Право убивать: к годовщине убийства Олеся Бузины

Об этом не пишут в учебниках истории или права, не говорят, как правило, те, кто пользуется, и существует оно, вероятно, так же давно, как и служит предметом умолчания.

Есть такое право. Право убивать.

Читатель, может быть, вздрогнет от такого смелого утверждения. Убивать нельзя. «Не убий!» Однако, представьте себе, дорогой друг, что к вам в дом вламываются чужие люди. Сейчас дверь под ударами рухнет и через проем полезут ОНИ. Что у них на уме, будь это уголовник-сосед или пришелец? Пока сказать нельзя, но явно ничего хорошего.

Вы стоите прямо за этой, готовой вот-вот упасть дверью с одной лишь мыслью: «что же делать, как защитить себя и детей»?

Возможно, ценой собственной жизни, и вероятно, забрав жизни тех, кто рвется в ваше жилище.

Вы не готовились к такому заранее и не думали, что это может случиться. Вам страшно, и помощь со стороны, похоже, не придет. В трубке гудки...

Это ваш дом - и вам его защищать.

Готовы? Нет?

Есть и обратная сторона медали. Тот, кто готов, не постояв за ценой, предъявить свои права, воспринимается, в конце концов, как фактический хозяин.

Это все мое! Кто на меня? Кто против?

И вот уже остальные претенденты, будь у них все права, расходятся, потупив взор.

Как узнать, что кому принадлежит, если дело касается более многочисленных и сложных общностей, таких как народ или государство?

- В том числе по этому, самому простому принципу, - готовности взыскать с желающих по той же, самой высокой цене. Причем обычно далеко не со всех.  

Остальные все поймут и сами отойдут в сторону.

Это было в нашей истории не раз и не два. Благоверный князь встает на защиту родной земли и головы захватчиков и изменников летят в снежную кашу. Кто к нам с мечом придет...

Партизан тайком пробирается в родное село, и шагающий по улице, ничего не подозревающий полицай прощается с жизнью.

Отряд спецназа штурмует дом, в котором засели боевики. Скоро их трупы вынесут в пластиковых мешках...

Все описываемое - не только акт войны, но и своеобразный маркер. Здесь наша территория, и мы тут главные!

До тех пор пока мы готовы постоять за свои права, за веру, за родных, за дом, за «други своя», они на самом деле наши.

Это как табличка на воротах или печать в документе, с той лишь разницей, что ставится эта печать не чернилами (и даже не кровью, как некоторые, возможно, подумают), а решимостью и волей.

Если знают, что рука не дрогнет - не сунутся.

И напротив, если только начинаются сомнения, «а стоит ли оно того, или, может быть, все не так однозначно, и вообще, оправдано ли насилие», как вдруг, в мгновение ока, все может оказаться чужим. Того, кто в данный момент не колеблется.

И вот уже наглый захватчик тащит на виселицу защитников города. Воевода с позором бежал, а изменники открыли ворота.

Полицай убивает жену и детей партизана. Его не удалось опередить.

Боевики взрывают сотни невинных мирных людей. Их не решились остановить вовремя...

Это не только проявление борьбы сил и ее результат. Это прежде всего состязание воли. Прояви вовремя твердость, и все, возможно, пойдет по-другому.

Однако, если ты не защищаешь свое право, найдется кто-то, кто окажется решительнее тебя...

Вся история с убийством замечательного русского, малороссийского писателя и журналиста Олеся Бузины, как и многое другое, происходящее на Украине, именно об этом.

Это убийство, как маркер, как обозначение своей территории и утверждение права делать на ней все, что вздумается.

Убийство, как демонстрация противной стороне своей готовности идти до конца, как наглый и безнаказанный вызов.

Там, где речь шла о борьбе сил, мы еще как-то держались, даже если силы были не равны.

Что же касается борьбы воли и решимости...

С каким остервенением бандеровцы защищают одну бесноватую карательницу Савченко. Россия о десятках своих граждан, схваченных, зачастую, совершенно случайно, и в порядке «выполнения плана» оказавшихся «шпионами» и «диверсантами», молчит.

О тысячах же граждан Украины и речи нет.

Это только один пример из многих. Российской твердости хватило на Крым, дальше началось сплошное желе.

Враг, демонстрируя свое право убивать, не без успеха пытается утвердить свое господство. И не важно, чьи на самом деле земля и народ. Бандеровцы с самого начала, с событий на Майдане и далее везде, демонстрировали готовность идти до конца. Предъявляли свои сомнительные права и отстаивали их, если надо, беря высокую цену.

Именно поэтому на их сторону после долгих колебаний перешли и армия и правоохранительные органы.

Значительная часть населения также просто подчинилась им по причине недостатка альтернатив. Другая сторона, от Януковича и до России, оказалась слишком аморфна.

Да, «смелость» их, конечно, заемная, только благодаря гарантиям старших «партнеров». Тем не менее, дрожи в коленях нет.

 Они уже празднуют. Думают, что победили. Уродливые гоблины в военной форме пьют на кухне водку. Их командиры шарят по шкафам в поисках добычи.

Добыча для них важна. 

Лишь один из членов семьи до сих пор отбивается от них в дальнем чулане.

В коридоре, среди других, лежит тело мужчины. Этот человек защищал свой дом. Защищал единственным орудием, которым владел в совершенстве. Словом.

Его слово было слышно. Он не боялся и до конца оставался тверд. Человек этот был писателем, самым издаваемым в стране, и журналистом, одним из самых известных. Его убили в попытке запугать всех нас.

Вечная память тебе, Олесь.
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. В преддверии войны всегда гибнут писатели и поэты.

И так было всегда. Если писатель или поэт были настоящими Писателем или Поэтом. Как Ярослав Галан, убитый бандеровцами в 1949 году во Львове 11ю ударами топора. Как Виталий Масловский, убитый поднявшими свою змеиную голову украинскими последышами Бандеры в 1999 году в том же Львове в подъезде своего дома. А потом вот - Олесь Бузина... ___________ "Давно уже понял ответ я, Что нет у безумия дна… Чем меньше на свете поэтов, Тем громче грохочет война..."

ВолкСерый / 21.04.2016