«Медведев говорит только об инфляции, не увязывая ее с ростом экономики»

Экономист Михаил Гельвановский прокомментировал заявление премьера о том, что реальный ориентир инфляции для правительства - 3-4% в год

Председатель Правительства России Дмитрий Медведев 29 ноября дал интервью газете «Коммерсант», сообщает портал Правительства России.

В частности, корреспондент задал премьеру вопрос, является ли нормальным инфляционным фоном для России уровень в 5% роста индекса потребцен или ниже.

«Это, по сути, один из философских вопросов нашей экономической практики, извечный спор между Минфином и Минэкономразвития. Я считаю, что таргетирование инфляции является важным инструментом, который позволил нам задавить инфляцию. Пока не до того уровня, как нам бы хотелось», - заявил Медведев.

По словам премьера, реальный ориентир инфляции для правительства - 3-4% в год и ниже, иначе говоря, действующий «компромисс» с 5% - не компромисс, а стечение обстоятельств.

«...Мы же действительно хотим, чтобы наша макроэкономика была такой же, как, например, в Германии, США или даже в Китае. В Китае своя специфика, прыжки инфляции там были, и их подавили, но если говорить об экономиках развитых государств, то там инфляция 2-4%. Этого уровня не нужно достигать во что бы то ни стало: мы живем в сложном мире в конкретной ситуации. Но мы должны стараться придерживаться тех параметров, которые сами себе задали», - отметил глава Правительства.  

Заявление премьера прокомментировал в интервью «Русской народной линии» доктор экономических наук, профессор, директор Национального института развития Михаил Гельвановский.


Проблема в том, что Медведев говорит только об инфляции, не увязывая ее, к сожалению, с ростом экономики. Но надо понимать, что как только инфляция тормозится путем денежного сжатия, то есть ограничения денежной эмиссии, происходит торможение развития экономики. У нас сейчас коэффициент монетизации экономики (этот показатель вычисляется как отношение среднегодового объема денежной массы к ВВП, созданному в том же году) составляет около 0,5, в то время, как в странах Еврозоны он составляет в среднем единицу, а для таких стран, как Китай и Канада – норма 1,5 , в Японии – около 2,5. Сажая страну на голодный денежный паек, экономическое руководство страны по сути дела, душит экономику. Можно ли при этом удивляться низким темпам ее роста?

Вообще показатель инфляции, это как показатель температуры у больного человека: чем более разболтана экономика, тем выше инфляция. Чем больше человек начинает заболевать, тем выше у него температура. Так и здесь, инфляция - это один ин индикаторов дисбалансов в самом хозяйстве. Поэтому чем ниже инфляция, тем, при прочих равных условиях, более благоприятное положение в стране. Но если инфляция подавляется такими варварскими способами, то это то же самое, что дать больному с высокой температурой сильное жаропонижающее и оставить все как есть. Болезнь не исчезнет, а уйдет вглубь организма и тогда бороться с ней будет тяжелей. Именно это и происходит в нашей стане.

Угроза инфляции не столько в том, большая она или маленькая, сколько в том, как равномерно она распределяется по отдельным отраслям хозяйства. Вообще, как правило, чем выше темпы инфляции, тем больше различия в этих темпах по отдельным отраслям. И именно это наносит серьезный ущерб всему хозяйству, усиливая его разбалансировку. Известно, что чем более сбалансирована система, тем лучше, спокойнее, без кризисов развивается экономика.

С другой стороны, не следует забывать, что умеренная инфляция - это стимул для развития экономики. Вообще, чем быстрее у вас растут цены, тем быстрее вы стараетесь избавиться от денег, которые дешевеют. Деньги крутятся быстрее. Это некий ускоритель экономического развития.

Вся проблема в том, что нужно найти «золотую середину», при которой, положительно влияя на экономически рост, инфляция не приводила бы к разносу экономики, как это случается с разбалансированным вращающимся колесом.

Беда в том, что у нас не умеют и не хотят управлять инфляцией. Существует комплекс мер, принимаемых государственными органами власти в целях контроля над уровнем инфляции в стране. Это называется инфляционным таргетированием. Обычно в качестве такого таргетирование действительно применяется ограничение денежной эмиссии. Но положительный эффект оно может дать только в более к или менее сбалансированной экономике. Кроме этого, для снижения инфляции применяют и другие методы регулирования цен. У нас же это сводится исключительно к сжиманию денежной массы, поэтому у предприятий не хватает оборотных средств, деньги становятся дорогими, что ведет к замедлению оборотов на всех этапах воспроизводственного процесса. В этом вся порочность системы, которая работает у нас на протяжении последних 20 лет.

Сегодня цены – одна из тяжелых головных болей в нашей экономике. 20 лет цены двигались в ней в основном под влиянием необузданной рыночной стихии. А что такое наша рыночная стихия, где процветает коррупция и криминал? Именно эти явления в значительной мере и являются движущими силами ценообразования, когда, например, мы слышим, что какие-то товары или объекты продаются кратно дороже или дешевле. Результат известен: мы провалились в доиндустриальную эпоху. И сегодня перед страной стоит задача восстановить ее промышленный потенциал. При этом главная задача – восстановить оборонную промышленность, без которой мы может потерять все. Но с такими ценами и таким ценообразованием нам вряд ли удастся что-либо путное сделать.  

Дело в том, что наша экономика строго говоря лишь номинально может считаться рыночной. Судите сами. практически одномоментная либерализация цен, проведенная в начале 90-х годов и фактический отказ государства от участия в управлении экономикой и регулирования цен, сопровождавшийся массовой приватизацией государственной собственности без достаточной подготовленной правовой и институциональной базы привел к тому, что на месте плановой, жестко регулируемой и балансируемой экономики возникла хаотически развивающаяся разбалансированная, сегментированная экономика. Открытость экономики, возникшая в результате широкой либерализацией внешнеэкономических связей, начавшейся еще в советское время, резко обострила конкуренцию на внутреннем рынке России. Пострадала не только обрабатывающая промышленность, но и сельское хозяйство. В стране сложилось ненормальное положение: естественные монополии, начали диктовать цены на свою продукцию и услуги, не взирая на покупательную способность потребителей. В результате в экономике страны сформировались два сегмента, фактически игнорирующие интересы развития страны: экспортоориентированный энерго-сырьевой, связанный с ценами мирового рынка,  и естественно монопольный сектор, использующий свое монопольное положение в сфере ценообразования. Остальная часть рынка, в которой могла бы действовать конкуренция, ведущая к снижению цен оказалась блокированной огромной армией посредников, большая часть которых  носит откровенно паразитический характер. Именно отсутствие активной государственной ценовой политики привело к подавлению конкурентных механизмов. Свято место пусто не бывает. Там, где нет государства, появляется частный монополист. Но с государственной монополии можно истребовать деньги в пользу государства, а с частного монополиста – нет.

Таким образом, фактически сложившаяся в настоящее время в России национальная  хозяйственная система и формирующиеся в ней цены в основном являются квазирыночными. И обычными шаблонами таргетирования их рост не остановить.

Выход в том, чтобы перейти к осмысленной политике цен. Мы в институте разработали такую концепцию и представили ее в Торговую палату России. Она доступна на нашем сайте. Весной 2013 года ТПП РФ собирается провести Всероссийскую конференцию на тему государственной политики цен, где эти вопросы будут обсуждаться.

Так что цены – это не только, и может быть не столько инфляция.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Михаил Гельвановский:
Масштабная коррупция – результат рыночной идеологии
Профессор Михаил Гельвановский о причинах и способах борьбы с мздоимством, угрожающим безопасности государства
02.12.2016
«Состояние государственного управления хозяйством страны – угроза национальной безопасности»
Профессор Михаил Гельвановский об обсуждении на Совете Безопасности зашкаливающей диспропорции развития регионов
23.09.2016
«Нужен системный подход к решению проблем на рынке труда»
Михаил Гельвановский о необходимости пресечения нарушений трудового законодательства со стороны недобросовестных предпринимателей
27.06.2013
«Медведев говорит только об инфляции, не увязывая ее с ростом экономики»
Экономист Михаил Гельвановский прокомментировал заявление премьера о том, что реальный ориентир инфляции для правительства - 3-4% в год
11.12.2012
Михаил Гельвановский: «Мы вступаем в ВТО вслепую»
Известный экономист о катастрофических последствиях вступления России в эту организацию для российского сельского хозяйства
02.02.2012
Все статьи автора