Цивилизационный тупик: рынок против образования

В цивилизационном масштабе рыночную экономику можно рассматривать как препятствие к распространению знаний, а следовательно - и как тормоз развития

Можно привести массу примеров, когда рыночный подход оказывается вреден для образовательной деятельности, но мне хотелось бы остановиться на проблеме в её самом общем виде.

Что такое образование по своей сути? Это процесс насыщения личности знаниями и навыками. Формы и наполнение этого процесса являются результатом исторического консенсуса между личностью, обществом и государством.  

Если в человеке отсутствует некоторый необходимый уровень знаний, он не только не может принести обществу пользу или быть использован государством  там, где есть потребность в рабочей силе, но и представляет собой социальную угрозу. Не владея общим набором смыслов, такой человек способен совершать поступки, основываясь на произвольных или случайных мотивациях. И эти поступки могут идти вразрез с нормами общественного быта и интересами государства. 

Поэтому современное государство считает образование одной из своих важнейших задач, организуя процесс, финансируя его, обеспечивая его качество и даже материально стимулируя людей к учёбе (такой стимуляцией является выплата стипендий). Иначе говоря, общество и государство поощряют и даже насаждают образование (обязательное школьное образование - это культурная норма современности). Знания дают бесплатно, а порою просто навязывают.

Рыночные отношения, в свою очередь, определяются как среда, обеспечивающая свободный обмен товаров и услуг на деньги, совершаемый с целью извлечения прибыли.  

Там где нет прибыли, нет рынка. С точки зрения предпринимателя знания и информация являются весьма ценным товаром, и предоставлять их кому-либо просто так означает упускать выгоду и кидать деньги на ветер. Для рыночной экономики понятно только платное образование. 

До последнего времени наблюдалась тенденция демократизации образования. Установка эпохи Просвещения, заложившей эту тенденцию, состояла именно в том, что народ следует просвещать. Количество людей, которым знания предоставлялись бесплатно, последовательно увеличивалось, также росли качество и глубина знания, распространяемого на бесплатной основе. В социалистических странах был достигнут количественный и качественный максимум - при желании любой человек мог бесплатно получить любое знание.  

Казалось бы, это должно было дать социализму небывалую силу. Образованные люди могли стать базой для рывка в неведомое и невозможное, - к ещё большему знанию и технологическому могуществу. Но этого не случилось. Вернее, что-то действительно удалось, однако успех был локальным. Образование - лишь часть культуры, и не может существовать автономно. Смысловые проблемы, свившие себе гнездо в иных областях, привели и к загниванию образования. 

Средний рост образования  находится в корреляции с научно-техническим развитием человечества. Образование, массовое знание - это фактор развития. Если наше общество стремится развиваться, оно должно заботиться об образовании. Вроде бы, в России это осознаётся на государственном уровне. Но мы снова живём в условиях рыночной экономики, а она хочет прибыли на вложенный капитал. Многие знания являются частной собственностью, и в силу этого выпадают из свободного распространения.

В цивилизационном масштабе рыночную экономику можно рассматривать как препятствие к распространению знаний, а следовательно - и как тормоз развития. Чем больше смыслов превращено в товар, чем меньше человеческих действий находится за пределами извлечения прибыли, тем меньше информации остаётся в свободном пользовании, а, стало быть, тем уже база для дальнейшего роста. 

Прямо на наших глазах ситуация ухудшается. Как ни странно, виноват в этом последний технологический рывок - массовое распространение компьютеров и цифровых технологий.  

Сегодня оцифровано всё культурное достояние человечества. Существующий массив знаний огромен. Но благодаря его цифровой форме, он легко поддаётся тотальной сортировке и классификации. Возможен быстрый поиск и доступ к любой информации. Казалось бы, есть всё для создания идеальной всеобщей базы знаний. Но её нет, поскольку мир живёт по рыночным правилам. Кто-то владеет одним, кто-то другим, каждый преследует свои интересы и продвигает своё. Интернет - это классический нерегулируемый рынок, где всякий пытается пролезть в первый ряд и всучить свой товар, не заботясь ни об общем порядке, ни о качестве товара, а радея исключительно о собственной выгоде.  

В доцифровую эпоху было даже проще. Положим, каждый мог написать и издать книгу. Существовал рынок книг, местами напоминающий базар. Издатели должны были реализовать тираж, чтобы вернуть деньги, потраченные на печать и получить прибыль. Но проданная книга получала свободу. Её дальнейшая жизнь могла протекать уже вне рынка. Её читали сами, давали читать другим. Она попадала в публичные библиотеки, и её содержание становилось общедоступным. Были разработаны библиотечные классификаторы, облегчающий поиск нужных изданий. Предполагалось, что есть некий общий библиотечный фонд, в котором знание (в книжной форме) представлено по возможности полно. Теоретически, каждый человек мог обратиться к данному фонду, найти нужную книгу и ознакомиться с нею. Понятно, что в реальности ситуация была далека от совершенства. Большие библиотеки были лишь в крупных городах, а через межбиблиотечный обмен можно было получить далеко не каждую книгу. И всё же сохранялось ощущение базового массива знаний, прошедшего кодификацию и в целом доступного. 

С этим ощущением связана и традиция оформления цитат. Автор, вставляя цитату в своё произведение, давал ссылку на попавшее ему в руки издание, указывая его выходные данные и нужную страницу, с тем расчётом, что любой читатель, желающий, так сказать, «перейти по ссылке», может пойти в библиотеку, найти эту же книгу, проверить подлинность цитаты или ознакомиться с исходным контекстом цитируемого высказывания. Это была отсылка к единому информационному массиву. 

При этом выполнение книгами функции хранения и транслирования знаний коммерческой стороне дела не мешало. Издательство продавало свой тираж, автор получал гонорар, а читатель через публичную библиотеку мог получить доступ к книге бесплатно.

Сегодня мы наблюдаем кризис базового массива знаний. Информация в цифровой форме  не требует существования особых материальных носителей, которые могли бы быть товаром  и имели бы свою, отдельную жизнь, как рыночную, так и внерыночную. Товаром является сама информация, которая может быть легко реплицирована. Автор больше не нуждается в издательстве, организующем производство книги. Он может сам обеспечить своему труду товарную форму. Инвестиций для этого не нужно. В результате объём публичной информации вырос по экспоненте. 

С другой стороны, поскольку автору приходится продавать не материальный носитель, а сам текст, возникает желание получать доход с каждого обращения к тексту, для чего доступ к нему должен быть ограничен. Книга могла обращаться свободно, а в интернете идёт постоянная борьба со свободным обращением текстов.

Общая ситуация выглядит так: каждый может добавить новый текст в общее информационное поле и при этом поставить свои условия доступа к этому тексту. Какая-либо объективная классификация и кодификация информации в этих условиях невозможна. Отобрать стоящее от мусора, разложить знание по полочкам (ячейкам каталога) теперь нельзя. Нельзя и адресоваться к знанию, поскольку нет институализированного архива, каким прежде были библиотеки. Авторы теперь всё чаще оформляют цитату, давая ссылку на страницу в интернете, но это - указание на текущую воду. Сегодня указанная страница доступна, а завтра нет; глядишь, нет и сайта, и сервера, на котором был сайт, и провайдера, управлявшего этим сервером. И на что тогда дана ссылка? Её невозможно ни проверить, ни посмотреть, из какого контекста взята цитата. Более надёжными оказываются ссылки на книги. Но книгами с каждым годом всё меньше пользуются. Если тебе нужна какая-то информация, ты уже не идёшь в библиотеку, а лезешь в интернет. Именно в интернете происходит первичный отбор текстов и знакомство с ними. Более того, довольно часто, чтобы указать страницу книги при оформлении цитаты, ищется скан нужного издания в интернете, а бумажная книга даже не берётся в руки. Отсылка к тексту в книжном формате - явный анахронизм, и используется только по причине отсутствия какой-либо вменяемой альтернативы. 

Такой альтернативой мог бы стать проект государственного цифрового архива, в который бы отбирались все значимые тексты. Одно это позволило бы отделить действительно ценную информацию от мусора. Далее, такой архив позволил бы произвести учёт и классификацию имеющегося знания, а свободный доступ к нему стал бы значимым фактором образовательного роста, который неизбежно перешёл бы в национальный прорыв в сфере науки и технологии. Единственное, что мешает реализации подобного проекта, это рыночная система отношений. Как быть с авторским правом? Что делать с желанием авторов получать со своих текстов доход? 

Пока никто не пытается найти выход из создавшегося положения. Но его необходимо найти, поскольку ситуация всё больше выглядит как цивилизационный тупик. Наша цивилизация теряет чёткое понимание того, что она действительно знает, эффективность её падает, развитие тормозится. Сочетание цифровой технологии и рынка грозит обернуться интеллектуальной деградацией, а свой вклад в нравственную и культурную деградацию им уже сделан.

Андрей Карпов, главный редактор сайта «Культуролог»

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

3. Re: Цивилизационный тупик: рынок против образования

Основатель Amazon.com Джефри Безос продал книг больше чем за всю историю Человечества. На накопленные деньги Джефри открыл собственную космическую компанию Blu Origin и успешно запускает ракеты. Теперь любую книгу можно заказать прямо домой, курьер привезет. В сети продается много подержанных книг на букинистических сайтах по доступным ценам. Ситуация скорее обратная чем описано в статье.

СТРОИТЕЛЬ / 21.11.2018

2. Re: Цивилизационный тупик: рынок против образования

Вероятно, для создания такого глобального цифрового архива государству придётся раскошелиться - выкупать информацию у владельцев. Можно хотя бы частично отбивать деньги, взимая далее плату за пользование архивом - но, конечно, очень скромную, чтобы даже для студента было необременительно. Кстати, есть вещи, на которые рынок не распространяется - скажем, научные открытия не являются объектом интеллектуальной собственности, не могут быть запатентованы, так что чистое знание остаётся как бы бесплатным.

Кирилл Д. / 19.11.2018

1. И я о том же.

См. на РНЛ мою статью "Капитализм науке: "Я тебя породил - я тебя и убью"". В дополнение к этой статье.

Сергей Абачиев / 19.11.2018
Андрей Карпов:
Люди-батарейки
Уровень заряда аккумуляторов на мобильниках становится ключом к восприятию расстояний и оценки других людей
10.10.2019
Мироздание как вызов
Положение человека по отношению к миру не меняется. И в прошлом, и в настоящем оно одинаковое
02.10.2019
Как не дать интернету окончательно разрушить нашу культуру?
О том, каким путём сегодня передаётся культура
23.09.2019
Страсти как движущая сила читательского интереса
Почему отрицательные персонажи выглядят более «живыми», чем положительные
17.09.2019
Люди знают, что им лгут, но с социальными сетями расстаться не могут
Хотя мир изрядно наелся рекламы и устал от манипуляций, определённые ресурсы, позволяющие водить людей за нос, у маркетологов ещё остались
12.09.2019
Все статьи автора
"ЕГЭ"
«Ведь не могут же все стать ослами»
Современное начетничество в наших школах и ЕГЭ как его вершина сделали и продолжают делать русскую школу домом утешения для дураков
02.10.2019
Детские комплексы главы Сбербанка
Или с какой целью Греф призвал «убить» экзамены в школе
05.09.2019
Литература в школе: жертвоприношение
Преодолев пошлость коммунистическую, неужели не справимся с пошлостью «рыночной»?
05.09.2019
Все статьи темы
"Обсуждаем закон об образовании"
Министерство просвещения стало врастопырку
Новыми Федеральными государственными образовательными стандартами не довольны и православные, и либералы
19.09.2019
Страна пожинает плоды «педагогической диверсии» 2007 года
Ради нашего будущего, просто ради самосохранения власти нужно срочно возвращать массовое преподавание православной культуры в школе
16.09.2019
Греф – убийца экзаменов… и не только
О заявлениях и действиях главы Сбербанка, направленных на продвижение идей трансгуманизма
06.09.2019
Все статьи темы