Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Живущие в фельетонную эпоху

12.05.2017


Актуальное прочтение Александром Тимофеевым романа Германа Гессе «Игра в бисер», написанного 75 лет назад …

75 лет назад, 29 апреля 1942 года, писатель Герман Гессе закончил работу над романом «Игра в бисер». С тех пор прошло три четверти века, а это произведение и ныне перечитывается, на него ссылаются, им обоснуются всевозможные концепции, вплоть до нелепых.

«Поэзия вообще в застое. Причем не только в России, но и в Европе и в Америке. Есть какая-то исчерпанность жанра. И становится она не только интровертной - интеллектуальной. Игрой в бисер по Гессе», - заявил в своем последнем интервью литературный критик Кирилл Ковальджи.

«Собственно, еще у древних греков появилась идея, что земная жизнь - это спектакль, поставленный Богом. А во времена Ренессанса идея мира как двухуровневого театра получила продолжение. Можно вспомнить также хоть народные вертепы, хоть игру в солдатики, хоть "Игру в бисер" Гессе...» (художник Гриша Брускин).

Впечатления русской актрисы Анны Скидановой: «Я сейчас перечитываю ее второй раз. Вернее, переслушиваю в машине. Биография магистра игры в бисер Йозефа Кнехта по сути является стержнем, на который нанизаны точные размышления автора о личном предназначении. Скажу честно, иногда мне бывает тяжело ее слушать, делаю перерывы, а иногда готова слушать по главе в день. Это такое интеллектуальное удовольствие, как и сама игра, о которой упоминается в романе лишь вскользь».

Пианист Виктор Ямпольский: «...словами Германа Гессе, вся нынешняя эпоха - это игра в бисер, игра с понятиями из прошлого. Это игра, но не жизнь».

В начале этого года РИА Новости составило список знаменитых романов, требующих от читателя терпения и выдержки. Естественно, великий роман Гессе попал в список: «Для читателей же эта книга по сей день остается источником сомнений в собственной эрудированности и интеллектуальных способностях. Сложности возникают сразу на нескольких уровнях - языковом и смысловом.

Повествование ведется от лица историка будущего, который составляет жизнеописание главного героя. Отсюда довольно сухой, отстраненный стиль изложения. При этом автор подробнейшим образом воссоздает картину фантастического мира, в котором происходит действие.

Мир этот построен вокруг ордена интеллектуалов, чьим главным достижением является "игра в бисер" - некий синтез музыки и математики. На протяжении всего романа читатель пытается понять принцип игры, но Гессе не дает точного описания правил, а оставленные им "подсказки" требуют таких глубоких познаний в диалектике, философии, математическом анализе и музыковедении, что практически лишают читателя шансов на успех».

Даже известные люди не стесняются признаться, что роман оказался слишком сложен для их понимания: «Книгу "Демиан" Германа Гессе (читал на момент интервью. - А.Т.). Еще читал "Степного волка" этого же автора. А вот его же "Игра в бисер" не пошла у меня. Там предложения на полторы страницы - запятые, обороты какие-то невероятные! Настолько все запутано. Мне подарили эту книгу, но она ждет своего часа, потому что я к ней пока не готов» (хоккеист и библиофил Владимир Ткачев).

В первой главе романа, посвященной истории игры в бисер, Гессе замысловато, но выразительно описал духовный облик своего времени. Этот период он назвал фельетонной эпохой. Нельзя не согласиться с литературоведом Игорем Волгиным, что современный мир есть незаконченная фельетонная эпоха. Это время торжества гламура и СМИ, время, когда творчество вытесняется культурой комментирования. Наши современники не только хорошо знакомы с некоторыми социальными практиками, описанными в этой главе, но и в разной степени погрязли в них. Писатель и переводчик Вячеслав Куприянов прямо заявляет, что в наше время фельетонная эпоха продолжается, она даже усилена.

О роли СМИ: «Признаемся, мы не в состоянии дать однозначное определение изделий, по которым мы называем эту эпоху, то есть "фельетонов". Похоже, что они, как особо любимая часть материалов периодической печати, производились миллионами штук, составляли главную пищу любознательных читателей, сообщали или, вернее, "болтали" о тысячах разных предметов, и похоже, что наиболее умные фельетонисты часто потешались над собственным трудом, во всяком случае, Цигенхальс признается, что ему попадалось множество таких работ, которые он, поскольку иначе они были бы совершенно непонятны, склонен толковать как самовысмеивание их авторов. Вполне возможно, что в этих произведенных промышленным способом статьях таится масса иронии и самоиронии, для понимания которой надо сперва найти ключ. Поставщики  этой чепухи частью принадлежали к редакциям газет, частью были "свободными" литераторами, порой даже слыли писателями-художниками, но очень многие из них принадлежали, кажется, и к ученому сословию, были даже известными преподавателями высшей школы. Излюбленным содержанием таких сочинений были анекдоты из жизни знаменитых мужчин и женщин и их переписка, озаглавлены они бывали, например, "Фридрих  Ницше и дамская мода шестидесятых-семидесятых годов XIX века", или "Любимые блюда композитора Россини", или "Роль болонки в жизни великих куртизанок" и тому подобным образом. Популярны  были также исторические экскурсы на темы, злободневные для разговоров людей состоятельных, например: "Мечта об искусственном золоте в ходе веков" или "Попытки  химико-физического  воздействия на метеорологические условия" и сотни подобных вещей. Читая приводимые Цигенхальсом заголовки такого чтива, мы поражаемся не столько тому, что находились люди, ежедневно его проглатывавшие, сколько тому, что авторы с именем, положением и хорошим образованием помогали "обслуживать" этот  гигантский спрос на ничтожную занимательность, - "обслуживать", пользуясь характерным словцом той поры, обозначавшим, кстати сказать, и тогдашнее отношение человека к машине. Временами особенно популярны бывали опросы известных людей по актуальным проблемам, опросы, которым Цигенхальс посвящает отдельную главу и при которых, например, маститых химиков или виртуозов фортепианной игры заставляли высказываться о политике, любимых актеров, танцовщиков, гимнастов, летчиков или даже  поэтов - о преимуществах и недостатках холостой жизни, о предполагаемых причинах финансовых кризисов и так далее. Важно было только связать известное имя с актуальной в данный миг темой; примеры, порой поразительнейшие...»

Поразительное сходство с нашим временем! А ведь, когда писался роман, еще не существовало телевидения, Гессе не был развращен ток-шоу, которые на днях остроумно высмеял профессор Расторгуев.

О кроссвордах: «Впрочем, к фельетону относились, нам кажется, и кое-какие игры, к которым привлекалась сама читающая публика и благодаря которым ее пресыщенность научной материей активизировалась, об этом говорится в длинном примечании Цигенхальса по поводу удивительной темы "Кроссворд". Тысячи людей, в большинстве своем выполнявших тяжелую работу и живших тяжелой жизнью, склонялись в свободные часы над квадратами и крестами из букв, заполняя пробелы по определенным правилам. Поостережемся видеть только комичную или сумасшедшую сторону этого занятия и воздержимся от насмешек над ним. Те люди с их детскими головоломками и образовательными статьями вовсе не были ни простодушными младенцами, ни легкомысленными феаками, нет, они жили в постоянном страхе среди политических, экономических и моральных волнений и потрясений, вели ужасные войны, в том числе гражданские, и образовательные их игры были не просто бессмысленным ребячеством, а отвечали глубокой потребности закрыть глаза и убежать от нерешенных проблем и страшных предчувствий гибели в как можно более безобидный фиктивный мир. Они терпеливо учились водить автомобиль, играть в трудные карточные игры и мечтательно погружались в решение кроссвордов - ибо были почти беззащитны перед смертью, перед страхом, перед болью, перед голодом, не получая уже ни утешения у церкви, ни наставительной помощи духа. Читая столько статей и слушая столько докладов, они не давали себе ни времени, ни труда закалиться от малодушия и побороть в себе страх смерти, они жили дрожа и не верили в завтрашний день».

Кроссворды сохранились, к ним присоединились многочисленные телепередачи в том же стиле («Поле чудес», «Кто хочет стать миллионером», «Угадай мелодию» и прочий псевдоинтеллектуальный бред). В этот ряд можно включить чтиво, вроде бесчисленных книг Донцовой и ей подобных бумагомарателей. Ситуация вроде бы безрадостная, однако писатель Владимир Крупин, комментируя нашумевшее заявление Владимира Путина о легком чтиве, высказался обнадеживающе: «То, что их чтиво читают миллионы людей, чем эти "писательницы" хвастают, - это не аргумент в пользу серьезности их чтива, а повод для серьезного беспокойства за то, что они воспитали и наплодили себе подобных. Так же говорят телевизионщики, когда в ответ на то, что они показывают мерзость и пошлость, они отвечают: ну нас же смотрят миллионы! Все эти передачки и книжицы - как дешевые проститутки, которых быстро разбирают на вокзалах. Русские люди эту мерзость не читают - это удел толпы, черни, падкой на всякую пошлятину и примитивщину».

Гессе обращает внимание на еще одну особенность фельетонной эпохи, которая, кстати, свойственна нашему православно-патриотическому сообществу: «В ходу были и доклады, и об этой чуть более благородной разновидности фельетона мы тоже должны вкратце сказать. Помимо статей, и специалисты, и бандиты духовного поприща предлагали обывателям того времени, еще очень цеплявшимся за лишенное своего прежнего смысла понятие "образование", также множество докладов, причем не просто в виде торжественных речей, по особым поводам, а в порядке бешеной конкуренции и в неимоверном количестве. Житель города средних размеров или его жена могли приблизительно раз в неделю, а в больших городах можно было чуть ли не каждый вечер слушать доклады, теоретически освещавшие какую-нибудь тему - о произведениях искусства, писателях, ученых, исследователях, путешествиях по свету, - доклады, во время которых  слушатель играл чисто пассивную роль и которые предполагали какое-то  отношение слушателя к их содержанию, какую-то подготовку, какие-то элементарные знания, какую-то восприимчивость, хотя в большинстве случаев их не было и  в помине.  Читались  занимательные, темпераментные  и  остроумные доклады,  например о  Гете, где он выходил в синем фраке из почтовых карет и соблазнял страсбургских  или  вецларских девушек, или доклады об арабской культуре, в которых какое-то количество  модных интеллектуальных словечек перетряхивалось, как  игральные кости в стакане, и  каждый радовался, если одно из них с грехом пополам узнавал. Люди слушали доклады о писателях, чьих произведений они никогда не читали и не собирались  читать, смотрели картинки, попутно показываемые с помощью проекционного фонаря, и так же, как при чтении газетного фельетона, пробирались через море отдельных  сведений, лишенных смысла в своей отрывочности и разрозненности. Короче говоря, уже приближалась ужасная девальвация слова, которая сперва только тайно и в самых узких кругах вызывала то героически-аскетическое противодействие, что вскоре сделалось мощным и явным и стало началом новой самодисциплины и достоинства духа».

О том, что эпоха выступлений с докладами на публичных мероприятиях закончилась, замечательно высказался игумен Кирилл (Сахаров): «доклады - для публикации в прессе, а на выступлениях должна быть живая речь». К сожалению, эта здравая мысль не получила развития. И до сих пор патриоты мучают друг друга длиннющими докладами. Мне нередко приходилось принимать участие в многочасовых конференциях, на которых читался один доклад за другим. Слушатели утомлялись, в зале поднимался гомон, люди погружались в свои гаджеты и прочее. Неудивительно, что многие из них и не помнили, что говорилось на конференции. В эпоху интернета эта практика потеряла всякий смысл. Зачем слушать многостраничный доклад, который нередко читается невнятно, вопреки совету героя «Горя от ума» (Читай не так, как пономарь;/А с чувством, с толком, с расстановкой), если его можно прочесть в интернете в удобное время и в подходящей обстановке?

Неприязненно относился Гессе и к философии истории, то, что в русской традиции называется историософией: «Вторая причина нашего страха перед мировой историей состоит в унаследованном нами и большей частью, думаю, справедливом недоверии к определенному способу смотреть на историю и писать историю, очень популярному в эпоху упадка перед основанием нашего Ордена, способу, к которому у нас заранее нет никакого доверия, - к так называемой философии истории, талантливейший расцвет и одновременно опаснейший результат которой мы находим у Гегеля, но которая в последовавшее за ним столетие привела к мерзейшей фальсификации истории и деморализации чувства истины. Пристрастие к так называемой философии истории принадлежит для нас к главным признакам той эпохи духовного упадка и достигшей широчайшего размаха политической борьбы за власть, которую мы иногда называем "военным веком", но чаще "фельетонной эпохой"».

Думается, отождествлять философию истории с фальсификацией и игнорированием исторической правды, как это делает Гессе, неправильно. Подлинная философия истории все-таки должна быть направлена на осмысление исторического процесса. Хотя, разумеется, время от времени появляются псевдофилософские конструкции, призванные извратить историю. На этом поприще среди либералов особо преуспела Юлия Латынина.

Социальные практики, описанные Гессе, сохраняются и укореняются; и этот факт не может не тревожить. Душевредные или, по меньшей мере, бесполезные обыкновения инерционны, поэтому на их искоренение уходят десятилетия.

Главной темой романа Гессе, естественно, является игра в бисер. Сам писатель весьма скромно оценивает свой вклад в исследование этой игры: «Пусть не ждут, стало быть, от нас исчерпывающей истории и теории игры в бисер; даже более достойные и искусные, чем мы, авторы сделать это сегодня не в состоянии. Эта задача остается за более поздними временами, если источники  и духовные предпосылки для ее решения не исчезнут дотоле. И уж подавно не будет это наше сочинение учебником игры в бисер, такого учебника никогда не напишут. Правила этой игры игр нельзя выучить иначе, чем обычным, предписанным путем, на который уходят годы, да ведь никто из посвященных и не заинтересован в том, чтобы правила эти можно было выучить с большей легкостью».

Суть этой игры можно выразить одним русским словом - всесмешение, обесценивающее вошедшие в него элементы: «Игра в бисер - это, таким образом, игра со всем содержанием и всеми ценностями нашей культуры, она играет ими примерно так, как во времена расцвета искусств живописец играл красками своей палитры. Всем опытом, всеми высокими мыслями и произведениями искусства, рожденными человечеством в его творческие эпохи, всем, что последующие периоды ученого созерцания свели к понятиям и сделали интеллектуальным достоянием, всей этой огромной массой духовных ценностей умелец Игры играет как органист на органе, и совершенство этого органа трудно себе представить - его клавиши и педали охватывают весь духовный космос, его регистры почти бесчисленны, теоретически  игрой на этом инструменте можно воспроизвести все духовное содержание мира».

Писатель Евгений Попов прав: игра в бисер - это постмодернистская игра.

Сущность постмодернизма лапидарно выразил профессор Казин: «Гениальное описание постмодернистской свободы дал Герман Гессе в романе "Игра в бисер" (1943). Традиции классики, отвергаемые авангардом, парадоксально восстанавливаются в постмодернизме, но уже в качестве особой игры смыслами, «игры стеклянных бус». Постмодернизм смеется там, где модернизм 6ыл серьезен: идеями - даже нигилистическими - можно жить, тогда как умерщвленными смыслами («означающими») можно только играть. Мышление постмодерниста включает в себя любую норму - от классицистской до абсурдистской, но только в плане снижающего ее отношения к другим культурным (религиозным, мировоззренческим, социальным) канонам. Постмодернистская культура представляет собой как бы безкачественную ровную смысловую плоскость (экран интернета), где вещи и слова не имеют своего духовного места, а лишь отражаются друг в друге, благодаря чему трагедия приравнивается к комедии, страх - к смеху, красота - к уродству, реальность - ко сну».

Особый интерес в романе представляет богословский спор Йозефа Кнехта и католического клирика отца Иакова. Дискуссия содержательнейшая, что неудивительно, учитывая солидное религиозное образование, полученное Гессе. Парадоксально, но именно религиозный аспект произведения привлек внимание советского читателя. По словам писателя Константина Ковалева-Случевского, созданная воображением Гессе Касталия была попыткой спасти культуру от фельетонной эпохи, некой заменой религии. Но это большая тема, требующая отдельного рассмотрения.

Александр Тимофеев, заместитель главного редактора «Русской народной линии»




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 42

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

42. Александр Тимофеев : Ответ на 40., Lucia:
2017-05-22 в 14:17

Наш спор превращается в разговор слепого с глухонемым. В статье есть два вывода. Вывод первый - мы до сих пор живет в фельетонную эпоху. Это важный вывод. Второй вывод следует из первого - вероятно, борьба с отдельными проявлениями фельетонной эпохи бессмысленна. Моя заметка, действительно, скорее ставит проблемы, чем их решает. Я сам не знаю, как преодолеть фельетонную эпоху, как выйти из этой матрицы. А Вы, вместо того, чтобы сделать конкретные предложения по выходу из этой матрицы, занялись переливанием из пустого в порожнее. А жаль. Хотелось бы услышать Ваши предложения. Похоже, и у Вас их нет. Очень жаль.
41. Потомок подданных Императора Николая II : Ответ на 40., Lucia:
2017-05-22 в 13:23

Неправда. Я просто сказала, что Ваш текст не имеет смысла. Там авторских слов раз-два обчелся и они даже не являются выводом из бесконечных цитат.


)
Да, да.
Уважаемый А.Тимофеев должен быть доволен, что Вы не сказали о нём - "читает, водя пальцем по строчкам".
У Вас же все "недалёкие", "неумные", "малообразованные".
40. Lucia : Ответ на 39., Александр Тимофеев:
2017-05-22 в 13:11

Любой спор Вы стараетесь превратить в мелодраматическую ссору.




Неправда. Я просто сказала, что Ваш текст не имеет смысла. Там авторских слов раз-два обчелся и они даже не являются выводом из бесконечных цитат.
39. Александр Тимофеев : Ответ на 38., Lucia:
2017-05-22 в 13:00

Зачем Вы устраиваете сцены? Любой спор Вы стараетесь превратить в мелодраматическую ссору. Зачем это делать? Я, в отличие от Вас, совершенно не собираюсь ссориться на форуме, не вижу в этом смысл. К тому же, неуместно ссориться на форуме. Он создавался не для выяснения отношений, а для поиска истины.

Осмелюсь предложить замечательную книгу профессора Сергея Иннокентьевича Поварнина "Искусство спора. О теории и практике спора". Это увлекательное и наиполезнейшее чтение. Я бы ее рекомендовал прочесть всем форумчанам, тогда, есть надежда, на форуме будет меньше истерик, меньше ссор.
38. Lucia : Ответ на 37., Александр Тимофеев:
2017-05-21 в 00:35

иначе я не могу объяснить бестолковость Ваших откликов на эту публикацию.




Запомните, Александр Тимофеев - ссориться с читателем бессмысленно. Тога лучше не пишите. Ничего и никогда.
37. Александр Тимофеев : Ответ на 35., Lucia:
2017-05-20 в 13:52

Роман читан и перечитан мною.

Вы настойчиво вынуждаете проводить для Вас ликбез. Даже неудобно как-то, при людях-то. И опять придется напоминать банальности, известные любому образованному человеку.

Цитирование отнюдь не только средневековый метод. Цитата - неотъемлемый элемент научной работы, научной статьи и, очень надеюсь, что он станет обязателен в публицистических статьях. Сколько бед, недоразумений, путаницы внесло игнорирование цитирования! Авторов пересказывают, извращают, перевирают, вырывая высказывания из контекста. И цитирование совершенно не исключает и никак не препятствует выражению собственного мнения.

Похоже, Вам не известны функции цитаты. Читая Ваши реплики, можно подумать, что цитаты вовсе не нужны. А между тем цитата - гениальнейшее изобретение человеческого ума.

Итак, цитата позволяет точно, без искажения, передать мысль автора. Во-вторых, цитата предотвращает движение мысли по кругу, без развития. Исследование любой темы обычно начинается с обзора истории изучения этой темы, и тут без цитат не обойтись. Другое дело, что в гуманитарных науках наблюдается склонность к многословию, поэтому и цитаты бывают слишком пространные, иное дело, физика и математика, которые позволяют передать достижения предшественников в виде формул. В гуманитарных науках применение этого способа передачи накопленных знаний сильно ограничено. Хотя можно привести несколько примеров весьма лаконичного способа передачи знаний: Круги Эйлера, Пирамида потребностей Маслоу, закон спроса и предложения и т.д. и т.п. Но таких примеров мало. Самым распространенным способом до сих пор остается добрая старая цитата, на которую Вы безрассудно ополчились.

Естественно, цитата должна быть уместна. Это элементарное требование. Вопрос о длине цитаты довольно сложен и решается он обычно ситуативно. Я подумывал сократить цитаты из Гессе, но не решился. Уж больно они хороши! Неужели Вы так не считаете?

Что же касается моих выводов в статье. Неужели Вы их не увидели? Вообще создается впечатление. что Вы невнимательно прочли мою статью, иначе я не могу объяснить бестолковость Ваших откликов на эту публикацию.
36. Lucia : Александр Тимофеев:
2017-05-17 в 19:02

Дополнение. Понятно. что все читали Гессе, но возникает вопрос - а сам-то автор? Или только предисловия?
35. Lucia : Re: Живущие в фельетонную эпоху
2017-05-17 в 19:00

А вообще странно, что автор сам не видит ЧТО он написал.
Больше половины текста составляют цитаты.

Далее автор упоминает о том. что у Гессе есть интересное то-то и то-то. Не описывая и не раскрывая.

Всякая мысль, встречающаяся в тексте. к на которой останавливается глаз. которую можно оспорить или обсудить - не принадлежит автору.

Так что Аристотель тут ни при чем. Здесь просто нет никаких выводов или соображений.

Конечно, можно сослаться на средневековый способ - цитирование авторитетов, но и там требовался хоть какой-то собственный вклад.
34. Александр Тимофеев : Ответ на 18., Анна де Бейль:
2017-05-17 в 18:21

Конечно, хорошо бы читать все произведения в оригинале. Но это совершенно нереально. Тогда пришлось бы знать все языки мира, чтобы в оригинале читать Платона, апостола Павла, Гессе, Руссо и прочее. Но это невозможно. Поэтому и появились переводчики. Это целая наука.

Конечно же, невозможно по переводу судить о художественных достоинствах произведения. Но вполне возможно судить о его содержании. В противном случае мысль бы не развивалась, или она была бы ограничена рамками одного, максимум двух языков.
33. Александр Тимофеев : Ответ на 17., Полтораки:
2017-05-17 в 18:13

"Гессе эту пургу не писал".

Я намеренно привел в статье обширные цитаты из романа, чтобы предотвратить спекуляции, вроде Вашей. Но Вы все равно на пустом месте возражаете. Смешно...

"Гессе писал про другое.."

Про что Гессе писал?
32. Александр Тимофеев : Ответ на 11., Lucia:
2017-05-17 в 18:04

Не хотелось бы говорить о банальностях, известных еще со времен Аристотеля, но Вы вынуждаете. Любой вывод должен основываться на умозаключении. В частности Вы пишите: "предложенный нам анализ данного произведения не слишком добросовестен". Но на чем основан этот вывод? Где аргументы? Или должно верить бездоказательно каждому Вашему слову? Итак, несмотря на отсутствие у Вас доказательств и аргументов, я все-таки отвечу на Вашу реплику по существу.

Анализ романа неполон. С этим я согласен, и это не открытие. Об этом говорится в конце моей статьи. Я совершенно не разобрал религиозный аспект, а он важнейший для этого произведения. И, во-вторых, я лишь мелком упомянул игру в бисер. А это главная тема романа. Я решил сосредоточиться на явлениях массовой культуры, которые еще тогда подметил Гессе и которые до сих пор проявляются в России.

Вы считаете анализ недобросоветный. С чего Вы решили?

И мой анализ, по Вашим словам, "очень похож на предисловие к советскому изданию". Это заявление я воспринимаю как похвалу. Признаюсь, до сих пор я с большим удовольствием читаю советские предисловия, так как их отличает проработанность темы, глубина анализа, дотошность. Что же касается досадных идеологических вкраплений, то, не сомневаюсь, что умный читатель уже давно научился их не замечать. Настоятельно рекомендую Вам внимательно читать советские предисловия. Очень полезно и познавательно.
31. Александр Тимофеев : Ответ на 6., Иван Ледоруб:
2017-05-17 в 17:14

Полностью согласен с Вашими суждениями об особой роли иронии и симулякра в наше время. Но эти явления имеют место прежде всего в области духа, там, где действует интеллект. Речь идет о мысли, философии, религии. Я же привел те цитаты из романа, которые касаются т.н. массовой культуры. Конечно же, и в этой области есть ирония и симулякры. Но использование иронии и симулякра предполагает определенный, довольно высокий, уровень интеллекта и философской подготовки, а этим требованиям масса не соответствует. Поэтому в области массовой культуры наибольшее распространение получила именно насмешка, часто глупая, откровенно тупая, без остроумия, без игры смыслов. Кстати, эта тенденция замечательна показана в фильма Михалкова "Двенадцать". Ее критикует один из героев картины. Михалков верно расставил акценты. Это своего рода культура ржача, когда все надо всем смеются, что называется, смех без причины.
30. Lucia : Ответ на 28., Анна де Бейль:
2017-05-16 в 18:47

Жаль. Я надеялась, что хотя бы в подлиннике японская проза не такая душная. Это мысль меня утешала.Хм. Записки у изголовья, имхо, совсем не душные.


Так это Средневековье.
29. Анна де Бейль : Ответ на 22., Lucia :
2017-05-16 в 17:02

что Гессе надо к тому же читать по-немецки, в котором я, увы не волокуА что с Акутагавой делать?



Читать Ворота Расемон и В чаще). И про Бисэя).
28. Анна де Бейль : Ответ на 27., Lucia :
2017-05-16 в 16:41

Жаль. Я надеялась, что хотя бы в подлиннике японская проза не такая душная. Это мысль меня утешала.



Хм. Записки у изголовья, имхо, совсем не душные.
27. Lucia : Ответ на 25., Анна де Бейль:
2017-05-16 в 15:45

что Гессе надо к тому же читать по-немецки, в котором я, увы не волокуА что с Акутагавой делать?С японской прозой, как мне говорил один профессионал, в этом смысле все в порядке, а вот стихи, со спецификой японской грамматики, приходится переводить по аналогии.




Жаль. Я надеялась, что хотя бы в подлиннике японская проза не такая душная. Это мысль меня утешала.
26. Полтораки : Ответ на 21., Анна де Бейль:
2017-05-16 в 12:25

О, не часто встретишь знатока чешского)


У Вас память не того.. не девичья )) Респектую!
http://www.bugaga.ru...cheshskiy-yazyk.html
25. Анна де Бейль : Ответ на 22., Lucia:
2017-05-16 в 08:44

что Гессе надо к тому же читать по-немецки, в котором я, увы не волокуА что с Акутагавой делать?



С японской прозой, как мне говорил один профессионал, в этом смысле все в порядке, а вот стихи, со спецификой японской грамматики, приходится переводить по аналогии.
24. Анна де Бейль : Ответ на 23., Потомок подданных Императора Николая II:
2017-05-16 в 08:42

А что с Акутагавой делать?) А я спокойно (с удовольствием) читаю Тао Юаньмина. Либерал-власовцы такие смешные со своими узколобыми мыслишками-вопросами. Кстати, сейчас Ваши единомышленники читают Мураками.



А Цюй Юаня читали?
23. Потомок подданных Императора Николая II : Ответ на 22., Lucia:
2017-05-16 в 03:53

А что с Акутагавой делать?


)
А я спокойно (с удовольствием) читаю Тао Юаньмина.
Либерал-власовцы такие смешные со своими узколобыми мыслишками-вопросами.
Кстати, сейчас Ваши единомышленники читают Мураками.
22. Lucia : Ответ на 18., Анна де Бейль:
2017-05-16 в 00:35

что Гессе надо к тому же читать по-немецки, в котором я, увы не волоку




А что с Акутагавой делать?
21. Анна де Бейль : Ответ на 19., Полтораки:
2017-05-15 в 22:30

О, не часто встретишь знатока чешского)
20. Lucia : Ответ на 17., Полтораки:
2017-05-15 в 20:49

Моя рецензия ушла в гору.. Смысл которой был незамысловат: Гессе эту пургу не писал. Короче: Читайте, товарищи, первоисточники - а не приписываемую Гессе пургу от Тимофеева. Гессе писал про другое.. Читайте сами "Игру в бисер"..


И все остальное.
19. Полтораки : Ответ на 18., Анна де Бейль:
2017-05-15 в 19:52

Подозреваю, что Гессе надо к тому же читать по-немецки, в котором я, увы не волоку


Не, мы хоть и герменевтики - но не столь высокого градуса ))
По моему скромному мнению, русские переводы достаточно адекватны (знаю некоторых переводчиков, - а одному даже, был грех, помогал переводить в начале 90-х Станислава Грофа).
18. Анна де Бейль : Ответ на 17., Полтораки:
2017-05-15 в 17:30

Моя рецензия ушла в гору.. Смысл которой был незамысловат: Гессе эту пургу не писал. Короче: Читайте, товарищи, первоисточники - а не приписываемую Гессе пургу от Тимофеева. Гессе писал про другое.. Читайте сами "Игру в бисер"..



Согласна. Это все равно, что читать рецензии на Джойса. Подозреваю, что Гессе надо к тому же читать по-немецки, в котором я, увы не волоку
17. Полтораки : Re: Живущие в фельетонную эпоху
2017-05-15 в 15:29

Моя рецензия ушла в гору.. Смысл которой был незамысловат: Гессе эту пургу не писал.
Короче: Читайте, товарищи, первоисточники - а не приписываемую Гессе пургу от Тимофеева. Гессе писал про другое.. Читайте сами "Игру в бисер"..
16. Анна де Бейль : Ответ на 13., Lucia:
2017-05-15 в 12:38

Когда признается, что читала Г.Миллера?Ну, я читала. Дальше что? да он давно ищет, с кем обсудить.



Это запросто.
15. Lucia : Re: Живущие в фельетонную эпоху
2017-05-15 в 09:02

"Врач-психиатр в «Тропике Козерога» не лечит пациента и не возвращает ему понимания собственного глубинного «я», как должно быть: напротив, он окончательно разрушает личность больного, примирив его внутренние желания и реакции с логикой процесса производства. Сознание больного растворяется в пространстве отчужденного всеобщего разума, и тем самым осуществляется компромисс, социальная адаптация человека. Таким образом, изначальные функции института медицины в современном мире искажаются. Медицина (психиатрия) обнаруживает репрессивный характер, становится придатком индустриальной системы и обслуживает ее, возвращая ей пригодный для дальнейшего использования человеческий материал.2


так это идеал социалистического общества.
14. Lucia : Re: Живущие в фельетонную эпоху
2017-05-15 в 08:50

"псевдофилософские конструкции, призванные извратить историю."

из которых наиболее показательна марксистско-ленинская.
13. Lucia : Ответ на 12., Анна де Бейль:
2017-05-15 в 08:38

Совершенно незаслуженно позабытое произведение. Жаль только, что после него он написал "Степного волка". Кода я была ребенком, то по наивности думала, что порядок написания был обратным. Устами младенца глаголет истина. Степной волк - 1927, Игра в бисер - 1943 Ура. ) Хорош "младенец" - то "Степного волка" читает, "когда я была ребёнком", то Маркеса. И везде клубничка - как основное блюдо. Когда признается, что читала Г.Миллера?Ну, я читала. Дальше что?


да он давно ищет, с кем обсудить.
12. Анна де Бейль : Ответ на 10., Потомок подданных Императора Николая II:
2017-05-15 в 00:14

Совершенно незаслуженно позабытое произведение. Жаль только, что после него он написал "Степного волка". Кода я была ребенком, то по наивности думала, что порядок написания был обратным. Устами младенца глаголет истина. Степной волк - 1927, Игра в бисер - 1943 Ура. ) Хорош "младенец" - то "Степного волка" читает, "когда я была ребёнком", то Маркеса. И везде клубничка - как основное блюдо. Когда признается, что читала Г.Миллера?



Ну, я читала. Дальше что?
11. Lucia : Re: Живущие в фельетонную эпоху
2017-05-14 в 19:40

Безусловно, предложенный нам анализ данного произведения неполон. не слишком добросовестен и очень похож на предисловие к советскому изданию.
10. Потомок подданных Императора Николая II : Ответ на 9., Lucia:
2017-05-14 в 15:42

Совершенно незаслуженно позабытое произведение.
Жаль только, что после него он написал "Степного волка".
Кода я была ребенком, то по наивности думала, что порядок написания был обратным.

Устами младенца глаголет истина.
Степной волк - 1927, Игра в бисер - 1943


Ура.


)
Хорош "младенец" - то "Степного волка" читает, "когда я была ребёнком", то Маркеса. И везде клубничка - как основное блюдо.
Когда признается, что читала Г.Миллера?
9. Lucia : Ответ на 8., Анна де Бейль:
2017-05-14 в 15:25

Совершенно незаслуженно позабытое произведение.Жаль только, что после него он написал "Степного волка".Кода я была ребенком, то по наивности думала, что порядок написания был обратным.Устами младенца глаголет истина. Степной волк - 1927, Игра в бисер - 1943




Ура.
8. Анна де Бейль : Ответ на 1., Lucia:
2017-05-14 в 12:57

Совершенно незаслуженно позабытое произведение.Жаль только, что после него он написал "Степного волка".Кода я была ребенком, то по наивности думала, что порядок написания был обратным.



Устами младенца глаголет истина. Степной волк - 1927, Игра в бисер - 1943
7. Lucia : Re: Живущие в фельетонную эпоху
2017-05-14 в 00:13

Вообще комментированием занимались еще в древней Александрии.
6. Иван Ледоруб : ответ на 4, Александр Тимофеев
2017-05-13 в 19:19

Почитайте М. Бахтина, - насмешка резвилась почти во все периоды человеческой истории, но отличие нашего времени скорее не насмешка, а ирония, которая, как известно, убивает смысл, а, кроме того. оружием симулякра...
5. Потомок подданных Императора Николая II : Ответ на 4., Александр Тимофеев:
2017-05-13 в 13:50

Позвольте с Вами не согласиться. Главная примета нашего времени - насмешка, а не симулякр. Высмеивание - сильнейшее, весьма эффективное оружие. И это понятно, ведь сатана - большой насмешник.


Что верно, то верно.
Например, Лукиа, не найдя ничего лучшего, процитировала в комментариях все хохмы "о социализме" и "о коммунизме", которые были сочинены на Брайтон-Бич.
Позвала на помощь "большого насмешника".
4. Александр Тимофеев : Ответ на 2., Иван Ледоруб:
2017-05-13 в 13:25

Позвольте с Вами не согласиться. Главная примета нашего времени - насмешка, а не симулякр. Высмеивание - сильнейшее, весьма эффективное оружие. И это понятно, ведь сатана - большой насмешник.
3. Потомок подданных Императора Николая II : Ответ на 1., Lucia:
2017-05-13 в 11:25

Совершенно незаслуженно позабытое произведение.
Жаль только, что после него он написал "Степного волка".
Кода я была ребенком, то по наивности думала, что порядок написания был обратным.


)
"творчество вытесняется культурой комментирования"
2. Иван Ледоруб : Re: Живущие в фельетонную эпоху
2017-05-13 в 09:32

Я бы назвал эту эпоху не фельетонной, а эпохой Великого Симулякра, что гораздо серьёзней, чем интеллектуальная отстранённая насмешливость над глубоко трагическим сползанием современного мира в бездну безбожия и отчуждения к Жизни...
1. Lucia : Re: Живущие в фельетонную эпоху
2017-05-12 в 20:27

Совершенно незаслуженно позабытое произведение.
Жаль только, что после него он написал "Степного волка".
Кода я была ребенком, то по наивности думала, что порядок написания был обратным.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме