Протоиерей Михаил Васильев: Этот процесс займет еще не один и не два месяца 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Протоиерей Михаил Васильев: Этот процесс займет еще не один и не два месяца

14.01.2010


Глава сектора ВДВ Синодального отдела МП по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями о введении в армии института военного духовенства …

"Должен сказать, что любое новое дело не бывает без искушений. И в этом смысле возрождение института военного духовенства в Российской Армии сопряжено с множеством препятствий. Прежде всего, правовых, поскольку мы прекрасно понимаем, что правовое поле, которое регламентирует жизнь воинских коллективов, в значительно большей степени, чем других институтов общества, регламентируется, помимо общепринятых федеральных законов, еще массой различных подзаконных нормативных актов, приказов, инструкций и т. д. Только по Министерству обороны необходимо изменить около сорока нормативных актов для того, чтобы сделать легитимным институт военного духовенства", - заявил в интервью "Русской линии" руководитель сектора Воздушно-десантных войск Синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Михаил Васильев, говоря о процессе введения в Российской Армии института военного духовенства.

"Конечно, процесс этот трудный и, несомненно, займет еще не один и не два месяца. Тем более, что любая подобная деятельность сопряжена с необходимыми законами, согласованиями, с смежными инстанциями, как то: федеральные и другие министерства и ведомства, которые тоже должны участвовать в законотворческой деятельности. Это и Федеральное Собрание, в том числе Государственная Дума. То есть внедрение этого института будет осуществляться не быстро", - продолжил священник.

"Во-первых, мы никуда не спешим, то есть делается все с обсуждением в рамках общественных институтов, в частности, той же самой Общественной палаты при Президенте России. В декабре у нас было публичное обсуждение как раз предполагаемых нововведений в области духовно-нравственного воспитания военнослужащих. Представители различных общественных организаций, различных конфессий, в том числе и нетрадиционных, например, баптисты и представители различных пятидесятнических общин, говорили, что это необходимо и целесообразно. Для нас очень важно сейчас, что никто, кроме совсем уж маргинальных организаций, не говорит о том, что этот институт не нужен. Это наблюдение относится и к таким серьезным фракциям, как фракция коммунистов в Государственной Думе, соответственно, и к другим фракциям. В этом смысле уже сейчас мы можем говорить о единодушном принятии самой идеи возрождения военного духовенства в вооруженных силах", - добавил эксперт.

"Процесс непосредственного введения священнослужителей в штат каждого воинского соединения потребует время, прежде всего, время на подготовку священнослужителей для армии. В этом году мы планируем создать два центра по подготовке таких священнослужителей, где бы готовили не только православных священников, но и священнослужителей других традиционных религий народов России. На базе военных училищ, уже существующих, в рамках трех-четырехмесячных курсов были открыты такие программы переподготовки, когда священнослужитель за относительно короткий период мог бы приобрести те профессиональные навыки, которые бы в дальнейшем помогли ему полноценно выполнять свои обязанности пастыря в воинском коллективе", - подчеркнул отец Михаил.

"Не секрет, что многие священнослужители по разным причинам не служили в армии. Поэтому здесь важно их погружение в армейскую среду и изучение предметов, которые в дальнейшем помогли бы им выполнять свои обязанности. Я имею в виду самые различные предметы, в частности, инженерно-саперную подготовку, чтобы священник мог в условиях напряженной военной службы, скажем, на Северном Кавказе, уметь отличить взрывоопасные предметы от безопасных. Также важны навыки оказания первой медицинской помощи, потому что лишние руки в экстремальной ситуации, и я сам свидетель, всегда пригодятся. Нужно уметь остановить кровь, уметь оказать самую необходимую первую помощь", - отметил батюшка.

"Следующий немаловажный предмет - это общевоинский устав, который детерминирует, определяет воинскую жизнь части, воинского коллектива, всех категорий военнослужащих, и, конечно, священник должен иметь достаточно четкое представление о системе соподчиненности, субординации, чувствовать внутреннюю логику. Это не значит, что батюшки будут зубрить уставы. Но нужно их прочитать, представлять себе, что и как, знать знаки воинских отличий, чтобы в звездочках не путаться. Это нужно и мулле, и священнику, и раввину, и любому здравомыслящему человеку, который приходит в воинский коллектив, чтобы не повторять юмористические картинки с фильмов, где военнослужащих окрикивают независимо от воинского звания криками: "Военные". Надо сделать так, чтобы не оказываться в глупой ситуации", - продолжил священник.

"Немаловажны для священника специфические знания по психологии управления воинскими коллективами, вообще, по психологии военнослужащих разных категорий. Это пригодится, чтобы полноценно учитывать ситуацию в работе с военнослужащими. Одна психология у парнишки, который только что был призван, другая у уже сложившегося офицера, который командует подразделением. Совершенно другой специфический взгляд на те же самые вещи у пожилого ветерана, старшего офицера, который имеет за своими плечами двадцать-двадцать пять лет службы, и работать, и проводить занятия, и объяснять, и даже подходить к ним надо по-разному. Это очень важно, если мы хотим, чтобы работа с военнослужащими велась не формально, не для галочки, а именно по-настоящему и оказывала бы помощь самим военным", - подчеркнул отец Михаил.

"Мы берем за основу тот опыт, который был в данном вопросе у нас и до революции, и в сформированных достаточно давно центрах подготовки военных капелланов стран НАТО. Существует армейская база Форт-Монмут в США, там для всех стран НАТО готовят капелланов. Некоторыми их программами мы тоже пользуемся. В мирных целях используем этот опыт. Также мы общались со специалистами в Косово, Боснии. Мне лично и моим коллегам приходилось общаться с капелланами. Сильные и слабые стороны капелланских структур НАТО мы знаем. Слабых сторон там нисколько не меньше. Так или иначе, сейчас идет процесс подготовки к непосредственной отправке в воинские части и базы за рубежом, а также в соединения Северо-Кавказского военного округа, которые находятся на территории республик Северного Кавказа, первых двадцати-тридцати священников, прошедших минимальную необходимую подготовку. Определены места их служения, решаются бытовые вопросы по переезду, перевозке вещей, семей. Все это довольно сложно, мы, конечно, хотели бы, чтобы все шло быстрее. Но все зависит не только от нас, но и от Министерства обороны, в котором проводится до сих пор много сокращений офицеров, происходит передислокация воинских частей", - добавил священник.

Министерство обороны Российской Федерации"Мы прекрасно понимаем, что в таком хитросплетении многих разноуровневых военных замыслов роль и место священника - не главное. Это и понятно, и объяснимо, и правильно. Решаются вопросы обустройства, создаются жилые городки там, где их не было, допустим, во многих местах на Северном Кавказе, в Абхазии, Южной Осетии. Мы были там в командировках и видели, какие серьезные средства вкладываются в обустройство инфраструктуры. Там же запланировано создание храмов в рамках комплексной застройки. Решаются вопросы с епархиальной подчиненностью священников, потому что некоторым из них придется служить там, где еще нет нормальной церковной жизни. Это относится и к Южной Осетии, и к Абхазии. И там тоже надо решать многие внутрицерковные вопросы, которые требуют и такта, и внимания, и уважения к интересам. Например, если мы говорим о Южной Осетии и Абхазии, то требуется уважение к канонической территории Грузинской Православной Церкви, братской нам Церкви. Наши военные священнослужители приедут туда не на постоянной, а на временной основе, и работать они будут с военнослужащими и членами их семей. Мы никоим образом не подменяем канонические структуры самой Грузинской Церкви, но не учитывать политические реалии нельзя. Наша паства, которая едет туда выполнять миротворческие функции, также нуждается в духовно-нравственном попечении", - отметил отец Михаил.

"Я уже сказал, что в инфраструктуре военных городков запланировано сооружение православных храмов. Это объяснимо, поскольку большинство военнослужащих люди православные. Мы видели, что большой интерес к этому проявляют и сами военнослужащие, и их жены, и дети, которые туда приезжают на несколько лет жить. Мы учитываем реалии внутрицерковной жизни, что трудно оторвать сразу много пастырей от приходов, поэтому работа по подбору кандидатов для служения на штатной основе внутривоинских частей соединения ведется епархиальными архиереями. Они выбирают наиболее подготовленных священнослужителей, которые бы соответствовали важности предстоящих задач не только по своим духовным и нравственным качествам, это понятно, но и по физическим, потому что это служение требует больших нагрузок, там действительно есть реальный риск, особенно, на Кавказе и в Средней Азии", - добавил священник.

"Процесс этот начался, он необратим. Работая с органами управления министерства обороны, мы видим заинтересованное желание помогать нам. Но это та проблема, которая наиболее остро показывает нам, насколько много раньше необходимо это было все начинать, тогда, когда формировалась правовая и нормативная база и Российского государства, и Российской Армии. В начале 1990-х это было бы органично, и, наверное, сейчас мы бы уже имели сложившуюся структуру, которая более эффективно действовала бы и в ходе миротворческих операций  на Балканах, и в двух чеченских кампаниях. Наверное, сложившаяся структура военных священнослужителей традиционных религий помогла бы сохранять в большей степени мир и снять религиозную напряженность среди военнослужащих, в том числе участвующих в столкновениях в горячих точках. Не было бы у недругов России возможности разыгрывать религиозный фактор. Но и сейчас все небезнадежно", - подчеркнул отец Михаил.

"Мы видим, что эта работа встречает не просто понимание, а заинтересованное понимание большинства из тех представителей различных управлений Министерства обороны, с которыми мы работаем. Мы очень благодарны этим людям, хотя для них это новое дело, да и для нас новое. Скоро появится управление военного духовенства, которое будет включать в себя представителей религиозных конфессий в равных пропорциях, то есть пропорционально численности военнослужащих-представителей четырех основных традиционных религий народов России. Там же будет обязательно продуман формат внештатной работы для значимых религиозных меньшинств, которые будут выявлены среди военнослужащих. Скажем, если обретется много старообрядцев, допустим, будет тысяча старообрядцев среди военнослужащих, то может появиться священнослужитель из старообрядческих общин, который бы работал с ними. Но, на вскидку, по данным военных социологов, у нас пока не набирается серьезного процента, даже в рамках арифметической погрешности 1 или 2%, кого-либо, кроме представителей четырех основных религий России", - отметил батюшка.

"Проблема не в том, что этот список закрыт, а в том, что не служат в нашей армии те же самые пятидесятники или "адвентисты седьмого дня". Не служат и все. Поэтому нельзя говорить, что православные перекрыли кому-то кислород. Это не наша функция. Это задача государства - определять целесообразность. Сами военные социологи говорят, что нет сколь бы то ни было значимого количества иеговистов или лютеран. А раз нет, то о чем можно говорить? Каждый имеет право реализовывать свое конституционное право на свободу вероисповедования. Конечно, священники будут помогать религиозным меньшинствам, поддерживать их. Когда мы конфетку даем, то какая нам разница, кому? И дембель неизбежен у солдата, какая мне разница, мусульманин он, христианин или адвентист? Если он сидит в одном окопе, защищает нашу общую Родину, то мы, в этом смысле, относимся к нему так же, как к нашему брату. А дальше Господь рассудит - истина одна, но никто не в праве навязывать ее", - отметил священник.

"Вольно или невольно мы осознаем свою ущербность, если начнем нашу веру навязывать силой. Никому это не нужно. Невольник - не богомольник. Поэтому мы больше дуем на воду, создавая институт военного духовенства, чем даже следовало бы. Любой общественный испуг мы прогнозируем и стараемся участвовать в принятии таких решений, советовать, чтобы как можно меньше повышать градус напряжения, понимая, что мы имеем дело с вооруженными силами государства, понимая, что имеем дело с молодыми людбми. И конечно, никаких разделений вноситься не будет", - подчеркнул отец Михаил.

"Есть внятные представители исламской уммы, которые во всей полноте считают Россию своей родиной, которые так же, как и мы, радеют за ее будущее, которые не в одном поколении честно служат на разных поприщах, и из их числа уже нашлись желающие быть войсковыми муллами Российской Армии. Такая же ситуация, я уверен, будет и в буддийско-ламаистском духовенстве. Мы знаем, что уже есть  несколько священнослужителей этой конфессии, которые готовы стать войсковыми ламами. Такая же ситуация с раввинами, с Федерацией еврейских общин, где раввин Арон Гуревич уже окормляет военнослужащих-иудеев. У нас все достаточно планово, стабильно. Конечно, процесс идет медленнее, чем хотелось бы, но мы должны понимать, что у нас в России всегда медленно запрягают, но потом быстро едут", - заключил протоиерей Михаил Васильев.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме