Поле бессмертия

Поэма. Памяти Юрия Гагарина






 

1

А все же, - с чего начинается Родина? 

Как пели когда-то всей дружной страной:

С болотистой речки, поросшей смородиной?

C березовой рощи, веселой, грибной?!

 

С грача, прилетевшего самого раннего?

Да с вербы, что вздумала буйно цвести?

А может быть, с русского поля бескрайнего,

Которое жизни не хватит пройти?!

 

Оно позовет нас из дома тропинкою,

И спину не раз перекрестят тайком.

Сюда возвратимся мы позже, с сединками,

Сглотнув со слезами непрошенный ком.

 

Здесь все поисхожено дедом и прадедом,

И все мне знакомо, родное вокруг,

Все полито потом солёным и праведным ­-

Недаром сияет, как зеркало, плуг.

 

А встречу случайного сельского жителя

У крепкого дома с изящной резьбой:

Как звать Вас?" ­- Ответит мне: "Юра..."

"Скажите-ка!

По - гречески мы - «земледельцы» с тобой!"

 

Выходит, что нам с тобой поле завещано,

Отборное щедро роняя зерно,

Беречь его, словно реликвию вечную,

Иначе заглохнет, погибнет оно...

 

Случалось, плуги отставляли мы в сторону,

Нетронутым стыл на лужайке обед,

Когда над просторами каркали вороны ­-­

Предвестники горя людского и бед.

 

И глохла бурьяном земля плодородная,

И только надежда на чудо жила,

И зрели в полях гроздья гнева народного,

Но как эта жатва была тяжела!

 

Хлеб-солью встречаем гостей у околицы,

А тем, кто непрошенно лез напролом,

Поля беспредельные крепко запомнятся

Меж Волгой и Доном, меж Курском - Орлом...

 

Поля моей Родины! Вечная музыка

Звучит над осенним поникшим жнивьем...

Есть поле Донского, есть поле Кутузова,

У каждого в жизни есть поле своё!

 

Есть поле, где радуют всходы хорошие,

Другое дыхнет одичалой тоской...

...Есть поле бесславья, травою заросшее,

Есть поле Бессмертья -знак славы людской!

 

2

Вся грустная повесть, как песня неспетая,

Лишь вспомню, и к горлу подкатится ком :

Я вижу: Гагарин летит над планетою,

С которой навек обвенчался витком...

 

Летит над полями -смоленскими, гжатскими,

Над малой речушкой и сельским прудом,

Над Русской равниной ­-­ с могилами братскими,

Где в гулких просторах родительский дом.

 

И вновь вспоминается утро апрельское

И прерванный в школе последний урок,

И светлые слезы учителя сельского,

Сдержать он которые так и не смог...

 

Прорыв тот, взорвавший планеты спокойствие,

Наделавший шума, смятенья в умах,

Явил, что не только покорность нам свойственна ­-

Высокий полет и вселенский размах!

 

О, мудрость славянская с русскою удалью!

Тебе выстилали тропинки из роз

Базары Каира и улочки Суздаля,

Где в давние годы мужал я и рос.

 

Радушие встреч с хороводами, пением -­

Впервые с тех майских победных времен

Народ мой за все свое долготерпение

Сполна этим праздником был одарён.

 

Я счастлив: - тогда и была мне подарена

Живая, не с телеэкранов и книг,

Такая родная улыбка Гагарина -

Далекого детства счастливейший миг!

 

Планеты Земля стал он сыном прославленным,

Полпредом великой доселе страны,

И вновь отступал, огрызаясь затравленно,

Повсюду маячивший призрак войны...

 

Мы с ним одного были имени-племени,

Нас русские матери так нарекли.

Мы гордые дети великого времени,

Все так начиналось! Мы столько б смогли...

 

Но дикая воля... Судьбы ли крушение...

Беда начала свой отсчитывать срок...

Однажды, Земли одолев притяжение,

В тот день роковой одолеть он не смог...

 

Земля распахнула объятия преданно,

Секунду бы -две: лишь разверзнется мгла...

Когда-то, пустив его в путь неизведанный,

В обычный полет отпустить не смогла...

 

Найдутся ль слова, как совет утешительный,

Чтоб в жизни остаться на самом краю:

Рвануть бы ему рычаги порешительней

И вырвать у смерти секунду свою!...

 

Но взрыв покатился над Русской равниною,

И ахнули Альпы, и вздрогнул Памир,

И схлынули белые снеги лавинами,

И замер в недобром предчувствии мир.

 

Глухая деревня, Смоленщина, Прага ли -

Услышали в штопор свалившийся вой,

И девочки две безутешно заплакали

В притихшем лесном городке под Москвой.

 

Старушка из рук уронила вязание,

И сгорбился сразу, потупился, сник -

И рикша в Бомбее, и негр в Танзании,

И скрипнул зубами седой фронтовик...

 

В тот день я лишился святого наследства

И, став сиротою, на все был готов.

Как будто в тот день схоронил своё детство,

И жить не хотелось в семнадцать годов...

 

Секундами мертвыми путь их был вымерен,

И только рассеялся въедливый дым -

Вдруг стало светлее в лесу под Владимиром

И больше ещё одним местом святым...

 

Не верю, не верю, что смерть неминуема,

Что сделала вечным высокий полет.

Читал уж сто раз про мгновенья последние,-

В сто первый читаю, ­- а вдруг повезёт?!...

 

3

 

Вот годы прошли, быстротечные минули,

И что-то случилось при смене систем,

Как будто бы душу из каждого вынули,

А может наполнили чем-то не тем?!

 

Лишь только рождаемся, тонем в греховности,

По миру плетемся с холщовой сумой,

Зависнув над бездной глухой бездуховности,

Она, а не СПИД, стала новой чумой.

 

И скверною этой, как похотью липкой

Замараны все, кто родился и впредь...

Неужто, согретый бессмертной улыбкой,

Остыл этот мир, и его не согреть?!..

 

Неужто же холод и мрак отчуждения

Вошли глубоко в наши поры и в кровь?

Неужто забыты в бреду наваждения

Инстинкт материнский, тепло и любовь?!

 

...То ль пискнула ранняя птаха в кустарнике,

Иль кот, ворошивший в контейнере грязь,

Но дворник Василий, прошедший майданеки,

Осел возле бака, за сердце схватясь...

 

Грех детоубийства -то факел бензиновый,

То в землю, то в воду, то в мусор -живьём!!!

Но сердце пронзит писк комочка без имени:

Не в Спарте ли древней сегодня живём?!

 

В той Спарте, что нравом жестоким прославлена,

Хоть время другое, но тот же исход:

Там в пропасть бросали детишек ослабленных,

Здесь просто ненужных - туда же... в расход...

 

А сколько в приютах их, в детских приёмниках?

А сколько по белому свету всему?!!

Россия, в часы покаяния припомни-ка:

Кого раздавала незнамо кому?!!

 

Иную припомни ты веру-религию,

Когда становилась земля горяча,

Детей эшелонами, словно реликвию,

Везла в вглубь страны от огня и меча...

 

Там Вечный огонь погасили в безденежье,

А тут забросали песком дикари.

Куда же,Россия, от срама ты денешь их -

Подонки -блудливые дети твои...

 

Убийцы детей и убийцы родителей -

Как струпья заразы, эпохи изъян,

Встает силуэт не пещерного жителя,-

Тупого, безмозглого, - из обезьян !

 

То в холод бросает, то снова испарина:

Понять ли, насколько цена велика!-

С торгов уплывает скафандр Гагарина,

Святыни идут за кордон с молотка!!!

 

Сегодня скафандр, а завтра и Родина,

Не дай, бог, дожить мне до этих времен!

Но плиты несут по ночам в огородины -

Бессмертные плиты священных имен...

 

Как вместе мы горюшко мыкали - было ведь?!

И воем село откликалось на смерть?!

Хапугу XX века бы выловить!

Поймать и в пустые глаза посмотреть...

 

В глазницах тех светлое что-нибудь топчется?

Хоть искорка света, продлившая род?

Увы, неминуемо катится общество

К опасной черте -бездуховность грядет...

 

Россия, очнись!

Русь великая!

Родина!

Воззри отрезвленно, вставая с колен!

Не все, что ещё продается, распродано,

Гудят верховые ветра перемен,

 

Но скоро опустятся, хлынут низовьями,

И в миг очищения ты не забудь:

Ты вспомни -ступни почерневшие Зоины,

Матросова Саши пробитую грудь...

 

Болят они -вечного времени выстрелы,

И в ветренный полдень, и в хмурую ночь...

Ты силы найди, чтобы боль эту выстрадать,

Чтоб глухость избыть, слепоту превозмочь.

 

Быть может поэтому стали мы хмурыми,

Что подвиг героев для нас не пример -

Все меньше ребят называем мы Юрами,

Всё больше на западный метим манер?!

 

Покуда беснуются все сытомордые

И кто в наркоте пропадает зазря,

Но вот над страною восходит свободная

Заря очищенья, спасенья заря!

 

С далеких времён, от мечтавшего Пушкина,

Желавшего дерзской свободы глоток,

Всё ширится зарево, шире отдушина,

И свежего воздуха хлынет поток!

 

4

 

Я снова в лесу, ещё многое помнящем,

Где пусто, и птицы пока не поют,

Где в час роковой, не взывая о помощи,

Нашли два героя последний приют...

 

И снова в душе оживают мгновения,

И кажется вовсе не прожита жизнь.

Мелькнувшее прошлое, как дуновение,

А жизнь, словно конь, - на скаку удержись!

 

Как знак межевой, чтобы помнили, помнили,

Зияет, саднит и болит на века -

Воронка, апрельской водою наполнена,

Что, как поминальная чаша, горька...

 

И в круге скорбящем - березы поранены,

Под ними чуть-чуть приподнявши листок,

На цыпочках тянется к свету: не рано ли?-

И прячется в ворохе первый росток.

 

Пора уж... и листик, сиреневый, маленький,

Прошил уже солнцем обласканный склон,

Вот-вот из-под снега сбегут на проталинку

Подснежники всех прошумевших времен...

 

Ещё их тугие бутоны не лопнули,

Покуда в березах не тронулся сок,

Всхожу я как будто на место на лобное,

И ветер, -как ствол вороненный, ­-­ в висок.

 

И чувствую плотью берез излучение,

И раны земли, что в душе не избыть,

Все беды земные, людские мучения,

Чтоб выстрадать право судить и любить.

 

В душе исчезают мирские сомнения,

И видится зримо мелькнувшая жизнь,

И совести цвет иль души затемнение -

Здесь, как на экране -таись-не таись!

 

И дрогнет стрела монумента ракетою,

Качнется нацеленно в звездную высь,

И снова продолжится песня неспетая,

Как, впрочем, и вся его вечная жизнь...

 

И в рокоте сосен - чу: голос ли, эхо ли?!

Молю, затаивши дыханье, судьбу:

"Протяжка! Есть старт! Зажиганье! По-е-ха-ли!!!"

И пальцы строив, подношу я ко лбу...

 

Спаси-сохрани его, силы небесные!

Спаси-сохрани его в дальнем краю!

Спаси-сохрани всех, кто были безвестные,

А нынче продолжили песню свою...

 

Спаси-сохрани их от лютого ворога,

Спаси-сохрани их от липкой молвы,

Спаси-сохрани все, что вечно и дорого,

Все то, без чего мы б не знали любви...

 

Спаси-сохрани!- умоляю Всевышнего,

Спаси-сохрани -заклинаю, как стон, -

Владимирским храмом, владимирской вишнею,

И скорбными ликами с древних икон.

 

Молюсь я неистово -мыслью ли, словом ли,

Молюсь на воронку, где канула жизнь,

На эту березу с вершиною сломленной,

Которая вновь устремляется ввысь!

 

Молюсь на иконы со скорбными ликами,

На холмики древних осевших могил,

Молюсь я на фрески Рублева великие,

На Русь, что стреножена и... без удил.

 

Он нужен нам всем: и земле с перелесками,

И полю, где клевер тревожно цветет.

Врага побеждали мы с именем Невского,

Сегодня от скверны Гагарин спасет!

 

Поля моей Родины! Светлыми узами

Связали героев и это жнивье.

Есть поле Донского, есть поле Кутузова,

И есть у Гагарина поле своё!

 

Весною оно пламенеет тюльпаново,

Зимою колючей пургою звенит,

Как Русь поднялась с Куликовского заново,

Россия взошла с Байконура в зенит!

 

И если Отчизна взывает к отмщению,

Чтоб скверну избыть и огнем, и мечом,

Нет места вернее для душ очищения -

Поляны святой под лесным Киржачом!

 

И как на причастие исповедальное,

Ценя эту дружбу превыше всего,

Приходят сюда пред дорогою дальнею

Небесно-крылатые братья его...

 

Россия! Взыграй в свои трубы неистово,

Знамена былые священные взвей!

Листы ещё есть неисписанно-чистые

В той Книге Бессмертья и Славы твоей!

 

Сирот собери, их отмой и, отпаренных,

Душевным теплом одари, не тая,

И вызреет новое племя Гагариных,

И снова продолжится слава твоя...

 

И время придет - не заводчиков-баринов,

Другое наступит -судить по уму,

И вновь будут в книгах портреты Гагарина,

И жизнь будем снова сверять по нему!

 

И я доживу, доползу и отпраздную,

Как самую главную веху в судьбе,

Я счастлив, что жить в эту пору прекрасную

Возможно придется - не мне, так -тебе!

 

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. Re: Поле бессмертия

На главной странице в двух материалах фигурируют две почти одинаковые фотографии Гагарина. Но одно отфотошоплена, а другая - нет.

Коротков А. В. / 14.04.2019
Юрий Павлов:
Уходили девочки в бой...
Стихи о войне
13.05.2019
Живы!
История одной фотографии
09.05.2019
Минута молчания
Стихи
07.05.2019
Все статьи автора
"Русские герои"
Беспримерная стойкость русских войск
165 лет назад началась первая героическая оборона Севастополя
02.10.2019
«Это человек, который всегда оставался верным своему государству»
О конференции памяти генерал-фельдмаршала И.В. Гурко, состоявшейся в родовой усадьбе военачальника Сахарово на Тверской земле

26.09.2019
Все статьи темы