«Великий день Кирилловой кончины» (Ф.И.Тютчев)

3. «Святители Божии - Мефодие и Кирилле». Иконописная традиция изображения Славянских Апостолов в XIX веке и её изменения

 

1. Кирилловский юбилей 1869 года в России: богослужения, проповедь, иконописные памятники 

2. Церковно-общественная публицистика Кирилловского юбилея 1869 г.

 

В Православной Церкви почитание святого обязательно предполагает сочетание зрительных (икона, фреска...), музыкальных (тропарь, кондак...) и литературных («четьих» - например, жития) образов или средств для внешнего проявления любви к Богу и Его угоднику. Это очевидное для любого знакомого с православной церковной жизнью человека утверждение приходит, однако, в противоречие с имеющейся историографической реальностью  - а именно,  в контексте изучения (преимущественно светскими специалистами) Кирилло-Мефодиевского наследия. Количество работ филологического и исторического характера о Славянских Апостолах неизмеримо превосходит по объёму те немногие труды, которые за последние 150 лет были предприняты для исследования иконографической традиции изображения солунских братьев [1]. Можно назвать несколько причин такого странного положения: интерес к Свв. Мефодию и Кириллу в России в середине XIX века был пробуждён филологами, а не искусствоведами, первые же находки икон и фресок солунских братьев сопровождались неоднозначной или неверной атрибуцией, наконец, в течение всего 50 лет (1863-1913) канон изображения Св. братьев претерпел принципиальные изменения. Нам же, в рамках заключительной статьи о Кирилловских торжествах 1869 года, будет необходимо зафиксировать положение иконописной части Кирилло-Мефодиевской традиции в 1869 году -  по отношению к предыдущему и последующему развитию их иконописного канона.

   Достоверно известно, что уже в год официального восстановления почитания солунских братьев в России иконы их, причём новые,  существовали.

   В 1863 году икона Свв. Мефодия и Кирилла была написана для Новгородской семинарии: «По окончании обедни и молебна в Антониевом монастыре, икона Свв. Кирилла и Мефодия, приготовленная воспитанниками, была перенесена торжественно из собора в зал библиотеки, где собрались уже наставники семинарии и многие посетители...» [2].

  К сожалению, автор заметки не оставил ни изображения, ни описания этой замечательной иконы. Однако, мы точно знаем, как выглядели изображения Свв. Кирилла и Мефодия в Исаакиевском соборе в 1869 году. При внимательном рассмотрении этой композиции не может не обратить на себя внимание деталь, которая резко контрастирует с современными изображениями Первоучителей: оба брата изображены в архиерейских облачениях. В справочнике об Исаакиевском соборе  говорится предельно ясно: «Живопись академика Ф. (П.) Брюллова: в верхнем ярусе... направо - Св. Кирилл и Мефодий, Епископы Моравские, Просветители Славян» [3]. Академик Фёдор Брюллов, брат известного портретиста и мастера исторической живописи Карла Брюллова, при написании иконы солунских братьев пользовался тем материалом, который был ему доступен - иконописными подлинниками, а они (по крайней мере, с XVII века) «все зауряд», по выражению комментатора статьи В.Н. Виноградского, определяют Св. Кирилла как епископа [4]. Для примера, приведём несколько цитат. "Февраля 14. ...И святаго отца нашего Кирилла Философа, учителя Словеньскаго... Кирилл Философ: сед велми, брада проста, аки Николина, риза кресчата, в правой руке Евангелие, а левая молебна, перъсты верх, испод санкирь"[5]; "Февраля 14 - го дня. ...И иже во святых отца нашего Кирилла философа, епископа в Катаоне граде, учителя Словеном и Болгаром, иже преложи русскую грамоту с греческия и крести Славяны и Болгары; подобием стар, сед вельми, брада аки Василия Кессарийского, на концы подвоилася, риза крестечная, исподняя санкирная, во омофоре, в руках Евангелие...» [6].

  Такой же особенностью (наличием архиерейского омофора на плечах Св. Кирилла) отличается и икона, украшающая издания Григория Ивановича Ширяева (1817-1875) 1860-х годов. О Григории Ивановиче стоит поговорить сейчас более подробно, поскольку, несмотря на приобретённую в девятилетнем возрасте слепоту, именно Ширяев внёс наиболее весомый вклад в распространение изображений Свв. Кирилла и Мефодия в народе.

     «Это был в высшей степени замечательный человек, - читаем в некрологе Ширяева, - который всю свою страдальческую жизнь посвятил служению русскому народу... Он был государственный крестьянин Пермской губернии, а впоследствии назывался Одесским гражданином. Ослеп он от оспы 9, а умер 53-х лет... Сочувствуя благим намерениям учреждённого при Императорском Вольном Экономическом Обществе [далее - ИВЭО] Комитета грамотности, он сначала был горячим деятелем по этому Комитету, а потом, в 1866 году, был избран действительным членом ИВЭО и, пока был здоров, всегда аккуратно посещал как общие собрания, так и заседания Первого отделения ИВЭО. Постоянно скромный и сдержанный, Григорий Иванович Ширяев, однако, всегда подавал свой решительный голос в пользу ... мер, если шла речь о народе, и его простая, тёплая, задушевная речь встречала полное сочувствие...». Г.И. Ширяев посетил Иерусалим, Синай, Афон [7]. «Начинателями этого дела [ празднования Свв. Кириллу и Мефодию в 1862-1863 гг. ] были члены Славянского комитета и из них, особенно, слепец Григорий Ширяев. Праздник празднуется 14 февраля и 11 мая» [8]. 14 февраля 1869 года Г.И. Ширяев находился на своём посту, у Кирилло-Мефодиевской хоругви в Исаакиевском соборе. Вообще, в тот год ему предстояло много трудиться.

   Михаил Петрович Погодин, в предварительном собрании Киевского отделения Славянского комитета 1 октября 1869 года, с надеждой говорил учредителям отделения: «Итак, помолясь Богу, перед святой иконой Кирилла и Мефодия, наших покровителей, которую пожертвовал уже ам почтенный ревнитель, слепец Г.И. Ширяев, вы вскоре можете начать действия» [9].

     И в последующие годы Ширяев не оставлял своих трудов по распространению икон Славянских Просветителей.

     14 февраля 1871 года в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга к Православию присоединились 5 униатов-галичан (Е.О. Павлевич, Т. Омелянский, К. Киселевский, И. Коблинский и И. Семенович). «Члены Славянского Комитета сгруппировались на клиросах и близ амвона, хоругвь Свв. Кирилла и Мефодия была на своём обычном месте и возле неё, по обыкновению, стоял известный ревнитель Православия, почётный член Славянского Комитета слепец Ширяев, одаривший новообращённых червоноруссов иконами Св. Кирилла и Мефодия»[10].

  Пример Ширяева вдохновил новых защитников Кирилло-Мефодиевской традиции. Обер-прокурор Св. Синода Д.А. Толстой «при ... отношении на имя Высокопреосвященнейшего... Антония, от 8 июня 1867 г., изволил препроводить 107 экземпляров хромолитографированных изображений Св. Первоучителей славянских - Кирилла и Мефодия, и столько же экземпляров жития их для раздачи этих изображений в награду отличнейшим, по успехам и поведению, ученикам здешней воскресной школы [при Кишинёвской Духовной семинарии] »[11].

    «В 1870-1871 гг. воспитанники [Московской духовной семинарии] предприняли добровольный сбор на устройство иконы Свв. Просветителей славянских Кирилла и Мефодия, а также участвовали в подписке, начатой наставниками, на сооружение православного храма в Праге» [12].

    Последняя заметка говорит нам о том, что существовала ко времени Кирилловских торжеств, и в первые годы после них, настоятельная потребность в распространении образов Свв. братьев. Однако, в синодальную эпоху почитание св. образов весьма строго регламентировалось. Достаточно вспомнить запрет, наложенный на заре синодального периода на изображения Св. Александра Невского в схиме : Петру Первому требовался другой акцент в изображении Св. Князя - на его воинских подвигах.

В 1863 году Г.И. Ширяев напечатал икону Свв. Кирилла и Мефодия, в епископских облачениях [13].

   Святейший Синод издал, что примечательно - именно в 1869 году,  особое постановление «О новой иконе Свв. Кирилла и Мефодия, изданной слепцом Г.И Ширяевым» [14].

 В справке, приложенной к синодальному постановлению об одобрении трудов Григория Ивановича (важно отметить, что в этом постановлении 14 февраля упоминается как праздничный день для свв. Солунских братьев), даётся описание иконы Свв. Первоучителей: «Самая же икона изображает св. Кирилла держащим в шуйце (левой руке - А.П.) хартию, с начертанными на ней буквами славянской азбуки, им изобретённой и известной у нас под названием Кириллицы, заглавие которой: «Начало премудрости страх Господень», указывает на высшую истинную премудрость, состоящую в уразумении закона Господня, а в деснице (правой руке) св. крест, который напоминает собою о высшей цели изобретения письмен - прославлении имени распятого Спасителя. Св. Мефодий держит на персях (на груди) раскрытое Евангелие от Иоанна: «Искони бе Слово»...

В описании, однако, не упоминается, в каких облачениях должны быть написании Свв. Первоучители. Мы располагаем, однако, детальным описанием иконы Свв. Кирилла и Мефодия, находившейся с 1877 года в домовом храме Тамбовской духовной семинарии и имевшей сходные с перечисленными выше, в синодальной справке, подробности изображения Св. Кирилла. Мы считаем уместным привести большую цитату, поскольку отношение к изображению Св. Кирилла в Епископских одеждах выражено в статье предельно ясно и аргументированно. «Храмовая икона святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, просветителей славян, написана художником М.П. Силаевым, оба святые написаны в обычный рост... Св. Кирилл средних лет (30-40 лет); в его чёрных, огненных глазах светится глубокий, проницательный ум, на его смугловатом лице видны энергичный характер, твёрдая. непреклонная воля; вся фигура святого показывает, что он готов положить свою душу за своё святое дело - просвещение славян, мускулистые руки - свидетели его постоянных, тяжёлых трудов в книжном научении своих единоверцев и соплеменников [очевидно, автор очерка придерживается версии о славянском происхождении Свв. братьев - А.П.]; в правой руке Св. Кирилла на высоком древке осьмиконечный крест, осеняющий своими концами головы славянских просветителей; на кресте славянскими буквами вязью написано «Освятися земля русская святым крещением»; в левой руке его свиток, на котором начертана славянская азбука... а на верху букв написано: «Начало премудрости страх Господень». Славянские апостолы представлены в святительских облачениях (выделено мной - А.П.), именно в подризниках ( у св. Мефодия - тёмно-фиолетового цвета, а на Кирилле - тёмно-зелёного), круглых фелонях... фелони по краям обшиты широкими лентами; на руках у обоих святителей - поручи; на священных одеждах, как то на поручах, омофорах и фелонях - кресты четырёхугольные. славянские первоучители представлены стоящими на скале, из которой вытекает источник воды, внизу скалы под их ногами разветвляющийся на обе стороны и образующий большое вместилище вод, - символ просвещения светом христианского учения ... славянских племён, от одного корня происшедших»... Описание иконы Свв. Кирилла и Мефодия снабжено обширным примечанием, в котором обосновывается изображение Св. Кирилла в епископском облачении. приведём её с минимальными сокращениями: «На храмовой иконе св. Кирилл представлен не простым иноком, а в святительском одеянии. Основания сему:

а). В различных жизнеописаниях равноапостольных просветителей говорится, что Св. Кирилл был пресвитером; так, например, в Четьи(х) Минеях Св. Димитрия [Ростовского] сказано: «Убедиша же того (т.е.) Кирилла прияти сан священнический» (11 мая, 76 лист);

б). В службе, составленной на основании древнейших служб этим святым Высокопреосвященным Антонием [Амфитеатровым, 1815+1879], Архиепископом Казанским, оба св. брата называются иерархами... первосвятителями: «Кирилле Богомудре и Мефодие Боголюбиве, церкви словенския апостоли и первосвятители». Таким образом, если Церковь прославляет Св. Кирилла, как святителя, то кто и какое право [имеет] лишать его святительских одежд...

в). В древнейших актах, почти современных первоучителям, говорится о Св. Кирилле, как лице, имевшем священный сан; так, в XI веке Пражский епископ списал и скрепил герцогскою печатию древнейшее известие об освящении братом Кириллом  (под которым разумеется просветитель славян) церкви Св. Петра в г. Олмуце (Оломоуц). В Оломуцкой рукописи, на поле, почерком XII в. написано: «Эти святые мужи Кирилл и Мефодий освятили также капеллу в честь Св. Климента в пределах Моравии». Община г. Лютомышля [Litomyšl] постановила сбор в пользу церкви св. Климента, причём в акте сказано, что эта церковь есть самая древняя из всех церквей Богемии и освящена святыми Кириллом и Мефодием. акт помечен 30 июня 1416 года...». Нужно прибавить к этому замечание, что именно ректор семинарии, архимандрит, впоследствии Архиепископ Казанский и Свияжский Димитрий (Самбикин) настоятельно потребовал, чтобы Св. Кирилл был изображён именно в епископском облачении [15]. Митрополит Леонтий (Лебединский), земляк Архиепископа Димитрия, был с ним в единомыслии относительно епископского достоинства Св. Кирилла. «Святители Божии - Мефодие и Кирилле, небесные покровители св. храма сего и училища! Молим вас, споспешествуйте преуспеянию сих питомцев в разуме и благочестии, да возрастут со временем в мужей совершенных в вере и любви христианской, и явятся достойными Божественного призвания по делам своим» [16].

   Однако, вернёмся в 1869 год. Осенью этого года в Ярославской епархии вышла переводная статья «Новооткрытые фрески из жизни святых равноапостольных  Кирилла и Мефодия». Начинается она с отсылки к упомянутой выше статье В.Н. Виноградского: «В изданном московским музеем сборнике древне-русского искусства на 1866 год находятся статьи г. Виноградского и профессора Р. фон Эйтелбергера о фресках подземной базилики Св. Климента в Риме...». Автор статьи заинтересовался этими фресками и в 1867 году посетил базилику Св. Климента, принадлежавшую со времени Урбана Восьмого доминиканскому ордену ирландцев. В 1859 году «в этой церкви должно было произвести некоторые починки, и ... в прежнем притворе нечаянно наткнулись на древнейшие каменные стены, это заставило кавалера де-Росси вспомнить о древней церкви Св. Климента, а бывшему в то время в Риме архиепископу Ольмюцкому напомнило о забытой гробнице великого просветителя Моравии... Откопана была старая базилика Св. Климента, на развалинах которой и покоится нынешняя церковь того же имени. Работы продолжались с 1859 до 1865 года и дали прекраснейшие результаты... На апсиде, то есть на самой древней части стен, в 1864 году открыто было изображение, принадлежащее к замечательнейшим, как по самому предмету, так  и по искусной работе... Оно представляет образ по обету. Два человека, судя по стрижке волос на голове, принадлежащие монашескому чину, коленопреклоненные приводятся Архангелами Гавриилом и Михаилом, под покровительством Св. Андрея (Апостола) и Климента, к Спасителю, благословляющему их по-гречески... Пред нами здесь находится изображение Константина и брата его Мефодия, ... этот образ, который они, по обету, в знак благодарности и благоговения, соорудили ещё при жизни своей. Мефодий, как старший, держит в руке своей книгу, Константин же философ - сосуд, который, по сравнению с древними миниатюрами, представляет чернильницу. Ему, как философу, изобретателю письмен, более всего подобает этот символ его звания...

    Равноапостольные Кирилл и Мефодий ... в первый раз прибыли в Рим в 867 году, в епископы они там же были посвящены 6 января 869 года (примечание русского переводчика: Это известно только о Св. Мефодие; что касается до Св. Кирилла, то он мог быть посвящённым гораздо прежде,  в Константинополе)... На второй фреске изображено, как Св. Кирилл, коленопреклоненный, получает поручение от императора Михаила III, по просьбе моравского князя Растика (Св. Ростислава - А.П.), проповедывать Св. Евангелие в Моравии...» [17].

  Впрочем, в 1868 г. русские иконописцы, благодаря усилиям о. Леонида (Кавелина) и О.М. Бодянского получили восточно-православный ростовой образ Св. Кирилла - Осипом Максимовичем было опубликовано сообщение о клеймах на иконе Св. Николая Чудотворца с изображениями Свв. Кирилла и Мефодия, среди других Епископов, письма XVI века [18].

    Ещё некоторое время Св. Кирилла называли «святителем» в публицистике, этот эпитет сохранился за ним и в современных служебных Минеях, но...

   Начиная с 1885 года, с Мефодиевского юбилея, имя и служение Св. Мефодия начинает выдвигаться на первый план. Огромное количество икон, где Св. Кирилл изображается в одеянии схимника, без омофора, распространилось тогда по России. Можно предположить, что такое изменение было результатом влияния уже прочно установившейся за полвека иконографии Св. Митрофана Воронежского, в схиме Макария (которого, как известно, полагается изображать без положенного по чину омофора, по особому откровению) и переосмыслением самого чина схимника, в связи с развитием православного старчества - схима, монашество вообще, стала восприниматься как венец земной жизни (это воззрение несколько созвучно средневековому представлению аристократов Руси и славянских стран о необходимости принимать монашество перед кончиной). Остальные соображения (вроде довода о том, что почитание Св. Кирилла как Епископа было особенной, отличительной чертой католиков и болгар, отделившихся после 1872 года от Константинопольской Церкви, а с 1886 года политически порвавших и с Россией) - думаем, останутся второстепенными.

  Св. Кирилл принял священство в Константинополе, во всяком случае, в Восточной Империи, но без предварительного венчания с супругой, следовательно - по правилу целибата (существующего, вопреки расхожему мнению, и в Православной Церкви, только у нас ему придаётся другое, гораздо более скромное, место -  и несколько другой смысл по сравнению с католической практикой). В Риме Св. Кирилл принял монашество, так что, по современному, привычному нам счислению священнических и монашеских степеней, Св. Кирилла следует считать, по меньшей мере, схимонахом, а, вероятно, более правильно - иеросхимонахом. Поэтому, погрешали и погрешают против истины те, кто изображает Св. Кирилла в простом монашеском облачении, без схимы. К счастью, такие неисправные иконы редки, и они подвергались критике ещё до 1917 г.

  Что же касается наименования Св. Кирилла «епископом Катанским/Катаонским» (вопрос о происхождении этого титула обычно обходится стороной), то здесь может скрываться намёк на серьёзные подробности жития Св. Кирилла, а вовсе не простая погрешность во время бытования рукописи в славяно-греческой среде (механическая вставка кальки с греческих слов «ката» и онтос»). Если Св. Кирилл был посвящён во епископы в Риме, то ему, конечно,  не могли присвоить тот же титул, что и Св. Мефодию, ибо это противоречило бы канонам. А вот формальный титул для епископа-помощника - вполне обычная практика. Так что Св. Кирилл, предназначенный для служения в Моравии, вполне мог получить (предварительно) титул епископа сицилийской Катании. Имеет право на существование и третья версия - иерей Кирилл получил предварительное одобрение Папы на посвящение в сан Епископа Катанского, но вскоре после этого заболел, принял схиму и скончался. Однако, в некоторых документах, сохранявшихся в ватиканских архивах, он именовался Епископом (нареченным) Катанским.  Оттуда титул попал в один из списков жития, а затем - в иконографический канон.

  Во всяком случае, для современников и учеников (например, Св. Климента Охридского) Константин-Кирилл навсегда остался «пастырем словесного стада», именно как пастыря воспринимали его участники торжеств 1869 года.

  Кирилловский юбилей, прошедший 150 лет тому назад, пробудил память о Свв. Первоучителях в русском народе, плодом его стало воодушевление, сочувствие славянам во имя Христово в 1875-1877 годах. Отголоски этого сочувствия мы слышали 20 лет назад, когда народ вышел на улицы, чтобы сказать своё слово в поддержку распинаемых сербских братьев. Будем же трудиться над пробуждением исторической памяти, крепчайшим основанием которой является молитва к Богу и Его угодникам. Вся Россия в 1877 году говорила устами Архиепископа Димитрия (Муретова): «Будем молиться, чтобы Господь Иисус Христос, единый истинный пастырь Церкви своей, собрал и совокупил воедино расточённых ныне духовных чад Свв. Первоучителей и Просветителей наших. Будем молиться, теперь особенно, чтобы Господь послал крепость и одоление Христолюбивому воинству нашему и увенчал его победами... чтобы ниспослал Боговенчанному Царю нашему Свою помощь и силу..., чтоб и в этой части славянского мира, где первоначально трудились Св. Братья - Мефодий и Кирилл, насажденная ими православная вера процвела паки в древней лепоте своей...»[19].

 

Послесловие.

Рассмотрев различные стороны, или грани, Кирилловского юбилея, мы можем сделать вывод о том, что он явился рубежом между временем, когда возрождение памяти о славянском единстве во Христе было делом лишь частных лиц и кружков, правда, достаточно влиятельных и близких к Императорской власти и Св. Синоду, - и последующим временем, когда почитание Свв. Кирилла и Мефодия приобрело уже всенародный характер (кульминацией этой эпохи следует считать Мефодиевский юбилей 1885 г.).  С тех пор образ Свв. Братьев, как неотъемлемая часть общеславянской и русской идентичности, претерпел значительные изменения - в 1917-1939 гг. славяноведение вообще переживало тяжёлые времена, плодотворные исследования Кирилло-Мефодиевского наследия осуществлялись лишь в русской эмиграции; после короткого периода возрождения, хотя и в сильно усечённом виде, некоторых традиций дореволюционного славяноведения в СССР (в 1941-1948 гг.) наступило время материалистической деконструкции образа солунских братьев - деконструкции, уже произведённой на Балканах в либеральной и социалистической историографии. Революционно настроенные болгарские и македонские авторы стилизовали Кирилла и Мефодия под «борцов за национальное освобождение», они ставились в один ряд с Христо Ботевым, Димитром Благоевым, Гоце Делчевым. Соответственно, в советской историографии на первый план выдвигались вопросы соотношения кириллицы и глаголицы, предметом дебатов становилось значение в жизни славян Константина Преславского и Климента Охридского, вклад дореволюционных славистов в «Кирилло-Мефодиевский вопрос» тенденциозно занижался. Говорить о духовном, литургическом  значении подвига солунских братьев на официальном уровне просто не было возможности. В результате, в массовом сознании Кирилл и Мефодий стали восприниматься лишь как создатели славянской азбуки, в то время как более высокие цели их самоотверженных трудов были преданы забвению. На долгие годы «Кирилло-Мефодиевский вопрос» стал достоянием узкого круга историков и филологов-славистов (хотя кириллицу и первые переводные тексты следует рассматривать и как феномен развития среднегреческого языка - так что для полноценного разговора о Кирилле и Мефодии даже в узко-филологическом смысле следует привлекать филологов - классиков). Советское правительство считало, что узы «пролетарского интернационализма» важнее, чем чувство славянского родства, и они крепче, чем последнее, связывают славянские народы в рамках СЭВ и Варшавского договора. История показала иллюзорность этих взглядов. Именно Югославия, бывшая в 1947-1989 гг. «наименее социалистической» страной, в критический момент распада восточноевропейских интеграционных структур дала таких убеждённых сторонников единства с Россией, как Радован Караджич, Воислав Шешель, Драгош Калаич. В то же время абсолютно лояльная СССР Болгария, быстро претерпев овидиевы метаморфозы, превратилась в столь же образцово лояльного члена НАТО и ЕС. Цивилизационные нити родства крепче классовых - по крайней мере, в нормальном состоянии общества. Расширение границы западной («постхристианской») цивилизации до окраин Донецка (с оставлением в «тылу» таких непокорённых анклавов, как ПМР, Республика Сербская или регион Косовской Митровицы) стало следствием катастрофического ослабления способности к общему христианско-славянскому (Кирилло-Мефодиевскому) сопротивлению - той способности, которая вдохновляла не только Св. Ростислава Моравского, но и Феодора (Франца) Штифтара, Карела Сладковского, Николу Пашича, о. Игнатия Гудиму и Св. Максима Сандовича, Св. Досифея Загребского (освящавшего православный Кирилло-Мефодиевский собор в Праге и заботившегося о храме-памятнике в честь Св. Иова и убиенной русской Царской Семьи в Брюсселе), Св. Горазда Нового Пражского, Архиепископа Виталия (Максименко)...

  ... Это ослабление воли к сопротивлению, конечно, не абсолютное, и, надеемся, не фатальное, тем более что с 1986-1988 годов Кирилло-Мефодиевское движение ширится в России и славянских странах. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его» (Мф. 6;33) - таков был завет пастырей и архипастырей, возглавивших Кирилловский юбилей 1869 года. Иерархия ценностей - необходимое условие для укрепления нашей воли к сопротивлению «новому мировому порядку», который был дряхло-старым ещё со времён епископа-клеветника Вихинга и остался таковым во время войн Запада против будущего славянского и православного мира - будь то в Сербии или Сирии, в Новороссии или на Кавказе. Иерархия ценностей до сих пор находит себе прочную защиту в той крепости, которая НАТО не по зубам - в церковно-славянском языке. Если будем верны церковно-славянскому языку - этому современному, живому, вечно юному воплощению Кирилловского труда, то никто не сможет нас одолеть.

   Алексей Поповкин, для Русской Народной Линии

Неделя Крестопоклонная,  2019 г. от Рождества Христова.

 

Примечания:

1. В современном сборнике ««В начале было слово» [Каталог выставки]: Посвящается 1150-летию моравской миссии святых Кирилла и Мефодия. - М.-СПб., 2013». содержится несколько статей об иконографии Свв. Первоучителей Славянских: С. П. Брюн. Просветители славян у престола Святого Петра. - С.29-37 (дискуссионная статья) ;Т.П. Геров. Изображения святых учителей славян

Кирилла и Мефодия - С. 39 - 53; Д.Д.Чешмеджиев. Изображения святых Кирилла и Мефодия в искусстве эпохи Болгарского возрождения. - С.55 - 63; И. А. Шалина. Традиции почитания на Руси Кирилла и Мефодия и особенности их иконографии. - С. 65 - 87; А.П. Иванникова. Особенности иконографии Нового времени. Почитание святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия в России в XVIII - начале XX века. - С. 89 - 111.

2. Празднование дня Святых Кирилла и Мефодия в Новгородской Духовной семинарии//Калужские Епархиальные ведомости. 1863. №10. 31 мая.  С. 180.

3. Серафимов В., свящ.; Фомин М. Описание Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге... СПб.1865.С.78.

4. Примечание редакции к ст.: Виноградский В. Н. Фрески подземной базилики св. Климента в Риме//Сборник на 1866 год, изд. Обществом древнерусского искусства, при Московском Публичном музее. М. 1866. С. 171.

5. Иконописный подлинник Новгородской редакции по Софийскому списку конца XVI века. С вариантами из списков Забелина и Филимонова. Подлинный текст Софийского списка XVI века. М. 1873. С. 72-73.

6. Сводный иконописный подлинник XVIII века. По списку г. Филиппова. М. Тип. университетская. 1874. С. 271.

7. Хозяйственные и промышленные известия. Некролог.:.. Григорий Иванович Ширяев [+4 мая 1875 г. ]// Труды Имп. Вольного Экономического Общества за 1875 г., т. 2, № 1. С. 114-115.

8. Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской Епархии. Издание Санкт-Петербургского епархиального историко-статистического комитета. Вып. 9. СПб. 1884. С. 50.

9. Погодин М.П. Речь в предварительном собрании Киевского отделения Славянского комитета 1 октября 1869 г. /Соч. Т. 3. Речи, произнесенные М.П. Погодиным в торжественном и прочих собраниях, 1830-1872. М. 1872.  С. 594.

10. Присоединение галичан к Православию//Кишиневские Епархиальные ведомости. Отд. второй. 1871. №4 (15 февраля). С. 125.

11. Заметки. Благопопечительная заботливость нашего правительства о Воскресных при Духовных семинариях школах// Кишиневские Епархиальные ведомости. Отд. второй. 1870. №5. 1 марта. С. 386.

12. Керский С. Отчёт о ревизии духовно-учебных заведений Московской Епархии (в 1873 г.). СПб. 1877. С. 104.

13. Бодянский О.М. Изображения Славянских Первоучителей и Просветителей, Св. Кирилла и Мефодия, на полях образа Святителя Николая Скоропомощника, находящегося в Афонском Дохиарском монастыре. С литографированным изображением//Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1868. Январь-Март.Ки 1. С. 260.

14. О новой иконе Свв. Кирилла и Мефодия, изданной слепцом Г.И Ширяевым // Минские Епархиальные ведомости. 1869. №. 21.  С. 285-286. Осторожность в описании св. образа объясняется настойчивым отрицанием со стороны Еп. Порфирия (Успенского) наличия епископского сана у Св. Кирилла. Впрочем, владыка Порфирий в 1860-1870-е гг. по этому вопросу, как видно из приведённых мнений Архиереев, среди своих собратьев - епископов был в меньшинстве.

15. Семинарская церковь и её освящение//Тамбовские Епархиальные ведомости. Ч. Неоф. 1877. №13. С. 404, 418 и дал.

16. Леонтий (Лебединский), [митр.]. Слово в день Свв.  Мефодия и Кирилла, сказанное в домовой церкви Каменец-Подольского Духовного училища/Слова, поучения и речи Леонтия, архиепископа Холмского и Варшавского. Т. 1. СПб. 1876. С. 80.

17. Новооткрытые фрески из жизни святых равноапостольных  Кирилла и Мефодия //Ярославские Епархиальные ведомости.1869. №36. 10 сентября. С. 286-292.

18. Бодянский О.М. Ук. соч.; Шалина Н.А. Традиции почитания на Руси Кирилла и Мефодия и особенности их иконографии. // «В начале было Слово...» (каталог выставки) М. 2013. С. 80.

19. Димитрий (Муретов), Архиеп. Слово в день Свв. Равноапостольных Мефодия и Кирилла, просветителей славянских.//Волынские Епархиальные ведомости. 1887. №11. Ч. неоф. С. 490.

 

 Икона свв. Кирилла и Мефодия, мастер Недко Зограф

 

 Икона, Бухарест 19 век

 

Свв.Кирилл и Мефодий - из издания Г.И. Ширяева

 

Свв.Кирилл и Мефодий, Исаакиевский собор. худ. Дорнер

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Алексей Поповкин:
Паломничество Митрополита Сербского Михаила (Йовановича) в Россию в 1869 году
Часть третья. Санкт-Петербург – Вильно-Острог
26.11.2019
«Патриарха Варфоломея нельзя назвать главой Православной Церкви»
Митрополит Амфилохий (Радович) подверг жесткой критике позицию Фанара по Украине
28.10.2019
Паломничество Митрополита Сербского Михаила (Йовановича) в Россию в 1869 году
К 150-летию русско-сербских торжеств в Одессе, Киеве, Москве, Санкт-Петербурге, Вильне и Остроге на Волыни
08.10.2019
«Великий день Кирилловой кончины» (Ф.И.Тютчев)
3. «Святители Божии - Мефодие и Кирилле». Иконописная традиция изображения Славянских Апостолов в XIX веке и её изменения
05.04.2019
Все статьи автора
Последние комментарии
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Разработчик РНЛ
04.12.2019
Кто укажет Родниной её место?
Новый комментарий от АБС
05.12.2019
Потерянный выход
Новый комментарий от sasha
20.11.2019
Ничего случайно не бывает
Новый комментарий от Ортодоксос
04.12.2019
Новый способ растления человека
Новый комментарий от Ортодоксос
04.12.2019