Призвание Церкви в государстве Белой Руси

Часть 2

Источник: Телескоп

Часть 2. Основные направления, краеугольные вопросы, создание православных союзов и церковно-государственных советов (первую часть можно прочитать здесь).

Как же Церковь призвана достигать своей священной цели по спасению, «приведению человека к святости, призванию к святости личности и целого народа»?! Последуем за мыслью статьи: «Для этого установленным долгом Церкви (вслед за непосредственно богослужениями, различными иными священнодействиями) является осуществление проповеди истинной веры Христовой и свидетельство о ней, что включает в себя насаждение и воспитание в людях всех добродетелей и в целом христианского благочестия (высшей нравственности) – одновременно и главного богатства государства. Для этого Церковь должна исполнять следующие направления своей деятельности в государстве. Первое – просвещение людей, раскрытие перед ними христианских истин (о происхождении бытия, природе и призвании человека, смысле и цели жизни, препятствиях для этой цели и методах их преодоления), приобщение к духовно-нравственным добродетелям, традициям и устоям как высшим ценностям. Второе – обличение многообразного зла (которое во всех сферах жизни белорусского общества разрастается все шире и шире) и противостояние словом этому злу и различным видам явного и скрытого растления, которое всегда несет собою зло. Оба эти направления предполагают также и указание на духовно-нравственные идеалы (и промежуточные на пути к ним нормы) общественной жизни, посильное отстаивание их тем же словом. Наконец, третье – призывание властей государства к приведению его законов и политики в соответствие с христианской нравственностью и правдой».

Далее указываются те острые злободневные вопросы, сугубо стоящие в настоящее время перед Церковью (решение которых одновременно служит священной цели Церкви и одновременно укреплению церковно-государственной симфонии). Они олицетворяют собой как существенные упущения со стороны Церкви в Белоруссии (как, впрочем, и в России), так и одновременно насущные заветы для исполнения, призывы к действию. Это, во-первых, «защита истинной, православной веры в ее чистоте, твердое хранение догматов, канонов и священного Предания (включая богослужения)», в чем ныне присутствует определенный беспорядок, обусловленный экуменическим влиянием, теплохладностью, человекоугодливостью вплоть до обновленчества со стороны священнослужителей: «сокращение служб…, самочинные переводы служб или отдельных частей с церковно-славянского на обиходный язык, нарушение обязательной исповеди перед Таинством Причастия, невнимательность к благочестию в храме…, невыразительность богослужебного чтения, проникновение в проповедь антицерковных, обновленческо-гуманистических идей (по правилам церковной жизни, по вероучительным вопросам), нарушение… строгих требований участия в богослужебной жизни только православных христиан (вплоть до недопустимого приглашения отдельными священниками на службу иноверного клира, в том числе в алтарь, а также посещения ритуалов самих иноверцев, осуществление священнодействий над иноверцами) и иные. Соблюдение церковных канонов с устранением данных нарушений имеет колоссальное значение для укрепления среди верующих благоговейной религиозности и духовности в целом, сознательного и глубокого обращения к вере неверующих граждан. Всевозможные отступления и смягчения, проводимые под предлогом толерантности, гуманизма, требований времени, миссионерских целей и прочего подобного, лишь загрязняют чистоту Церкви, подрывают веру и благочестие в народе, отвращают от Церкви неверующих, лишают возможность иноверных увидеть и понять истинность православной веры».

Во-вторых, это, «соборность в самой Церкви» – «одна из самых острых и критических проблем в церковной жизни, которая наносит непоправимый ущерб призванию и возможностям осуществления Церковью своего служения в государстве и устроению симфонии с ним» (как, собственно, и хранению чистоты веры): «Церковь догматически суть божественное и священное соборное учреждение. Этой соборностью Церковь призвана подавать и всегда подавала пример государству… Соборность означает единство на основании общего соучастия, любви и одновременно смиренного принятия высших авторитетов, истин и заветов. Этим соборность утверждает и безусловный авторитет святоотеческих канонов и Предания… Одновременно соборность и определяет канонически верный способ принятия решений и управления в Церкви. Здесь не допустим ни единоличный произвол (как в католицизме), ни демократическое волеизъявление большинства или индивидуальное самоуправство (как в протестантизме). Должен прозвучать каждый голос и совещательно быть выслушано каждое мнение, при этом решение должно приниматься на основании согласия (и притом и прежде всего – согласия с установлениями святых Отцов), а отвержение чьего-либо мнения и голоса (даже простых мирян) должно быть обосновано священными канонами». Так вот, «в последние годы проблема нарушения (притом порой грубого) соборности резко обострилась. На ряд ключевых должностей в церковном управлении, требующих большого духовного опыта и мудрости, поставлены совершенно не готовые к этому молодые священники».

В-третьих, это «проповедь и помощь мудрым советованием государственной власти в устроении общественного строя жизни на духовно-нравственных началах»: «Церковь всегда заботилась о нуждах простого народа и об укреплении согласия между различными созидательными общественными группами (сословиями, целевыми объединениями) на основе справедливости, при этом выступая за продуманное и постепенное усовершенствование общественно-экономического уклада без революционных ломок. В этом плане для главы белорусского государства с общественно-экономическими взглядами, которые он изначально отстаивал (в отличие от его российских коллег), Церковь является надежной опорой: более того, взглянув объективно, более надежного безкорыстного и идейного союзника ему здесь и не найти. В силу длительного отчуждения от участия в государственной жизни Церковь долгое время не могла предложить государству системную общественно-экономическую программу, однако теперь именно со стороны сложившегося сообщества верующих ученых… государственное руководство может ожидать альтернативу разрушительной либерально-рыночной доктрине и одновременно имеющей ряд пороков и потерявшей политическое значение доктрине коммунистической, взяв у последней все самое лучшее, что было достигнуто с ее помощью в советское время. Не существует более глубокого и фундаментального разоблачителя и критика капитализма, глобализма, либерализма, чем Православная Церковь в лице образованного (а также охранительного и неравнодушного) священства и ученых мирян. Одновременно практически все яростные либеральные критики экономической доктрины главы государства, “белорусской экономической модели” (до ее рыночного перерождения) являются лицами, враждебными по отношению к Православной Церкви» (или сторонниками ее обновленческого реформирования).

В-четвертых, это «защита единства народностей, произошедших из единого народа Киевской Руси и составляющих триединый русский народ», которой было посвящено особое объемное исследование: «Обличая зло, Церковь призвана возвещать о том, что все, кто поддерживают и способствуют подрыву единства российского и белорусского (а также украинского и иных близких им) государств, препятствуют их сближению и объединению, служат злу. Церковь учит и призвана неотступно учить о том, что, несмотря ни на какие политические границы, в духовном плане единство Руси как Святой Руси священно и нерушимо… Безусловным законом для православных является сохранение и укрепление нерушимого единства Русской Православной Церкви, частью которой является Белорусский Экзархат.

В свою очередь, заметим, все убежденные сторонники насильственного свержения государственной власти в Белоруссии являются одновременно твердыми и яростными ненавистниками Православной Церкви (а также автокефалистами и филоуниатами) и единства народов одного русского корня (включая политическое) и – наоборот (пока еще). “Пророссийские православные революционеры” – это невероятная и не имеющая никаких исторических предтеч и аналогов фантазия (просто оксюморон), которую, однако, всячески пытаются распространить и внедрить в общественное сознание (вплоть до главы государства) настоящие прозападные либерально-националистические революционеры и их подельники внутри государственного аппарата.

Одновременно Церковь призвана проводить планомерное историческое просвещение народа на основе исторической правды, твердо обличая польско-литвинскую лживую мифологию, при помощи которой белорусам пытаются навязать антинародную шляхетско-католическую идеологию (и историческое самосознание), против которой изначально выступал глава белорусского государства.

Церковь должна проповедовать истину о том, что господство польско-католической элиты (католического клира, магнатов, панов-шляхты) было установлено в результате польской экспансии на Восток под водительством Ватикана (и вероотступничества и предательства своих соотечественников значительной частью местной знати, часть нынешних преемников которой посягают на повторение их “подвига”); что соответствующий исторический период был временем польско-католической оккупации и мучительных страданий Белой Руси, наконец, что у нынешних сторонников возрождения польско-католической шляхетской культуры в Белоруссии в лице оппозиции и их сторонников внутри власти (которым в последние годы многого удалось достичь), а также их покровителей за рубежом, стоит прямая задача мягкой и жесткой силой вернуть время того господства».

Здесь же выводится и готовая емкая формула главного вопроса, с которым обращается государственная власть (лично президент), в том числе, к Церкви, и над решением которого безуспешно бьются многочисленные умы светской гуманитарной интеллигенции Беларуси: о сердце народной (национальной) идеологии – о народной (национальной) идее. А она уже давно известна тысячелетнему Русскому миру – святость и нравственная добродетель на пути к ней, что тождественно всестороннему всенародному служению Богу! Не призвана ли Церковь громко заявить об этом, указав на призвание Белой Руси и в непростых отношениях с Российской Федерацией?! Это призвание – не в «суверенном спасении» от России в «многовекторности», ведущей в лапы к Западу, а именно в «русскости со знаком качества» – в утверждении христианской добродетельности и основанном на нем государственно-народном творчестве во всех областях жизни?!

Наконец, в-пятых, – вопрос, к которому заблудившиеся в отвлеченном богословствовании выпускники духовных академий, именитые доктора богословия, относятся очень легковесно. Это «система личной идентификации», приближающая губящую душу на земле и в вечности «печать антихриста», которая будет вводиться именно под предлогом комфорта, «мира и безопасности» (1 Фес.5:3): «использование личных идентификационных номеров, штрихкодирования, вкупе с навязыванием систем микрочипирования и биометрики (притом интегрированных в одну макросистему), вступает в полное противоречие с христианской совестью и в целом грубо попирает христианские первоначала, при этом являясь избыточным для целей государственного учета и распознавания по отношению к полным именам, номерам паспортов и иных документов. Знатокам природы и технологии указанных методов идентификации известно об откровенно сатанинском их происхождении со стороны западных транснациональных элит, об угрозе духовному состоянию и безопасности граждан государства и в целом самому государству, которое внедряет данные методы». Как неоднократно говорилось ранее, именно приближающееся (но пока чудесным образом постоянно откладываемое) плановое введение электронно-биометрических единых документов в Беларуси и России, наряду с ритуальным цареубийством «Матильдой» и, добавим, внутриутробными детоубийствами (абортами), к которым с безразличием отнеслись и относятся светские и даже частично церковные власти, ускоренно приближают страшные потрясения для Церкви (уже идущие на Украине) и катастрофу для государства (уже произошедшую на Украине).

***

Обозначив государственный и, уж точно, народный запрос к Церкви на нахождение национальной идеи и выработку государственной идеологии, указав на острые, злободневные вопросы, а также на главные направления общественного служения Церкви, одновременно ведущие и к утверждению данной идеологии, теперь более подробно остановимся на тех общих и особенных направлениях служения Церкви (которые, напомним, требуют и соответствующих кадров, способных всем сердцем возревновать об этом служении), имеющих решающее значение для утверждения православной идеологии как духоводящей основы жизни белорусского народа и его государства. И многие из которых буквально напрашиваются текущими обстоятельствами – то есть, самими Божьими указаниями.

Ряд из таких мы во множестве привели в аналитическом цикле «Борьба патриотических и либерально-прозападных сил в Белоруссии: в государственно-общественной сфере больше просвета, чем в церковной». Впрочем, в каждой из частей (аналитических циклах) общего исследования «Стратегии разрушительных сил в Белоруссии: от “десоветизации” к дерусификации, дебелорусизации и дехристианизации» – по вопросам семьи и семейных ценностей, половой нравственности и медицинских технологий, народного хозяйства, историческо-народного самосознания и художественной культуры и инфраструктуры досуга – мы так или иначе отсылали к Церкви как к единственной в Белоруссии силе, которая могла бы противостоять натиску антихристианского воинства и, напротив, предлагать свой образ личного и народного бытия на основе Божьей Истины. В целом же следует твердо заявить: при всей нелинейности общественных процессов дело в Беларуси поступательно идет к неминуемой украинизации (либертаризации и псевдонационализации) сознания белорусов (особенно молодежи) и революции. А Александр Лукашенко и его аппарат (в его некомпрадорской части) почти не контролируют идеологический процесс – причем как содержательно, так и технологически (в условиях всепроникновения почти неуправляемого Интернета). В этих условиях Церковь оказывается, как никогда, единственной силой, способной противостоять сползанию в пропасть. Единственной!

Пойдем по порядку.

Помимо и наряду с решением критических вопросов (в частности, кадровых и общестратегических) в своем внутреннем устройстве и управлении, белорусскому церковному руководству необходимо озаботиться здоровым и открытым проникновением во все доступные области общественной жизни для их духовного просвещения, преображения и, в итоге, воцерковления. Этому в общем-то служит система синодальных и епархиальных органов-министерств (отделов и комиссий). Но этого недостаточно, ибо Церковь – это не бюрократическая вертикаль по делам морали! Необходимо проведение этого проникновения на началах соборности в виде создания православных профессиональных союзов (ассоциаций): педагогов, врачей, ученых, психологов, юристов, экономистов, офицеров, архитекторов и иных деятелей художественной культуры, народных депутатов и прочих. Которых – верующих и расположенных к Православию – ныне в Белоруссии весьма немало, но которые крайне разрознены – и организационно, и идейно. Разрознены – в отличие от противоположной, вражеской стороны, которая, напротив, как особенно ярко показывают события, в частности, вокруг строительства храмов (как в Белоруссии, так и в России), будучи «активным меньшинством, диктует свои условия добродушному, но разобщенному большинству». Причем безнаказанность их откровенного хулиганства (как, например, и в деятельности оппозиционных СМИ) воспринимается самими революционерами-западниками не как смирение и «долготерпение», а как слабость и православных патриотов, и государственной власти. Более того, это и правда – слабость православных патриотов, слабость местной Церкви! Наконец, именно как слабость самой Церкви как таковой (а не как законопослушность) воспринимается это и самими чиновниками, идущими отсюда на поводу у храмоборцев, нашенивцев, тутбаевцев и иже с ними.

Но именно Церковь и может, и обязана соединить, сплотить, образовать православно-патриотическое сообщество в Белоруссии. Робким и долгожданным примером одного из таких союзов (пусть и не профессионального) стало учреждение в минувшем апреле Республиканского общественного объединения «Белорусский союз православных женщин» ни много ни мало «с целью активного участия православных женщин в духовно-нравственной, общественно-политической, образовательной, социально-экономической и культурной жизни страны». А ведь православные женщины (особенно зрелого и пожилого возраста) – это демографическая основа и целая незадействованная армия (с кипучей энергией) современной Церкви! Неплохо было бы уже также постепенно переходить и к созданию «Белорусского союза православных мужчин».

Православные профессиональные объединения позволили бы: а) вырабатывать ту самую православную идеологию и ее реализацию в конкретных отраслях с учетом их особенных задач, проблем и угроз, своего профессионального опыта; б) продвигать общими усилиями данную идеологию в обществе в целом и, в частности, на своих трудовых местах (на которых добросовестные люди ныне теряются без опоры, угнетаются), в том числе в отношениях с чиновниками – в частности, делая совместные громкие заявления и обращения к властям и народу по существенным вопросам общественной жизни; в) привлекать внимание к православной идеологии в целом (и в частных профессиональных областях), которая обща всем союзам, к ознакомлению с ее положениями; г) двигаться к созданию межотраслевого союза, объединяющего отдельные союзы (ассоциации) и позволяющего православным союзам разного профиля приходить по важным вопросам на помощь друг другу, – союзу, который бы созидался в единую сплоченную православно-патриотическую соборную силу (Союз), голос которой в утверждении православной идеологии христианских ценностей был бы силен. Прочность этой силы обеспечивала бы благодать Святого Духа и особый строй с безусловным авторитетом не только и не столько отдельных ярких личностей, а святоотеческого учения и авторитета опытных духовных лиц. Собственно, такова и должна быть Сама святая соборная апостольская Церковь как таковая. Только для этого ряд высокопоставленных пастырей (и особенно чиновники Экзархата и епархий) должны не чахнуть над «своими уделами», но смело выходить за пределы «междусобойчика», доверять инициативным мирянам и своим собратьям-пастырям, более того, поощрять их инициативы, побуждать к ним (одновременно духовно соблюдая).

Наконец, данные союзы позволили бы: д) организовывать и проводить по-настоящему серьезные и профессионально представительные церковно-государственно-общественные мероприятия по областям общественной жизни и важным темам. Здесь вспоминается, как к ужасу прозападных неофашистов «в Академии наук Беларуси и БГУ высадился десант российских черносотенцев…на проходившую организованную пророссийскими организациями конференцию “Мировой лад – противовес мировому господству”» , собравшей в Президиуме НАН Беларуси таких грандов, как Сергей Бабурин, Олег Платонов, белорусских академиков П.Г.Никитенко, Е.М.Бабосова, член-корреспондентов П.Водопьянова, В.Ростовцева, заместителя председателя Президиума НАН Беларуси С.Чижика, экс-генпрокурора Г.Василевича, западноруссистов И.Зеленковского, Д.Гронского, А.Бендина и иных. Звучали темы «создания Руси, куда войдут Беларусь и Россия, а также возвращения Украины в лоно Русского мира Будущей Руси», масонства и иллюминатства, нового Хазарского каганата, Святой Руси, «американизации культурных связей и отрыва национальных экономик, увядания суверенитетов и культур», «нравственной обусловленности здоровья», «лингвистических диверсий», «Русского мира», «Русского Лада», «Борьбы с экспансией Запада», «Опыта правления Ивана Грозного в современных условиях», «Русской цивилизации как фундамента белорусского пути развития», «Третьего Рима» (пусть ученых корифеев порой и несколько заносило в метафизическое вольнодумство). Где в это время была Церковь?! Ведомая известными лицами, она продолжала заниматься «аполитичностью», правда, забывая о ней во время визитов с поздравлениями в американское посольство или на трибуну митинга в честь 100-летия БНР.

Но и создание профильных православных союзов и даже единого православно-патриотического гражданского союза не исчерпывает чаемой методологии духовного просвещения и идеологического вооружения белорусского государства. Необходимо выстраивать саму церковно-государственную симфонию. Наряду с развитием уже имеющихся договоров и планов сотрудничества это предполагает создание советов (комиссий) отраслевых православных союзов при соответствующих органах власти – и, прежде всего, при Администрации Президента и обеих Палатах Национального собрания и их комиссиях. Тем более, со стороны светских органов власти уже звучали косвенные призывы к сему (а от Президента – прямые). Начинать же можно и нужно со вхождения представителей Церкви (как священников, так и мирян) в уже существующие или создаваемые советы (комиссии). Прежде всего, это касается тех советов (комиссий), который имеют непосредственное отношение к вопросам духовности и нравственности. Началом и венцом данного строительства должен стать Совет по нравственности, даже в последние лихие годы одобряемый главой государства. Нелишним здесь будет напомнить и то, что идейные высокопоставленные иереи-либералы воспринимают «режим Лукашенко», а часто и государство как таковое, как «чуждые Церкви» (а то и враждебные), а потому, саму мысль о таком сотрудничестве (и саму идею церковно-государственной симфонии) – дикой и неуместной.

Прекрасным примером возможности для указанного церковно-государственного сотрудничества (из которого и выстраивается симфония, а также духовно ограняется государственная идеология) может служить созданный в Белоруссии по инициативе самого А.Г.Лукашенко «Белорусский институт стратегических исследований» (БИСИ) под руководством силовика, «главы информационно-аналитического управления государственного секретариата Совета Безопасности Олега Макарова»: «Белорусский институт стратегических исследований создается “в целях информационно-аналитического обеспечения деятельности государственных органов по стратегическим направлениям внешней и внутренней политики”. В центре внимания этого научно-исследовательского учреждения будет проведение научных исследований, изучение тенденций развития международных, общественно-политических и социально-экономических процессов, исследование рисков и вызовов в информационной сфере. Белорусский институт стратегических исследований займется выработкой рекомендаций, направленных на совершенствование государственной политики в различных сферах, примет участие в согласовании разрабатываемых государственными органами документов стратегического планирования (доктрины, стратегии, концепции). Для проведения аналитических исследований по стратегическим вопросам устойчивого развития Республики Беларусь планируется привлекать ведущих экспертов в сфере внешней и внутренней политики, информационных технологий, национальной безопасности. Более углубленному изучению рассматриваемых вопросов будет способствовать тесное сотрудничество института стратегических исследований с государственными органами, международными организациями, отечественными и зарубежными аналитическими центрами (“фабриками мысли”)».

Нужно ли говорить о том, каких прорывов Церковь могла бы достичь в своей державной миссии (в том числе, деле духовного укрепления самого государства), установив тесное сотрудничество с этим мозговым центром Администрации Президента, в том числе, не позволив среди «международных организаций и зарубежных аналитических центров» оказаться вездесущим щупальцам Госдепа и Ватикана! Причем именно БИСИ будет принадлежать одна из ключевых ролей в идейном руководстве исполнением принятой буквально в те же дни Концепции информационной безопасности. Руководитель БИСИ Макаров, как видно, явно не симпатизирующий либералам-западникам, сам же и указывает, что «вызовов в информационной сфере много, они исходят из разных источников… Мы знаем, что существует негативный контент, который воздействует на психику молодежи, разрушает ее и так далее. Существует контент, связанный с экстремистской деятельностью. И так далее. На самом деле это не задача Института – отслеживать риски и вызовы. Скорее – анализировать информационное пространство и выявлять риски, которые появляются. Наш Институт – в чистом виде аналитическая структура».

В своей поясняющей к Концепции статье директор БИСИ совместно с высшими чиновниками Совбеза прямо пишет: «Вообще юридические нормы в информационной сфере, в том числе в области информатизации и информационной безопасности, уже образуют самостоятельную отрасль права в Республике Беларусь. Однако в силу недостаточной сформированности философско-ценностной платформы пока не просматривается общая и устойчивая структура этой отрасли, которая позволяла бы динамично, без ошибок, повторов и пробелов создавать национальное законодательство на основе общих выработанных взглядов. Как представляется, принятие концептуальных установок будет во многом способствовать решению и этой задачи… Не исключено, что придет время воспользоваться зарубежной практикой о введении правовых запретов на распространение информации, прямо посягающей на основополагающие идейные [подразумевается, идеологические] государственные ценности (в странах Балтии запрещается пропагандировать коммунизм, в Германии – нацизм, в Украине – советскую символику, в России – реабилитировать нацизм и т. д.)».

Но кто, если не Церковь, знает об этих скрытых «рисках», угрозах, подкопах, диверсиях, имеет «философско-ценностную платформу», разбирается в «основополагающих идейных государственных ценностях» и способна помочь осознать их стратегам государственной безопасности, чтобы потом рядовые специалисты выявляли их в пространстве слова и символов, на улице и в интернете?!

Тем более что белорусские православные общественники уже давным-давно и неоднократно выступали с предложением внесения в Концепцию национальной безопасности раздела об информационной и даже духовно-нравственной безопасности (которая была бы особенно уместна и в новой Концепции), но, увы, как и водится в последнее десятилетие, они были проигнорированы церковными вельможами. Принятая же Концепция информационной безопасности, в которой «отражены современные вызовы и угрозы, которые формируются в информационной сфере и представляют опасность для конституционных основ и жизнедеятельности государств: манипулирование массовым сознанием, дискредитация идеалов и ценностей, размывание национального суверенитета, неустойчивость информационной инфраструктуры и другие», является мечом обоюдоострым, последствия применения которого будут полностью зависеть от того, в чьих руках он окажется!

Так, сам Александр Лукашенко смотрит на Концепцию, в первую очередь (но не только), сквозь призму угроз своей личной власти, которую он стал безосновательно видеть и с Востока: «Необходимо более внимательно подходить к защите главных конституционных основ общества, прежде всего связанных с государственным суверенитетом. Мы видим, как информационными потоками размывается национальный менталитет, самобытность стран и народов. Существенно меняются социальные связи человека, стиль мышления, способы общения, восприятие действительности. Всему этому следует противопоставить принципы гуманизма и справедливости, приоритеты крепких семейных отношений и здорового образа жизни». В то же время государственный секретарь Совета безопасности Беларуси Станислав Зась, готовящийся стать председателем ОДКБ, «видит необходимость в принятии отдельной программы по сохранению традиционных ценностей и устоев белорусского общества» (по сути, Концепции духовно-нравственной безопасности), и сообщил, что именно «это предлагается считать одним из главных объектов для защиты в информационном пространстве».

Не менее обоюдоостра и часть Концепции, «призванную защитить белорусскую историю от фальсификаций, а самих белорусов укрепить как нацию», которую ожидаемо выделяет председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей Игорь Марзалюк: «Без исторической политики невозможно нормальное поступательное создание страны. Государство проводит целенаправленную национальную историческую политику, укрепляет и распространяет белорусскую национальную концепцию истории и транслирует ее не только внутри Беларуси, но и за ее пределами… Историческая политика – это один из важнейших приоритетов, конструкция, без которой невозможна белорусская национальная государственность, идентичность, развитие нации и государства… Сегодня в блогосфере так называемые независимые эксперты нередко стремятся палачей белорусского народа сделать героями, а факты, которые всегда воспринимались как позор, обелить. И, наоборот, людей, которые отдали жизнь за свою страну, показать предателями. Этому мы и должны противостоять».

И если эта «историческая политика» будет основана на правде, а под «белорусской нацией» будет пониматься самобытная северо-западная часть, ветвь триединого русского народа с православной византийско-восточнославянской идентичностью, венчаемая белорусскими святыми, – это одно; но если эта «историческая политика» будет основана на мифологизациях в угоду «самостийным» интересам известной части чиновников и интеллигенции, а под «белорусской нацией» будет пониматься «самородная беларуско-литвинская этноцивилизация» с униатско-неоязыческой «межконфессиональной» и «толерантной» духовностью и признаками польско-кресовой идентичности, предводительствуемая шляхтой и хлопоманской интеллигенцией, – это совершенно иное (бывший член БНФ И.Марзалюк и сам-то доселе не определился)! Нет никакого сомнения, что олигархия Запада с их местными пособниками сделает всё, чтобы победила вторая версия, а «традиционными ценностями и устоями белорусов» внезапно оказался «древнеславянский» языческий блуд от огнепоклонства до полигамии, а также шляхетские карнавалы с тевтонскими рыцарскими турнирами. Может ли здесь Церковь позволить себе по-прежнему держать глаза закрытыми, а рот завязанным?!

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Пантелеимон Филиппович:
Призвание Церкви в государстве Белой Руси. Часть 4
Государственное охранительство, социологические и правовые основания миссионерства в государстве.
13.12.2019
Призвание Церкви в государстве Белой Руси
Крест обличения зла и ереси, духовная экспертиза и соборные воззвания
23.11.2019
Все статьи автора