содержанию поэмы “Оуланем”:
Всё сильнее и смелее я играю танец смерти,
И он тоже, Оуланем, Оуланем —
Это имя звучит как смерть.
Звучит, пока не замрёт в жалких корчах.
Скоро я прижму вечность к моей груди
И диким воплем изреку проклятие всему человечеству
Члены секты сатанистов — не материалисты. Они верят в загробную жизнь. Оуланем — личность, устами которой говорит Маркс, — Христос наоборот, т.е. антихрист, не отрицает существование загробной жизни. Он признаёт её, но только как жизнь, исполненную ненависти в высшей степени. Что произошло с молодым Марксом?
В юности у него были христианские убеждения, но только на словах? Переписка его с отцом свидетельствует о трате им крупных денежных сумм на развлечения и непрерывных ссорах с родителями. Вероятнее всего, что именно в это время Маркс и знакомится с учением сатанизма. В драме “Оуланем” Маркс фактически делает то же, что и диавол: он предаёт всё человечество проклятию. Роберт Пэйн, исследовавший судьбу основоположника коммунизма, пишет в своей работе “Карл Маркс”: “Оуланем, вероятно, единственная драма в мире, в которой все действующие лица уверены в своей порочности и, щеголяют ею, как на празднике. В этой драме нет белого и чёрного. В ней всё и все обнаруживают черты характера Мефистофеля. Все участники её демоничны, порочны и обречены на гибель. Когда Маркс писал эту поэму, ему было всего лишь 18 лет. Программа его жизни уже вполне установилась. Здесь не было и речи о служении человечеству, пролетариату или социализму. Он хотел разрушить мир, хотел воздвигнуть себе престол, основанием которого были бы человеческие содрогания. На этой стадии формирования взглядов Маркса обращает на себя внимание некоторые загадочные места в переписке его с отцом. Так, в письме от 10 ноября 1837 года, сын пишет: “Завеса спала, моя святая святых была опустошена, необходимо было поместить туда новых богов”. Какие же новые боги заняли место Христа? Отец отвечал сыну 10 февраля 1838 года: “Я не настаивал на объяснении таинственного дела”. Что это было за “таинственное дело”? До сих пор ни один биограф не может объяснить эти загадочные слова. В своём стихотворении “Бледная девочка” Маркс пишет: “Я утратил небо и прекрасно знаю это. Моя душа, некогда верная Богу, предопределена для ада”. Комментарии излишни.
Итак, Маркс был человеком, купившем меч у князя тьмы ценой своей души. Он объявил своей целью увлечь всё человечество в бездну. Действительно ли Маркс купил меч у сатаны? Его дочь, Элеонора, написала книгу под названием “Мавр и генерал”, воспоминания о Марксе и Энгельсе. Она сообщает, что Маркс рассказывал ей и её сестре много историй, когда они были ещё детьми. Одна, которая ей больше всего нравилась, была о неком Гансе Рекли. Эта история длилась много месяцев и никогда не кончалась. Ганс Рекли был волшебник, у которого был игрушечный магазин и куча долгов. И хотя он был волшебником, однако, постоянно нуждался в деньгах. Поэтому, вопреки своему желанию, он был вынужден продать все свои прекрасные вещи, одну за другой, диаволу. “Некоторые похождения были столь ужасны, что у нас волосы поднимались дыбом на голове”. Нормально ли это, чтобы отец рассказывал своим маленьким детям столь ужасные истории о продаже самых дорогих сердцу вещей сатане? Биограф Маркса Роберт Пэйн в своей книге “Маркс” тоже подробно рассказывает, со слов Элеоноры, о том, как несчастный волшебник Рекли неохотно продавал свои игрушки, удерживая их до последней минуты, но связанный договором с диаволом, он не мог избежать этого. Роберт Пэйн комментирует: “Едва ли можно сомневаться в том, что эти бесконечные истории были автобиографическими”. У Маркса был демонический взгляд на мир, и он обладал демонской злобой. Порой казалось, что он отдавал отчёт в том, что совершает работу диавола. Когда Маркс заканчивал “Оуланем” и другие произведения, в которых содержатся признания о заключении пакта с сатаной, он и не думал о социализме. Он даже боролся с ним. Маркс был редактором немецкого журнала “Рейнская газета”, который не признавал даже теоретические ценности за коммунистическими идеями в их нынешнем виде и, тем более, возможности их практического проведения в жизнь. “Рейнская газета” в это время напечатала буквально следующее: “Попытки масс воплотить коммунистические идеи в жизнь, как только они станут опасными, могут быть остановлены пушками”…
Энгельс вырос в набожной семье и в юности писал прекрасные духовные стихи. Трагедия Энгельса развивается дальше и глубже чем у Маркса… Мы не знаем обстоятельств, при которых он потерял веру, но, после своего знакомства с Марксом, Энгельс писал о нём следующее: “Кто это несётся следом с диким неистовством? Охваченный бешенством, как бы стремясь ухватить далёкий полог неба и стянуть его на землю, он вытягивает руки высоко в воздух, сжат злобный кулак, он неистовствует без устали, будто десять тысяч бесов вцепились ему в волосы”. Сомневаться в христианстве Энгельс начал после чтения книги либерального богослова Бруно Бауэра. Кем же был Бауэр?
Либеральный богослов, сыгравший решающую роль в разрушении христианской веры у Энгельса и укреплявший Маркса в новом безбожном образе жизни. Достаточно прочесть, что писал Бруно Бауэр своему другу Арнольду Ругге 6 декабря 1841 года, который, в то же время, был другом Маркса и Энгельса: “Я читаю здесь в университете лекции перед большой аудиторией. Мой дух богохульства будет удовлетворён лишь тогда, когда мне позволят проповедовать открыто, в качестве профессора, атеистическую систему”. Георг Юнг пишет: “Если Маркс, Бруно Бауэр и Фейербах соединятся, чтобы основать богословско-политический журнал, Богу лучше окружить Себя всеми Своими Ангелами и начать оплакивать Себя, потому что эта троица непременно прогонит Его с неба”. Энгельс не нашёл пути возвращения к Богу и примкнул к тому, кого сам назвал чудовищем, одержимым тысячью бесов.
После того как Гесс убедил Маркса и Энгельса в истинности социалистической идеи, провозгласив с самого начала, что её целью является нанесение последнего удара средневековой религии, его друг Юнг выразился ещё более ясно: “Маркс прогонит Бога с небес”. В его жизни произошли ужасающие перемены. Арнольд Кюнсли в своей книге “Маркс. Психография” сообщает историю самоубийств двух дочерей и зятя Маркса. Дочь Лаура, жена социалиста Лафарга, похоронила троих своих детей, а потом вместе с мужем покончила жизнь самоубийством. Другая дочь Элеонора, решила со своим мужем сделать то же самое, но тот в последнюю минуту отказался, а она умерла. Здесь надо заметить, что трое первых детей Маркса, умерли от недоедания. Семьи сатанистов находятся под проклятием. У всех сатанистов беспорядочная личная жизнь. Маркс не составляет исключения. Маркс не чувствовал себя обязанным работать для материального обеспечения семьи, хотя легко мог бы делать это уже с помощью одного только превосходного знания языков. Он жил подачками Энгельса. За свою жизнь Маркс получил от Энгельса приблизительно 6 миллионов французских франков золотом (данные института Маркса и Энгельса). У него был незаконнорожденный ребёнок от служанки. Позднее он приписал этого ребёнка Энгельсу, который согласился участвовать в этой комедии. Он много пил. Рязанов (бывший директор института Маркса и Энгельса в Москве) признаёт этот факт в своей книге “Карл Маркс как мыслитель, человек и революционер”. Рольф Бауэр, биограф Маркса, описывает расточительность Маркса в своей книге “Гений и богатство”: “Будучи студентом в Берлине, сынок получал от папы карманных денег 700 талеров в год. Эта сумма была колоссальной, ибо в то время только 5% населения Германии получали более 300 талеров в год”. Маркс всегда страстно желал получить наследство. Когда один его дядя был при смерти, он писал: “Если “собака” умрёт, я вылезу из нищеты”. Энгельс отвечал на это: “Поздравляю тебя с болезнью мешающего тебе получить наследство и надеюсь, что катастрофа не замедлит”. Когда “собака” умер, Маркс писал 8 марта 1855 года: “Весьма радостное событие! Вчера нам сообщили о смерти 90-летнего дяди моей жены. Моя жена получит, приблизительно, 100 фунтов стерлингов. Могло бы быть и больше, если бы “старый пёс” не оставил часть денег своей экономке”. У него не находилось никаких нежных чувств для людей бывших ему гораздо ближе чем дядя. Он не разговаривал со своей матерью. В декабре 1863 года, во время болезни, он писал Энгельсу: “Два часа тому назад пришла телеграмма, сообщавшая мне, что моя мать умерла. Я был одной ногой уже в могиле. Я нужен больше чем старуха”. Это всё, что он нашёлся сказать о смерти матери. Портрет пламенного борца за счастье человечества дополняют характерные свидетельства его переписки с Энгельсом.
Из писем:
Маркс Энгельсу: “Старик твой — сволочь! И с моей старухой ничего нельзя поделать, пока я сам не сяду ей на шею”.
Маркс Энгельсу о пролетариате: “Он (пролетариат) вынужден меня защищать от той бешеной ненависти, которую питают ко мне рабочие, т.е. болваны”.
Энгельс Марксу о народе: “Любить нас никогда не будет демократическая, красная или коммунистическая чернь”.
Маркс Энгельсу о демократии: “Стая новой демократической сволочи. Демократические собаки и либеральные негодяи”.
Энгельс Марксу: “Какое значение имеет партия, т.е. банда ослов слепо верящих в нас? Воистину, мы ничего не потеряем оттого, что нас перестанут считать адекватным выражением тех ограниченных собак, с которыми нас свели вместе последние годы”.
Маркс Энгельсу: “У меня ни одна душа не бывает. И это меня радует. Ибо долбаное человечество может меня задолбать, сволочь. Привет. Твой Карл Маркс”.
Маркс проигрывал много денег на бирже. Будучи экономистом, он, почему-то, умел только терять деньги. Участник революции 1848 года лейтенант Чехов, проводивший ночи в попойках с Марксом, заметил, что самолюбование поглотило всё то хорошее, что в нём когда-то было. Маркс не любил человечество. Мацини, который хорошо знал его, писал, что в нём был дух разрушения. “Его сердце разрывалось скорее от ненависти, чем от любви к людям”, — пишет Фриц Радец в своей книге “Карл Маркс”. Свидетельств современников Маркса, опровергающих это, нет. Любящий всех людей Маркс — это миф, планомерно и тщательно созданный уже после его смерти.
Письмо Марксу его сына Эдгара от 31 марта 1854 года начинается выразительными словами: “Мой милый диавол”. Где это слыхано, чтобы сын так называл своего отца? Но так пишут сатанисты тем, кого они любят. Не был ли посвящён и его сын?
Не менее знаменательно и то, что жена Маркса пишет ему в августе 1844 года следующее: “Твоё последнее пастырское письмо, о верховный жрец и владыка души, принесло твоим бедным овечкам мир и тишину”. Его жена обращается к нему, как к верховному жрецу и епископу. Какой религии? Единственное верование в Европе, где есть верховный жрец — это сатанизм. Какие же пастырские письма мог писать человек, которого почитали атеистом?
После того, как Маркс прочитал “Происхождение видов” Дарвина, он написал письмо Лассалю, в котором ликовал, что Бог, по крайней мере, в естественных науках получил, по его мнению, смертельный удар (письмо от 16 января 1861 года).
Маркс умер в отчаянии, как умирают все сатанисты. 25 мая 1883 года он писал Энгельсу: “Как бесцельна и пуста жизнь”. На похоронах Маркса присутствовало всего шесть человек.
Фридрих Энгельс, ближайший единомышленник Маркса, чрезвычайно ясно определил конечную цель революционных заговоров. Энгельс однажды проговорился: “Борьба с христианским миропорядком, в конце концов, является нашим единственным насущным делом”. Энгельс же сформулировал и кредо героев революции: “Диалектическое понимание жизни сводится к смерти. Всё достойно гибели”. Или ещё более кратко и страшно: “Жить — значит умирать”. Энгельс умирал в ужасных мучениях, от рака ротовой полости.
В секте сатанистов во время церемонии посвящения в третью степень посвящаемый даёт такую клятву: “Я буду всегда делать только то, что сам захочу”. Это открытое отрицание послушания Богу. Когда кого-то посвящают в седьмую степень, он клянётся, что его принципом будет: “Ничто не истина и всё позволено”. Когда Маркс заполнял анкету для своей дочери, то на вопрос “Какой Ваш главный принцип?” он ответил: “Сомневаться во всём”. В коммунистическом манифесте он написал, что его целью является не только уничтожение всякой религии, но так же и морали и чтобы всё было позволено.
152. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-25 в 19:57

"При снятии «богоборческого» вопроса (что фактически подтверждает нынешняя КПРФ) никаких препятствий для всеобщей патриотической консолидации на идее нового социализма – не существует." - еще как существует! Да разве кто-нибудь заьудет ИЗ КАКИХ он? Да разве станут потерпевшие от комунистов в один ряд с их сторонниками? Да им даже в брак вступать немыслмо! Значит это несмешиваемые и чужие друг другу люди. Здесь, на форуме, есть такие личности, которые хватастаются, как они пробрались в храмы и приступают к Телу и Крови Христовой, не отрекшись нимало от своих марксистских убеждений.
151. Простая Русская Баба : Открытое письмо Рогозянскому-Дмитрию В.Ч. и примкнувшему к ним Алексию.
2011-01-25 в 19:52

Слушайте, лондонские шпиёны, голос Простой Русской Бабы! Ваш отец - Юргенс, ваша мать - Новодворская, ваш брат - Власов, ваши сестры - Троцкий и Геббельс, ваш зять - Чубайс, ваш свекор - Эрик. Вы пилюете на нашу историю, вы пилюете на наши ценности, вы танцуете на наших могилах, вы хрюкаете в наших свинарниках, вы разжирели на наших харчах. Вы - истерички!!!!! Сидите в Лондоне и не высовывайтесь!!!!! Ваш прадедушка - Познер, ваша прабабушка - собака Баскервилей. Ваш отчим - Чубайс, ваша мачеха - принцесса Диана.
Мы на вас пилюем!!!!!!!
Мы не обращаем на вас внимания!!!
Мы все про вас знаем!!
Собака лает - ветер носит.
Волка бояться - в лес не ходить.
Без труда не выловишь и рыбку из пруда.
150. А.Молотков : 144. 146. А.Рогозянский
2011-01-25 в 18:54

Да, если новому социализму суждено развиваться (выходить на качественно новый уровень), то это будет уже не по Марксу. Базовые социально-экономические принципы останутся, но идеологическая мотивация будет иной.
Нынешнее общество предельно деклассированно и атомизировано: в начале 90-х всех на раз сделали участниками массового забега на выживание в условиях рынка. А это такая дистанция, где нельзя остановиться. Разбегаемся как вселенная. Поэтому обратный процесс – это собирание русской вселенной на основе традиционной онтологии (вера, семья, община, народ, нация, государство). Сворачивание либерализма, капиталистического рынка, модели индивидуального успеха, и вместо этого системное укрепление единства – социального, национального, государственного. Это и означает новый социалистический поворот.

Приоритетом здесь становиться не борьба классов, и даже не восстановление социальной справедливости, а восстановление самого национально-государственного организма в его традиционном качестве. Это становится сверхценностью в нынешних условиях. И социализм, уже не как теория, а как опыт, становится ничем не заменимой методологией национальной мобилизации. При снятии «богоборческого» вопроса (что фактически подтверждает нынешняя КПРФ) никаких препятствий для всеобщей патриотической консолидации на идее нового социализма – не существует. Национально-исторические, религиозные и государственные ценности находят здесь совершенно органичное взаимное дополнение. Преградой остаются идеологические «издержки» прошлого и жесткая либерально-рыночная власть настоящего. Последнее – серьезно, первое же давно подлежит всеобщей патриотической амнистии.

Что касается «0 – 1», то это чисто ментальная раскладка, и она вряд ли поможет. Тут чем формальней, тем бессмысленней. Жизнь, конечно не схема. Но если мы собираемся в ней ориентироваться и двигаться, то ее так или иначе приходиться кодировать: «вперед - назад», «север - юг», «капитализм - социализм», «да - нет». И тут никуда не денешься, так уж устроена сама «психодрама» жизни…(
149. Дмитрий В.Ч. : 148. Алексий :
2011-01-25 в 16:13

Нужно!
148. Алексий : На 146-147
2011-01-25 в 15:38

Можно, третьим буду )))
Тоже поражаюсь двоичности мышления многих форумчан. Или Сталин, или Чубайс...
147. Дмитрий В.Ч. : 146. А. Рогозянский :
2011-01-25 в 13:49

Но вот и славно, Андрей Брониславович, что доперли! Стало быть, Вы - второй: я уже третий год "что-то сломя голову придумываю". Где-то даже придумывается. Беда в том, что среди пишущих крайне мало умеющих мыслить проектно (а среди умеющих крайне мало пишущих). Ну да ничего, прорвемся!
146. А. Рогозянский : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-25 в 11:09

Наконец-то допёр психодраму этого дела. Если не социализм (а сейчас не социализм), то тогда капитализм (а капитализма никак нельзя). Значит, нужно сломя голову что-то придумывать.
Да, сложновато жить с подобным восприятием.
Такая... двоичность, как в компьютерных алгоритмах. Не "0" - значит "1". Не "1" - следовательно "0".
Не "0" и не "1", а любое дискретное значение, отрицательное либо положительное, например, "-2,5" (результат вычитания из позорного окончания социализма ещё более позорного продолжения в капиталистическом духе).
Вообще - жизнь, а не машинные коды.
145. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-25 в 08:21

Наблюдатель: "дикий капитализм в России ввели для того, чтобы хорошенько проучить русских, которые расхотели социализма (коммунизма), дабы потом все вернулось на круги своя"

Вы уж, извините, но к чему столько пафоса? Ваше предложение ничем не отличается от встречного "социалистического" от ваших оппонентов.
Вы предлагаете пережевать либерализм, которым к нам затащили. Перемолоть нашу либеральную действительность русскими костями. Точно также как в свое время пришлось перемалывать социализм.
Одни за социализм с русским (православным) лицом. Другие за адаптированный в православной атмосфере "переваренный" либерализм. Это русский либерализм, называя вещи своими именами. Вполне таки два равноправных варианта.

Что касается стенаний по поводу злых людей, которые всегда мешают нашей самостоятельной мысли, впихивая нам в голову свою - это уже мексиканский сериал напоминает.
Нет своих мыслей и своего образа жизни, приходят чужие. Как не случилось и национально мыслящей элиты. Не случилось её ни в Российской империи, ни в СССР, отчего они и "помре". Какой ответ дала "имперская государственность" на вызов времени в начале века? Да, никакого. Советская государственность в конце века? А российская нынче? Аналогично.
Таковое отсутствие собственной мысли в хронической форме - предмет для анализа. А пока все занимаются выращиванием на русской почве чужих саженцев, кто - социалистических, кто - свежих, либеральных.
Кажется оба варианта "реалистичны" одинаково. Один требует бесконечного терпения к нашей действительности (тихонько культивировать добрых людей, добрые дела и "теплую" добрую национальную власть). Другой - бесконечного же дерзновения ради идеи ("православный социализм", социалистические общины и т.п.). И силы терпеть, и силы отталкиваться от опротивевшей реальности не бесконечны. Так что, выбор скорее дело вкуса. Не более того.
144. А. Рогозянский : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-24 в 18:13

http://www.warandpea...ru/news/view/54811/ Вот от чего, в частности, может начать расти новый социализм. Когда новый "суперкласс" в мировом масштабе на фоне кризиса пойдёт на отрыв в возможностях и методах управления. Будет творить такой же беспредел, какой творила буржуазия в России начала ХХ в. Когда основная масса обывателей - тот самый неопределённый "средний класс" - будет деклассирована, образует социальное дно. Почитайте здесь о том, как обстояли дела в сфере труда и "социалки" у нас перед революцией: http://rusk.ru/st.php?idar=110943 Если знать это, то вообще удивительно, что социальный взрыв не случился раньше, а в 1917-м.
Пока же ничто не напоминает расклад по Марксу. Каждый плавает сам по себе в непонятном бульоне, называемом обществом. Большинству дают жить, обеспечивают доходы по крайней мере на минимальном уровне. Да, хочется быть богаче. Но это не та драма, что, предположим, у Достоевского, Толстого и Горького. Нет общих факторов, предопределяющих стратификацию. В индивидуальном порядке либо преуспел, либо нет. Социализм развился именно из того, что негативные ощущения от жизни были "классово близкими" для обширных групп.
143. Аноним : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-24 в 14:29

И для чего консолидируемся? Так сказать, с какой целью накапливаемся?
Период ожидания в очереди, которая неизвестно зачем стоит, это ситуация перестройки и 90-х. Нормальный человек после этого бесцельно в очередь (толпу) не полезет.
Люди нормальное поведение демонстрируют. Мол, сначала определитесь с целями, а потом глядишь и народ к вам потянется.
142. А. Рогозянский : 141. А.Молотков
2011-01-21 в 23:23

Вот тут да, что-то есть. Некое интеллектуальное отдохновение. Из двух чемоданов без ручки один признаётся просто тяжелым и неудобным, тогда как в другом тикает бомба. Но это максимум позитива, который в нашем положении можно найти относительно православного социализма.
Рефлекс был. Что же, прекрасно. В те времена много чего было.
141. А.Молотков : 137. А.Рогозянский
2011-01-21 в 21:42

«Основания любой жизни, в т. ч. и общественной, ясны: единство, ответственность, взаимопомощь, самоограничение, труд и т. д» - действительно так – это атрибуты традиционного общества. Но они же являются и предикатами (уж коли такой разговор;) понятия социализм в его качественном содержании. В этом смысле социализм становится формой существования традиционного общества в условиях модерна – как реакция социума на буржуазно-капиталистическую экспансию, тотально разрушающую традиционные социальные связи. В модерне первичен именно дух капитализма, социализм – защитная реакция социума. Не случайно социализм был осуществлен именно в России, наиболее полно сохранившей традиционные начала общества. Поэтому вопрос о новом социализме сегодня это есть вопрос о возвращении к традиции в ситуации постмодерна, – почему он и кажется кому-то слишком архаичным, «противоестественным» и без «драйва». Но другой альтернативы возвращения к социальной традиции (о чем так грезят православные патриоты) на ноуменальном уровне нет. Только социализм… Освещенный традицией Православия.

А за напоминание избегать ошибочной категоризации и пленения дискурсом, спасибо, действительно чревато…)
140. Вячеслав Степанов : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-21 в 19:57

Чем определяется для православных христиан выбор социально-экономического устройства? Вот как отвечал на этот вопрос православный богослов Феликс Карелин, отталкиваясь от учения святителя Иоанна Златоуста: «Известно, что Евхаристическое богословие Иоанна Златоуста отличалось крайним реализмом. По мысли Вселенского Святителя, Евхаристическая Трапеза дана нам именно для того, чтобы наше соединение со Христом было не только духовно-нравственным, но и телесным, что сам Иоанн Златоуст понимал почти физически: "чтобы не любовью только, но и самим делом быть нам членами Плоти Христовой". Толкуя слова Апостола Павла "Один Хлеб, и мы многие одно Тело, ибо все причащаемся от одного Хлеба" (1 Кор.10.17), Иоанн Златоуст спрашивает: "... что есть Хлеб?", и отвечает: "Тело Христово. Кем же становятся причащающиеся?" - Телом Христовым. Не многими телами, но одним Телом. Ибо как хлеб объединяется из многих зерен, так что нигде не видно зерен, но все является одним, и не видно их различие в соединении, так и все мы соединяемся во Христе друг с другом."
Неудивительно, что таким же реализмом отличался взгляд Иоанна Златоуста и на единство христиан в сфере общественной. По мысли Вселенского Святителя, христианское единство, воспринятое от Евхаристической Чаши, должно заключаться не только в единстве духовном, вероисповедном и каноническом, но и в хозяйственном, бытовом, житейском. Толкуя слова Дееписателя: "Все же верующие были вместе И ИМЕЛИ ВСЕ ОБЩЕЕ" (Деян.2.44), Иоанн Златоуст восклицает: "Смотри какой тотчас успех: не в молитвах только общение и не в учении, но и в жизни!"
Чуть далее Феликс Карелин пишет: «...Высшее обоснование общности имуществ Св.Иоанн Златоуст находит в общности благ духовных. Так, объясняя причину, побудившую первых христиан обобществить свои имения, Иоанн Златоуст говорит: "Они видели, что духовные блага общи и что никто не имеет больше другого, - и потому скоро пришли к мысли разделить между всеми и свое имущество".
Итак, с точки зрения Златоуста истинно священный характер имеет не частная собственность, но собственность общественная, освященная двойной святыней - природы и благодати. Неудивительно, что при таком взгляде на основную проблему общественного устройства Вселенский Святитель усмотрел в социальном опыте Первенствующей Церкви не какую-либо крайность первоначального энтузиазма, от которой впоследствии следовало освободиться, но трезвое осуществление такого общественного строя, который одновременно соответствует и небесному идеалу, и земной целесообразности».
Из статьи Феликса Карелина «Теологический манифест»
http://chri-soc.naro.../teolog_manifest.htm
139. Вячеслав Степанов : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-21 в 14:50

Рогозянский пишет: «Никто вообще не ставит целью создать оригинальную, ни на что не похожую этику. Основания любой жизни, в т. ч. и общественной, ясны: единство, ответственность, взаимопомощь, самоограничение, труд и т. д. Вопрос относительно какого определения, "ноуменальности" таковые имеют актуализацию ("драйв"), а относительно какой нет или недостаточную. Я спрашиваю, в какой степени "социализм" обеспечивает такую актуализацию относительно современного человека и патриотического круга, в частности?»



Да, до чего все сумрачно и «тепло»... Давайте лучше поближе к свету и прохладе. Вот что говорит об «актуализации» (до чего все можно запутать словами) русский социальный мыслитель Николай Николаевич Неплюев: «Там где отсутствует единственная истинная внутренняя, добровольная и прочная дисциплина, - дисциплина любви, - там только и возможна дисциплина внешняя, вынужденная, непрочная: дисциплина страха, когда не делают того, что слишком опасно делать, и дисциплина корысти, когда не делают того, что слишком невыгодно... Вторая - основана на праве частной собственности».
Говоря проще, если следовать взглядам Неплюева, православный социализм — это устроение жизни общества (дисциплины) на любви к ближнему, о которой говорит Христос и говорит Церковь. Капитализм — это устроение общества на дисциплине корысти и страха. Атеистический социализм — устроение жизни на дисциплине страха со слабой попыткой перевести ее в подобие любви к ближнему.
Посмотрим на «основания жизни» в обществе капиталистическом и обществе православного социализма (его основы заложены в Новорожденной Церкви). Берем единство: в православном социализме оно обеспечивается любовью к ближнему, в капиталистическом обществе — корыстью. Ответственность в обществе православного социализма обеспечивается любовью к Богу и к ближнему, страхом нанести ей урон, а в капиталистическом — убытками и страхом тюремного наказания. Взаимопомощь в капиталистическом обществе обеспечивается через систему различного рода страхований, в обществе православного социализма через систему общественного распределения, когда «левая рука твоя не знает, что делает правая». Самоограничение в обществе капиталистическом обеспечивается законами, то есть страхом, в обществе православного социализма дисциплиной любви, нравственными нормами. Труд в капиталистическом обществе осуществляется ради корысти, максимизации прибыли, в обществе православного социализма ради блага ближнего.
Да, внешне основания общественной жизни похожи: «единство, ответственность, взаимопомощь, самоограничение, труд» . Но фундамент у них различен. Иллюстрировать это можно следующим примером. Известно, что люди, отбывающие наказание в местах заключения, где сосредоточены неоднократно судимые, как правило перестают употреблять бранные слова, бывают очень вежливы и предупредительны. Причина этого известна: страх, так как за каждое грубое слово и неосторожное действие расплатой может быть жизнь. После отсидки такие люди очень часто вводят в заблуждение тех, кто не знает их жизненный путь: они кажутся людьми очень воспитанными, чуткими, вежливыми. Конечно, в определенной степени это так: это воспитание, но страхом, дисциплина, но дисциплина ужаса.
Рогозянский не имеет веры в то, что возможно построение общества на фундаменте любви. Но и общества страха (тоталитаризма), естественно, не желает. Конечно, вероятнее всего, он не в восторге и от общества корысти. Но судя по его желанию «тепла», он готов смириться с тем, что есть в наличии, вот только чуть-чуть «тепла» («обогреть», «успокоить людей»), то есть любви в этот коктейль из корысти и страха добавить. Но это и есть, на мой взгляд, классическое лаодикийство, то есть идеология «тепла».
138. lucia : Артуру
2011-01-21 в 14:43

Конечно. я исхожу из собственого представления о социализме. Но так и всякий. Думаю. если бы было возможно извлечь из всех голов картины социализма и сравнить, удивительная бы получилась галерея. Впрочем так с любым предметом. Взять хоть понятие "космос". А ведь он, в отличие от социализма не является абстракцией.
137. А. Рогозянский : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-21 в 11:53

Никто вообще не ставит целью создать оригинальную, ни на что не похожую этику. Основания любой жизни, в т. ч. и общественной, ясны: единство, ответственность, взаимопомощь, самоограничение, труд и т. д. Вопрос относительно какого определения, "ноуменальности" таковые имеют актуализацию ("драйв"), а относительно какой нет или недостаточную. Я спрашиваю, в какой степени "социализм" обеспечивает такую актуализацию относительно современного человека и патриотического круга, в частности? Нет, он её не обеспечивает. Это на сегодняшний день уже видно. Феноменология общества развитого модерна, даже если упразднить пресловутые отрицательные реминисценции с репрессиями, застоем и т. д., только уводит в сторону и морально придавливает нас своей массой, заставляет делиться и спорить о чём угодно, кроме того, что нужно.
Далее. Ноуменальность - правильное направление. Но кроме ноуменальности настоящей существует также такая вещь, как ошибочная категоризация. Чтобы понимать, для примера из несколько иной области: ошибочная категоризация явлений различной природы под тэгом "любовь" в общественном обиходе. Что в наше время только не обобщается и не объясняется понятием любви между полами! Да, если исходить из того, что должен быть один краткий ноумен, охватывающий всю область явлений от прогулок при луне до "бьёт значит любит", и от Пушкина до Бори Моисеева, то более краткого и подходящего, чем "любовь" не найти. Но на самом деле, нужна она нам? Это такое вавилонское смешение и такая пустая категоризация, что кроме шума в голове ничего конкретного и ценного при очередном произнесении "любви" мы не предполагаем. Наоборот, чем более популяризована тема, чем чаще звучит "любовь" в эфире музрадиостанций, тем в некотором смысле для любви хуже. То есть, есть ноуменальность, а есть... шоуменальность. )) С "социализмом", по-моему, ровно то же самое. Если захочешь рассказать о социальной справедливости или ответственности государства, то говори о них и избегай ошибочной категоризации.
Плюс разработчику всегда нужно понимать, что есть такая вещь, как пленение дискурсом. То, что первоначально имеет смысл, по некоему закону восприятия разрастается до безобразия, абсолютизирутся и имеет тенденцию заключать ваше мышления в свои рамки. Наглядная иллюстрация - это концепт "мира" в послевоенной политике. Да, впечатление, вызванное войной, был ошарашивающим. Да, люди, прошедшие войну, имели право говорить: "лишь бы не было войны". Но потом концепт "мира" постепенно стал деградировать, и никто, к сожалению, не заметил. Стало необходимым, в мышлении прежде всего, перейти к чему-то следующему, и американцы сделали это. Если помните, возникла такая формула: "Есть вещи, поважней мира", - и она означала концептуальный прорыв, сделанной той стороной. В буквальном значении, в обстоятельствах острого ядерного противостояния, вещей, поважней мира, конечно, не было. Но относительно конкретного, выродившегося общественно-политического концепта "мира" (или "социализма") существовало и существует много более важных концептов.
136. Артур : 129. А. Рогозянский :
2011-01-21 в 09:29

Андрей Брониславович, поскольку тема не моя, я бы не хотел отвечать на Ваши возражения по существу, и ограничусь, пожалуй, следующими замечаниями. Я мог бы со многим из того, что Вы пишете, согласиться, но ведь я-то говорил о другом. Я ведь и сам в своем посте оговорил, что содержание термина «социализм» в задействованном контексте недостаточно разработано, поэтому со всеми четырьмя Вашими пунктами я и согласен и не согласен одновременно. Согласен во многом по существу содержащейся в них критики, а не согласен с тем, что за ними мне чудится некий протест против того, чтобы проблема сама по себе была бы поставлена и обсуждена – всесторонне, глубоко, с учетом критического вклада оппонентов… Ведь, согласитесь, если по Вашему мнению, «православный социализм» как концепция в настоящем виде страдает крайней расплывчатостью и неразработанностью содержания, то ведь и к понятию «органика народной жизни» эти же упреки можно обратить с ничуть не меньшими основаниями. Однако, это не мешает его авторам ставить (и совершенно правильно, я считаю!) этот, не побоимся такого слова, лозунг на повестку дня в его текущем виде. Причем, я уверен, что углубление в конкретное содержание термина «органика народной жизни» совершенно закономерно приведет нас к все к тому же, как Вы пишете, «набору трюизмов», «моральному кодексу», как угодно, поскольку, как я уверен, и сами авторы концепции «православного социализма» вовсе не стремились к непременной оригинальности той этики, которую они старались положить в основу общественных отношений, а черпали представления о ней в этике евангельской. И думаю, на этой (евангельской) почве есть место для синтеза разных представлений на тему общественного устроения при условии доброй воли их авторов. Чего мы бы, грешные и невовлеченные в дискурсы, с радостью приветствовали!
135. Артур : 132. lucia :
2011-01-21 в 09:28

Я об одном мечтаю. чтобы общество ко мне не приставало.а при социализме - это смысл и норма жизни. Это ужасно.



Мария, так мы будем все время впадать в одну и ту же ошибку: брать некое собственное представление о социализме, отягощенное всяческими предубеждениями (вполне законными), имеющими своим происхождением неприятные воспоминания советской поры, и их критиковать.

Общество к нам приставало в советские времена не в силу социалистического уклада экономики, а в силу того, что, не имея опоры в фундаментальной основе христианства, вынуждено было прибегать к его идеологическим суррогатам в виде марксизма-ленинизма. Об этом много писали, повторяться не стоит… Общество как будто все время старалось само себе доказать «социализм»… Возможно, в христианском обществе этого вовсе не потребуется.
134. А.Молотков : А.Рогозянскому на 129
2011-01-21 в 08:31

Банальная вещь – сначала было слово… Нет слова – нет и явления, а не наоборот. Явление может и быть, но если нет СЛОВА – то оно не видимо для сознания, субъективно не существует. О каком понимании концепта православного социализма может идти речь, если для оппонентов не существует понятия СОЦИАЛИЗМ? Причем не потому, что самого явления не существует, а потому, что они всячески уничтожают сам термин «социализм» в своем сознании. Эфемерен оказывается не только православный социализм, но и социализм вообще как явление: оказывается в СССР его не было, а значит не было и вообще (где-то на другой ветке)… – а кто докажет?! Вот как просто! нет слова – нет явления. Но это значит лишь то, что если исчезло слово, то мы опять не видим ЯВЛЕНИЯ!. И надо опять начинать процесс познания сначала.

Вот замечательная по своей откровенности статья В.Саулкина «Идол золотого тельца должен быть разрушен». Казалось бы все открылось, все точки над i поставлены, идол «золотого тельца» обличен до предела (у Сомина даже нет такого пафоса), а что делать с ним, как подступиться – непонятно… «Церкви необходимо сокрушить идола Золотого тельца» - сильно сказано! Один на один? – но это ведь разные весовые категории. Это только постановка вопроса о ЯВЛЕНИИ, чтобы его низложить, надо для начала опредметить – назвать своим именем. Но мы прикидываемся, что его не знаем (ни слова «капитализм», ни слова «социализм»).
И что предлагаем: «России необходимо отказаться от либерального проекта, не менее безбожного, чем коммунистический, и постепенно возвращаться к ценностям и традициям исторической России. А хранит эти ценности и смысл Русской истории, смысл земного пути России именно Православная Церковь» (В.Саулкин). …Вот это самое и есть именно «пустота», то самое, что ни на йоту не меняет нынешнюю ситуацию!!! Очередные «мыльные пузыри» эмоционально-православного патриотического пафоса. Все ясно, но без последнего (волшебного) СЛОВА нет предметной опоры для действия – ни в политическом, ни в экономическом, ни в социальном плане. Идол «золотого тельца» может быть спокоен, он вне досягаемости – его не за что взять.

Поэтому не надо ехидничать по поводу «химически чистого содержания понятия "социализм", какого нигде не встречается». Чистое содержание СЛОВА (ноумен) и есть его исключительно собственное значение, которое не передается ничему иному; в отличии от феномена, который может быть многообразен в своих ситуативных проявления. И если прятаться от ноумена и пытаться определить явление через его феноменальные проявления (чем упорно занимаются оппоненты по отношению к социализму), то это никогда не приведет к его познанию, но наоборот, к полной потере его смысла. Познание может идти только от феномена к ноумену, который в итоге и запечатлевается в СЛОВЕ, и уже в качестве СЛОВА определяет предметность феноменального мира. Так вот, слово СОЦИАЛИЗМ уже давно опредмечено собственным нуоменальным смыслом, и все кто пользовался этим словом на протяжении последних столетий так или иначе понимали его смысл, а наши оппоненты что-то никак не поймут о чем речь – подавай им определение и все тут… Не работает ли тут какой-то скрытый комплекс…(антисоветизма?)

Можно, конечно, напоследок перемешать все смыслы, и все фигуры – и одеть шахматную доску оппоненту на голову?... Но снимет ли это проблему.
133. Андрей К : Люсе 132
2011-01-21 в 08:07

Жить на вершине голой,
писать простые сонеты,
и брать у людей из долу
хлеб, вино и котлеты...

Не так ли?
132. lucia : Артуру
2011-01-21 в 01:37

"Коль скоро существует общество, то оно руководится внутри себя определенными требованиями к его членам. " - я об одном мечтаю. чтобы общество ко мне не приставало.а при социализме - это смысл и норма жизни. Это ужасно. Кстати. лучшая пустыня - это Гоби.
131. Георгий Р : Re: Социальная мобилизация в эпоху перемен
2011-01-20 в 23:22

Добро бы вы социалисты в выборах участвовали. Я бы "за" голосовал. А так что толку? Рев.теорию разрабатываете?
130. Георгий Р : 129. А. Рогозянский
2011-01-20 в 23:13

Некоторые безответственные "товарищи ученые, доценты с кандидатами ..." (В.Высоцкий) имеют страсть без устали смущать доверчивых христиан. Хлебом не корми - дай прожект опубликовать. Забыли 30-е годы.
129. А. Рогозянский : 119. Артур
2011-01-20 в 22:17

Оппоненты приписывают и будут приписывать. Замечания.
1. Православные социалисты оперируют таким химически чистым содержанием понятия "социализм", какого нигде не встречается. Поэтому либо осёл, либо падишах. С равным успехом можно утверждать, что "рынок", "гуманизм", "демократия" сами по себе, в лабораторно очищенном виде хороши, проблема в том, что их какой-нибудь квартирный вопрос испортил.
2. Я не заметил ничего такого ценного в изложении основ нового социализма, что было бы присуще только социализму и нигде больше не было представлено. Если совсем прямо, то то, что мы видим, - набор трюизмов, наподобие того, что делиться лучше, чем жадничать, или общественно-полезный образ жизни лучше её порочного прожигания.
3. новый социализм выбирает, о чём ему говорить, а всё остальное, про что говорить не хочется, просто опускает. То же "справедливое распределение". От одного только "справедливого распределения" чокнуться можно, если это разворачивать в теорию.
4. Новый социализм в том виде, который есть, - это способ профанации исторического дискурса и искусственного закрытия многих важных для патриотического сознания тем. На самом деле, сказать, что "был построен социализм" или "экономическо-социальные предпочтения христианина социалистические", - это совершеннейшая пустота, эвфемизм. То же самое, как больше или меньше один лытдыбр двух кракозябров. Мы не понимаем в самоочевидных категориях, что именно строилось и, соответственно, что должно быть построено, как что действовало, чему "благодаря", а чему "вопреки". Какие факторы были системными, а какие - производными и дополнительными. Просто: "был социализм". Блин... "Она утонула..." Не можем распредметить предпочтения - выбираем команду, одну из нескольких, "Зенит", "Рубин" или "Спартак", и говорим: я с этими.
128. lucia : Артуру
2011-01-20 в 18:57

О налогами социализм тоже не брезгует. Возьмите Англию или Швецию.
Страницы:   1 | 2 | 3 | 4 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме