Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Незнание порождает страх

Александр  Раков, Русская народная линия

Теракт 29 марта 2010 в московском метро / 02.04.2010


Беседа с главным редактором газеты «Православный Санкт-Петербург» о терактах в московском метро …

От редакции РЛ. Террористические акты, совершенные 29 марта 2010 года на двух станциях Московского метрополитена «Лубянка» и «Парк культуры», вызвали большой общественный резонанс. Эти теракты широко освещались в средствах массовой информации. Несмотря на то, что СМИ уделили этим событиям много внимания, их роль в освещении терактов получила неоднозначную оценку. Известный петербургский православный журналист, главный редактор газеты "Православный Санкт-Петербург" и еще четырех газет - "Соборная весть", "Чадушки", "Правило Веры" и "Горница" Александр Раков в интервью «Русской линии» высказал свое мнение о роли, которую СМИ сыграли в освещении террористических актов в Московском метрополитене.

«Русская линия»: Александр Григорьевич, роль СМИ в освещении терактов в московском метро оценивается по-разному. Встречаются и негативные оценки. В частности, клирик Камчатской епархии иерей Роман Никитин, главный редактор епархиального сайта «Наша Камчатка», считает, что «когда информагенства распространяют очередную весть о новом террористическом акте, они невольно становятся «пособниками» в том деле, которое творят террористы. Ведь цель террора - посеять страх в обществе. Страх за свою жизнь, и за жизнь близких людей». Мнение о том, что СМИ сеют в обществе страх, нагнетают истерию, вызывают в людях паническое настроение, широко распространено. Разделяете ли Вы это положение?

Александр Раков: Я считаю это положение в корне неверным. Информировать население о произошедшем нужно обязательно. Но здесь нужно уметь соблюдать норму, чтобы страшная информация не привела к панике. По сути дела, это, действительно, настоящее искусство. Давно известно, что как раз слухи, неведение и незнание порождают у людей панику. Я прекрасно помню события в Москве в начале 60-х годов, когда один бандит с женщиной убивал людей и воровал телевизоры. Тогда это было дикостью, сообщение об этом преступлении настолько напугало население, что вся Москва перестала ходить в кинотеатры.

И теперь после терактов вагоны поездов московского метро вечером были полупустыми. И это вполне естественно для человека, обладающего чувством самосохранения. Конечно, человек боится быть разорванным на куски, но то, что сказал иерей Роман Никитин, в корне неверно. Если говорить о церковной политике в отношении гласности, то она как раз и является логическим продолжением так называемой келейности. Замалчивать события нельзя.

Уже известны описания внешности людей, которые сопровождали бандитов, по сути дела, это соучастники. Каким образом ФСБ или другие спецслужбы сумеют найти бандитов без помощи населения? Я могу ответить на этот вопрос совершенно определенно: шансов на это практически нет. Только гласность, только обращение к населению даст возможность вычислить и найти этих пособников. А найти их нужно обязательно. Поэтому сообщать населению о терактах надо. Конечно, кто-то испугается, кто-то не будет ездить какое-то время в метро. Неудивительно, что Москва некоторое время была в ступоре. Хотя перевозку людей не сразу удалось наладить, но это все-таки было сделано.

Меня поразил один факт: оказывается, о готовящемся теракте было известно нашим специальным органам и даже населению. Люди сообщали об этом в милицию, милиция проверяла. Но невозможно проверить все станции Московского метрополитена, ведь там порядка 150 станций. Пока практически невозможно вычислить террористов в многотысячном потоке. Только Израилю удается предотвратить до 90% терактов, на это есть специальные люди, разработана специальная методика, изучено поведение людей, собирающихся провести теракт. Наши спецслужбы теперь тоже этим занимаются.

РЛ: Ранее в интервью нашему агентству сотрудник Прокуратуры Северо-Западного Федерального округа, пожелавший остаться анонимным, сказал, что «средствами массовой информации то ли по глупости, то ли сознательно распространяется миф о том, что теракты вообще невозможно предотвратить. То есть, получается, мы можем только либо «накачивать» финансовыми средствами республики, в которых ожидают теракты, или же устранять каким-то образом только лишь последствия кровавых злодеяний террористов. Я был поражен, что миф о невозможности предотвращения терактов продолжает распространяться». Александр Григорьевич, СМИ не только освещали теракты, но и делали определенные выводы, например, некоторые СМИ пришли к выводу о почти принципиальной невозможности предотвратить теракт. Как Вы считаете, должны ли журналисты нести ответственность за свои выводы и умозаключения, опубликованные в СМИ и предоставленные на обозрение широкой публике?

АР: Я простой журналист, я не специалист по террористическим актам, но как гражданин имею право делать какие-то выводы. На «Русской линии» было опубликовано интервью известного журналиста Михаила Леонтьева. Он тоже считает, что теракты предотвратить невозможно, и то, что Америку после 11 сентября 2001 года больше не сотрясал ни один теракт, вовсе не говорит о том, что американские службы сумели предупредить и предотвратить теракты, это скорее говорит о том, что США были просто не нужны террористам.

Что касается сотрудника Прокуратуры Северо-Западного Федерального округа, то он просто защищает честь мундира. Я уверен, что сейчас действительно невозможно предотвратить все теракты. Я не знаю, почему прокурор не слушает нашего Президента, но сразу же после совершения этих терактов Дмитрий Медведев сказал о невозможности 100% предотвращения терактов сейчас. Президент сделал упор на том, что нужно усилить работу спецслужб для внедрения в бандформирования, для предотвращения терактов. Но это колоссальная работа.

Почти вся информация о готовящихся взрывах гуляла по Москве. Милиция обыскала все Митьково, откуда поступила информация о готовящемся теракте, но ничего не нашла. И это неудивительно, ведь Москва - это 12-миллионный город, улицы которого запружены многомиллионной толпой. Каким чудом рано утром среди многотысячной толпы можно вычислить женщину обычной внешности, которая несет на себе совершенно незаметный трехкилограммовый пояс? Надо понимать, что тактика террора тоже развивается, террористы не стоят на месте. Поэтому прокурор это говорил, я думаю, чтобы успокоить население. Конечно, часть населения в панике. Это естественно, так бывает всегда.

Конечно, на СМИ ложится особая ответственность. Стоит обратить внимание на то, что сейчас СМИ не показывали вблизи раненых и убитых людей, как было раньше. Это вполне логично, объяснимо и по-человечески потому, что не все могут психологически выдержать кадры с оторванными руками, ногами, это кошмарное зрелище не все способны пережить. Люди в полной мере не представляют себе всего ужаса. Но, есть и специальные люди, и специальная наука о том, как сеять панику в обществе и как её погашать. Есть даже наука о том, как распускать слухи. В военное время немцы распространяли слухи, специально диверсанты были заброшены. Слухи являются одним из видов психологической войны. Это правда. Поэтому я считаю, что ни в коем случае нельзя замалчивать факт теракта. Это первое. Второе, преуменьшать его последствия также недопустимо. Третье: необходимо предавать гласности имена погибших и раненых людей, за исключением тех, кто находится под подозрением. Четвертое, нужно непременно обращаться к населению за помощью. Не все люди, как нередко считается, трусливы и ненаблюдательны. Обратите внимание на то, что когда раздается анонимный телефонный звонок о заминировании того или иного здания, станции метро и т.д., и даже если не зафиксировали, откуда звонят, ФСБ и другие спецслужбы обязательно выезжают на место, эвакуируют оттуда людей и тщательно всё обследуют. Конечно, возможны тысячи таких звонков, возможно, специально сделанных, чтобы сбить с толку, но ведь из тысячи ложных звонков может один оказаться настоящим. И именно этот звонок, на который отреагировали спецслужбы, спасает жизнь многих людей. Раз существует опасность, то на неё надо соответствующим образом реагировать. Мы не знаем, слава Богу, всех методов работы наших спецслужб, нам и не нужно этого знать. Мы с вами обыватели, каждый из нас должен заниматься своим делом. Но то, что наши спецслужбы работают, если не до кровавого пота, то, во всяком случае, днем и ночью, я в этом не сомневаюсь. Я не сомневаюсь в том, что эти бандиты и их пособники будут найдены и уничтожены «дотла», как неудачно сказал наш Президент.

К сожалению, 39 погибших в московском метро людей уже не вернуть, это большое горе для семей, это колоссальное количество невинных людей. Представьте, что человек, который ни в чем не виноват, который ничего плохого не сделал, едет на работу, и вдруг его разрывает на куски, отрывает ему ногу.

Я считаю, что Чечня давно не наша. Исламская политика заключается в том, чтобы выйти к морю, захватить Ингушетию и Дагестан. В Дагестане идет настоящая война, о которой мы практически ничего не знаем, и это меня поражает. В Дагестане убивают работников администрации, убивают наших солдат и спецназовцев, а у нас, если верить СМИ, тишь да гладь, да Божья благодать. Это правильная информационная политика или нет? Я не могу найти ответа на этот вопрос.

РЛ: Директор Аналитического Центра изучения общественно значимых проблем Владимир Сурин в интервью нашему агентству отметил, что «в зависимости от нашего совокупного национального духовного потенциала и будет решаться проблема терроризма. И это решение заключено, прежде, в познании себя. И ныне идет трагический и мучительный процесс именно познания себя. Познания и изменения себя, пересмотра привычных взглядов и установок. Цензура - это запрет, лежащий только в сфере писать - не писать, показывать - не показывать? С другой стороны: разве не освещение в СМИ делает терроризм реальным рычагом политического влияния?» По его мнению, «демократическая цензура, гражданская самоцензура - вот что необходимо в данный момент и в данных обстоятельствах. Это самозапрет: не читать, не слушать, не смотреть. Того, что пишут, говорят и показывают созданные по либеральным лекалам средства массового тиражирования проявления зла в мире. Факт убийства невинных людей не может быть ни информацией, ни информационным поводом. Это трагедия, над которой нужно размышлять. Не «получать информацию»! Размышлять применительно к самому себе». Александр Григорьевич, согласны ли Вы с этим мнением? Нельзя ли говорить о том, что СМИ, возможно, неосознанно повышают самооценку террористов, превращая их в медиафигуры, увеличивая их значимость в их же собственных глазах?

АР: Простите за резкость, но Владимир Сурин блудит словами. Что за совокупный духовный потенциал? Что за познание себя? Что за гражданская самоцензура, когда погибли близкие или знакомые люди? Давайте вспомним уходящие в прошлое события Норд-Оста. Это была колоссальная трагедия в столице, которая потрясла всю страну. Человеческие потери были гигантские. НТВ понаставило свои камеры на месте действий, транслировало запись в прямом эфире, что позволило террористам наблюдать за передвижением наших военных по телевизору, который находился в зале. И только этим НТВ нанесло колоссальный вред и спецслужбам, и всей операции. НТВ давало террористам информацию о том, что происходит снаружи, не говоря уже о том, что среди толпы у террористов стояли их осведомители, которые по телефону передавали им информацию. Вред, нанесенный НТВ, сознательно или нет, очевиден.

Господин Сурин предлагает оставить всё на уровне кухонных разговоров, которые мы уже проходили в советское время. Эта мысль не нова. Если ограничиться кухонными разговорами, то это будет только порождать слухи, а слухи уже пошли. То, что говорит Сурин, - это или сознательная дезинформация, или, простите меня за грубость, некое недоумие. Как в наше сверхинформационное время можно замолчать какое-то событие? Все мы пользуемся Интернетом. Минуту назад что-то произошло, мальчишка заснял происходящее на телефон, запись выложил в Интернет, и о событии знают миллионы. На многих американских домах вывешен знак - глаз в треугольнике. Это означает, что жильцы сотрудничают с полицией. А полиция выезжает на место по первому же звонку 911. В России, к сожалению, такого доверия к нашей милиции нет, а проигрывает вся страна.

Следственный комитет при Прокуратуре РФ просит СМИ отказаться от распространения информации, имеющей значение для расследования уголовных дел о терактах на станциях «Лубянка» и «Парк культуры». «Всё это негативно влияет на ход расследования уголовного дела, рождает нездоровые слухи, создаёт реальную угрозу для некоторых участников уголовного процесса и их родственников», - говорится в сообщении к журналистам. Пример с НТВ весьма показателен.

Такие теракты готовятся месяцами. Не стоит думать, что вопрос лишь в том, что террористов привезли в Москву с горной Чечни, и теракт таким образом был подготовлен. Это чушь. Во-первых, настроить человека на добровольную смерть не так просто. Во-вторых, надо подготовить техническое обеспечение, квартиры, машины, проработать места отхода. Не знаю, правда это или нет, но в интернете прошло сообщение, что за 10 тысяч долларов можно провезти целый грузовик взрывчатки в Москву.

Кстати, события в Буденновске это доказали; вспомните, сколько они проехали постов ДПС и сколько провезли оружия. Любой серьезный теракт требует колоссальной подготовки.

Самое мягкое слово, которое я могу найти для комментария господина Сурина, - это благоглупость. Человеку присуще любопытство, которое, правда, в Православии считается грехом. Но иногда любопытство вызвано опасением за свою жизнь, за жизнь близких людей. Если мы будем молчать, как это уже бывало, то мы тем самым только усугубим ситуацию. Потому что террористы всё снимают на видео, им за это платят, всё это пересылается хозяевам. Тогда уже не наши журналисты будут комментировать эти события, а наши враги. То есть мы отдадим им в руки не только жертвы их чудовищного преступления, но и информационное оружие, как это уже было в первую Чеченскую войну. Опять не могу не упомянуть недобрым словом НТВ, которое работало на пользу врагам. НТВ показывало наших пленных и убитых, но не показывало чеченцев. Давайте говорить правду: они были куплены с потрохами. Следственный комитет при прокуратуре обращается к журналистам, которым удалось взять интервью у очевидцев преступлений, передавать им эту информацию по тел. 8 -499-265-90-02.

Теперь что касается цензуры, о которой говорит господин Сурин. Во-первых, начнем с того факта, что цензура на самом деле уже существует, просто она не афишируется. Спецслужбы отслеживают информацию в Интернете и блокируют те сайты, на которых есть неугодная им информация. И совершенно правильно делают. Беспредела быть не должно. Я думаю, что цензура должна быть еще жестче. Цензура должна быть на телевидении, в печати, в Интернете, на радио. Наличие цензуры - это условие существования государства.

Имеет ли значение информация, что террористы, которые взорвали «Невский экспресс», все до единого были уничтожены? Придает ли им эта информация героический облик? Также были уничтожены все до единого террористы, которые захватывали Буйнакск и Буденновск. Спецслужбы это особо не афишируют, но и не скрывают. Почитайте о спецоперации по уничтожению Шамиля Басаева. На каждого террориста заведено персональное дело. После Норд-Оста, если вы об этом забыли, помните, в Арабских Эмиратах, в Дохе был взорван автомобиль с руководителем Норд-Остовской террористической операции Зелимханом Яндарбиевым, бывшим президентом Ичкерии. Его взорвали наши два специальных агента. Так вот, их поймали, пытали и даже хотели приговорить к смертной казни, но в результате переговоров они теперь должны отбывать наказание в российской тюрьме. Честно говоря, я думаю, что эти люди получили награды и теперь находятся отнюдь не в тюрьме.

Нужно понимать, что на террористические операции идут не простые люди, здесь колоссальное значение имеет психологическая, идеологическая подготовка и вера. Наши спецслужбы не прощают ни организаторов, ни исполнителей терактов. Смертники уверены, что они совершают благое дело, как у любого преступника у них есть идеологическая подкладка. Смертник, идущий на операцию, во-первых, накачан наркотиками, во-вторых, он не боится смерти, в-третьих, он подготовлен психологически, кроме того, его постоянно психологически подкачивают через телефон. Ему дают команды. Если они герои, то среди кого? Наша страна коррумпирована, к величайшему сожалению, деньги решают всё. Сколько было краж людей в центре Москвы, их в багажнике беспрепятственно довозили до Чечни! Возможно ли проехать мимо сотни постов ГАИ? Увозили людей богатых, ради выкупа. И похитители добиваются своего.

В своей среде террористы, может, и герои. Мы помним Радуева, который получил пожизненное заключение и вскоре умер в тюрьме. Все мы помним сюжет по ТВ, где он сказал: «Если бы я знал, какие у вас правоохранительные органы, я бы этим не занимался». Эта фраза меня зацепила и осталась в памяти. Действительно, наши службы работают жестко и эффективно, Дмитрий Медведев даже предупреждал, чтобы они не перегнули палку.

На мой взгляд, СМИ нормально освещали теракт в Московском метрополитене. Мы, работники СМИ, - не обслуга власть предержащих. Мы ведь не создаем событий, мы только о них рассказываем, на них реагируем. Мы или просто рассказываем факты, или дерзаем их анализировать, что, конечно, более ответственно. Я считаю, что в этот раз наши спецслужбы и службы, отвечающие за информацию, сработали блестяще. В прошлый раз сразу были показаны фотороботы, сейчас ни на ТВ, ни в Интернете вы не найдете созданные портреты. И это совершенно правильно. Эти изображения должны иметь люди, которые их разыскивают. От простых людей все равно толку мало, мы не умеем этого делать, у нас взгляд не настроен на это. Способов терроризма много. Подражателей террористам много. После теракта резко увеличилось число звонков с ложными сообщениями о взрывах. Даже из Храма Христа Спасителя по ложному звонку пришлось эвакуировать более 100 человек. Информировать население нужно обязательно. Информировать должны профессионалы. Замалчивать события нельзя, но информация должна быть дозирована.

Беседовал Александр Тимофеев, Русская линия

КАВКАЗ

Гляжу я на тёмные горы,

В ущелье грохочет Рубас...

Тут снова стрельба и дозоры,

Опять беспокоен Кавказ.

Затишья и грозы Кавказа...

Так, видимо, будет всегда.

Война тут живёт, как зараза.

России отсюда - беда.

Что делать, что делать России?

Покуда нам ясно одно:

Спасительна здесь только сила.

А дальше - неясно, темно...

Гляжу на вечерние горы.

В ущелье грохочет река.

Тут снова стрельба и дозоры...

И словно в крови облака.

Геннадий Иванов



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Прохожий : Лучший выход - замалчивание террора
2010-04-02 в 19:03

В данном случае Сурин, обычно оригинальнючающий утопиями, прав. В совесткое время терроризма в современном смысле, как массового убийства невинных граждан, не было. Кроме редачаших исключений. В первую очередь взрывов и захватов заложников не было потому, что этого не показывали по ТВ и не рекламировали в газетах и по радио.
Неправда, что у нас не советское время и информацию не удержать. Ее вполне можно, во всяком случае, минимизировать окриком сверху, раздать темники журналистам по освещению. Автор интервью прав в том, что нужно больше информации об уничтожении террористов, о раскрытии имен участников терора.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме