Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Яблоня под осенним ветром

Протоиерей  Иоанн  МироновАлександр  Раков, Горница, Санкт-Петербург

02.11.2011


Беседа главного редактора газеты «Православный Санкт-Петербург» Александра Ракова с отцом Иоанном Мироновым …

†††
В ноябрьский день - день славный юбилея -
С утра спешит поздравить батюшку народ.
И на душе у всех становится теплее,
Пусть холод на дворе и даже дождь идёт.
Жизнь пастыря была суровой и тяжёлой.
Он столько пережил печалей и тревог!
Но верных чад всегда спасало Божье Слово,
И старца сохранил Сам Милосердный Бог.
Как любящий отец, без устали, с терпеньем,
Годами, не жалея времени и сил,
Надежде, и любви, и вере, и смиренью,
И правде, и добру нас батюшка учил.
С улыбкою на Вас глядит Господь Спаситель,
Дар жертвенной любви Вам щедро Богом дан.
И молится за Вас небесный покровитель -
Милостивый Иоанн.
Татьяна ЕГОРОВА, СПб

Середина октября, на улице снег с дождём... Батюшке нельзя выходить на улицу, но он ждал меня у калитки, а я стоял в пробке на Удельной. Сколько раз надоедал я батюшке своими интервью... Да разве это интервью? Это наши семейные беседы: я батюшку выспрашивал, как почтительный сын, а он мне отвечал по-отечески. И судя по отзывам, читателям нравятся эти неспешные разговоры: они, как и я, находят нечто душеполезное в словах отца Иоанна. Я очень рад, что мои простые вопросы волнуют, оказывается, многих людей - не только меня. Я-то не считаю себя воцерковлённым.

- Слава Богу, ты уже столько лет ведёшь свою замечательную газету... - возражает о. Иоанн.

- Так-то оно так, а вот «Правило веры» сейчас не часто выходит... Дела невесёлые начинаются, и всё же вашими молитвами мы держимся. Дорогой отец Иоанн! Вы прожили большую и трудную жизнь. Бывало в ней всякое. Я, кстати, перед тем как ехать к вам, ещё раз перечитал все материалы, посвящённые вашему жизненному пути, - и чуть не всплакнул... И долгие скитания ваши, и смерть близких - даже читать про это тяжело, а каково пережить?.. Нелёгкая вам доля досталась, батюшка... Я знаю, что все беды вы принимали со смирением и терпением, никогда на Бога не обижались... Но нет ли у вас сожаления о некоторых собственных поступках?


- Поступки, конечно, бывали всякие... Сделаешь что-то хорошее - радуешься, а когда ошибёшься... Бывает, и священники ошибаются... А бывает и грех, бывает... Человек в этой юдоли земной слаб, ленив, неразумен - вот грех его и настигает. «Несть человек, еже жив будет и не согрешит». А грех - это всегда рана на душе. Что её излечит? Только время. Это, конечно, при условии, что мы будем каяться в грехах - и на исповеди церковной, и вообще непрестанно в душе: «Грех мой предо мною есть выну...» (Пс.50,5). Тогда Господь со временем рану нашу исцелит, направит нас на верный путь, и вместо боли растревоженной совести пошлёт духовное утешение. Очистит нас Господь, совершенно очистит, и войдём мы в Царство Небесное, куда ничтоже скверно входит. Пора нам, Саша, уже к жизни вечной стремиться. Время пошло... Ветер уже задувает, срываются яблочки с дерева потихоньку... Если плод не падает - значит, Господь ещё не доволен им, считает неспелым, даёт ему получше созреть. А если упало яблочко - значит, дальше ему зреть некуда. И перейдём от этой земной жизни в жизнь загробную, то есть вечную. Чаем жизни будущего века, аминь.

- Я, батюшка, не устаю удивляться, глядя на вас: откуда вы берёте силы, чтобы проводить на службе 4-5 часов?.. Поверьте, я искренне недоумеваю. У вас ведь ножки больные...


- Я благодарю Господа: Господь посылает сил... Другой раз и пошевелиться не можешь... Как тут справиться? А Он посылает мне на помощь молодых пастырей... Приходят молодые батюшки ко мне поисповедаться - и потом помогают по службе. Я так благодарен!.. Господь даёт нам хорошую смену, следит, чтобы молодые батюшки так же заботливо относились к людям, как старики, чтобы любили дом Божий. Как сказано? «Изволих приметатися в дому Бога моего паче, нежели жити ми в селениих грешничих» (Пс.83,11). А дом Божий - это всё для нас: это наша семья, наше училище благочестия, тут у нас и Божественная литургия, здесь и Всенощное бдение, здесь и таинства - всё в храме Божием. Как я без храма останусь? Я уж лучше преодолею свои немощи, лишь бы только вне дома Божия не остаться...

- Мне стыдно признаться, батюшка, но я зачастую ленюсь идти на службу - и всегда благовидный повод находится...


- Возраст... Тяжело... Я и сам после службы несколько часов лежу в лёжку, отдыхаю... Как говорится, старость  не радость. Но я и в старости без радости не остаюсь: я всегда бываю счастлив, когда вижу, сколько чудных людей приходит в дом Божий - и все сильные, весёлые, - и я вместе с ними ликую. Так апостол Павел нам завещал: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, о всем благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1Фес.5, 16-18).

- Помнится, батюшка, вы рассказывали, что ещё будучи ребёнком, завидя чужие похороны, вы плакали горькими слезами по незнакомому усопшему человеку. Ведь не каждому дано такое...


- Мама, бывало, скажет: «Ванечка, ты всех оплакал, хватит ли у тебя слёз, чтобы поплакать, когда мама умрёт?» Я говорю: «Мамочка, да что же ты!..» Мне и слышать было страшно про её смерть. А когда мама умерла, я заболел на две недели, думал, что и я уйду вместе с ней. Её имя святое - Ольга... Сейчас сын мой, иерей Александр, служит в храме равноапостольной Ольги - вот ведь как повернулось... И внучке твоей я выбрал то же имя...

- Я знаю, как вы любите свою маму, как вы всегда о ней вспоминаете - с любовью, с сожалением... Она ведь отошла ко Господу в год моего рождения - в 1947 году.


- ...Она простудилась, заболела туберкулёзом, и многие годы её страдания были невыносимыми... Но перед смертью Господь послал ей утешение: она знала, в какой день отойдёт, она ко всему подготовилась, собралась с духом, причастилась - батюшка к ней пришёл - и с миром отошла ко Господу.
- Я, батюшка, тоже очень скучаю по родным. А мы встретимся со
своими близкими там, на небесах, хотя бы ненадолго?


- А как же... Святых Отцов-то читаешь ли? Если удостоимся райских обителей, то, конечно, встретимся, и даже узнаем друг друга, и обрадуемся друг другу. Причём узнаем всех, даже и тех, кого сейчас плохо помним... Я ведь многие родные лики забыл: папу и маму храню в сердце ясно, а вот братцев, которые умерли, когда я ещё маленьким был... Карточек-то нет... Я их лики уже не помню. А там ты всю родню узнаешь: и дедушек, и бабушек...

- Скорее бы, батюшка!..


- Скорее не надо. Не надо торопиться. Живёшь - живи. Такова воля Божия, ты её оспаривать не смей. Надо ещё здесь пожить, принести пользу людям и свою душу подготовить...

- Батюшка, а не было ли мысли у вас стать монахом?


- Как-то я не стремился к этому... Старец Кукша, одесский преподобный, мне сказал: «Будь монахом - архиереем станешь!» А я и архиереем не хочу: трудно мне будет... Как справиться со своим телом? «Ну, будешь тогда приходы менять, один за одним». Так и вышло: 15 приходов сменил... И дети ещё маленькие были, а приходилось ездить с одного места на другое... Но слава Богу за всё! Слава Богу за то, что дал силы, - и сейчас я очень радуюсь, что много народу ходит в храм Божий, что любят Господа, что исповедуют грехи свои перед Господом. Пока в людях есть покаяние, Господь милует мiр. Будем, грешники, молиться и каяться. Господь Ниневию в древности помиловал - и нас помилует ныне. Всё через покаяние даётся.

- Вы много лет учите меня одному великому правилу: будь мёртв на хулу и похвалу. А у меня не получается - особенно если ругают. Наверное, уже никогда и не получится.


- Получится... Всё даётся постепенно... Как ребёнок сначала и ходить-то не может - ползает по полу, - а потом, глядь, уже ножками... Так и мы постепенно научимся. В терпенье вашем стяжите души ваши. Так что научишься и смирению, и кротости - только надо считать себя хуже других и не гордиться. Потому что гордость, гордость - это мать всех пороков.

- Да, от гордыни не деться никуда...


- Не надо нам её, не надо... Делай всё просто: сделал, будто и  не сделал. Как Господь говорит, чтобы правая рука не знала, что делает левая.

- Не многие прихожане знают, что вы хоть любвеобильный, но и суровый духовный отец. Помните, я совершил грех, и вы на полгода отлучили меня от Причастия? И помогло. Подобного я больше не совершал. Вас люди-то видят только с одной стороны - добрым дедушкой... Вы сказали как-то: «Мои духовные чада - это те, за кого я молюсь». Но я говорил и повторяю: быть настоящим духовным чадом не менее ответственно, чем быть духовным отцом, - оба тащат крест один, только батюшка несёт ту тяжёлую часть, где перекладинка, а духовное чадо несёт, где полегче.


- Ох, помоги Господи эту ношу тащить!.. Силы-то уже не те. «Осень наступила, высохли цветы, и глядят уныло голые кусты...» Сегодня и снежок мы с тобою встретили... Вот так и жизнь наша пройдёт, когда белым саваном нас покроют. А что сказать ещё? Готовиться надо. Гордиться здесь не надо, а готовиться туда надо.

- Но люди такие странные: я разговариваю с ними о смерти, даже с незнакомыми... А они говорят: «Ну, это рано ещё - о чём ты говоришь?» Я отвечаю: «Господь, может, этой ночью вас приберёт!.. Ниточку жизни вам перережет!»


- Помни последняя твоя, и вовек не согрешишь!..

- Какие-то странные люди: не хотят о смерти говорить, боятся...


- А помнишь, в одном монастыре - я рассказывал ли тебе? - монахи вместо «здравствуй» говорили друг другу: «Брат, помни о смерти!»

- Я-то помню о ней, батюшка, у меня по-другому... У каждого по-своему, наверное...


- Конечно, мы живём в рассеянном мiре... За что Господь и назвал этот мiр «прелюбодейным и грешным»... Мiр во зле лежит, и мы слышим, как зло ширится и растёт... Вот рассказывают сейчас, как Коптскую Церковь гонят: сколько людей погибли, сколько раненых, сколько разрушено храмов!.. А ведь они же христиане, братья наши...

- Вы же помните, как мы с вами, батюшка, были в Порт-Саиде? Как вас встречали! И священник коптский вас приветствовал, и детишки к вам подбегали за благословением. У меня до сих пор их иконка хранится - для нас немножко странная: там в чалме священник. А сейчас коптов убивают.


- А помнишь, у них рядом с церковью охрана стояла?..

- Да, солдаты стояли с оружием... А мы там хорошо себя чувствовали, и много храмов-то было...


- Мы к частице мощей великомученика Георгия прикладывались... Я за наших братьев коптских воздыхаю, воздыхаю молитвенно...

- Ко мне иногда подходят люди и спрашивают: «Ты такой несмиренный, шумный, а батюшка тебя любит. Непонятно за что!» Зависть в них чувствуется. Я им отвечаю: «Батюшка всех любит, за всех молится, а через меня он православную газету окормляет...»


- Правильно сказал: всех люблю, и тебя тоже. Плохого ребёнка родители ещё больше любят.
- Любят родители шалуна... Помнишь старинный стих:
«Шаловливые ручонки,
нет покоя мне от вас...
Так и жди, что натворите
вы каких-нибудь проказ.
Вот картинку изорвали,
спичку серную зажгли,
а вчера ключи куда-то
от комода унесли...» -
Так на резвые ручонки
тяжко жаловалась мать,
а сама их то и дело
принималась целовать.
Знает мама, что не вечно
этим пальчикам шалить,
что придёт пора и время -
будут труд её делить.
Это старое стихотворение, дореволюционное... Поэта Алексея Плещеева - помните такого?..

- Ну у вас и память, батюшка, я просто поражён!.. Я ведь профессионально занимаюсь чужими стихами, но они у меня из головы всё время выскакивают. Только в тетрадках сохраняются. Содержание помню, а пересказать, как вы, уже, к сожалению, не могу. Знаю, что вы тоже очень любите поэзию - Некрасова, например...


- Да, Некрасова, -  а как же его не любить... И Тургенева люблю, и Пушкина, и Лермонтова. Я ими зачитывался, когда мальчиком был. Сидел с керосинкой - у нас электричества-то не было... Ночью, бывало, скажу: «Мама, у меня что-то живот схватило - пойду выйду», - а сам за книгу скорее...

- Сейчас не очень-то читают, батюшка, или читают, да не то...


- Это жалко: книгу надо любить. Приучай детей с детства к книге. Эти нововведения - хорошо, конечно...

- Это электронные библиотеки, электронные книги... Их читают в метро...


- Всё это хорошо, но глазки можно испортить... А лучше, конечно, книжечку читать...

- Ещё, батюшка: люди не верят, что вы не благословили меня общаться с родной дочерью и со старшим братом. Объяснить им это невозможно, хотя в книгах-былинках я и пытался. Они даже говорят: «Вы плохой редактор, раз вы с дочерью поссорились».


- Общаться я никому не запрещаю... Но когда поле не ко двору, зря посевы сеешь - некому будет обрабатывать. Так и здесь: ты стараешься, а твой голос не услышан - и раз, и другой, и третий... Как сказано: глас вопиющего в пустыне...

- Я человек грешный, какие-то попытки делаю...


- Поэтому я не запрещаю никому свидания, или беседу, или помощь какую-то оказывать... Но если человек не хочет сам, не имеет расположения - зачем к нему идти?..

- Ладно, батюшка, оставим эту тему...


- Помнишь притчу о блудном сыне? Он первым пришёл к отцу, - не отец за ним по чужим странам бегал. Так и мы должны друг ко другу прийти и покаяться. Все мы не без греха, все мы грешные. За что Господь и называет этот мiр прелюбодейным и грешным.

- Раз мы заговорили о книгах... По вашему благословению заканчиваю сейчас девятую книгу былинок, называется она «Пишу свою судьбу до точки». Читатели жертвуют на её издание, и я собираю денежки... Потому что дорого книгу издать - вы это знаете... Я верю: соберу нужную сумму, - соберу, раз вы за меня молитесь. Не знаю, хорошая ли книжка получится, но последняя часть будет посвящена вам.


- Я-то грешный человек, но главное, что людям нравятся былинки. Нравится им и «В ладошке Божией» - книжечка хорошая. И газета... Всё же вы стараетесь дать людям что-то полезное. Сеете разумное, доброе, вечное...

- Но покупают мало, батюшка... На последней выставке мы продали всего-то 500 газет - в три раза меньше, чем обычно... Все посетители выставки несутся куда-то, несутся мимо нашего стенда... Я говорю: «Что там, за нашим стендом, - Царствие Небесное, что ли»?


- Да и 500 - это хорошо! 500 человек прочитают вас: как хорошо! И за это благодарить надо. Будь в малом верен - над многим Господь поставит. Господа надо за всё благодарить.

- Вот что я хотел спросить: батюшка, может быть, уже хватит мне писать? Ведь 12 книг подряд...

- Ну ещё, может быть, напишешь... Когда Господь талант даёт, то зарывать талант нельзя. Пиши, пока силы есть, а когда изнеможешь, тогда немножко и приостановись. А пока есть силы, зачем тебе останавливаться? Я вот в 85 лет встаю в четыре утра, правило прочитал - и к семи уже еду на службу...

- Батюшка, но на издание книги деньги нужны... Одно дело проповедь умную прочитать - за это деньги с вас ещё не требуют...

- Да, деньги нужны везде... Я тебе тоже пожертвую на издание. Вот тебе с моей лёгкой руки... Соберёшь всю сумму, соберёшь, не волнуйся...

- Спаси Господи, батюшка дорогой! У меня ещё вопрос: послушание духовнику - главный залог спасения. А я порой самовольничаю, да и другие самовольничают. Но, батюшка, знаете, что удивительно? Вас не послушаешься, поступишь по самочинию своему, а всё равно потом видишь, что правильно было бы сделать так, как батюшка сказал, хотя это и неудобно, и неприятно. Вроде бы ты своим умом всё наметил и всё у тебя было продумано чин чином - и вдруг ты на краю ямы оказываешься: или у тебя неприятности, или болезни. И тогда понимаешь: духовник-то был прав!.. Но трудно подчиняться...


- Трудно послушанию научиться, очень... В монастыре на это целую жизнь кладут... Но послушание - это великое дело, оно наипаче поста и молитвы - так Святые Отцы говорят. А мы привыкли самовольничать. Особенно сейчас люди разболтались от такой жизни - ни работать, ни молиться не хотят. Я помню, у меня был один старый прихожанин - я его и венчал, и хоронил потом, - Семёном Семёнычем его звали... Он говорил: «Батюшка, если делать что-то, так уж делать хорошо! - такое у него было присловье. - А если не стараться, так лучше и не браться за дело». Словом, старинные люди доводили дело до конца.

- Но они смиреннее были, и трудолюбивее, и настойчивее, и воля у них была, и веры в Бога побольше нашего. Батюшка, а у нас руки опускаются: у газеты не прекращаются трудные времена. Не хватает денег, люди стали читать меньше. Как вы считаете, выживет ли газета? Мы уже сократили нашего курьера...


- Да ты ободрись. Потихонечку, полегонечку - всё выстоит. Только гордиться не надо! Гордиться и хвалиться не надо! Тогда потихоньку Господь всё даст. Всё выстоит - и газета, и вся страна. Терпенье и труд всё перетрут.

- Вот о стране-то мой последний вопрос. Последний и главный: батюшка, что будет с Россией?


- Я думаю, что Покров Царицы Небесной распростёрт над Россией по-прежнему. А сейчас с Афона Пояс Божией Матери привозят - мы к нему прикладывались, когда были на Афоне... Так что Матерь Божия нас Покровом Своим укроет и Поясом Своим опояшет - и чего нам бояться? Она Царица наша, кто с Ней сможет тягаться? И я думаю, что всё будет хорошо. Только бы люди жили по Божьему закону. Чтобы в школах были уроки Православия... Россия - она, конечно, многонациональная, но главное-то в России что? - Православие. Пусть мусульмане Коран изучают, иудеи пусть Тору изучают. Но православные должны своё твёрдо знать. Где мы живём - в своей стране или в Америке?

- Но у меня-то такое ощущение, что Россия куда-то уходит...


- Я помню, как о нашей стране говорили: «империя зла». А сейчас гляжу, что это Запад - империя зла. Оттуда зло всё идёт, оттуда растление общества. Оттуда идёт всё худое.

- А вы знаете, что папе Иоанну Павлу II (Войтыле) в Москве памятник поставили?


- Кто поставил?..

- Не знаю кто. Около Библиотеки иностранной литературы.


- Я так скажу: он известный враг Православия. Я не хочу всех католиков равнять: простой человек за что ответит? - Главное, чтобы он любил Господа. Если он любил Господа, он будет в Царствии Небесном, лишь бы он не шёл против Православия. Господь Сам знает, что с ним делать. Суд Божий - не суд человеческий. Нас во время войны католичка приняла, вымыла, вшей наших выжгла, и накормила последним куском хлеба, и дала нам горячий чай...

- Вот и подошла наша беседа к концу. Батюшка, перед расставанием скажите напутственное слово нашим читателям, дайте всем нам добрый духовный совет.


- Напутствие и совет такие: любите Господа, эта любовь всякого умудрит и вразумит! И ещё совет: чтобы читали побольше духовных книг. Мы, священники, не можем каждый день проповедовать, не можем к вам на дом ходить с духовными беседами... Тем более мы, старики... Молодые-то батюшки, те горят, проповеди читают каждый день, а всё-таки этого мало. Читайте Святых Отцов, чтобы не оставить свою душу без доброй духовной пищи, чтобы она у вас не изголодалась, не изнемогла, не увяла... А о нас, стариках, судите по нашим делам: мы жизнь прожили и принесли Господу плоды своих трудов, кто сколько мог... Господь сказал: по плодам их узнаете их. Вкушайте и вы от наших плодов.

http://pravpiter.ru/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме