Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Каноническое положение русского православного прихода в Праге (1919-1946). Часть 2

Владимир  Бурега, Богослов.Ru

26.07.2011

Портал «Богослов.Ru» публикует вторую часть статьи проректора Киевской духовной академии доцента Владимира Буреги, посвященную каноническому статусу русского эмигрантского прихода в Праге. Эта часть посвящена сложному периоду Второй мировой войны и первым послереволюционным годам. В этот период русский приход прошел непростой путь от временного подчинения Русской Православной Церкви Заграницей к возращению в юрисдикцию Московского Патриархата, а впоследствии вошел в состав автокефальной Чехословацкой Православной Церкви.

Вторая мировая война и послевоенные годы (1939-1946)

 


В 1938 году в истории Чехословацкой республики начался трагический период. 29-30 сентября в Мюнхене министрами иностранных дел Великобритании, Франции, Италии и Германии был подписан печально известный договор, в соответствие с которым Германия присоединила пограничные территории на севере и северо-западе Чехии, Польские войска заняли Тешинскую область, к Венгрии отошли южные и юго-западные районы Словакии, а также южная часть Подкарпатской Руси (Закарпатской Украины)[1]. К концу 1938 года Чехословакия потеряла треть своей территории, около 5 миллионов населения и 40 % промышленного потенциала. С этого времени государство стало официально именоваться Чехо-Словакией. В исторической литературе его принято называть «Второй республикой».

 

Однако на этом беды республики не закончились. 14 марта 1939 года было провозглашено самостоятельное Словацкое государство, а на следующий день - 15 марта Чешские земли были оккупированы гитлеровскими войсками. Чехо-Словакия перестала существовать. 16 марта 1939 года Гитлер подписал указ, в соответствие с которым Чешские земли (Чехия, Моравия и Силезия) включались в состав Третьего рейха в качестве Протектората Богемия и Моравия. Это не могло не повлечь за собой перемен и в церковной жизни на оккупированных территориях.

Как известно, Имперское министерство церковных дел стремилось к унификации всех православных общин на завоеванных территориях, то есть к фактическому включению их в состав Берлинской и Германской православной епархии. Указанная епархия подчинялась Архиерейскому Синоду Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). С февраля 1938 года Берлинской епархией управлял епископ (с 15 сентября 1939 года - архиепископ) Серафим (Ляде). Немецкие власти признавали законной на территории Третьего рейха лишь юрисдикцию РПЦЗ. На «евлогианские» общины в 1938-39 годах оказывалось систематическое давление с целью вынудить их отказаться от подчинения Епархиальному управлению в Париже и признать над собой власть архиепископа Серафима. 25 февраля 1938 года Адольф Гитлер подписал «Закон о землевладении Русской Православной Церкви в Германии», на основании которого Берлинской епархии РПЦЗ были переданы храмы в Баден-Бадене, Бад Эмсе, Дармштадте, Штутгарте и Висбадене. К началу Второй мировой войны лишь три общины в Германии сохраняли подчинение митрополиту Евлогию[2].

 


После подписания Мюнхенского соглашения в составе Германии оказались чешские курортные города Карловы Вары, Франтишковы Лазни и Марианские Лазни, располагавшиеся в исторической области Судеты. 5 мая 1939 года имперский министр церковных дел Ганс Керл издал распоряжение о распространении на Судеты закона от 25 февраля 1938 года. В результате русские курортные храмы со всем их движимым и недвижимым имуществом были переданы Берлинской епархии[3]. Таким образом, три курортных храма, подчинявшихся прежде русскому эмигрантскому приходу в Праге, перешли в подчинение архиепископу Серафиму (Ляде).

 

С момента начала II Мировой войны (с сентября 1939 года) епископ Сергий практически лишился возможности вести переписку с Епархиальным управлением в Париже. 12 марта 1940 года митрополит Евлогий писал Константинопольскому Патриарху Вениамину: «С начала войны, т.е. с сентября прошлого 1939 года, по политическим обстоятельствам прекратились все мои личные и служебные сношения с Преосвященным Сергием. Мои сведения о нем почерпаются из частных слухов и повременной печати». Из этих источников, которые сам митрополит Евлогий признавал ненадежными, он узнал, что после начала войны епископ Сергий «был вызван Германским правительством в Берлин, и там на него оказывалось огромное давление, чтобы он признал церковную власть Карловацкого Синода и его ставленника Серафима Ляде»[4].

В результате 3 ноября 1939 года епископ Сергий вынужден был заключить соглашение с архиепископом Серафимом о новом статусе общин, сохранивших каноническое подчинение митрополиту Евлогию. Согласно этому документу епископу Сергию отныне подчинялись два прихода в Чехии (в Праге и Брно) и три прихода в Германии (в Берлине на Находштрассе, в Одервальде-Ост и Данциге). Указанные общины включались «в Русскую православную епархию епископа Берлинского и Германского». Однако при этом, как гласило соглашение, юрисдикционные отношения епископа Сергия и духовенства указанных общин с митрополитом Евлогием оставались неприкосновенными. Архиепископ Берлинский получал право осуществлять надзор за пастырской деятельностью духовенства этих приходов, ведением метрических книг и деятельностью приходских советов. Отныне архиепископ Серафим представлял перед правительством все православные приходы Германии и Протектората «в делах, имеющих официальный характер»[5].

Смысл этого соглашения становится понятным, если вспомнить, что Министерство церковных дел рассматривало Берлинского архиепископа как лицо, ответственное перед государством за состояние дел во всех православных приходах на оккупированных территориях. Поэтому подчинение указанных приходов архиепископу Серафиму означало для него, прежде всего, возможность беспрепятственного доступа к их документации и право в случае необходимости применять к ним дисциплинарные санкции[6]. Хотя соглашение говорило о сохранении в неприкосновенности юрисдикционных прав митрополита Евлогия, все же с канонической точки зрения указанные приходы фактически оказались в двойной юрисдикции. При этом митрополит Евлогий не имел реальной возможности осуществлять свою каноническую власть на территории Протектората.

 


Указанное соглашение породило слухи о переходе епископа Сергия в юрисдикцию Карловацкого Синода. 22 февраля 1940 года Константинопольский Патриарх Вениамин направил запрос митрополиту Евлогию. Здесь сообщалось о появившихся в печати сообщениях «о переходе в Германию проживающего в Праге... епископа Сергия и о признании им находящегося в Берлине Серафима Ляде». В ответном письме от 12 марта митрополит Евлогий сообщал в Константинополь, что преосвященный Сергий «никогда не переходил в Германию, а неизменно остается в Праге». Далее владыка писал: «Епископ Сергий никогда не принимал юрисдикции Серафима Ляде, а всегда оставался неизменно в юрисдикции Вашего Святейшества и в моей, и всечестное имя Ваше и мое продолжают возноситься за богослужением в церквах, которые удалось отстоять епископу Сергию как в Германии, так и в Протекторате». Соглашение от 3 ноября 1939 года митрополит Евлогий интерпретировал следующим образом: «Все, чего удалось достигнуть Германскому правительству в контакте с Серафимом Ляде - это установление государственного контроля над деятельностью преосвященного епископа Сергия, его духовенства и приходов. Как правительственному агенту, как германскому чиновнику Серафиму Ляде поручено наблюдение над закономерностью деятельности православных приходов на пространстве всего Рейха и, в соответствие с этим, предоставлено право представительства этих приходов пред Германским правительством... Избежать этого надзора было очевидно невозможно, ибо таково было категорическое требование правительства, нарушение которого угрожало бы не только карами для всего нашего духовенства во главе с преосвященным Сергием, но и совершенным закрытием наших приходов». Заключенное владыкой Сергием соглашение митрополит Евлогий оценивал положительно: «Ценою этого согласия ... достигнуто сохранение в нашей юрисдикции наших приходов, и я считаю это деяние епископа Сергия актом его церковной мудрости и мужества»[7].

 

Вполне очевидно, что митрополит Евлогий считал такой статус его приходов на территории Третьего рейха наиболее выгодным. В ноябре 1940 года он отправил письмо епископу Сергию, в котором сообщал об аресте архиепископа Брюссельского и Бельгийского Александра (Немоловского). Митрополит просил владыку Сергия временно принять в свое управление приходы на территории Бельгии и Голландии. Более того митрополит Евлогий писал: «Я не возражаю против того, чтобы на означенные приходы было временно распространено то соглашение, которое установлено между Вами и архиепископом Берлинским Серафимом 21 октября (3 ноября) 1939 года относительно церквей в Германии (в Протекторате)». Митрополит признавал возможным и даже необходимым сотрудничество епископа Сергия с архиепископом Серафимом для «исходатайствования» у немецких властей разрешения «на такую форму управления бельгийскими приходами»[8].

Унификаторская политика немецких властей со временем коснулась и чешских приходов. В результате епископ Горазд также заключил с архиепископом Серафимом соглашение, отраженное в специальном приложении к уставу Чешской епархии. 4 марта 1942 года текст этого документа был утвержден председателем Совета Министров Протектората. В соответствии с приложением Чешская православная епархия, входившая до этого в состав Сербской Православной Церкви, временно также подчинялась архиепископу Берлинскому и Немецкому Серафиму (Ляде)[9].

 


В результате к 1942 году Берлинская епархия РПЦЗ существенно расширила свои границы. В ее состав входили приходы на территории Германии, Чехии, Бельгии, Венгрии, Люксембурга, Польши, Словакии. На рубеже 1941-1942 гг. епархия включала в себя 77 приходов, 14 богослужебных мест и один монастырь. Проходившее в Берлине 29-31 января 1942 года Епархиальное собрание приняло решение ходатайствовать перед Архиерейским Синодом РПЦЗ о преобразовании епархии в Средне-Европейский митрополичий округ. Это ходатайство было удовлетворено. 26 мая Синод принял постановление о создании Средне-Европейского митрополичьего округа во главе с владыкой Серафимом (Ляде), которого было решено возвести в митрополиты. 4 июня Рейхсминистерство церковных дел высказало свое согласие с этим постановлением, и 13-14 июня в Берлине состоялись торжества по случаю учреждения митрополичьего округа[10]. В них приняли участие в том числе и епископу Сергий и Горазд. 13 июня за всенощным бдением епископ Сергий (Королев), как старейший из присутствовавших за богослужением иерархов возложил на голову владыки Серафима белый клобук. На следующий день за литургией состоялась хиротония архимандрита Филиппа (Гарднера) во епископа Потсдамского. Ее возглавил митрополит Серафим, которому сослужили епископы Сергий и Горазд[11].

 

27 мая 1942 года заброшенные из Великобритании чехословацкие парашютисты смертельно ранили рейхспротектора Богемии и Моравии обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха - одного из высших чиновников Третьего рейха, возглавлявшего также Главное управление имперской безопасности. Парашютисты нашли убежище в крипте православного кафедрального собора святых Кирилла и Мефодия в Праге. Однако в результате предательства место их укрытия было обнаружено гестапо, и 18 июня 1942 года состоялся бой между окружившими храм немецкими войсками и чешскими патриотами. В результате все парашютисты погибли. Сразу же после этих событий были арестованы настоятель собора, староста, сторож и члены их семей. 25 июня в пять часов утра был арестован и епископ Горазд[12].

 


3 сентября 1942 года Пражский полевой суд  приговорил епископа Горазда, священников Вацлава Чикла и Владимира Петршека, а также старосту храма Яна Сонневенда к расстрелу. 4 сентября 1942 года владыка и еще два осужденных были расстреляны на военном стрельбище в Праге, на следующий день расстреляли отца В. Петршека. Кроме того, по делу об убийстве Гейдриха было арестовано 252 человека, приговоренных 29 сентября к смерти и казненных в газовых камерах лагеря Маутхаузен 24 октября 1942 года.

 

27 сентября было опубликовано распоряжение нового протектора Богемии и Моравии Курта Далюге о запрете деятельности Чешской Православной Церкви. Православное духовенство подлежало высылке на принудительные работы в Германию, церковное имущество было конфисковано в пользу Третьего рейха[13]. Это распоряжение касалось общин как сербской, так и константинопольской юрисдикции. Однако архиепископ Савватий не имел отношения к событиям «гейдрихиады». Еще 30 мая 1942 года архиепископ Савватий был арестован по обвинению в укрывательстве и крещении пражских евреев. После месячного заключения в тюрьме в Праге он был отправлен в концлагерь Дахау. Обстоятельства этого дела остаются пока мало изученными[14].

После мученической смерти епископа Горазда и ареста архиепископа Савватия русский приход остался единственной разрешенной оккупационными властями православной церковной организацией на территории Протектората Богемия и Моравия. Несмотря на запрет нацистов, епископ Сергий и подчиненное ему духовенство занимались пастырским окормлением в том числе и православных чехов.

21 октября 1943 года епископ Сергий принимал участие в работе архиерейского совещания в Вене, на котором присутствовало восемь епископов РПЦЗ. Здесь была принята декларация, признававшая незаконными состоявшиеся в Москве выборы Патриарха Сергия (Страгородского). Позже епископ Сергий пояснял, что присутствовал на этом совещании в качестве гостя и указанную декларацию не подписывал[15]. Однако в тексте декларации, опубликованном в газетах, значилась и его подпись[16].

 


В мае 1945 года после прихода в Прагу войск Красной армии здесь начались аресты русских эмигрантов. Многие из них были вывезены в Советский Союз, где оказались в ссылках и лагерях. Аресты коснулись и православного духовенства. Так, был арестован и приговорен к десяти годам лишения свободы ближайший сотрудник епископа Сергия архимандрит Исаакий[17]. Сам владыка Сергий остался на свободе.

 

Окончание войны и новый расклад сил в Европе принципиально изменил и ситуацию в Православной Церкви на территории Чехословакии. 29 августа 1945 года в Париже митрополит Евлогий в присутствии личного представителя Московского Патриарха митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича) подписал акт о воссоединении с Московской Патриархией[18]. 7 сентября Священный Синод в Москве принял решение «сохранить на будущее время Экзархат Западно-Европейских Церквей в существующих его границах во главе с митрополитом Евлогием как Экзархом Московской Патриархии». 11 сентября митрополиту Евлогию был направлен из Москвы соответствующий указ. 29 сентября в Париж было также послано «Положение о Западно-Европейском Экзархате», в котором говорилось, что одним из викариев митрополита Евлогия продолжает оставаться епископ Сергий[19]. Таким образом, уже в сентябре 1945 года состоялось воссоединение с Московской Патриархией всего подчиненного митрополиту Евлогию духовенства, а значит, можно говорить и о том, что с сентября 1945 года епископ Сергий (Королев) также вернулся в каноническое подчинение Московскому Патриарху.

В октябре 1945 года по поручению патриарха Алексия Прагу посетил архиепископ Орловский и Брянский Фотий (Топиро). Несмотря на уже фактически состоявшееся воссоединение, он предложил епископу Сергию написать особое прошение на имя Московского патриарха о присоединении его вместе с русской паствой в Чехословакии к Московской Патриархии. 20 октября епископ Сергий подал это прошение архиепископу Фотию. Формулировка прошения была следующей: «Ввиду состоявшегося в Париже воссоединения В<ысоко>п<реосвященнейшего> митрополита Евлогия, временно входившего в Экзархат Вселенского Патриарха, с Московской Патриархией, на меня как викария Митрополита Евлогия сей области распространяется сей акт взаимной любви иерархов Матери Церкви, который с любовию приемлем, а посему просим Ваше Святейшество почитать и меня входящим в Патриаршую область Патриарха Московского и всея Руси»[20]. Таким образом, епископ Сергий своим прошением засвидетельствовал признание совершившегося прежде акта воссоединения с Русской Церковью митрополита Евлогия и руководимого им Экзархата. 21 октября в Пражском кафедральном соборе святых Кирилла и Мефодия архиепископ Фотий и епископ Сергий вместе совершили литургию, свидетельствовавшую о восстановлении полного евхаристического общения между русскими эмигрантскими приходами в Чехословакии и Московской Патриархией[21].

В соответствие с постановлением Священного Синода от 7 сентября и «Положением о Западно-Европейском Экзархате» от 29 сентября епископ Сергий должен был и в дальнейшем сохранить административное подчинение митрополиту Евлогию. Однако в частной беседе с епископом Сергием архиепископ Фотий высказал мысль, что «сия зависимость от Парижа не нужна, а нужно прямое подчинение Москве»[22]. Кроме того, при посещении Карловых Вар архиепископ Фотий сделал несколько административных распоряжений, не согласовав их с епископом Сергием. В частности, он назначил настоятелей русских храмов в Пльзне и Марианских Лазнях[23]. Фактически это означало изъятие этих храмов из-под власти владыки Сергия.

В своем отчете о поездке в Чехословакию архиепископ Фотий предлагал патриарху Алексию освободить епископа Сергия «от службы в Праге и отозвать в распоряжение Патриархии». Он также предлагал учредить Средне-Европейский Экзархат Московской Патриархии с центром в Вене и включить в его состав также и русские приходы в ЧСР. При этом курортные храмы архиепископ Фотий считал необходимым подчинить напрямую экзарху в Вене[24].

 


Действия архиепископа Фотия вызвали обеспокоенность епископа Сергия, о чем он сообщил митрополиту Евлогию. 14 декабря митрополит направил в Прагу ответное письмо, в котором писал, что епископ Сергий остается викарием Западно-Европейского Экзархата, и потому всякое назначение в русские приходы в Чехословакии должно производиться не иначе как с его разрешения[25]. 20 декабря митрополит Евлогий также направил письмо Патриарху Алексию, в котором просил «не делить западноевропейских православных церквей, сохранив за епископом Сергием ... все бывшие до того в его подчинении приходы». Владыка Евлогий также просил Патриарха Алексия возвести владыку Сергия в сан архиепископа в связи с двадцатипятилетием его епископского служения, наступавшим в апреле 1946 года. Последнее ходатайство было удовлетворено, и указом Московского Патриарха от 17 апреля 1946 года владыка Сергий был возведен в сан архиепископа[26].

 

Однако предотвратить изъятие русских приходов в Чехословакии из состава Западно-Европейского Экзархата митрополит Евлогий уже не мог. Фактически с момента посещения Праги архиепископом Фотием все решения церковного руководства в Москве, касавшиеся русских приходов в Чехии, не согласовывались ни с митрополитом Евлогием, ни с владыкой Сергием.

Одновременно с этим произошла и еще одна важная перемена в церковной жизни в Чехословакии. 8 ноября 1945 года в Оломоуце состоялось епархиальное собрание Чешской епархии, на котором обсуждался вопрос ее канонической юрисдикции. Решено было просить Сербскую Православную Церковь отпустить Чешскую епархию из своей власти и благословить ее переход в подчинение Русской Православной Церкви[27]. В январе 1946 года Москву посетила делегация Чешской епархии, сообщившая Московскому Патриарху о желании чешского духовенства перейти в юрисдикцию Русской Церкви. При этом Чешская делегация настаивала на том, чтобы в Прагу был назначен епископ не из числа русских эмигрантов. Это был ясный намек на владыку Сергия. Поэтому участвовавший в переговорах митрополит Николай (Ярушевич) специально пояснил, что епископ Сергий возглавляет только русские приходы и вовсе не стремится подчинить себе Чешскую епархию[28].

14 января 1946 года Патриарх Алексий подписал «Опре­деление об условиях приема Чешской Православной Церкви в состав Московской Патриархии», в котором говорилось о создании на территории Чехословакии отдельного Экзархата Московской Патриархии. В его состав были включены все православные приходы на территории Чехословацкой республики (как чешские, так и русские эмигрантские). 16 апреля того же года экзархом Московской Патриархии в Чехословакии был назначен архиепископ Елевферий (Воронцов). Владыка Сергий был тогда же освобожден от управления русскими церквами в Чехословакии и назначен лишь временно исполняющим обязанности настоятеля русского храма в Праге[29].

В феврале 1946 года архиепископу Сергию удалось выехать из Праги в Париж для того, чтобы принять здесь участие в хиротонии епископа Никона (Греве), состоявшейся 24 февраля[30]. Здесь владыка Сергий в последний раз встретился с уже тяжело больным митрополитом Евлогием. Владыка Евлогий высказал желание, чтобы его погребение совершили архиепископы Владимир (Тихоницкий) и Сергий (Королев)[31]. Некоторые из русских парижан предполагали, что владыка Сергий станет преемником митрополита. «Но случилось иное. Митрополит Евлогий потребовал, чтобы владыка возвращался в Прагу: "Ты должен быть там, где твоя паства"». Парижские друзья уговаривали архиепископа Сергия не возвращаться в Чехословакию, поскольку это опасно. Однако он отвечал: «Я это знаю, и сам не хочу ехать, но ослушаться не могу»[32]. Владыка Сергий проявил полное послушание митрополиту Евлогию, которого он с момента монашеского пострига считал своим духовным отцом, и вновь вернулся в Чехословакию.

 


Архиепископ Елевферий прибыл в Прагу 19 мая 1946 года. Через несколько дней после этого владыка Сергий писал митрополиту Евлогию, что назначенный из Москвы экзарх «сам по себе очень приятный человек». Уже при первой встрече иерархи «много нашли общих знакомых как по Академии, так и по Москве»[33]. Тем не менее по Праге поползли слухи о скором переводе архиепископа Сергия из Чехословакии в другую страну.

 

Действительно, уже 5 июня 1946 года Священный Синод, заседавший в Москве под председательством патриарха Алексия, постановил назначить владыку Сергия архиепископом Венским. Весть об этом назначении была воспринята с большой скорбью как русской паствой в Праге, так и митрополитом Евлогием. Последний писал, что после известия о новом назначении владыки Сергия в его сердце остался «осадок некоторой горечи»[34]. Архиепископ Сергий подчинился решению Синода и отбыл в Австрию. Так завершилось его двадцатичетырехлетнее епископское служение в Чехословакии. Вместе с тем завершился и рассматриваемый период истории русского эмигрантского прихода в Праге. С 1946 года этот приход стал частью Экзархата Московского Патриархата в Чехословакии. Соответственно, когда в 1951 году Православная Церковь в Чехословакии получила автокефалию, русский приход вошел в состав новой Поместной Православной Церкви, и в этом статусе продолжает действовать и сегодня.

После Второй мировой войны русский приход лишился возможности совершать богослужения в соборе святого Николая на Староместской площади. С 1945 года и до настоящего времени приход совершает богослужения в Успенском храме на Ольшанском кладбище и в Никольском храме в пражском районе Дейвице. Среди прихожан этих храмов и сегодня можно встретить потомков русской эмиграции 1920-30-х годов.

 


[1] Подкарпатская Русь (современная Закарпатская область Украины) находилась в составе Чехословакии с 1919 по 1938 год.

[2] Подробнее см.: Шкаровский М. В. Нацистская Германия и Православная Церковь. М., 2002. С. 98-103.

[3] Там же. С. 100-101.

[4] Письмо митр. Евлогия патр. Вениамину от 12.03.1940 (№ 319). Архив Епархиального управления православных русских церквей в Западной Европе, Париж (далее - АЕУ Париж). Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[5] Текст договора см. в: Шкаровский М. В. Политика Третьего рейха по отношению к Русской Православной Церкви в свете архивных материалов: Сборник документов. М., 2003. С. 82-83.

[6] Назаров М.Русская Зарубежная Церковь в годы «второй гражданской войны» // Вестник Германской епархии Русской Православной Церкви Заграницей. 1994. Ч. 4. С.15-16.

[7] Письмо митр. Евлогия патр. Вениамину от 12.03.1940 (№ 319). АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[8] Письмо митр. Евлогия еп. Сергию от 9.11.1940 (№ 1196). АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[9] Текст приложения см. в: Národní archiv v Praze, fond Ministerstvo školství a národní osvěty 1918-1945, karton 3911, č. 53853/1942.

[10] См.: Шкаровский М.В. Нацистская Германия и Православная Церковь. С. 256-259; Двойное церковное торжество в Берлине // Православная Русь. 1942. № 11-12. С. 1-2.

[11] Там же.

[12] Šuvarský J. Op. cit. S. 226.

[13] Подробнее см.: Kráčmar Č.Panychida za statečné. Pra­ha, 1988;  Šuvarský J. Op. cit. S. 222-230.

[14] Подробнее см.: Marek Pavel, Bureha Volodymyr, Danilec Jurij. Arcibiskup Sawatij (1880-1959): Nástin života a díla zakladatelské postavy pravoslavné církve v Československé republice. Olomouc, 2009. S. 133-136.

[15] Государственный архив Российской Федерации (далее - ГАРФ), ф. 6991, оп. 7, д. 106. л. 5.

[16] Киселев А., протопресвитер. Независимый архипастырь / Я возлюбил Вас. С. 151-152. См. также: Липаков Е. В. Архипастыри Казанские. 1555-2007. Казань, 2007.  С. 388.

[17] Офицер, монах и пастырь: Архимандрит Исаакий (Виноградов) / Сост. А. В. Окунева. М., 2005. С. 112-119.

[18] Соловьев И. В. Дни примирения. (Попытка воссоединения Русского Западно-Европейского Экзархата с Московской Патриархией) // Церковно-исторический вестник. № 4-5. М., 1999. С. 237-238.

[19] Письмо митр. Евлогия еп. Сергию. 14.12.1945 (№ 616). АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[20] Цит. по: Письмо еп. Сергия митр. Евлогию. 16(3).11.1945. АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[21] Журнал Московской Патриархии. 1945. № 11. С. 16-17.

[22] Письмо еп. Сергия архиеп. Владимиру (Тихоницкому) (?). Копия. Без даты (ноябрь-декабрь 1945). АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[23] Письмо еп. Сергия митр. Евлогию. 16(3).11.1945. АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева). См. также: ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 19. л. 47.

[24] ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 19. л. 47-48.

[25] АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[26] ГАРФ, ф. 6991, оп. 7, д. 106. л. 7. См. также: АЕУА. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[27] Hlas Pravoslaví. Roč. VII. 1951. S. 67.

[28] Vopatrný Gorazd. Pravoslavná církev v Československu v letech 1945-1951. Brno, 1998. S. 40.

[29] ГАРФ, ф. 6991, оп. 7, д. 106, л. 8.

[30] Нивьер А. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в Западной и Центральной Европе. 1920-1995: Биографический справочник. М.; Париж, 2007. С. 347-348.

[31] ГАРФ, ф. 6991, оп. 7, д. 106, л. 14.

[32] Черносвитова М. Наша жизнь с владыкой Сергием в Праге / Я возлюбил Вас. С. 134. См. также: Vopatrný Gorazd. Op. cit. S. 52-53.

[33] Письмо архиеп. Сергия митр. Евлогию. 24(11).05.1946. АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

[34] Письмо митр. Евлогия архиеп. Сергию. 19.06.1946. АЕУ Париж. Личное дело архиеп. Сергия (Королева).

http://www.bogoslov.ru/text/1801282.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме